18 июня 2021, 7:40 Читати українською

Руслан Магомедов: «Хотим, чтоб в Украине торговались акции компаний из S&P 500»

Назначенный несколько месяцев тому на должность главы Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку Руслан Магомедов уже успел сделать несколько громких заявлений. В частности, предложил провести IPO государственных компаний. В его планах — реанимировать отечественный фондовый рынок и выстроить его работу по современным стандартам.

«Минфин» поговорил с Русланом Магомедовым о том, когда в Украине можно будет купить S&P 500 и приобретать акции украинских компаний в мобильном приложении.

Как будет запускаться отечественный фондовый рынок

Одна из ключевых задач любого главы НКЦБФР — создать условия для запуска и работы полноценного фондового рынка. Почему, по вашему мнению, в Украине он так и не появился?

Некоторым моим предшественникам доводилось возглавлять Комиссию во время мировых кризисов и, конечно, это было не лучшее время, чтобы стартовать с запуском рынка, который долгое время находился в спящем режиме.

В данный момент ни одна биржа в Украине полноценно не работает. Мы потеряли практически всех эмитентов акций. Ведь после кризиса 2008 года и событий на Востоке страны многие предприятия-эмитенты перестали работать. Соответственно, их акции ничего не стоят. На сегодняшний день на фондовом рынке торгуется только госдолг.

Сейчас нехватку инструментов для инвестирования испытывают страховые компании и пенсионные фонды, которые фактически могут размещать деньги только на депозитах и в ОВГЗ.

На какие маркеры будете ориентироваться сами?

Моя основная задача — сделать реальные шаги и ввести инструменты для создания рынка. Я люблю, когда результаты можно измерить: как изменится количество эмитентов, объем торгов, количество участников на рынке, количество клиентов у этих участников. Сейчас в полной мере не работает ни одна розничная биржа. Если будет хоть одна, я это уже буду считать достижением.

В то же время сразу скажу, что регулятор не может строить рынок или говорить, каким он должен быть. Регулятор может только сделать условия, чтобы рынок развивался, или наоборот — закрутить гайки.

Есть ли у вас количественные ориентиры, например, вот во столько-то раз увеличить объем торгов на фондовом рынке?

Сейчас объем торговли на фондовом рынке — это практически тоже самое, что и объем торговли на нем ОВГЗ. Все остальное — около нуля. Поэтому фактически нам нужно будет расти от нуля.

Какие получатся объемы — невозможно прогнозировать. В первую очередь, у нас должен появится хотя бы один большой эмитент. Недавно размещение провел футбольный клуб Верес, но это очень нишевая история, там изначально был ограниченный круг потенциальных инвесторов.

А нам нужен эмитент, который был бы интересен и понятен широкому кругу инвесторов. Лично я хотел бы, чтобы это был какой-то из госбанков. Такой эмитент мог бы появиться благодаря «народному IPO». То есть благодаря выходу на фондовый рынок государственной компании.

Также важно, чтобы те эмитенты, которые выходят на рынок, чувствовали целесообразность размещения, чтобы им это было выгодно. Те компании, акции которых сейчас представлены на рынке, фактически не видят в этом никакого смысла. Для них это обязаловка, которая осталась после приватизации.

О «народных IPO» и приватизации Приватбанка

Вы говорите, что «народные IPO» дадут толчок развитию фондового рынка. А в чем выгода от такого варианта первичного размещения для эмитента, госпредприятий и государства?

Капитализация компании считается такой, как ее оценивает рынок, на котором торгуются акции. В Украине так оценить компанию невозможно. Если же мы проведем «народное IPO», будем знать рыночную цену госкомпании.

Для начала лучше вывести на рынок небольшой пакет акций, ведь мы не знаем к какому объему акций рынок готов. Но, продав даже небольшой пакет, мы сформируем оценку компании.

Компания может быть оценена инвесторами даже выше, чем ее балансовая стоимость, таких примеров на мировых рынках множество. Даже убыточная компания благодаря перспективам роста может оцениваться в миллиарды. Здесь будет то же самое.

Учитывая, что на рынке сейчас не так много инструментов, скорее всего, мы получим хороший финансовый мультипликатор к текущим показателям.

Если государство будет оперировать акциями предприятия, оно сможет понимать, как рынок прогнозирует его будущее.

То есть если правительство решит продать Приватбанк, то может вначале вывести на фондовый рынок 1% его акций и, исходя из оценки, выставить свою цену покупателю крупного пакета.

В целом да, но я бы начинал не с 1, а с 5−6%. Для того, чтобы инвесторы не опасались сквиз-аута, то есть принудительного выкупа акций. Стоит ли выводить еще больший объем акций, сейчас трудно сказать. Нужно прощупать рынок, определить какой спрос.

Читайте также: Доходность до 50−70%. Как в Украине будут проводить «народные» IPO

После первого же «народного IPO» мы уже сможем понять объемы рынка, узнать, как он реагирует на новые активы. Сейчас фондовый рынок — как трубопровод, по которому уже много лет не текла вода. Нужно посмотреть не проржавели ли трубы, работает ли запорная арматура.

Нацкомиссия уже обсуждала идею IPO госпредприятий с правительством?

Эта идея уже проговаривалась и в Кабмине, и не только там. Но она еще на очень ранней стадии. Скажу так: идея была озвучена и не вызвала возражений. Предложение заинтересовало тех, кто его услышал, и, я надеюсь, что его рассмотрение будет оперативным.

Есть список госпредприятий, которые могли бы провести IPO?

Нет. Сейчас это только идея, которая будет обсуждаться. Но есть несколько ключевых критериев. Важно, чтобы предприятие было в госсобственности не менее чем на 75%, чтобы избежать недружественных действий со стороны частного акционера. Это предприятие должно быть прибыльным. И оно должно быть понятным. Потому что, если это будет нишевое предприятие, то сложно будет объяснить его особенности инвесторам. Лучше всего продавать то, что уже всем понятно и хорошо известно.

На какой международный опыт в проведении «народных IPO» вы ориентируетесь?

Успешным был опыт Польши. Но не стоит слишком много обращать внимания на то, как такие процессы проходили в других странах. Когда мы пытаемся имплементировать зарубежные практики в Украине, то оказывается, что «дьявол в деталях» и этих деталей настолько много, что от первоначальной модели чьего-то опыта практически ничего не остается.

На практику влияют особенности законодательного поля, восприятия страны, работа судебной и правоохранительной системы, особенности регулятора. В результате мы все равно приходим к украинскому варианту.

Как вернуть на фондовый рынок корпоративные облигации

Одно из перспективных направлений для работы фондового рынка — выпуск корпоративных облигаций. В чем сложности популяризации этого инструмента?

Сейчас нет рынка корпоративных облигаций, есть только единичные выпуски. И нам действительно хотелось бы возродить это направление.

Многие компании уже перешли на международные стандарты финансовой отчетности. Благодаря этому сложнее уклонятся от своих обязательств. Поэтому есть возможность перезагрузить рынок.

Готовы ли для этого, как говорится, немного «отпустить поводья»?

После того, как наш фондовый рынок перестал выполнять основную функцию перераспределения капитала, он превратился в механизм отбеливания средств и проведения «серых» схем. Чтобы прекратить этот процесс, пришлось применять жесткие меры. Можно сказать, полечились антибиотиками и не только убили вредные организмы, но и полезные пострадали. Сейчас нам нужно пропить пробиотики.

Мы уже работаем над тем, чтобы понять, какие моменты нужно поменять, чтобы упростить выпуск облигаций. Но опять же нужно, чтобы иммунитет не ослаб настолько, чтобы мы опять не заразились какой-нибудь гадостью и опять не возродился «схематоз».

А если посмотреть с другой стороны, какие нужны нормы, чтобы компании, которые размещают облигации, выполняли свои обязательства?

Давайте рассмотрим механизм, который используется сейчас, и почему мало кто готов выходить на этот рынок. Компании должны довольно часто предоставлять финансовую отчетность. Она дорогая, ведь готовится внешними аудиторами. Из-за этого возникает высокая административная нагрузка, в таких условиях многим компаниям выгоднее взять кредит в банке.

Читайте также: Корпоративные облигации: реально ли заработать 25% годовых

Поэтому нужно найти разумный баланс сроков аудита. Если его проводить слишком редко — будет «схематоз». Но если анализ проводится с разумной частотой, то можно вовремя увидеть, что показатели компании падают. В этом случае регулятору нужно обратить внимание и задать дополнительные вопросы. Искать эту золотую середину нужно в диалоге с эмитентами.

О законодательных изменениях на фондовом рынке

С 1 июля вступает в силу закон об упрощении привлечения инвестиций и внедрении новых финансовых инструментов. Что ожидаете от этого закона?

Закон фактически открывает новый пласт торговли. Большие изменения будут на фондовом рынке, а также появятся товарные рынки. В синтетическом виде товарные рынки уже были в Украине, когда торговались срочные контракты. Но все это было нишевое и не взлетело. Сейчас, благодаря принятию этого закона и его правильной имплементации, мы получим более широкие возможности для действий. Важно, что товарные рынки позволят участникам торгов хеджировать свои риски.

Почему тогда звучали предложения перенести вступление в силу этого закона еще на полгода?

Закон очень масштабный и, естественно, затрагивает интересы большого количества участников.

Мы пообщались по этому поводу с участниками рынка. Как всегда в таких случаях, мнения разделились. Часть выступала за отсрочку, но нашлось довольно большое количество активных участников рынка, которые выступили за то, чтобы не откладывать новые нормы. Поэтому мы решили — сейчас внести изменения в те нормы, где видели коллизии, и запускать изменения уже с 1 июля.

Я считаю, что особых проблем с переходом к новым нормам быть не должно. Перелицензирование брокерских фирм в инвестфирмы будет проходить фактически автоматом. Жестких штрафов закон не предусматривает. Но если компаниям по каким-то причинам будет сложно работать, мы будем рассматривать каждый такой кейс отдельно и решать, какие необходимо внести изменения в подзаконные акты.

О привлечении инвесторов и диджитализации сервисов

Фондовый рынок будет оставаться мертвым без инвесторов. Будет ли Комиссия поддерживать снижение налога на прибыль от продажи акций, на дивидендные доходы, чтобы наш рынок стал интересен инвесторам?

Как показывает международный опыт, снижение налогов действительно стимулирует приход инвесторов. Но главная проблема в том, что у нас фактически некуда стимулировать приход инвесторов — нет активов, которые могут их заинтересовать.

Сейчас снижать налоги — это тоже самое, что устраивать акцию в магазине, когда на полках еще нет товаров. Поэтому не уверен, что сейчас нам нужно устраивать «рекламу», снижая ставки налогов. Это вопрос более отдаленной перспективы.

А что актуально в ближайшей перспективе?

Сейчас нужно сосредоточится, например, на внедрении интернет-торговли. Мы приняли правки к положению о финансовом мониторинге, которые позволяют нашим профучастникам открывать клиентам счета дистанционно без необходимости появляться в офисе компании. Это действительно прорыв, ведь в условиях карантина, локдаунов многие люди просто не могли приехать в компании, чтобы открыть счет.

Но хотя норму, которая ограничивала удаленное открытие счета мы убрали, еще никто не начал использовать эту возможность на практике. Я жду, когда такой сервис предоставит своим клиентам первый участник рынка и сколько потом компаний за ним это повторит.

Очевидно, тема диджитализации вам особенно близка…

Я сам, когда работал в бизнесе, занимался продвижением фондового рынка в массы с помощью диджитализации. Еще в 2010 году гражданин Украины мог купить акции украинских компаний с помощью смартфона. Тогда это был прорыв. Наша проблема была в том, что мы сделали онлайн-магазин, но на полках ничего не было.

Мне бы хотелось, чтобы сейчас это онлайн-направление возродилось и участники максимально диджитализировались.

Почему тогда компании, несмотря на «зеленый» свет со стороны Комиссии, не спешат развивать онлайн-направление?

Каждый, кто делает инновации, берет на себя большой риск. В банковской сфере проще развивать онлайн-обслуживание, ведь на него большой спрос. Здесь же неизвестно, сколько удастся привлечь клиентов.

Если банк выразит желание торговать ценными бумагами через свое приложение, надо ли ему для этого проходить дополнительные процедуры, получать новые лицензии?

Банку действительно нужно получить лицензию для торговли ценными бумагами. Но в целом у банков, по сравнению с брокерскими компаниями, есть преимущество, ведь они уже давно могут дистанционно привлекать клиентов и давно наладили этот процесс. Поэтому я очень надеюсь, что какой-то из наших необанков либо большой банк с технологичным приложением выйдет на этот рынок.

Когда в Украине можно будет купить S&P 500

Весной на украинских биржах началась торговля акциями нескольких американских компаний. В частности, Microsoft, Facebook, Tesla. Есть ли у вас в планах упрощения регистрации акций иностранных компаний?

Появление таких компаний на фондовом рынке — это еще один способ дать толчок его развитию. Это способ показать, что «на полках» есть товары зарубежных производителей. Кроме того, это хороший инструмент, чтобы продемонстрировать, что такое фондовый рынок в его классическом понимании.

Мы действительно хотим упростить допуск ценных бумаг, которые обращаются на мировых рынках. Мы постараемся, чтобы были приняты все необходимые для этого законодательные нормы. Но важно, чтобы появился кто-то, кто готов взять на себя предпринимательский риск ввода этих акций на рынок.

То есть новые правила позволят все акции, которые торгуются, скажем, на Nasdaq, автоматически ввести для торговли в Украине?

Приблизительно этим мы и занимаемся. Только речь не идет обо всех акциях, ведь на Nasdaq тоже торгуются очень разные компании. Но вот для акций компаний, которые входят, например, в S&P 500, процедура должна быть упрощена, а бумажная волокита сведена к минимуму.

Читайте также: Как купить акции Apple и Tesla в Украине

Что нам проверять? Не является ли Apple схемной компанией? Мой принцип работы — это целесообразность, а бюрократию, которая ни к чему не приводит, нужно убирать. Тем более, что большая бюрократия и бумажная работа непосредственно влияют на стоимость выведения акций на рынок и, соответственно, стоимость финансовых услуг для клиентов.

Что мешает появлению на нашем рынке акций Эпицентра, Розетки и Новой почты

С Apple все понятно. А как быть с нашими компаниями и прозрачностью их работы? У нас, например, крупные акционеры могут богатеть, а компания при этом формально будет убыточной, акции будут дешеветь. Какой тогда смысл вкладываться в бумаги? Возможно ли эффективно контролировать прозрачность работы компаний, которые выходят на фондовый рынок?

Для этого нужны стандарты финансовой отчетности, о которых мы уже говорили. Они позволяют увидеть, когда мажоритарий начинает играться с балансом, чтобы не платить миноритариям их долю прибыли.

Также нужно внедрять хорошо известные практики корпоративного управления, когда работают независимые набсоветы, отстаивающие интересы всех инвесторов. Нет смысла изобретать велосипед. Все эти проблемы проходили и развитые финансовые рынки и там точно также мажоритарий хотел соблюдать свои интересы.

Во всем мире первичное размещение перспективных компаний вызывает у инвесторов повышенный интерес. Очевидно, и Украина не будет исключением. А есть ли интерес у самих частных компаний привлекать капитал на фондовом рынке или проще все-таки брать кредиты?

Когда свое IPO провел футбольный клуб Верес, ко мне было очень много обращений со от средних и небольших компаний. Они интересовались, как им тоже выйти на рынок.

Все столкнулись с двумя проблемами. Первая — сложная процедура IPO, которую мы сейчас хотим упростить. Вторая — многие мелкие и средние предприятия работают на упрощенной системе налогообложения, имеют непрозрачную структуру собственности. Для них фондовый рынок недоступен. Чтобы выйти на него, для начала нужно изменить форму собственности — частное предприятие сменить на в ТОВ, потом на акционерное общество. Но если им придется платить налоги на общей системе, их бизнес станет убыточным.

У потенциальных эмитентов могут быть и другие опасения. Те, кто уверен, что у них сейчас хорошая капитализация по балансу, боятся, что если проведут IPO, она может снизиться. Есть опасения, что придется заплатить за процедуру выхода на рынок, а покупателей на акции будет немного.

Читайте также: Верес против Брюгге: почему IPO нашей команды будет более удачным, чем у бельгийцев

Поэтому здесь вопрос очередности. Должен появиться рынок, люди, которые умеют покупать и продавать, инвестконсультанты. Тогда, по крайней мере, будет у кого спросить, какой ожидается спрос на акции условной Розетки, Новой Пошты, или Эпицентра.

Как государство защищает тех, кто инвестирует в иностранный фондовый рынок

Сейчас украинцы имеют возможность торговать на зарубежных фондовых рынках через международных брокеров. Регулирует ли НКЦБФР и каким образом их деятельность?

Деятельность этих брокеров не регулируется, потому что инвестирование происходит за рубеж. Человек, который принимает решение инвестировать за рубеж, должен понимать, что он действует в правовом поле другой страны.

То есть, если, например, 100 тыс. украинцев торгуют через Interactive Brokers, у вас все равно нет никаких полномочий, чтобы проверить, как работает эта компания?

Да, таких полномочий нет. Чтобы они появились, НКЦБФР должна присоединиться к Многостороннему меморандуму IOSCO международного сообщества регуляторов ценных бумаг. Мы к этому стремимся, но пока не является подписантами этого Меморандума.

Когда у нас это получится, сможем реагировать и на то, что происходит за пределами Украины.

В Украине работает большое количество компаний с иностранными лицензиями, которые предоставляют доступ к рынку форекс, бинарным опционам. Некоторые из этих компаний находятся в списке недобросовестных, по мнению Национальной комиссии, но продолжают работать. Почему так происходит?

Это вопрос о полномочиях Комиссии. Некоторые компании должны подпадать под наше регулирование, но не желают получать лицензию. Оно ведут агрессивные рекламные компании и работают до того момента, пока их деятельность не остановят.

Когда появляются такие кейсы, мы пытаемся максимально быстро на них реагировать вместе с силовыми органами.

Недавно СБУ сообщила о том, что заблокировала работу брокера Just2Trade. В чем заключалось правонарушение этого брокера?

Компания осуществляла деятельность по предоставлению доступа к торговле, но не получала лицензию в Украине. Они ссылаются на то, что работают в правовом поле Кипра. Но попробовали бы они открыть офис на Кипре и предлагать там финансовые услуги, имея только украинскую лицензию.

В чем принципиальная разница между деятельностью Just2Trade и, скажем, Exante или Фридом Финанс, которые также предоставляют доступ к торговле на международных рынках через свои компании, зарегистрированные за границей?

Размещение денег у них происходит через банковские счета, которые контролируются Нацбанком. Вы можете перевести деньги на их счет в рамках е-лимита.

Читайте также: Топ-10 брокеров, с помощью которых можно купить акции на иностранных фондовых биржах

В случае же с Just2Trade в Украине просто собирались деньги под непонятно каким предлогом и непонятно куда инвестировались. Это повод для того, чтобы комиссия заинтересовалась такой деятельностью и отреагировала.

Правильно ли я понимаю, что есть международный брокер Just2Trade и если в пределах е-лимита я перевожу деньги на его счет со своей банковской карты, то здесь нет никакого нарушения. Нарушение было в том, как работал офис компании в Украине.

Да, если они будут работать по тому же принципу, что и, скажем, Interactive Brokers, нарушений не будет. Если перевод денег происходит через украинский банк, значит человек уже показал происхождение этих денег.

Но стоит понимать, что стать клиентом такой крупной компании, как Interactive Brokers, может быть непросто из-за того, что иностранные брокеры часто интересуются происхождением денег. Отсюда и появляются такие истории, когда «инвестиционная компания», работающая в Украине без лицензии, готова брать деньги даже в пакетах. Таким компаниям происхождение средств неинтересно.

В вашей декларации, которую вы подавали при назначении на должность, указано, что вы владеете акциями только Украинской Биржи при этом на незначительную сумму в 6 тыс. грн. Почему вы не инвестируете личные средства ни на иностранном, ни на украинском фондовом рынке.

Акции Украинской биржи у меня остались, потому что я фактически стоял у ее истоков. Но я их уже продал, потому что возникал конфликт интересов, поскольку я владел долей в профучастнике фондового рынка.

На иностранных рынках я не хочу инвестировать потому, что хочу развивать рынок здесь. В украинские акции я с удовольствием инвестировал бы, но их сейчас фактически нет на рынке. Все компании, акции, которых сейчас торгуются на рынке, — это не осознанные эмитенты. Для них это не способ привлечения капитала.

Читайте также: Топ-20 лучших книг для начинающих и опытных трейдеров

Я хотел бы возродить этот рынок, чтобы у нас появились участники, которые понимают экономическую природу торговли акциями. И вот тогда, по окончанию моей каденции в Нацкомиссии, я смогу инвестировать на этом рынке.

Автор:
Алексей Писарев
Журналист Алексей Писарев
Пишет на темы: Инвестиции, фондовый рынок, forex, макроэкономика

Комментарии - 12

+
+35
yarg
yarg
18 июня 2021, 11:34
#
В госсобственности сейчас нет ни одного крупного и привлекательного обьекта, который можно вывести на фондовый рынок.
Все частные эмитенты — провели сквиз-аут и выбросили миноритариев «на мороз»
А теперь этот человек говорит о перспективах рынка?
+
+7
Agosto
Agosto
18 июня 2021, 13:24
#
Он и говорит о том, что это надо менять. Вы согласны с тем, что менять надо, потому что сейчас на фондовом рынке Украины средневековье, и инвестировать можно только в западные компании? Сможет ли конкретно он поменять — другой вопрос.
+
0
yarg
yarg
18 июня 2021, 15:25
#
А как это можно поменять?

государство построит с нуля привлекательный обьект — и выставит его на ИПО?
или отожмет у кого-то?

я согласен с тем что это нужно было делать раньше. сейчас время упущено и нечего предаватся пустым мечтам.

Он — ничего поменять не сможет. Просто потому что он инструкции пишет, а не меткомбинаты строит.
+
0
ramgarrot
ramgarrot
18 июня 2021, 15:14
#
Пиз*** не мешки ворочать, посмотрим как на деле будет
+
0
NFH
NFH
18 июня 2021, 18:33
#
Может для начала уберут конские налоги на всё, что связанно с акциями?
+
0
magistralchimi1
magistralchimi1
18 июня 2021, 21:03
#
Какие налоги конские?
+
0
nighthawk357
nighthawk357
18 июня 2021, 20:47
#
«Але не варто занадто багато звертати уваги на те, як такі процеси проходили в інших країнах. Коли ми намагаємося імплементувати закордонні практики в Україні, то виявляється, що „диявол у деталях“ і цих деталей настільки багато, що від первісної моделі чийогось досвіду практично нічого не залишається»

Ну хоч тепер це починають розуміти
+
0
mary27
mary27
18 июня 2021, 23:53
#
Та вже пiздно)
+
+15
mcart
mcart
19 июня 2021, 9:46
#
Apple или Coca-Cola викупають насильно акції у мінорітаріїв по ціні, «як нам подумалось», як викупались акції Укрсоцбанка? Якщо ні, в цьому і відповідь, чи будуть «народні IPO»
+
0
yarg
yarg
19 июня 2021, 9:50
#
Могут выкупать. но не хотят — смысла нет. процедура сквиз-аут — не укранская выдумка
А что бы стоили акции Укрсоца после ликвидации банка? ничего.
+
+15
mcart
mcart
19 июня 2021, 10:11
#
Можуть, але не викупають, тому що втратять довіру потенційних інвесторів. Кому в Україні можна довірити свої кошти, будучи впевненим, що тебе завтра не кинуть через сквіз-аут або виведуть кошти на свої підприємства?
+
0
yarg
yarg
19 июня 2021, 12:52
#
Когда компания выкупает с рынка все свои акции — проводит сквиз-аут, это означает что ей мелкие рыночные инвесторы и их доверие — не нужны.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться