21 января 2020, 7:00 Читати українською

Замминистра юстиции о реформе исполнительной службы, рейдерстве и взыскании долгов

Без судебной реформы Украине не стоит рассчитывать на приток инвестиций и экономический подъем. Но одно дело — получить решение суда, а другое — добиться его выполнения. 

Андрей Гайченко, заместитель Министра юстиции. Одно дело, выиграть в суде, и совсем другое – добиться выполнения судебного решения.

Минюст намерен довести уровень выполнения судебных решений до 70%. На практике это может означать жесткую работу с должниками — по банковским кредитам, коммунальным платежам, алиментам и пр. Аресты банковских счетов с последующим списанием средств могут стать нормой. 

И это не весь список целей министерства, ведь приходится также бороться с рейдерством и «черными» регистраторами, злоупотреблениями частных и государственных судебных  исполнителей, недобросовестными нотариусами. 

О том, что уже удалось сделать и какие изменения только предстоит реализовать, в интервью «Минфину» рассказал заместитель министра юстиции Андрей Гайченко.

О реформе исполнительной службы

Одно дело - выиграть в суде, и совсем другое – добиться выполнения судебного решения. Меняется ли ситуация с исполнением судебных решений, в частности, в делах между должниками и кредиторами?

Ситуация меняется в лучшую сторону. Показатель исполнения судебных решений составляет до 25%. Правительство поставило нам амбициозную задачу – довести этот показатель до 70%. Это выше, чем в Западной Европе. Мы будем стремиться приблизится к этой цели до 2023 года. Я бы считал хорошим результатом выход на средние показатели Западной Европы, а они не превышают 50-60 %.

Проблемы исполнения судебных решений есть не только у нас. Это типичная проблема для всех стран. Мне неизвестно о юрисдикции, в которой выполнялось бы 100% судебных решений. Это связано со многими факторами. Суд принимает решения, руководствуясь одними нормами закона, а другие нормы впоследствии выполнение этого решения блокируют. Например, в Украине есть большое количество действующих мораториев, которые касаются топливно-энергетического комплекса, должников по валютным кредитам и пр. Эти моратории постоянно продлеваются и это негативно сказывается на уровне исполнения судебных решений. Несовершенство законодательства об исполнительной службе также влияет на ситуацию, позволяя должникам находить лазейки и уходить от ответственности.

Ситуация по юрлицам и физлицам отличается?

Если говорить о юридических лицах, то тут самым действенным механизмом является процедура банкротства. Сейчас запущен кодекс, регулирующий эти процессы, и мы возлагаем на него определенные надежды. Кодекс – это большой шаг вперед, но, безусловно, он еще сыроват и будет дорабатываться. Время покажет, насколько он будет эффективен. Некоторые проблемы остаются. Например, у нас нет механизма ограничения выезда за границу бенефициара юридического лица. Можно ограничить выезд только директора предприятия. Но на момент, когда уже идут суды за долги компаний, зачастую их номинальными директорами являются подставные лица, а собственники чувствуют себя прекрасно, отдыхая за границей и пользуясь дорогими авто.

Что касается банкротства физлиц, то я не берусь судить, как этот механизм повлияет на статистику исполнения судебных решений, потому что тут есть много «подводных камней».

Как уровень исполнения судебных решений изменился за последние годы?

Как я уже говорил – сейчас это порядка 25%. И этот показатель за последние годы значительно не менялся. Реальные признаки улучшения мы получим не ранее чем через год, а то и через два года. Это связано с тем, что мы планируем изменить законодательство об исполнительном производстве. Мы хотим выявить большую часть лазеек, которые позволяют должникам уходить от исполнения решений судов. Мы хотим выписать законодательство таким образом, чтобы решение суда все-таки исполнялись.

Взять хотя бы банковский сектор. Не будет нового кредитования, пока невозможно взыскать старые долги. В кредитных ставках 50-60%, а у финкомпаний и 200% годовых, заложены десятки невозвращенных кредитов. То есть когда я прихожу за кредитом, то плачу за себя и за того гражданина, который проживает в залоговой квартире, не выплатив за нее кредит.

Читайте также: Более 1,7 миллиона украинцев находятся в реестре должников

Я искренне соболезную тем людям, которые оказались в трудной ситуации, взяв валютные кредиты. Но справедливо ли то, что мы теперь должны платить за них, получая новые кредиты? И справедливо ли то, что экономика не может сейчас свободно вздохнуть, не имея возможности получить финансирование по нормальным ставкам? И тут мы вплотную подходим к тому, что часть решений судов по кредитным спорам просто невозможно исполнить. Есть мораторий по валютным кредитам. Есть также моратории, касающиеся бизнеса, госпредприятий, топливно-энергетического комплекса. Всего таких мораториев 8.

О частных и государственных исполнителях

С какими проблемами приходиться сталкиваться в процессе создания института частных исполнителей и сколько их уже работает?

За все время существования этого института, а это около 2 лет, в профессию пришло 200 человек в масштабах страны. Я считаю, что это мало. Этому есть очень много объяснений. Тяжело было сдать экзамен, ходили слухи, что эти экзамены сдавались определенным образом. Не хотел бы углубляться в эту тему и комментировать слухи. Мы пошли по пути открытия доступа к профессии. Сейчас могу гарантировать, что экзамены сдаются честно.

Частные исполнители – это отличная инициатива. И это уже работает. Это также стимул для государственной исполнительной службы научится конкурировать, научится не быть закостенелым госучреждением, а понять, что вопрос выживания — это вопрос создания нормальных условий для граждан и компаний.

Частные исполнители работают эффективно, но мы имеем и злоупотребления, и нарушения. Они такие же люди, как и все остальные. Они зарабатывают 10% вознаграждения от взимаемой суммы. Это хороший бизнес. Частные исполнители заинтересованы в том, чтобы взыскать деньги. Что важно, у многих исполнителей нет лимита по суммам, которые они могут взыскивать – это может быть и миллиард и два миллиарда. А это сотни миллионов гривен вознаграждения, верхнего ограничения нет. Я не исключаю, что в таких ситуациях могут быть злоупотребления, особенно, когда исполнитель слишком сильно заинтересован в получении средств. Чтобы этого избежать, работает дисциплинарная комиссия.

Вы говорите, что 200 человек – это мало. Сколько судебных исполнителей нужно Украине?

Опыт других стран показывает, что это зависит от экономической ситуации. Например, если в стране бум кредитования, то и спрос на услуги частных исполнителей для взыскания долгов по судебным тяжбам между заемщиками и кредиторами будет высоким. Рынок сам все отрегулирует.

Вы упомянули о злоупотреблениях исполнителей. Если говорить о госслужбе, то в чем заключаются?

В затягивании процесса исполнения решений. Деньги не взимались, не открывались исполнительные производства, не накладывались аресты на счета и имущество. Это все давало должникам время, в том числе, и на вывод активов.

Мы поставили эту ситуацию на контроль. Не могу сказать, что полностью искоренили такую практику в регионах, но это в планах на ближайшее время. Как минимум, на уровне центрального аппарата, где исполняются судебные решения с самыми большими выплатами, искоренили подобные злоупотребления полностью.

Сколько времени уходит на исполнение решения суда?

Частные исполнители работают быстрее. Но они избирательно относятся к делам и забирают себе наиболее перспективные и менее трудозатратные. Все, что не забирают частные исполнители, идет в госслужбу. Это, в том числе, и дела с участием государственных учреждений или решения о выселениях – все то, чего не могут делать частные исполнители.

У государственных исполнителей действительно больше полномочий, эксклюзивных функций. Например, в делах о выплате алиментов они могут своим постановлением без решения суда ограничивать выезд лиц за рубеж. В то же время, дела о взыскании алиментов, как правило, сложные и добиваться исполнения таких решений приходится долго. Многие люди принципиально не хотят платить, даже если у них есть деньги.

Какой тип производств создает для исполнительной службы наибольшую нагрузку?

С точки зрения количества – это взыскания, хотя отчасти они ушли к частникам. Также это взыскания с госорганов. Отдельную нагрузку создают дела, касающиеся пенсий и алиментов. Есть также категории дел, которых мало, но которые очень трудозатратные. Например, есть всего около 200 дел по установлению режима воспитания ребенка. Это ситуации, когда отец, скажем, три определенных дня в неделю должен видеться с ребенком. Каждый такой день сотрудник исполнительной службы должен ехать с отцом ребенка к матери и контролировать всю процедуру. Таких производств мало, они как правило скандальные, требуют много времени и сил.

Какие новшества планируете внедрять в работе исполнительной службы?

Мы сейчас совместно с НБУ работаем над новым механизмом взыскания. Система будет работать приблизительно так. При открытии любого исполнительного производства, нажатием одной кнопки исполнитель будет рассылать по банковской системе аресты на счета должника. Причем банки будут выставлять на клиентов арест только в рамках взыскиваемой суммы. Условно, если взыскать нужно 500 грн, то все, что превышает эту сумму, останется доступным должнику. Первое уведомление человеку поступает об аресте счета. Он может пойти и сам заплатить долг. Если нет реакции, то деньги будут списаны, как только на счету появится необходимая сумма — например, зарплата или аванс. Это будет хорошо работать в первую очередь на мелких суммах и разгрузит госслужбу.

Читайте также: Банки будут уведомлять исполнителей о счетах должников — НБУ

О работе с конфискатом

Еще одна актуальная проблема – работа с конфискованным подакцизным товаром. Не секрет, что часть такого товара повторно попадала на рынок, создавая риски для потребителей. Как решаете эту проблему?

Моими коллегами был разработан порядок обращения с конфискатом и сейчас он проходит тестирование на практике. Суть заключается в том, чтобы залатать те «дыры», которые позволяли возвращать на рынок контрафактные товары, которые якобы были уничтожены. Дело в том, что эти нарушения допускались фактически за счет «игры на полутонах», нюансах, тонкостях и нестыковках законодательства.

О рейдерах и «черных» регистраторах

Бизнес часто страдает от действий «черных» регистраторов. Инвесторы опасаются, что буквально за ночь их компании могут быть переписаны на других собственников. Как Минюст решает эту проблему? 

Как вы знаете в конце 2019 года был открыт обновленный Антирейдерский офис при Минюсте. Должен сказать, что системное рейдерство, по сути, ушло в прошлое. 80% рейдерских захватов осуществлялось при участии определенной категории лиц — госрегистраторов при коммунальных предприятиях и их представителей. Этот тип регистраторов стал, по сути, инструментом для серых схем по захвату компаний. Ключи всех госрегистраторов при коммунальных предприятиях были заблокированы около месяца тому назад. После этого началась их миграция в сельские советы, при которых они тоже могут работать. Мы не можем оставить село без таких услуг. Люди в селах хотят проводить операции с землей, им нужно регистрировать изменения. Но и в этом случае была проведена работа. Мы систематизировали информацию о количестве жалоб, поступающих в антирейдерскую комиссию, были выявлены регистраторы, которые чаще всего были замечены в незаконных действиях. Мы таких регистраторов отключаем от сети.

Читайте также: Депутаты приняли антирейдерский закон

К тому же мы изменили принципы работы самой Антирейдерской комиссии. Когда мы только пришли в Минюст, комиссия часто возвращала обращения пострадавших по формальным причинам, ссылаясь на нехватку того или иного документа или информации. Сегодня если какого-то документа не хватает, комиссия должна максимум в 5-дневный срок сообщить об этом, чтобы у людей была возможность быстро переподать документы.

Комиссия работает каждый день до позднего вечера, разгребая накопившиеся завалы из жалоб.

Проблема «черных» регистраторов в чем то схожа с проблемой недобросовестных нотариусов.

Есть «черные» регистраторы, есть и нотариусы, этого не избежать полностью. Для нас важно максимально усложнить незаконные действия и сделать так, чтобы уголовное преследование за такие правонарушения было практически неминуемым.

Но как все таки обезопасить инвесторов, собственников бизнеса?

Сегодня система реестров информирует о любом входе в нее по тем объектам, которые вам принадлежат. Есть также идея внедрить двухуровневую систему подтверждения изменений, когда собственник со своей стороны подтверждает изменения в реестре с помощью электронной цифровой подписи. Эта идея сегодня находиться на финальной стадии внедрения.

Ранее Минюст планировал обеспечить рассмотрение наиболее сложных рейдерских кейсов на протяжении 24 часов. Возможно ли это на практике?

В неделю Антирейдерской комиссией рассматривается 130 жалоб. Комиссия работает целыми днями. Чтобы разобраться с тем, что накопилось, нужно около месяца. Когда это будет сделано, не вижу причин, почему дела о рейдерстве не могут быть рассмотрены в течение 24 часов. К сожалению, по моей информации мы до сих пор находим неучтенные жалобы, которые поступили, например, прошлым летом, но так и не были по каким-то причинам рассмотрены комиссией до нашего прихода.

Есть ли какие то планы по повышению требований к регистраторам, повышении порога вхождения в профессию?

Если это будет очень дорого, то регистраторы будут только в городах миллионниках. Нужно идти по пути создания препятствий для проведения незаконных схем. Также нужно вводит работу регистраторов по территориальному принципу. Для этого нужно менять закон. Сегодня регистратор при сельсовете может производить регистрационные действия по всей области. Надо сделать так, чтобы он обслуживал только свой населенный пункт. К тому же, сейчас улучшена авторизация и все действия могут быть проверены. Все эти усложнения уводят от системного рейдерства.

Беседовал Юрий Гусев

Комментарии - 8

+
+36
AleksandrBank
AleksandrBank
21 января 2020, 15:06
#
Отличная статья. Все правильно замминистр говорит. Без решения проблем не будет не инвестиций реальных,не европейских ставок по кредитам. Как и развитие бизнеса внутри Украины тормозят пробелы в судебной и законодательной сфере.
+
0
Sozdatel
Sozdatel
21 января 2020, 18:02
#
Замминистр говорит, пипл хавает, его рейтинг растет.. Прямой, отточенный временем путь на теплое место, поближе к финпотокам)
+
0
mihailtax
mihailtax
22 января 2020, 13:46
#
По сравнению с предидущим министром и его сворой, они что-то делают,  а не способствуют рейдерству за 50К зеленых, как это было при Порохе.
+
0
bonv
bonv
21 января 2020, 18:19
#
І рейдери типу Коломойського лякають інвесторів..
+
0
bonv
bonv
21 января 2020, 18:17
#
Без судової реформи, особливо по ділу Привату та шахрая Коломойського - припливу іноземних інвестицій не буде. Як і співпраці з МВФ та СБ..
+
0
Qwerty1999
Qwerty1999
22 января 2020, 10:51
#
У замминистра не спросили о тюрьмах - вот он и промолчал об инициативах своего министерства...

Министерство юстиции Украины планирует начать распродажу тюрем с поступлением части полученного дохода не в общий бюджет государства, а непосредственно в министерство.
Об этом заявил министр юстиции Украины Денис Малюська в эфире программы «Завтрак с 1+1».
«Учитывая, что у нас больше тюрем, чем нам пока нужно, существенно больше, мы вполне можем начать их распродажу. Если мы договоримся о механизме, чтобы эти средства не шли в общий фонд бюджета, а каким-то образом аккумулировались, чтобы часть хотя можно было бы потратить на улучшение инфраструктур», – заявил Малюська.
+
0
Sozdatel
Sozdatel
23 января 2020, 16:48
#
У нас аккомуляция это когда вначале у тебя было 2 этажа у дачи, а в конце - все 3 или даже 4)
+
0
Doomhunter
Doomhunter
23 января 2020, 16:25
#
Незнаю чи хто звернув увагу але деякі висловлювання були не компетентними, а саме: «Також це стягнення з держорганів» Альо виконавча служба не виконує рішення про стягнення з державних органів.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
Реклама