19 июля 2019, 11:00 Читати українською

Закон о финансовой реструктуризации: не панацея, но сильный стимул

С начала действия закона о финансовой реструктуризации объемы проблемных кредитов уменьшились на $1 млрд. До 19 октября должники могут воспользоваться преимуществами закона, например, отсрочкой уплаты налоговых обязательств.

С начала действия закона о финансовой реструктуризации объемы проблемных кредитов уменьшились на $1 млрд.
фото: sud.ua

Результаты действия закона и дальнейшие перспективы управления неработающими кредитами проанализировали директор отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Украине Юрий Федоров и старший консультант отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Украине Адриан Козловский.

Закон о финансовой реструктуризации потеряет силу 19 октября этого года. И хотя у банков есть другие инструменты для урегулирования проблемной задолженности, рынок требует четкого нормативного решения этого вопроса. Особенно в этом заинтересованы госбанки.

Результаты действия закона о финансовой реструктуризации

Закон «О финансовой реструктуризации» был принят в октябре 2016 года. Он стал естественной реакцией правительства на драматический рост доли неработающих кредитов (НПК) после политических и экономических потрясений 2014-2015 годов. Для должников, которые испытывали финансовые трудности, закон предусматривал дополнительные льготы - преференции в выплате налогов, мораторий на начало судопроизводства по делу о банкротстве.

Тем не менее, за 2 года действия закона было открыто 25 кейсов (де факто — 19 отдельных проектов) на общую сумму $1,35 млрд. По данным НБУ на конец февраля 2019 года, это 7% от общего объема НПК в корпоративном секторе. Однако если не учитывать портфель НПК Приватбанка и долги, связанные с АР Крым и временно оккупированными территориями, соответствующая доля составит 13%. Сейчас закрыто 20 кейсов (де факто – 16 отдельных проектов) на общую сумму $1 млрд.

Примечательно, что процедуру реструктуризации в рамках закона использовали преимущественно клиенты банков государственного сектора. Однако это не удивляет, если вспомнить долю корпоративных НПК в этих банках: в феврале 2019 года она составляла 72%. Больше половины общей суммы реструктурированных кредитов приходится на сферу торговли и операции с недвижимостью. Именно эти секторы генерируют больше всего неработающих кредитов в финансовой системе Украины — 44% общего объема корпоративных НПК.

Закон ориентирован, прежде всего, на финансовые учреждения, но он также предусматривал возможность реструктуризации налоговой задолженности и задолженности перед товарными кредиторами. Однако этими положениями компании по факту не пользовались.

Закон не панацея, но сильный стимулятор

Операции по реструктуризации задолженности для отечественного банковского рынка — инструмент не новый. В коммерческих банках и раньше были подразделения, которые отвечали за этот функционал. Кроме того, действующее законодательное и нормативное поле в Украине позволяло банкам проводить реструктуризацию задолженности и до октября 2016 года.

Однако банки госсектора не спешили пользоваться этими инструментами до принятия закона. В первую очередь — из-за отсутствия в некоторых из госбанков соответствующих организационных подразделений, а также из-за низкой институциональной способности этих банков. Однако после 2016 года доля банков государственного сектора возросла до 2/3 от общего объема рынка, а на их балансе сконцентрировался основной массив НПК. И тогда появилась потребность в четком законодательном урегулировании действенного механизма проведения реструктуризации.

Поэтому принятие закона фактически не повлияло на проведение реструктуризации задолженностей в частных коммерческих банках, но дало мощный стимул государственным банкам. Особенно Ощадбанку, который активно пользуется этой возможностью.

Помимо этого, созданное законодательное поле и предусмотренные законом налоговые и юридические льготы для участников процесса стимулировали клиентов проводить реструктуризацию проблемных задолженностей. В первую очередь это касается клиентов госбанков. Как результат, в период с марта 2017 года по март 2019 года темпы прироста объема НПК существенно снизились (+5 %, или 28 млрд грн), в то время как рост общего объема кредитов в банковской системе составил +12%, или 126 млрд грн. А если сравнивать объем НПК в банковской системе без учета Приватбанка, то их размер за упоминаемый период даже уменьшился почти на 30 млрд грн.

Перспективы реструктуризации НПК после потери силы закона

Нацбанк и Министерство финансов Украины уже активно работают над тем, чтобы урегулировать механизм проведения реструктуризации задолженностей. В конце 2018 года Совет по финансовой стабильности обнародовал рекомендации (принципы) по работе банков государственного сектора с неработающими кредитами. Их цель — обеспечить справедливость и прозрачность процесса реструктуризации, а также защитить интересы государства.

Принципы касаются крупных кредитов (более 5% от регуляторного капитала банков) и имеют силу до момента вступления в силу нормативно-правового акта НБУ о работе с НПК. В этих рекомендациях зафиксировано следующее: окончательные решения относительно реструктуризации крупных НПК должны принимать вновь созданные наблюдательные советы банков госсектора — это касается Ощадбанка и Укрэксимбанка. Однако банки должны были начать активно работать с запросами на реструктуризацию еще до назначения независимых наблюдательных советов — чтобы сразу же передать им на рассмотрение проекты решений.

НБУ сейчас разрабатывает положение, где будут:

  • определены подходы и принципы организации процесса управления неработающими активами и требования относительно стратегии управления проблемными активами;
  • определена операционная модель процесса управления проблемными активами;
  • систематизированы все этапы управления проблемными активами — от системы раннего реагирования до реализации взысканного имущества.

Период функционирования Закона Украины «О финансовой реструктуризации» стал, фактически, первым шагом на пути к систематизации управления НПК в банках государственного сектора. Финучреждения и их клиенты до октября 2019 года еще могут воспользоваться предусмотренными законом преимуществами — такими как мораторий на представление судопроизводства о банкротстве или отсрочка уплаты налоговых обязательств. Ведь положения закона действуют для всех проектов, запущенных до момента завершения его действия.

В то же время субъекты хоздеятельности и весь банковский рынок чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы НБУ до октября 2019 года разработал нормативное урегулирование вопроса управления проблемными активами. Это позволит избежать юридического вакуума после завершения действия закона, что актуально, прежде всего, для государственных банков.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
Реклама