4 марта 2019, 13:39 Читати українською

Как будут работать обменки после валютной либерализации

Введение в действие Закона «О валюте» существенно расширило возможности клиентов, однако создало ряд новых вопросов для всех участников банковского и небанковского рынка.

Введення в дію Закону «Про валюту» суттєво розширило можливості клієнтів, проте створило ряд проблем для учасників банківського та небанківського ринку.
фото: antikor.com.ua

Как изменятся требования к лицензированию и не возникнет ли коллапс на валютообменном рынке, рассказал директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз.

Упрощенный порядок переоформления лицензии

По новому закону генеральная лицензия на осуществление банками валютных операций была отменена, отныне все валютные операции банки могут осуществлять на основании банковской лицензии. Мы проанализировали ситуацию и могу сказать, что у большинства банков не возникнет проблем по операциям с валютными ценностями.

В случае с небанковскими финучреждениями — генеральные валютные лицензии трансформируются в лицензии на валютные операции. Национальный банк предоставил возможность упрощенного переоформления лицензий всем существующим лицензиатам. Для того, чтобы лицензия стала бессрочной, а до сих пор она выдавалась на 3 года для обмена валют, небанковские учреждения должны до 7 марта подать небольшой пакет документов для переоформления лицензий.

Главное условие для нас — отсутствие предельного количества нарушений при осуществлении валютных операций за предыдущий период. Но условие достаточно либеральное, так что переоформить лицензию сможет большинство участников рынка.

Упрощение условий для входа на рынок в обмен на широкие санкции за нарушения

Упрощен и порядок получения новых лицензий на обмен валют для небанковских финансовых учреждений. В частности, снижены требования к капиталу до 5 млн грн. Это позволит учреждению открыть 50 точек обмена. Каждый рост точек обмена еще на 50 штук — это еще 5 млн. собственного капитала для учреждения. Мы начинали с требования в 20 млн в 2016 году. Теперь требование к вхождению на рынок уменьшилась в 4 раза и это свидетельство того, что регулятор поддерживаем честную конкуренцию между банками и небанковскими финучреждениями и делаем максимально простые условия для доступа.

У нас непростая ситуация с нарушениями в сфере осуществления валютообменных операций по части вопросов защиты помещений обменных пунктов, несовпадения адресов касс обменного пункта, отсутствия защитных конструкций и т.д. И эти нарушения накапливаются.

У НБУ была дилемма — или отозвать лицензию за эти нарушения у большинства игроков, потому что Декрет, который действовал до 7 февраля, предоставлял только одну опцию воздействия — отзыв лицензии. Или же дать всем еще один шанс, чтобы выработать новое правовое поле и адаптироваться к новому регулированию.

В конце прошлого года НБУ по собственной инициативе продолжил абсолютно все генеральные валютные лицензии небанковским финучреждениям до 7 мая 2019 года. Правление НБУ сделало это для того, чтобы после вступления в силу нового закона у нас не возникло коллапса на рынке, ведь большинство лицензий заканчивались именно в этот период. Теперь мы предлагаем им упрощенное перелицензирование.

Закон «О валюте» предоставляет НБУ широкий перечень инструментов влияния на компанию в случае нарушений: это предупреждение, штрафы, приостановление определенных операций, запрет работы отдельных точек обмена. У регулятора теперь есть достаточно адекватный инструментарий, чтобы сотрудничать с участниками рынка в случае нарушения законодательства.

Логика проста: мы не будем наказывать за каждое отдельное нарушение, санкции будут за достижение предельного пула нарушений. За первое предельное количество — один штраф, если учреждение не устранило нарушения в течение отведенного времени — второй штраф, и только после третьего раза будет ставиться вопрос об отзыве лицензии. Мы будем совместно с рынком отрабатывать регуляторные требования и соотносить их с возможностями рынка и интересами потребителей услуг.

Страховщиков жизни ждет дискуссия с НБУ

7 февраля вступили в силу новые требования по получению лицензии на осуществление валютных операций компаниями по страхованию жизни. Это вызвало проблему на рынке, ведь оказалось, что реальный уровень капитала компаний ниже нормативных показателей. Закон «О страховании» говорит, что компании по страхованию жизни должны иметь не менее 10 млн евро уставного капитала.

Исходя из этой логики НБУ установил требование к собственному капиталу таких компаний — не менее 300 млн грн в положении о лицензировании. Но реальность такова, что большинство компаний по страхованию жизни создавались и получали лицензии НФУ до вступления в силу изменений закона «О страховании» и введения требования к капиталу в 10 млн евро и имеют значительно меньший капитал. Компании по страхованию жизни имеют определенный переходный период для наращивания капитала, однако, согласно полученных нами объяснений от Нацкомфинуслуг, целевой точки достижения ими этих требований нет.

Мы дискутируем с профильным регулятором о том, как решить этот вопрос. На наш взгляд, это очередное свидетельство того, что регуляторное поле должно быть единым и конечно мы заинтересованы в СПЛИТе, в том числе и в этом контексте. Потому что получается странная ситуация: будучи вторичным регулятором по ряду операций для страхового рынка, мы вынуждены убеждаться в том, соответствует ли реальность регуляторным требованиям.

Видение развития небанковского рынка после СПЛИТа

У НБУ есть несколько простых позиций, на которых должно основываться регулирование небанковского финансового рынка.

Первое — это отмена двухстадийной модели создания финансового учреждения, когда сначала регистрируется финансовая компания, а потом получается лицензия на отдельные виды услуг. Наш подход заключается в том, что компания должна получать лицензии на услуги, которые хочет осуществлять, и это уже является ее регистрацией как финучреждения. Дублировать эти процессы не стоит.

Второй момент — пропорциональность регулирования. Чем больше услуг осуществляет компания — тем выше требования к ней должны выдвигаться. При этом если компания не осуществляет рисковых видов деятельности, то требования к ней должны быть минимальными. Классический надзор за некоторыми компаниями, которые не привлекают средства населения не нужен вообще.

Если мы принимаем СПЛИТ или иную форму мегарегулятора — то должно быть создано единое правовое поле. Далее мы будем идти к трансформации банков в кредитные учреждения, как предполагают директивы ЕС. Это также будет означать право небанковских финучреждений получать статус кредитных учреждений и привлекать средства населения. А также, и это особенно важно, право вести счета. Сейчас, к примеру, именно это ограничивает их возможности проведения валютообменных операций он-лайн.

Следующий шаг — внедрение Директивы о платежных сервисах PSD2. И в этом контексте мы уже работаем в направлении того, чтобы изменить законодательство, когда перевод можно осуществить только в рамках платежной системы.

Мы планируем перейти к предоставлению самостоятельного статуса платежных учреждений банкам, небанковским финучреждениям, а также другим игрокам рынка, в том числе и ритейлового сегмента. Первый шаг сделан — операторы почтовой связи могут получить лицензию на перевод, как в национальной, так и иностранной валюте и на обмен валют в наличной форме.

Нас спрашивают, не будет ли перекоса регулирования для небанковских учреждений? На наш взгляд — нет. И то, что мы пытаемся сделать для небанковского сектора — это яркое тому доказательство. За последние 4 года количество небанковских валютообменных компаний выросло почти в 9 раз, количество лицензий на перевод средств увеличилось почти вполовину и, я думаю, ситуация будет развиваться и в дальнейшем именно в таком направлении.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
Реклама