Читати українською

Как ГФС мешает работе украинских компаний

Министерство финансов и Государственная фискальная служба решили сдержать свое слово и усилить контроль трансфертного ценообразования (ТЦО). Речь идет об операциях, которые украинские компании проводят с иностранными контрагентами, связанными лицами – в том числе. Как они намерены это делать и какие последствия эти меры будут иметь для бизнеса, в своей колонке на НВ написала управляющий партнер ICF Legal Service Наталья Ульянова. «Минфин» сократил. 

Министерство финансов и Государственная фискальная служба решили сдержать свое слово и усилить контроль трансфертного ценообразования (ТЦО).

Еще в июле нынешнего года первым шагом в этом направлении стал список организационно-правовых форм (ОПФ), утвержденный постановлением Кабинета министров №480. В него попали ОПФ из 26 стран, которые пользовались особой популярностью у отечественного бизнеса для структурирования торговых сделок. По большей части под прицелом украинских налоговиков оказались различные виды партнерств, такие как LLP в Великобритании, Ирландии, Канаде. Отныне сделки с подобными структурами признаются контролируемыми. При условии, конечно, что компания той или иной организационно-правовой формы не платила корпоративный налог в стране регистрации.

Впрочем, это не все меры, направленные на ужесточение контроля ТЦО. В Минфине уже находится финальная версия обновленного перечня государств (территорий), операции с которыми считаются контролируемыми. Речь о так называемом «черном списке», который последний раз пересматривался два года назад. В мае 2015 года правительство утвердило перечень из 76 юрисдикций, которые попадали под действие критериев ТЦО, прописанных в статье 39 Налогового кодекса. Тем не менее, к осени того же года Кабмин пересмотрел этот список и вычеркнул из него 11 юрисдикций (распоряжение КМУ №977-р от 16 сентября 2015 года).

Причина была в том, что одним из критериев включения или не включения в этот перечень являлась ставка налога на прибыль, общий размер которой был на 5 п.п. ниже, чем в Украине. В виду того, что в некоторых странах шкала ставок корпоративного налога довольно широкая (условно говоря, от 0% до 30%), Кабмин признал отдельные государства не соответствующими этому критерию.

Тем не менее, в конце 2016 года слово «общая» было исключено из п.п. 39.2.1.2 Налогового кодекса, и правительство решило вновь пересмотреть упомянутый список. Причем, в него не только вернутся большинство из тех юрисдикций, которые «исчезли» из кабминовского распоряжения в 2015 году, но и добавятся новые. Тот проект перечня, который находится на данный момент в Минфине, насчитывает 85 государств. И он однозначно будет утвержден до конца 2017 года, так как фискалы очень хотят расширить сферу применения требований и норм ТЦО с января 2018 года.

Помимо тех стран, операции с которыми уже признаны контролируемыми (снова речь о распоряжении КМУ №997-р), в обновленный список войдут Австрия, Грузия, Мальта, Объединенные Арабские Эмираты, Сингапур. Также ведется дискуссия о включении в этот перечень Ливанской Республики и Марокко.

В то же время, возвращать Люксембург в «черный список» власти пока отказались, поскольку весной 2017 года Верховная Рада ратифицировала между правительствами Украины и Люксембурга Конвенцию об избежании двойного налогообложения. Под большим вопросом появление в списке и Швейцарии. Даже несмотря на то, что ставка федерального корпоративного подоходного налога там зафиксирована на уровне 8,5%. И причины в данном случае явно видны. Во-первых, Украина не хочет портить взаимоотношения со швейцарскими партнерами. Во-вторых, есть серьезное сопротивление со стороны депутатов Верховной Рады.

Однако фискальные органы настаивают на том, чтобы список государств регулярно пересматривался. В ГФС намерены усилить мониторинг операций в рамках ТЦО, и ежегодно, на основе сводимой статистики и подаваемых налогоплательщиками отчетов по трансфертному ценообразованию, корректировать перечень юрисдикций.

Это же касается и списка организационно-правовых форм. Он тоже не будет статичным. Так, еще на этапе проработки перечня ГФС настаивала на том, чтобы включить в него порядка 80 юрисдикций.

Тем не менее, возможности ГФС для полноценного контроля трансфертных сделок все еще крайне ограничены. И представители фискальной службы это признают. Главная сложность для налоговиков в том, что Украина не присоединена к системе автоматического обмена информацией. Первый обмен налоговой информацией состоится по результатам 2019 года, а полноценно система заработает не раньше 2020 года. Это связано с тем, что в структуре фискальных органов, де-факто, отсутствуют стандарты контроля и защиты данных, а также IT-система, которая соответствовала бы требованиям международных партнеров. Ощущается и явный дефицит компетентных специалистов. К тому же, Украина слишком медленно имплементирует рекомендации плана BEPS. А это существенное препятствие на пути выстраивания сотрудничества и ведения диалога с международными партнерами.

Поэтому пока что контроль ТЦО осуществляется в основном небрежно. Да, попытки усилить его, как мы видим, предпринимаются. Но эффективность этих мер по-прежнему невелика.

И все же, для бизнеса это сигнал к тому, чтобы задуматься о пересмотре механизмов структурирования сделок и, возможно, о смене партнеров как с оглядкой на их географическое расположение, так и на организационно-правовую форму. Ведь по итогам 2017 года украинские компании уже будут подавать отчеты по ТЦО с учетом списка ОПФ, а за 2018 год – в рамках обновленного перечня юрисдикций.

Комментарии - 2

+
0
Apollo17
Apollo17
5 октября 2017, 16:42
Есть еще проблемы по сделкам в Украине между компаниями с разным режимом налогообложения. Похоже, что вопрос вообще не урегулирован.
+
0
09104
09104
5 октября 2017, 21:25
Чем дальше, тем сложнее.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться