12 ноября 2021, 7:34 Читати українською

Леонид Остальцев: «Бизнес похож на планирование боевой операции»

«Минфин» начинает серию интервью с собственниками успешных украинских бизнесов. В этот раз своей историей с нами поделился основатель Veterano Group, ветеран АТО Леонид Остальцев.

Бизнес, свое дело, деньги, пиццерия, Veterano Pizza, ветераны
фото: Сергей Владыкин

Леонид Остальцев вырос в Киеве на Троещине, до войны работал пиццайоло. После Революции Достоинства, в 2014 году, он ушел на фронт добровольцем. Говорит, что иначе поступить не мог — сам себя не простил бы.

Война научила главному: жизнь только одна. Это позволило иначе смотреть на мир, радоваться простым вещам. То, что раньше казалось проблемой, превратилось в обычные задачи, говорит он. Ничего не случится, если я потеряю бизнес, деньги. Заработаю снова.

По мнению Остальцева, в бизнесе побеждает не самый умный и самый талантливый, а тот, кто делает попытку за попыткой, пока не добьется успеха.

Когда ветеран вернулся с войны и загорелся идеей открыть собственную пиццерию, «стучал» ко всем знакомым, чтобы одолжить деньги. Получил 22 отказа, но не сдался.

Первое заведение Veterano Pizza появилось в центре Киева на Софиевской в 2015 году. Цель проекта — трудоустраивать возвращающихся с войны ветеранов и помогать им адаптироваться к мирной жизни. К тому же, каждый гость заведения может «подвесить» пиццу, которую потом передадут бойцам в военный госпиталь.

Через какое-то время другие ветераны начали открывать заведения по франшизе Veterano. Бизнес вырос и превратился в Veterano Group. В настоящее время в группу входят уже 11 пиццерий в разных городах Украины, а также кофейня Veterano Coffee, кондитерская Veterano Brownie и маленькая охранная компания Veterano Guard.

Все заработанные деньги Остальцев реинвестирует в проект или отдает кредиторам. Займов пришлось брать много. На данный момент нужно вернуть еще около 5 млн грн. По его словам, бизнес — как ребенок, который всегда нуждается в пище.

Как удалось начать свой бизнес с $50 в кармане, на каких условиях договаривается с кредиторами, каких правил бизнеса придерживается и каким видит свой проект в будущем, Леонид Остальцев рассказал в интервью «Минфину».

Как начать свой бизнес с $50 в кармане

Бизнес Veterano Group начинался с пиццы. Почему, например, не с вареников?

Пицца — это моя основная история. Я до войны работал на кухне почти 6 лет. И на войну я тоже ушел именно с кухни. Поэтому вопрос «пиццерия или что-то другое» вообще не стоял. Только пицца, потому что я люблю готовить и умею это делать.

Но у вас получилась не просто пиццерия, а, так сказать, своя уникальная история…

Именно так. К примеру, первый зал в пиццерии на Софиевской мы называем семейным, потому что там любят отдыхать с детьми, рассказывать истории, шеврончики (военные патчи — ред.) посмотреть.

Наш второй зал — наградный. В нём есть места для пожизненного резерва. Всего есть 7 железных табличек с надписью — фамилия или название боевого подразделения. У нас есть правило: если вы садитесь за такое место, а затем приходит его владелец, вы обязаны ему уступить. Место зарезервировано за ним навсегда.

Например, на одной из таких табличек имя моего погибшего боевого собрата — Алексея Буслаева. Если придет его семья, а на его месте кто-нибудь будет отдыхать, они должны освободить его.

Одна из стен в пиццерии — единственная в Украине выставка всех существующих государственных наград. Больше нет подобного места. В Украине даже музея нет, где были бы собраны все награды, выдаваемые военнослужащим. Мы же специально заказали эту коллекцию образцов у геральдической компании.

Это история, на которую следует обращать внимание, потому что наша система награждений до сих пор «совковая». К примеру, сейчас у нас дают орден за мужество третьей степени как погибшим посмертно, так и живым, хотя это далеко не равнозначно. По моему мнению, погибший заслуживает чего-то большего.

У вас действительно чувствуешь, что наша страна воюет, что за то, чтобы вот так зайти и поесть пиццу, наши ребята кладут свои жизни. Но тема ветеранов очень неоднозначна…

Очень сильно хочется сломать стереотип о том, кто эти люди, находившиеся на войне. Ведь это далеко не алкоголики или неуравновешенные лица с оружием. Познакомьтесь с нами. Вам для этого ничего не нужно делать: просто придите в гости, съешьте нашу пиццу, почувствуйте наш сервис и атмосферу, посмотрите, как мы работаем.

Также хочется убрать стереотип, что ветераны хотят каких-либо льгот. Нам это не нужно. Наша задача получить как можно более прозрачные правила игры, по которым мы будем играть, зарабатывать, с огромным удовольствием платить налоги, когда будем понимать, куда идут эти деньги, и демонстрировать свой пример во многих вопросах.

Сложно ли было перестроиться по возвращении с передовой?

Депрессии не было. Просто была адаптация. Смотрела когда-нибудь канал Discovery? Там была передача о тех, кто вылавливал креветки из моря.

Представь себе, что ты — часть маленькой команды моряков, которая ловит креветки. Вы выходите в море на два месяца. Вместе попадаете в шторм, едите одинаковую пищу, у вас есть общие правила, которые нужно соблюдать, чтобы выжить в море. Однако через два месяца ты возвращаешься домой, выходишь на берег, прощаешься со всеми друзьями и жизнью в море. Конечно, после этого нужно время для адаптации.

Здесь такая же ситуация. Каждый военнослужащий, завершивший службу в вооруженных формированиях, должен адаптироваться к мирной жизни.

Самая лучшая поддержка государства в этом случае — социальный пакет для всех военнослужащих, которые сейчас служат или уже вернулись домой с войны. Но основная история — это большая заработная плата военнослужащего, благодаря чему он будет понимать, что с его семьей все будет хорошо, пока он воюет, и если вдруг что-нибудь случится, то они будут защищены.

Сейчас у наших бойцов нет времени на адаптацию. Они возвращаются и сразу должны идти на работу, чтобы зарабатывать деньги и кормить семью. Однако им необходимо немного освоиться: разобраться с правилами игры в гражданской жизни и перестроиться от правил игры, которые были на войне.

Что помогло адаптироваться вам?

Мне повезло, потому что я сразу ушел в социальную работу. Помню, как позвонил по телефону Жора из 95 бригады. Мы с ним раньше не были знакомы, но он сказал, что хочет создавать Союз ветеранов АТО Деснянского района в городе Киеве. Я спросил «что это и зачем?» Он ответил, что пока не знает точно, но чувствует, что нам нужно быть полезными и что-то делать дальше.

Так мы с Жорой начали создавать союз ветеранов. Налаживали коммуникацию с центром занятости и другими государственными органами, чтобы облегчать жизнь вернувшимся с войны. К примеру, чтобы бойцы знали, как получить скидку на жилищно-коммунальные услуги и т. д.

Читайте также: Как избежать выселения за долги по коммуналке

Ваша история разрушает многие мифы. Один из них — что нельзя начать свое дело без денег. Вы уже рассказывали, что на время запуска проекта у вас было всего $50. Как смогли стартовать с таким «капиталом»?

Да, моя бывшая жена тогда была на 6 месяце беременности и денег не было даже на коляску и памперсы. Деньги искал повсюду, стучал ко всем, кого знал. Все натерпелись от меня (смеется — ред.).

Получил 22 отказа. Однако я точно знал: не важно где и как, но я откроюсь, потому что я люблю готовить пиццу и делаю это хорошо. Мою пиццу покупали бы даже в подземном переходе на Троещине, потому что она очень вкусная.

Много хороших идей не взлетели из-за отсутствия бизнес-плана, об этом пишут все учебники для стартаперов…

Однажды, когда мы сидели в авто с Жорой из 95-й бригады, я за 10 мин написал в блокноте бизнес-план. Друг посмеялся, мол, подобные вещи так не делают. Тогда я заявил в центре занятости, что хочу создавать свой бизнес, и стал на учет. В то время была государственная двухнедельная программа обучения, как создавать бизнес-план. Я ею воспользовался.

И что было дальше?

Впервые пиццерия открылась на территории японского ресторана в подземном переходе на Бессарабке. Ресторан в то время был убыточным. На старте его владелец дал не только свое помещение, но и вложил около $4 тыс. в оборудование для пиццерии: печь, тестомес, инвентарь, первую заработную плату, аренду.

Мы поработали там некоторое время, я вернул все деньги, а собственник продал свой ресторан. После того как мы разошлись, у меня осталось 3 тыс. грн, команда и все. Я начал снова занимать деньги, искать инвесторов. Взял еще два больших займа и открыл пиццерию на улице Софиевская в центре Киева.

Читайте также: Куда инвестируют бизнесмены

Об отношениях с кредиторами и долгами

В целом много пришлось брать займов?

Кредитов за все время работы было очень много. В целом я вернул где-то 7 млн грн. Но я до сих пор должен деньги. Если считать все вместе, то должен отдать где-то около 5 млн грн.

Только в прошлом году из-за локдауна я был вынужден дополнительно одолжить из разных источников 2,5 млн грн. Эти деньги я доинвестировал в бизнес, чтобы остаться в живых и не уволить ни одного человека. Мы даже взяли еще персонал и запустили доставку пиццы.

Это помогло?

У нас не было выбора, потому что коронавирус сказал, что мы имеем право работать только с доставкой. И нам пришлось запустить доставку, работавшую в минус, но позволявшую выплачивать заработную плату сотрудникам. И оплачивать продукты.

Удалось выйти в плюс сейчас?

Мы работали в плюс еще до коронавируса. Просто все заработанные деньги либо отдавали кредиторам, либо реинвестировали в проект. Потому что всегда есть что делать и куда расти. Бизнес — это как ребенок, постоянно нуждающийся в еде. Всегда есть те вещи, которые хочется улучшить в заведении. Даже в одну террасу можно вложить миллион, чтобы превратить ее в космически красивую.

На каких условиях одалживаете?

Я со всеми договариваюсь на совершенно разных условиях. Было несколько человек, которые дали мне $100−200. Одна компания предоставила мне без процентов 300 тыс. грн. Был еще парень, который дал мне 250 тыс. грн, другой — 400 тыс. грн, правда, под проценты.

Какой кредит был самым дорогим?

Дороже всего брал деньги под 32% годовых в гривне. Я пользовался такими кредитами 4 раза, и сейчас планирую снова брать займ.

Кредиторы не предлагали обменять деньги на долю в бизнесе?

Мое условие только одно — я беру деньги и отдаю. Все. Я не работаю ни с кем в партнерстве, остаюсь единственным владельцем бизнеса. Дадите деньги — спасибо, нет — тоже спасибо. Но, если вы даете деньги, — это не значит, что вы становитесь совладельцем, вы остаетесь не больше, чем моим кредитором.

Читайте также: Какие банки выдают населению самые дорогие кредиты

О благотворительности: мы это делаем всегда, но не афишируем

В вашем заведении каждый гость может «подвесить» пиццу, которую вы передаете бойцам в военный госпиталь. Часто ваши клиенты становятся благодетелями?

Подвешивают, но немного. То, что мы отдаем в госпиталь и т. д., чаще всего покрывается за наш счет. Это просто дополнительная опция, но мы даже не призываем это делать.

На главной странице Veterano Pizza в фейсбуке мы ни разу не написали: «Пожалуйста, подвешивайте пиццу». Хотите — делаете, но, независимо от этого, в военный госпиталь и на войну мы всегда будем доставлять пиццу, не дожидаясь определенного количества «подвесов».

Как возникла эта идея?

История с «подвешенными» пиццами появилась случайно. Когда я только открывал пиццерию, пришел парень, Леша его зовут, и принес мне $100. Мол, хочу тебе помочь. На что я ответил: «Спасибо, но мне не надо, я заработаю, потому что бизнес открываю». И он предложил на эти деньги сделать пиццу и отвезти в госпиталь. Это даже не моя идея была.

А вы много тратите на благотворительность?

В нормальном бизнесе действительно доля денег идет на социальные проекты, а остальные реинвестируются в развитие. В нашем бизнесе все деньги тратятся на погашение кредитов.

Рестораны закрываются из-за кризиса, 30% на сегодняшний день уже не откроются. Огромное количество людей ушло из этой профессии. Поэтому отдавать деньги куда-нибудь сейчас нерационально. Для того чтобы помогать кому-то, нужно самому выжить для начала.

Это что касается денег, но благотворительность — это не только деньги. Как распределяете ресурс между благотворительностью и бизнесом?

У нас есть три основных принципа работы: нам никто ничего не должен — если хотим, то поднимаем «задницу» и делаем. Мы работаем максимально честно по закону, насколько это позволяет экономическая законодательная база Украины. Если мы зарабатываем — помогаем. Все.

Для нас история с благотворительностью — абсолютная норма. Мы это делаем всегда, но не афишируем. Это могут быть пиццы, которые мы раз в неделю отвозим в детский онкоцентр или детские дома. Или бесплатные вечера для людей-переселенцев.

Читайте также: Самые богатые ІТ-миллиардеры США — рейтинг Forbes

Не важно — воевал или нет: не выполняешь свои обязанности — до свидания

Все говорят, что работать или строить бизнес с друзьями не стоит, ведь с одной стороны не хочется оскорбить друга, с другой — жесткие правила работы и бизнеса. Однако вы помогли многим боевым друзьям. Как выстраиваете с ними отношения?

Сейчас немногие боевые товарищи работают со мной. Уже почти не осталось тех, с кем я воевал. У некоторых из них есть собственный бизнес.

Но в любом случае в нашей истории есть обычные правила работы. Выполняешь свою работу — молодец, не выполняешь — до свидания. Это история об уважении.

Я даже на собрании очень часто говорю, что кулинария — это дело, где нужно работать по 12−15 часов. И 5−6 дней в неделю. Мы проводим здесь огромный кусок своей жизни. И очень важно любить то, что ты делаешь. Если этого не любишь, значит, не стоит тратить на это свое время.

То есть как руководитель вы достаточно суровый. Не доставалось ли вам от обиженных?

Была неприятная история с одним мальчиком, который пришел к нам работать официантом. Он не был трудоустроен, просто проходил у нас обучение и не прошел его. С лентяями нам не по пути. Не его это дело — и мы с ним попрощались.

Однако мама этого мальчика нас доставала почти два года. Писала каждый день, что Veterano — это «скоты», которые выгнали ее бедного воевавшего сына и ничего ему не заплатили. А это взрослый парень, который нам просто не подошел. Однако мама потрудилась, чтобы после этой истории к нам пришли все возможные проверки. Трудовое законодательство у нас ужасное.

Что именно ужасает?

Если ко мне приходит человек без опыта работы на должность официанта, я должен сразу его трудоустроить по закону. Нет такого понятия, как испытательный период.

Конечно, я не буду его трудоустраивать с первого дня работы. А вдруг он мне не подойдет или его что-то не устроит? Только формат оформления сотрудника на работу — это ужас, а уволить его — это двойной ужас. Никто так не делает. Потому что это огромная бумажная шляпа, где не обойтись без бухгалтеров и юристов.

Читайте также: Рынок труда в Украине. Для кого есть работа на хорошую зарплату

Об отношениях с государством: мы не даем взяток

От чего больше всего страдает предприниматель?

Если ты открываешь маленькую кофейню с двумя сотрудниками, без бухгалтера ты уже никуда не пойдешь. Сегодня предприниматель больше всего страдает от того, как ему оптимизировать налоги, то есть заплатить налоги и не обанкротиться. Он должен сидеть с бухгалтером и просчитывать все. Хотя предприниматель должен думать, как улучшить продукт, его качество, как масштабироваться и зарабатывать больше, а не страдать этим бредом.

Есть вопросы, которые до сих пор решаются вне официальных рамок?

У меня есть позиция, которой мы придерживаемся во всех случаях, — мы не даем взяток и, конечно, не берем их. Если чего-то не досмотрели, то платим по полной программе. У меня уже было несколько налоговых проверок. И из гоструда приходили. Каждый раз за найденные нарушения я платил полный штраф. Без вариантов. Это наша политика.

Сколько приходилось платить больше всего?

Самая большая сумма штрафа была 17 тыс. грн за одну бутылку, стоявшую на баре. Она не была опломбирована акцизом, потому что мне ее подарили волонтеры из Германии. Поскольку она была сделана испанским брендом Veterano.

Бутылка была очень хорошая, поэтому мы просто поставили ее в баре, но не продавали. А налоговая служба решила, что если она стоит на баре, то это реализуемый товар и должен быть акциз. Это было несправедливо, но наши принципы говорят: «виноват — плати по закону».

Сейчас можно рассчитывать на поддержку государства?

Мне не нужна поддержка государства. Наш проект — история о том, что мы можем делать это самостоятельно. И даже можем помогать государству, если это будет ему нужно.

Бизнес просто называется ветеранским, потому что у нас владелец — ветеран и определенное количество сотрудников — ветераны. Но фактически мы работаем, как другие, без всяких льгот и «плюшек».

Это ваш принцип, но не все предприниматели его соблюдают. К тому же если государство поддерживает такие проекты, как ваш, решаются и определенные социальные проблемы…

Чем больше я занимаюсь собственным делом, тем больше понимаю, что нельзя решать только вопросы бизнеса с социальной составляющей, потому что сейчас в целом в украинском бизнесе куча нерешенных проблем. И от того, что государство даст нам какие-то «плюшки», не изменится налоговое законодательство, трудовой кодекс и многое другое.

Власти должны проделать колоссальную работу, чтобы появились законы, которые помогут бизнесу работать максимально в белую. Ибо в нашей стране сейчас просто математически невозможно вести ресторанный бизнес на 100% честно и официально.

Все об этом знают, но выгоднее закрыть глаза, а потом жаловаться, что предприниматели где-то уходят в тень. А как этого не делать, если правила для бизнеса прописывают люди, ничего не понимающие в бизнесе?

Читайте также: Куда инвестируют профессиональные инвесторы

О выборе и правилах ведения бизнеса: я не жалею о решениях, которые принимал

В нашей стране ведение бизнеса похоже на хождение по минному полю. Помогает ли вести собственное дело боевой опыт?

Бизнес похож на планирование боевой операции. Это взвешенные риски, планирование, подбор команды и снова риски, на которые идет человек. Только самое худшее, что здесь может быть, — это потеря денег. А это не страшно.

Как вы принимаете решения в критических ситуациях?

Принимать решение всегда непросто. Зависит от того, какая ситуация, какое решение следует принять. Впрочем, всегда нужно все обдумать.

Во время первого локдауна думал закрываться полностью и переезжать в другое место. Когда есть два зала в центре Киева, позволить себе просто стоять и не работать нельзя. Но просчитал все варианты и принял правильное решение остаться. Уйти в долги, но в дальнейшем иметь возможность работать здесь и, возможно, выйти в плюс.

Были какие-нибудь переломные моменты, когда все могло пойти иначе? Выбор, изменивший все?

Я не жалею о тех решениях, которые принимал. Если бы вернуться на год, два или десять назад, я бы ничего не поменял. Потому что мне нравится все, что сейчас происходит, и каждое мое решение вело меня сюда.

Читайте также: Куда инвестируют банкиры

О развитии бизнеса: деньги — это не главное

Насколько тяжело получить вашу франшизу?

На сегодняшний день мы полностью приостановили франшизу. Можем разрешить открыть бизнес только человеку, который сейчас с нами работает по франшизе, но новых людей больше брать не будем.

Сколько таких уже запустили в Украине?

В настоящее время запустили 11 пиццерий. В Киеве есть три: вот здесь на Софиевской, Лукьяновке и Оболони. Есть также в Борисполе, Кривом Роге, Одессе, Львове, Дрогобыче, Стрые, Мариуполе.

Кофейни, кроме Киева, еще есть в Мариуполе. А вот Veterano Brownie вообще единственные. Это даже не франшиза, а отдельно. Veterano Coffee открыл ветеран 2-го аэромобильного батальона 95-й отдельной аэромобильной бригады Вова Шевченко (он владелец всех кофеен в Киеве), а Veterano Brownie — также ветеран боевых действий Рома Набожняк вместе с супругой. Это уникальные люди, с которыми приятно работать. В целом, все, кто сейчас остался, большие молодцы.

На каких условиях договаривались раньше?

Наши условия были таковы: владельцем бизнеса должен быть ветеран, имеющий мотивацию, соблюдающий кодекс ветерана и наши фундаментальные принципы. И, конечно, у него должны быть финансы, потому что я не буду собственные деньги вкладывать в чужой бизнес.

Каждый наш проект был заточен именно на доставку, поскольку в настоящее время содержать такие пиццерии, как на Софиевской, очень трудно. Они очень дорогие в плане персонала, аренды помещения, коммунальных услуг и обслуживания залов.

Почему сейчас приостановили франшизу?

Она не оправдала себя. У нас уже закрылась одна пиццерия. И, я думаю, на очереди еще одна. Основная причина — локдауны и коронавирус. Но так или иначе сыграл роль и сам формат, потому что бизнес по франшизе — это другой владелец.

Пицца, кондитерская, охрана, солнечные батареи, такси — как сейчас устроен ваш бизнес?

Такси нет уже давно. Оно проработало буквально одну неделю и закрылось. Проект с солнечными батареями тоже сразу закрыли. Сейчас у нас группа компаний, в которую входит пиццерия, кофейня Veterano Coffee и кондитерская Veterano Brownie. А еще Veterano Guard — маленькая охранная компания.

Почему некоторые проекты не взлетели?

Проекты с такси и солнечными батареями не взлетели из-за ошибок. Мы все учимся. Мне теперь стало понятно, что я должен заниматься тем, в чем разбираюсь и что люблю. Не надо совать свой нос туда, где мне кто-то советует заработать.

Деньги — это не основная история. У нас есть своя экосистема. Самое важное в нашей работе — это качество, сервис и атмосфера. За этим я слежу. Если будут эти вещи, то деньги тоже будут, потому что люди это чувствуют. Люди ходят туда, где вкусно, качественно, атмосферно и, конечно, там, где им рады.

Глубоко переживаете неудачи в бизнесе?

К провалам я отношусь как к опыту. Каких бы денег он ни стоил, это позволяет не совершать такие же ошибки в будущем. Потому это хорошо. Нет людей, которые не ошибаются. Все зависит только от того, как быстро ты реагируешь на них и на что готов, чтобы их исправить. Все.

К успехам тоже относитесь так по-философски?

Успехи — это всегда история о совместной работе команды. Любая победа — заслуга команды. Узнавать нет смысла, надо двигаться дальше.

Читайте также: Куда инвестируют айтишники

О будущем бизнеса и политической карьере

Куда планируете двигаться дальше?

Только вперед.

Каким видите бизнес 5 лет спустя?

Такого видения у меня нет. Я даже этого не желал. У меня не было в планах франшизы. Развитие проекта и группы компаний Veterano Group — это история о естественном росте, когда ко мне приходили, предлагали запустить что-то новое — и я давал на это согласие.

Но никогда не было такой истории «Veterano в каждый дом и каждый город». Просто хочется делать свою работу максимально качественно, доставлять удовольствие нашим гостям, расти вместе со своей командой.

Какова ваша заветная мечта как владельца бизнеса?

Наверное, зарабатывать достаточно, чтобы создать свою политическую партию и не считаться со всеми нашими политиками. Делать свой «движ» в парламенте, куда приводить умных и квалифицированных людей из своего окружения, поддерживать их во время выборов в парламент и делать так, чтобы они лоббировали интересы граждан, а не отдельно взятых бизнесменов.

Уже знаете, что будете делать как политик?

Очень важно изменить систему. Такой же налоговый и трудовой кодекс нуждаются в колоссальных изменениях. Но для этого нужно, чтобы в парламенте сидели люди, готовые это делать, могут это сделать и сделают это. А у нас пока таких людей там нет.

О собственных инвестициях

Куда инвестируете собственные сбережения?

Я не являюсь человеком, который во что-то вкладывает деньги. Мне нравится одно условие — деньги должны работать. Они работают. Вкладывать в кого-то я не готов, вкладывать в себя — конечно. В образование, бизнес-процессы, новых сотрудников, новые истории, касающиеся кухни и оборудования, тренировки и развитие новых навыков в разных сферах.

Автор:
Светлана Тартасюк
Журналист Светлана Тартасюк
Пишет на темы: Банки и банковские продукты, недвижимость, рынок труда, бизнес, финансы, инвестиции

Комментарии - 8

+
+30
Kostyantyn Kostenko
Kostyantyn Kostenko
12 ноября 2021, 10:01
#
Цікаво.
Дякую!
+
+49
molander
molander
12 ноября 2021, 10:24
#
Дичь какая-то. Такой «успешный» бизнес, что не может за 6 лет даже выйти в ноль? И это пицерия! Офигенный бизнес) Когда про шаурмичные будете писать?)
+
+34
Olimpiec
Olimpiec
12 ноября 2021, 13:40
#
Ещё очень смешно по поводу мест, зарезервированных за побратимами и их родственниками. Если человек сидит на этом месте, придут родственники — его попросят освободить место, получается если свободных мест нет — его попросят покинуть помещение…
PR на теме побратимов это хорошо, только всё должно быть с головой.
Я на пример в жизни не пойду в пиццерию, в которой есть зарезервированные места — на которые меня могут посадить, и следом потребовать освободить место. Т. е. с этой статьи — я сделал вывод, в эти пиццерии идти не стоит.

Глупее рекламной статьи — не видел…
+
+27
ramarren
ramarren
15 ноября 2021, 13:29
#
«PR на теме побратимов это хорошо, только всё должно быть с головой.»

А в чем здесь «отсутствие головы»? Побратимы не все поголовно, а конкретные люди, всего семь табличек, даже если там есть название подразделения, то вряд ли они там сутра до вечера сидят. Плюс это отдельный зал. В общем, вероятность быть «изгнанным» крайне мала (ибо еще умножается на вероятность полного отсутствия других столиков). «Отсутствием головы» было бы думать о таких мелочах при выборе заведения: если людям нравится место/кухня, то «риск изгнания из-за столика» никто учитывать не будет.
+
0
dvded .
dvded .
12 ноября 2021, 11:28
#
Столько раз видел эти заведения, и никогда не было мысли, что Veterano имеет отношение к Ветеранам.
+
0
bonv
bonv
12 ноября 2021, 12:53
#
Як почати свій бізнес із $50 у кишені. Отримати спадщину:)))
+
+30
bonv
bonv
12 ноября 2021, 12:56
#
Я не є людиною, яка в щось вкладає гроші. І продовження. Це і називається в щось:)) В свій бізнес:))
В освіту, бізнес-процеси, нових співробітників, нові історії щодо кухні та обладнання, тренування та розвиток нових навичок у різних сферах.
+
+55
Botanic
Botanic
12 ноября 2021, 15:49
#
1. «Немає такого поняття, як випробувальний період… Але ж т.26−28 Кодекса законів про працю України дозволяюють встановлювати строк випробування. Напевно юристу у Ветерано нема
2. «…Звичайно, я не буду його працевлаштовувати з першого дня роботи…» Якщо це прочитає Держпраці, то завтра вони навідаються за «винагородою» у розмірі 10 МЗП
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться