11 мая 2020, 16:43 Читати українською

Возвращение долга, или миссия невыполнима 3

Елена Сукманова, партнер Sayenko Kharenko

Почему решение судиться с должником принимается в последнюю очередь? Этому есть тысячи причин. Худой мир лучше доброй ссоры, нам еще работать, возможно, с ними, в суде все можно купить, суд затянется, расходы на адвоката и судебные сборы, и, наконец, никто не гарантирует, что даже после решения суда с контрагента можно будет что-нибудь реально получить. И последний аргумент самый убийственный с точки зрения кредитора! Годами в государственной исполнительной службе накапливаются исполнительные производства, которые невозможно выполнить в связи с отсутствием имущества у должника. При этом ни для кого не секрет, что многие собственники таких «неимущих» компаний-должников продолжают вести довольно успешный бизнес.

Когда все переговоры проведены, нервы на пределы, а имущества уже нет, дело передается в юридический отдел для взыскания задолженности. Собственники бизнеса, которые надеются на судебное чудо, слышат в ответ от своих юристов: «Ну что же вы раньше-то не пришли? Ведь тут уже ничего нет!» Другая часть собственников понимает, что нужно просто формально пройти эту процедуру для благополучного списания убытков. И вот тут возникает вечный вопрос! А что пошло не так и главное – можно ли было избежать убытков и сделать что-то по-другому?

Я не буду сейчас пускаться в рассуждения по поводу необходимости проверять заемщика, мониторить его бизнес и оценивать риски. Все это, скорее всего, вы и так хорошо делаете. Я хочу поговорить о ситуации, когда перед вами крупный заемщик (должник), который не собирается вам платить или собирается сделать это в самом минимально допустимом, с его точки зрения, размере. Наша практика подтверждает, что прямолинейные суды тут действительно почти не работают. А что может сработать?

Личный дискомфорт руководителя, собственника или бенефициара

В европейской юридической практике есть так называемая доктрина «снятия корпоративной вуали». Ее родина – Великобритания. Впервые принцип ограничения ответственности между корпорацией и физическим лицом был сформулирован в прецедентном решении 1897 года по делу Salomon v. F.Salomon & Co Ltd (компания, которая до сих пор выпускает спортивные товары). Суть дела состояла в том, что, не справившись с финансовыми обязательствами перед кредиторами, компания обанкротилась, а ее имущества не хватало, чтобы покрыть все долги. В ответ на это кредиторы поставили перед судом вопрос об удовлетворении их требований за счет имущества мажоритарного акционера. Но суд пришел к выводу о необходимости разграничения такой ответственности. Реакция столкновения интересов собственников корпораций и кредиторов не заставила себя ждать. И уже в следующем году судом по делу St. Louis Breweris v. Apthorpe этот принцип был поставлен под сомнение и признан неприменимым в случае, когда такое ограничение ответственности используется с целью нарушения публичных интересов, совершения и укрывательства мошенничества, а также придания нарушению законного и легального вида. В современном праве эта доктрина сводится к возможности привлечения к ответственности собственника или бенефициара по обязательствам компании, если их решения (вне зависимости от того, кто выполнял формальные действия) повлекли за собой нарушения прав и интересов третьих лиц.

Формально эта доктрина пока не используется в украинском праве, НО! Уже сегодня наше законодательство позволяет в некоторых случаях ее применять. И это непременно нужно делать. Положительные результаты уже есть. Так, Закон Украины «Об обществах с ограниченной ответственностью и дополнительной ответственностью» содержит нормы об ответственности должностных лиц перед участниками, ответственности членов наблюдательного совета и исполнительного органа перед самим обществом за причиненные убытки. Закон Украины «Об акционерных обществах» говорит об ответственности должностных лиц по сделкам с заинтересованностью. Кодекс по вопросам банкротства и Хозяйственный кодекс устанавливают ответственность менеджмента, а также участников и собственника имущества за нарушение требований по своевременному обращению в суд с заявлением об открытии процедуры банкротства, за фиктивное банкротство, а также за умышленное доведение до банкротства. Я уже не говорю о нормах уголовного кодекса, которые предлагают целый букет статей, которые обычно сопровождают финансовое мошенничество.

Репутация компании

Репутационный вред, который может быть нанесен компании, – это, конечно, угроза не для всех. Только для тех бизнесов, кому дорога репутация. Но таких на самом деле уже не мало. Серьезный бизнес сегодня уже не возможен без длительных отношений, прозрачности процедур, кредитной истории, проверки службы безопасности. Лихие 90-е ушли безвозвратно, и ценность приобретают стабильность и глобализация.

Все чаще корпоративные конфликты или конфликты с должниками сопровождаются широкомасштабными PR акциями. Их цель – создать вокруг противника некий вакуум, лишить поддержки, поддерживать уровень токсичности. В отбивании таких информационных атак, конечно, есть свои правила. В коммуникациях необходимо использовать только проверенные факты, уважаемые источники информации и СМИ, нужно заручиться поддержкой лидеров общественного мнения и главное – системно работать с вызовами. Одна отбеливающая статья или сюжет ничего вам не принесут кроме, возможно, ответной реакции. Поэтому лучше на берегу рассчитать свои силы, установить четкие приоритеты, цели и задачи и не ввязываться в войну, которую вы не сможете выиграть в силу тех или иных причин.

Что еще может помочь?

Множественность фронтов. Вы должны знать о своем контрагенте все. От слова «все» в буквальном смысле. На решение одной проблемы мы все концентрируемся и бросаем все силы. И в большинстве случаев она решается. А вот когда их сразу несколько, то становится гораздо сложнее. Вдруг появляются суды не только по долгу, но и по другим поводам. Вдруг возникают конфликты с бизнес партнерами. Вдруг пришли с обыском. Вдруг о тебе начинают писать все СМИ и отворачиваются бизнес партнеры. И главное – все по закону! И вот тут становится тяжело. Стороны начинают метаться в попытках с кем-то о чем-то «договориться», где-то что-то узнать, попадаясь при этом в руки мошенников и закапывая себя еще глубже. По нашему опыту многие такие конфликты заканчиваются переговорами и компромиссным решением. И чаще всего такое компромиссное решение становится объективно единственно возможным и устраивает обе стороны. Главное – правильно и быстро прийти к нему!

Всех, кому интересна тема возврата долгов, приглашаю принять участие в онлайн практикуме «Когда и как будем собирать долги после кризиса», который состоится 13 мая в 11:30. Регистрация доступна по ссылке здесь.

Комментарии - 1

+
0
Anna Derii
Anna Derii
12 мая 2020, 11:45
#
В Україні велика проблема з судами незалежно від її ланки, не кажучи вже про правоохоронні органи. Кожний суддя тлумачить норми права на власний розсуд і «оцінює кожний доказ за своїм внутрішнім переконанням». Багато рішень нового Верховного Суду, які за одних і тих самих фактичних обставинах, суперечать один одному, наприклад щодо встановлення трудових відносин, визначення моменту стягнення безпідставно набутого майна, визнання майна особистою власністю подружжя, встановлення графіку спілкування з дитиною тощо. Проблема в самій судовій системі, в тому числі, на мою думку, і Вища рада правосуддя не є прозорим органом, розгляд скарг відбувається формально. Тому багато українців і суб'єктів господарювання не можуть відновити справедливість в суді, оскільки багато в чому залежать від судді, на якого потраплять. В будь-якому разі, я за чесні та справедливі правила гри, проте поки буде діяти така судова система, жодні закони в Україні не запрацюють.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
Реклама