29 апреля 2020, 11:34 Читати українською

Новые правила финмониторинга добьют экономику или выведут ее из тени

28 апреля 2020 года вступил в силу новый закон о финмониторинге. По мнению НБУ, 95% клиентов финансовых учреждений должны почувствовать улучшения в осуществлении финансовых операций уже в этом году. Однако специалисты предупреждают: в период «обкатки» закона нужно готовиться и к плохому сценарию.

28 апреля 2020 года вступил в силу новый закон о финмониторинге.

В Украине Закон имеет как сторонников, так и противников. Что изменит этот закон для бизнеса и рядовых украинцев, рассказал руководитель практики налогового права АО «Морис Групп» Василий Андрусяк.

Установление конечных бенефициаров и характера деловых отношений

В течение 3 месяцев все юридические лица, которые были зарегистрированы до вступления в силу этого Закона, должны подать регистратору информацию о конечном бенефициарном владельце и структуре собственности. То есть продолжаются попытки выявить реальных выгодоприобретателей, которые скрываются за сложными корпоративными структурами. Правда формы, по которой нужно будет раскрывать информацию, пока нет, поэтому министр юстиции анонсировал отсчет 3-месячного срока с момента создания таковой.

Читайте также: Электронные деньги и «черные» зарплаты попали под усиленный контроль

Также субъект финансового мониторинга (СФМ) обязан предпринять все надлежащие действия, чтобы установить (понять) цель и характер будущих деловых отношений или проведению финансовой операции. Такую информацию банки требовали и ранее, однако можно ожидать, что количество вопросов и глубина проверки увеличатся. Отсюда подходим к выводу, что новым клиентам будет значительно труднее объяснить цели своих финансовых операций, чем клиентам, которые имеют длинную хорошую историю взаимоотношений с субъектами финмониторинга.

Возможно это усложнит финансовые операции между вновь созданными компаниями-оболочками без каких-либо материально-трудовых ресурсов (аналог зарубежного substance), которые часто используются для получения незаконной налоговой выгоды. Однако пострадать может и реальный бизнес, который сегодня не считал нужным оформлять работников (кроме директора/бухгалтера) в компаниях с многомиллионными оборотами.

Риск-ориентированный подход в работе с клиентами

При таком подходе субъекты финансового мониторинга самостоятельно должны устанавливать уровень рисковости их клиентов. К примеру, пенсионеры или студенты, работники, которые получают официальную зарплату на карточку, или мелкие предприниматели будут осуществлять свои операции при минимальной проверке со стороны СФМ. Таких низко рискованных клиентов примерно 95%, по подсчетам НБУ. Остальные – субъекты с повышенным риском (политики, «победители неизвестных лотерей», денежные магнаты и др.).

По мнению НБУ, такая система облегчит жизнь для 95% клиентов, а остальных будет стимулировать к прозрачности своих операций.

Однако есть и другая сторона медали – штрафы. Штрафы за нарушение законодательства в сфере финмониторинга значительные – от 204 тысяч гривен до 135,15 млн. грн., в некоторых случаях еще и забрать лицензию или ликвидировать могут. Ответственность, конечно же, мотивирует. Однако, боясь таких мер воздействия, субъекты финмониторинга могут и перегнуть палку.

Читайте также: Планируя серьезный шопинг, не забудьте прихватить паспорт

Например, за нарушение требований по отказу от установления (поддержания) деловых отношений – штраф до 340 тысяч гривен. Банк обязан установить неприемлемо высокий риск деловых отношений (то есть разорвать их) в отношении клиента, в случае наличия обоснованных подозрений по результатам изучения подозрительной деятельности клиента, что такая деятельность может быть фиктивной.

Пример из практики

Предприятие получает «письмо счастья» от одного из крупнейших в Украине банков, в котором его уведомляют о разрыве деловых отношений из-за неприемлемо высокого риска. Мотивация – КВЭДы субъекта хозяйствования предусматривают предоставление консалтинговых услуг. В то же время он осуществлял немало операций по предоставлению/получению беспроцентной возвратной финансовой помощи.

Аргументы о том, что финпомощи предоставлялись в системе координат «учредители – общество», и что каждая копейка прошла финмониторинг в этом же банке, а также факт, что средства были направлены на приобретение офисного помещения в центре Киева, из которого предприятие и будет вести свою консалтинговую деятельность, нашли понимание у банка лишь через 3 месяца и десятка писем-объяснений.

А весь этот период мало того, что нельзя было пользоваться своим счетом в данном банке, так еще и платить контрагентам, у которых есть счета в этом же банке, со своих счетов в других банках было невозможно. Приведенная эпопея развивалась еще при действии предыдущей «более лояльной» редакции Закона.

Надеемся, что НБУ окажется прав и 95% клиентов финансовых учреждений почувствуют улучшение / облегчение в осуществлении финансовых операций уже в этом году, однако в период «обкатки» нужно готовиться и к плохому сценарию.

Расширение круга субъектов финансового мониторинга

Новый Закон увеличивает количество субъектов первичного финмониторинга. Например, специально определенные субъекты первичного финмониторинга включают аудиторов, бухгалтеров, консультантов по вопросам налогообложения, адвокатские бюро/объединения, адвокатов, нотариусов, СХ, которые предоставляют юридические услуги, лица, оказывающие услуги по созданию, обеспечению их деятельности или управлению юридическими лицами, риэлторы, СХ, оказывающих услуги в сфере лотерей и/или азартных игр.

Однако из приведенного списка есть исключения – это лица, которые оказывают «услуги в рамках трудовых правоотношений».

Отдельно остановимся на адвокатах. Как сочетается обязанность отчитываться о подозрительных финансовых операциях клиента с адвокатской тайной? Закон предусматривает, что нотариусы, адвокатские бюро, адвокатские объединения, адвокаты, которые осуществляют адвокатскую деятельность индивидуально, лица, предоставляющие юридические услуги, не могут выполнять обязанности по осуществлению надлежащей проверки клиента и не сообщать специально уполномоченному органу о своих подозрениях, в случае предоставления услуг по защите клиента, представления его интересов в судебных органах и в делах досудебного урегулирования споров или предоставления консультаций по защите и представительству клиента (ч. 3 ст. 10 Закона).

Грубо говоря, если подозрительная операция адвокатом выявлена до заключения договора о предоставлении правовой помощи – донос на клиента. Если же информация стала известна спустя, в рамках оказания правовой помощи, то это защита клиента и можно не отчитываться. Вероятно на практике адвокаты не слишком часто сталкиваться с отчетностью, так как возможные нарушения раскрываются после подписания договора и глубокого ознакомления со всеми обстоятельствами дела, а это уже территория адвокатской тайны и гарантированных прав на профессиональную правовую защиту.

Кого еще надо вспомнить среди новых субъектов финансового мониторинга, так это поставщиков услуг, связанных с оборотом виртуальных активов. То есть «спрятаться в крипту» больше не получится, идентификация и мониторинг финансовых операций будут ждать и здесь.

Какие операции подпадают под финмониторинг, а какие – нет?

Закон увеличивает предельный порог операций обязательного финмониторинга со 150 тысяч гривен до 400 тыс. грн (исключение — азартные игры и операции с виртуальными активами — здесь лимит 30 тысяч гривен), при наличии одного или больше следующих признаков:

  • операции между участниками, одним из сторон в которых является лицо, имеющее место регистрации / проживания / местонахождения в государстве, которое не выполняет рекомендации международных организаций по борьбе с отмыванием доходов и финансированием терроризма (например Северная Корея);
  • финоперации политически значимых и связанных с ними лиц;
  • операции по переводу средств за рубеж ( в т.ч. в оффшоры);
  • финансовые операции с наличными.

Безусловно – плюс, ведь отсечет значительную часть небольших операций, о которых раньше приходилось отчитываться Госфинмониторингу. Кроме того, и валютный контроль привязан к данному порогу, так что небольшие переводы должно стать легче проводить не только в Украине, но и между государствами. Однако дроблением операций на несколько допорогових сумм контроля не избежать, здесь банк может посчитать, что это оплата по одной операции, и создать массу проблем.

После приведенного важная ремарка: 400 тысяч по 4 признакам – это пороговые операции, по которым проводится обязательный финмониторинг и о которых нужно отчитываться. Однако финансовому мониторингу подлежат также любые подозрительные операции. Подозрительными считаются операции, если субъект первичного финансового мониторинга подозревает или имеет достаточные основания для подозрения, что они являются результатом преступной деятельности или связаны, или касаются финансирования терроризма или финансирования распространения оружия массового снижения. При этом сумма таких операций значения не имеет, поэтому возможна остановка платежей и на 10-20 тысяч гривен при наличии подозрений.

Не затронет финансовый мониторинг уплату налогов, пополнение мобильных телефонов, оплату коммунальных платежей, снятие средств со собственного счета, денежные переводы на сумму, меньше чем 5 тысяч гривен и некоторые другие операции, прописанные в ч. 18 ст. 14 Закона.

В свете указанного основная масса вопросов клиентов банков пришлась на наличные переводы, перечисления с карты на карту, пополнение своего счета. Типичные рассмотрим далее.

У физического лица есть 10 тысяч гривен наличными и оно хочет перекинуть их своему родственнику / другу / коллеге, сможет ли он это сделать через терминал? Если такой перевод будет сопровождаться идентификацией плательщика через его банковскую карточку, которую считывает терминал, и на банковскую карточку получателя, то никаких препятствий нет, ведь обе личности были идентифицированы еще при выдаче им карт. Аналогично нет проблем, если верификация будет проведена путем отправки пароля на мобильный телефон для подтверждения осуществления платежа указанным плательщиком. Зато лимит в 5 тысяч будет иметь место, если плательщик не захочет идентифицироваться никоим образом и будет анонимно перебрасывать средства на счет получателя.

Можно ли перечислить больше 5 тысяч гривен со своей карточки на карточку любого члена семьи? А на карточку знакомого? Да, ведь владельцы карт уже идентифицированы банком, поэтому не нужно ничего дробить на несколько платежей по 4,9 тысяч, можно смело перечислять большие суммы. Также нет ограничений относительно круга лиц, которым можно перечислить средства.

Можно ли через кассу перечислить 10 тысяч гривен себе на карточку или на любую другую карточку? Да, при условии предъявления паспорта или банковской карты, или идентификации любым иным доступным способом.

Будет ли банк требовать документы об источниках происхождения средств, если физлицо придет в кассу, чтобы перечислить десять тысяч на карточку знакомого? Нет, опять же только идентификация, то есть паспорта достаточно. Такой режим, конечно, не касается нетипично больших для клиента переводов, поэтому здесь уже вступает в силу риск-ориентированный подход: если лицо имеет ежемесячный официальный доход в 50 тысяч гривен, то 10-тысячное перечисление вряд ли будет проблемой, если же неизвестно откуда такое лицо приносит 500 тысяч наличных денег, чтобы положить на счет, то вопросы, вероятно, будут.

Интерес вызывает также право свободно снимать средства с собственного счета без финансового мониторинга. Конечно, это прямое право собственника, ведь если это легальный налогооблагаемый доход, то даже простого желания владельца держать наличность под подушкой, а не в банке, достаточно для реализации им своих конституционных прав. Тем более, финансовый мониторинг был проведен «на входе». В то же время часть клиентов Приватбанка могут вспомнить практику 2019 – начала 2020 года, когда попытки снятия наличных натыкались на вопрос «а для чего она вам?» и сам факт уплаты налогов с этой суммы не всегда убеждал банкиров. Правда такое поведение неформально списывали на придирчивость в избирательный период, чтобы не было черного финансирования выборов, однако тогда оно вызвало немало неудобств и для добросовестных клиентов банка.

Дистанционная верификация клиентов

Что без сомнения можно отнести к плюсам Закона, так это возможности дистанционной верификации клиента. Нацбанк предлагает банкам две модели – полноценную и упрощенную. Упрощенная может применяться банком, если клиент осуществляет финоперации на сумму не более 40 тысяч гривен в месяц и 400 тысяч в год; общий остаток по всем счетам клиента в банке не более 40 тыс. грн. Если кто-то из клиентов не попадает под упрощенную, расстраиваться не нужно, ведь полноценная модель также является удобной и может осуществляться двумя способами:

  • верификация идентификационных данных клиента с помощью Системы BankID НБУ и квалифицированной электронной подписи (КЭП);
  • видеоверификация, то есть фактически общение клиента с сотрудником банка посредством видеотрансляции с возможностью предъявления документов.

Читайте также: Счет по скайпу. Когда банки начнут принимать клиентов онлайн

Техника таких способов верификации, правда, еще только в процессе разработки, однако курс НБУ выбрал правильный. Европейские страны аналогичные попытки начали еще в 2014-2016 годах и опыт в целом положительный.

Замораживание активов и почтовые сообщения

Кроме остановки осуществления финансовой операции, относительно которой у СФМ есть подозрения (к чему уже все привыкли), в новом Законе вводится и возможность замораживания активов, связанных с терроризмом и его финансированием. Такое замораживание осуществляется немедленно, без предварительного уведомления клиента и с информированием специально уполномоченного органа и СБУ. При этом, если клиент хочет узнать, что произошло, то только на его письменный запрос субъект финансового мониторинга исключительно в письменной форме сообщает такую информацию.

Данная норма уже вызвала немало переживаний. Часто оно связано с непониманием, хотя, по правде говоря, опасность есть. Да, СФМ должны замораживать активы лиц, включенных в перечень лиц, связанных с терроризмом. Включение в такой перечень согласно ст. 24 Закона происходит на основании решение суда о включении физ- / юрлиц / организаций, которые отвечают критериям, определенным резолюциями Совета Безопасности ООН, в перечень или на основании сведений, которые формируются международными организациями относительно круга лиц, связанных с терроризмом.

Самые большие опасения касаются именно решений суда, так как доверие к украинской Фемиде на достаточно низком уровне. А если «неприятность» по замораживанию активов случится в период пребывания лица за границей, да еще и во время карантина, то время на отправку письменного запроса, получения письменного ответа относительно оснований заморозки от СФМ, обращения в СБУ или в суд для исключения из перечня лиц, то последствия будут крайне негативные.

Остается надеяться на то, что данный инструмент не станет репрессивным рычагом влияния в руках государства, а если права все-таки будут иметь место нарушения, необходимо информировать об этом ответственные государственные органы, парламентариев и общественность для инициирования поправок к Закону.

Когда изменения заработают

Закон вступил в силу с сегодняшнего дня (28.04.2020) и его нужно выполнять уже сейчас. Однако на данный момент еще отсутствует значительная часть подзаконной нормативной базы, необходимой для практического воплощения всех новшеств. У Кабмина и НБУ есть около 3 месяцев для разработки своих нормативно-правовых актов, а Нацбанк уже анонсировал переходный период для банков и небанковских финансовых учреждений до 2021 года.

Практика в других странах, попытки отсрочки в Украине

Украина не единственная, которая вводит более жесткие правила финансового мониторинга. В Евросоюзе, например, уже давно действуют Директивы ЕС против отмывания средств и финансирования терроризма (anti-money laundering), значительное влияние имеют рекомендации FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering). В Швейцарии, которую часто ставят в пример в качестве проверки транзакций, по итогам 2019 года количество отчетов субъектов первичного финансового мониторинга о сомнительных операциях выросло на 25%, по сравнению с 2018 годом (статистические данные MROS – The Money Laundering Reporting Office Switzerland). В России 25.04.20 правительство уже даже внесло на рассмотрение парламента законопроект, которым банкам будет запрещаться блокировать счет клиента без объяснения причины, то есть жесткость финмониторинга признана даже слишком большой.

В Украине же дискурс, в основном, ведется не столько о самой необходимости новых правил финмониторинга, сколько относительно несвоевременности их внедрений. Ведь карантин существенно усложнил работу многих СФМ, которые в первую очередь сейчас борются за свое выживание, а внедрение новых систем / разработка методологий / назначение ответственных лиц и т.д. не совсем ко времени. Поэтому ряд народных депутатов уже анонсировали законопроект об отсрочке действия нового Закона.

Как бы там не было, а Нацбанк, который был одним из драйверов изменений, положительно оценивает новый Закон и ожидает повышения уровня прозрачности осуществления финансовых операций. В противовес целый ряд политиков и экспертов уже выразили обеспокоенность нововведениями, а некоторые и прямо заявляют, что такие только добьют и без того слабую экономику и увеличат объемы теневого сектора.

Комментарии - 10

+
+58
GrugoriyHoland
GrugoriyHoland
29 апреля 2020, 12:51
#
Можно и не гадать, большая часть мелкого бизнеса которая работала через «пополняшку» уйдет полностью в тень. Особенно скажется на оптовиках  и рынках типа  «7 Километре» и т п.  К нам идут 90 года и и сумки с наличкой.
+
0
05974950
05974950
29 апреля 2020, 16:56
#
По-моему, это оптимистический сценарий. 
Цели - «заморозить» экономику, 
все может быть хуже..
+
+44
semenvekselberg
semenvekselberg
29 апреля 2020, 13:18
#
«добьют экономику или выведут ее из тени» — какая разница???
https://www.youtube.com/watch?v=Mt1LP2BL21k
+
+38
AleksandrBank
AleksandrBank
29 апреля 2020, 16:50
#
Один мультимиллионер, у которого несколько сотен млн.дол. заранее как Бенефициар и офиц.владелец убрал Кипские прокладки, хотя и до этого декларировал что он владелец. Это он как раз сделал в феврале-марте.

Не вижу ничего плохого в законе, давно пора работать в белую. Часть так или иначе останется в тени, без этого никак, даже в США в тени бизнес ведут.
+
+22
SkrudjMacduck
SkrudjMacduck
29 апреля 2020, 17:46
#
Пишуть, що постраждає бізнес, де оформлений лиш директор і бухгалтер... так проти них і треба боротися. Це і є мета закону. Всі мають бути оформленими і платити податки.
+
+49
media08
media08
29 апреля 2020, 20:59
#
После нормальной налоговой реформы, этот финмониторинг и нафиг не был бы нужен...
+
0
user793472975
user793472975
30 апреля 2020, 1:30
#
Далі продрозгортка
+
0
3333315
3333315
30 апреля 2020, 22:11
#
В Польше на всех рабочих мест хватит..
+
0
veritasana
veritasana
1 мая 2020, 9:32
#
Да..сделать..купил хлеб..отчитайся..купил Порше за 100 грн сразу в цугундер иди, с со всеми родственичками и около..Всех одинаково финмонить..а то 5000..Достали уже..
+
0
PocketLawyer
PocketLawyer
3 мая 2020, 15:48
#
Интересная статья, вопрос об «Конечном бенефициаре» остается открытым, на мое мнение процент компаний которые будут «пойманы» на операциях по скрытию конечного бенефициара увеличиться, но на общую картину может сильно не повлиять. Но тем не менее попытки приближаться к международным стандартам лучше, чем бездействие.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
Реклама