Читати українською

Три аргумента в пользу повышения капитализации банков

Тема наращивания капитала банками вызывает множество дебатов. Уже к 11 июля подходит срок, когда все без исключения банки обязаны нарастить капиталы до минимальных 200 млн грн, а к июлю 2024 года этот показатель должен вырасти до 500 млн грн. Небольшие финучреждения пытаются выторговать у регулятора поблажку и остановиться на 200 млн. Но на Институтской пока непреклонны.  

Банк может привлекать ресурсы двумя основными путями — из собственного капитала и заимствуя.

Глава Совета НБУ Богдан Данилишин в своей колонке на НВ написал, почему банкам необходимо наращивать капиталы. «Минфин» приводит сокращенный вариант статьи. 

Богдан Данилишин
Богдан Данилишин

Банк может привлекать ресурсы двумя основными путями — из собственного капитала и заимствуя. При этом акционеры банка защищены институтом ограниченной ответственности, ведь любой кредит банка не дает права регресса. Если собственный капитал банка уходит «в минус», что случается, например, при рискованной кредитной политике, акционеры банка не так уж и много теряют — все убытки ложатся на кредиторов банка и государство. Но у банков есть еще одна специфическая особенность: дополнительных выгод от вливания капитала в банк со стороны его акционеров не получат не только сами акционеры, но и кредиторы (в связи с отсутствием права регресса). Единственная группа, которая напрямую выигрывает от увеличения собственного капитала банка — это налогоплательщики, так как в случае банкротства банка на компенсацию по вкладам может понадобиться меньше государственных денег. Полагаю, что такого мотива достаточно, чтобы посвятить колонку вопросам капитала банков.

Сразу возникает, например, такой вопрос — каким должен быть норматив достаточности капитала? Актуальны ли для нас 8% (6% основной капитал плюс 2% дополнительный капитал) рекомендованные «Базелем III»? И если в Украине норматив достаточности капитала банка несколько выше (10%), стоит ли нам ориентироваться на «Базель», имеет ли смысл уменьшить установленный у нас норматив?

Среди ученых и практиков есть разные мнения относительно целесообразного норматива капитала банков. Например, Дэвид Майлз, член комитета по денежной политике Банка Англии, считает, что капитал банка должен составлять не менее 20% от взвешенных по риску активов банка. В свою очередь авторитетные экономисты Анат Адманти и Мартин Хеллвиг в книге «Новые надежды банкиров» предлагают поддерживать банковский капитал на уровне 30% по отношению к активам.

Предчувствую возмущение многих владельцев и руководителей украинских банков в отношении приведенных значений. Сразу замечу, что я не считаю их возможными для введения в Украине сейчас или в обозримом будущем.

В вопросах целесообразного размера норматива достаточности капитала банка точные оценки и категоричные суждения невозможны в принципе. Но колоссальные потери банковской системы Украины в 2014-2016 годах произошли в том числе вследствие невысокой капитализации банковской системы и несоответствия капитала уровню и размерам рисков.

Давайте разберем основные доводы, которые приводят сторонники мягкого подхода к нормативам достаточности капитала банка и те, кто выступает против наращивания регулятивного капитала банков.

Первый аргумент. Высокие нормативы достаточности капитала ведут к тому, что банки несут убытки вследствие того, что они вынуждены оставлять деньги на счетах, не направляя их в активные операции и не получая прибыль. Но давайте тонко отделять ликвидные активы, которые находятся на балансе у банков, от собственного капитала банка, который является источником осуществления активных операций и имеет то своеобразное достоинство, что на него можно списать убытки (и получить отрицательный капитал, что неоднократно случалось с украинскими банками в 2014-2016 году и приводило их к банкротству). Давайте не будем сводить воедино активы, которыми владеет банк, и его пассивы, которые являются источниками финансирования активов. Собственный капитал относится к пассивам — это источник средств для банка, а не актив, принадлежащий банку. Активом собственный капитал банка является лишь для его акционеров.

Второй аргумент. Усиление требований к банковскому капиталу замедлит восстановление экономики. Вопрос, заслуживающий детального рассмотрения. Сторонников этой точки зрения много не только у нас в стране, но и в мире, что неудивительно, так как она по-своему непротиворечива. К примеру, глава американской ассоциации банкиров Киттинг утверждал, что «за собственный капитал нужно платить — и банки, и экономика в целом имеют меньше кредитов, поскольку банки упираются в тесные нормативы достаточности капитала». А один из наиболее авторитетных за всю историю центральных банкиров мира Алан Гринспен говорил в 2011 году — «Увеличение собственного капитала сверх необходимого уровня означает, что часть средств станет недоступной для финансирования капиталовложений, повышающих производительность» (о конкретном значении этого «необходимого уровня» Гринспен с привычной ему таинственностью предпочитал умалчивать).

Допускаю, что некоторые отечественные сторонники ослабления требований к нормативу достаточности капитала и к размеру регулятивного капитала банка восприняли бы слова Гринспена приблизительно так — мол, поскольку акционерный капитал является ограниченным ресурсом, его не нужно тратить на всякие пустяки, вроде повышения надежности банков. Конечно, я не сторонник решения сложных специфических проблем на основе консенсуса в общественном мнении, но уверен, что подавляющее большинство граждан и многие эксперты-профессионалы с гораздо большим пиететом относятся к проблеме надежности банковской системы. Бесспорно, выбор желаемой степени безопасности — это вопрос приоритета в ценностях. Но лично я считаю надежность банковской системы вопросом первостепенной важности. Особенно, если вспомнить те суммы, которые приходится тратить на компенсации вкладчикам обанкротившихся банков или на рекапитализацию банков, которые относят к категории to big to fail.

Да и сам этот довод Гринспена можно подвергнуть аргументированному сомнению. Акционерный капитал — это не какие-то средства, пылящиеся без дела, а один из видов пассивов банка, такой же источник финансирования активов, только более безопасный и не столь чреватый кризисами, как средства клиентов или долговые обязательства. К тому же, если банки будут в большей мере использовать собственный капитал, то повысится кредитный рычаг предприятий нефинансового сектора экономики, поскольку акционерный капитал переместится к банкам. А это лучше защитит экономику в целом от внезапных массовых банкротств.

Третий аргумент. Приходилось слышать утверждение, что потеря ликвидности для банка страшнее, чем недостаток капитала. Обращусь к упомянутой выше книге Адманти и Хеллвиг, в которой они утверждают — «Если финучреждения обременены значительными долгами, то достаточно небольшого шока, чтобы возникли сомнения в их состоятельности. Такие сомнения могут побудить кредиторов к тому, чтобы изымать деньги, и чем быстрее тем лучше. Что вызовет у банков проблемы с ликвидностью». Таким образом, первопричиной проблем скорее является недокапитализация банков. К тому же, чем более значительным капиталом обладают банки, тем смелее они могут принимать дополнительные риски.

Конечно, политика постепенного увеличения регулятивного капитала банка и поддержания норматива достаточности капитала на сравнительно высоком уровне не решит всех проблем банковской системы. Но представление о том, что банковские кризисы можно предотвратить с помощью гибридных финансовых инструментов (позволяющих конвертировать депозиты или облигации в акции банков), разнообразных планов действий на случай кризиса и «завещаний» на случай банкротства — крайне наивное и чрезмерно оптимистичное. Поэтому, постепенное наращивание капиталов украинских банков является целесообразным.

Кстати, Гринспен изменил свое отношение к вопросу капитализации банков – в 2014 году в книге «Карта и территория» он пришел к выводу о целесообразности наращивания банками собственного капитала.

Комментарии - 2

+
0
bampi
bampi
6 июня 2017, 16:23
Докапитализация банков не является панацеей от всех бед, так как не решает проблемы несоответствия ликвидности. Именно поэтому в Базеле ключевую роль играют показатели LCR и NSFR. Где в свою очередь, важную роль играет спецификазия покрытия. Если бы НБУ принимал все « *** » кредиты и бумаги к обеспечению, то априори понятие проблемы с ликвидностью отсутствовал бы вообще. Гринспен большей частью уделял вниманию TLAC (общего показателя покрытия убытков) или как его еще называют, буфер под убытки, но так же огромная роль уделяется временным разрывам погашения пассивов и активов. То есть, WAL первого не должен превышать WAL второго с корректировкой на стрижку при рефинансе, все что свыше — это и есть адекватность.
+
0
09104
09104
7 июня 2017, 14:38
Далеко не все банки выдержат такой прессинг. Должны остаться сильнейшие.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться