Читати українською

Фундамент для девальвации

Гривна падает. Доллар преодолел 26 на межбанке и торгуется по 27,3 на черном рынке. Что это — локальный всплеск из-за спекуляций или объективная закономерность, вызванная фундаментальными экономическими причинами?

Доллар растет.

«Минфин» спросил у экономистов.

Константин Фастовец
Константин Фастовец

Константин Фастовец, глава аналитического отдела Adamant Capital

Если говорить, глобально, то курс определяется балансом спроса и предложения валюты на рынке. Здесь можно выделить несколько основных моментов. Один из них – зависимость наших банков от работы рынка США. В прошлую пятницу в Штатах был выходной. Традиционно у нас из-за этого получается, что поставки валюты в страну сокращаются. Потому что операции в долларах вне страны в эти моменты не происходят – долларовые корсчета наших банков, как минимум, косвенно, находятся в Америке. Соответственно приток валюты ограничен. В последний раз, когда на межбанке наблюдался рост курса, это было связано с этой причиной в том числе.

Второе из того, что присутствует всегда – это перетекание спроса из наличного рынка в межбанковский. Благодаря валютным ограничениям такие движения ограничены (компании не могут, просто так купить доллар), но методы все равно имеются. Если на наличном рынке начинается паника, то она так или иначе отражается на балансе безналичных операций с валютой.

Если говорить о влиянии на все эти процессы власти, то нужно разделять отдельные ее элементы. У нас есть правительство, то есть Министерство финансов, если мы говорим о бюджете, есть парламент и есть Нацбанк. Это колеса, которые не всегда крутятся в одном направлении. У Нацбанка сейчас в приоритете инфляция, они декларируют, так называемое, инфляционное таргетирование. Поэтому НБУ меньше всех заинтересован в девальвации гривны – она влияет на инфляцию и срывает регулятору установленные планы на год. Когда курс растет, Нацбанк выходит на рынок с интервенцией, чтобы удержать рынок в каких-то адекватных рамках.

Минфин со своей стороны не может никак влиять на курс. Но большая инфляция действительно приводит к росту доходов бюджета, в то время как расходы могут оставаться, как минимум, квази-фиксированными. Причины по которым экономисты правительства еще полгода назад заложили в бюджет-2017 курс в 27,5 грн за доллар, скорее всего, связанны с их прогнозами по платежному балансу.

Василий Юрчишин
Василий Юрчишин

Василий Юрчишин, директор экономический программ Центра им. Разумкова

Падение, которое мы сейчас наблюдаем, связано с объективным фактором – украинская экономическая динамика остается крайне слабой. Даже предполагаемые на этот год 1,5-2% роста, и 2–3% – на следующий – это очень мало, потому что это ниже, чем среднемировая динамика. К этому добавляется ухудшение платежного баланса и перспективы очередного транша от МВФ, которые становятся все более призрачными.

Из субьективных моментов, я бы назвал чрезмерную популистичность украинской власти. Она обещает повышение соцстандартов и социальной поддержки (в том числе, неожиданное решение по выплатам вкладчикам финкомпаний банка Михайловский), настаивая на том, что на экономической ситуации это никак не отобразится. Но то же самое мы видели ровно год назад, когда правительство объявило о выплате упреждающих пенсий и других соцвыплат. Это привело к тому, что курс тогда резко вырос и было это как раз перед Новым Годом.

Но вообще надо сказать, что небольшая девальвация (даже не девальвация, а рост курса доллара) – это даже позитивный момент для слабой экономики. Здесь важно, чтобы коррекция курса буквально на несколько процентов превышала инфляцию. Не более того. То есть, если инфляция у нас 10-12%, то рост курса не должен быть больше, чем 14-15%. Правда, стоит учесть, что объективную информацию по уровню инфляции у нас в стране найти довольно трудно.

Александр Вальчишен
Александр Вальчишен

Александр Вальчишен, руководитель аналитического подразделения группы ICU 

В третьем квартале 2016 года в Украине был зафиксирован квартальный прирост в 0,4%. То есть, из последних пяти кварталов, четыре были с приростом реального ВВП. В итоге — кумулятивный прирост реального ВВП в 12-ти месячных терминах на сегодня составляет 1,7%. В целом за год мы ожидаем реальный рост в диапазоне 1,5-1,6%.

Например, та же Россия из пяти последних кварталов только два были положительными по росту ВВП. В Беларуси аналогично ожидают падение экономики на 2% за год. В Казахстане — стагнация, но властям удается держать квартальный прирост практически на нуле, за 2016 год в целом ожидается либо нулевой прирост, либо снижение ВВП на 0,3%. Все эти экономики в итоге прошли через девальвацию своих валют, так как поддержание «стабильного курса» даже при наличии валютных резервов (пример — Россия и Казахстан) не имеет логики ни с точки зрения макро-, ни с точки зрения микроэкономики. Суть этого процесса не в необходимости наполнять бюджет, а скорее в невозможности влияния на экономику при режиме стабильного курса. 

Внутренний валютный рынок по гривне реагирует на развитие ситуации на международных финансовых рынках, где доллар подорожал против практически всех валют от развитых стран до развивающихся. И финансовые рынки в ближайшее время будут поддерживать эту тенденция, пытаясь понять будущую экономическую политику администрации президента Трампа. В придачу, участники международных финансовых рынков уже формируют свои позиции с учетом положительного решения ФРС США по повышению ключевой процентной ставки на декабрьском пересмотре политики монетарными властями США. Но, на наш взгляд, данная реакция международных финансовых рынков сойдет, так как политика Трампа достаточно противоречивая и опасения по поводу чрезмерного роста инфляции являются чрезмерными, скорее инфляция в США будет оставаться на умеренных уровнях. В итоге, ситуация на рынке гривна/доллар также должна успокоиться, хотя НБУ будет предельно осторожным всю эту зиму в плане снижения своей ключевой операционной ставки — она будет удерживаться на уровне 14% в течении 1 квартала 2017 года.

Олег Устенко
Олег Устенко

Олег Устенко, исполнительный директор Фонда Блейзера

Я не вижу объективных экономических причин тому, что мы наблюдаем сейчас на валютном рынке. А это значит, что есть все признаки иррационального поведения участников рынка. Это не только те, кто покупает и продает валюту, а и Нацбанк. Существенную иррациональность демонстрируют все трое.

Макроэкономические условия за последние несколько недель сильно не изменились. Золотовалютные резервы – 15,5 млрд долларов – этого достаточно для того, чтобы поддерживать курс в том коридоре, который был ранее. Я вполне допускаю, что девальвация до 27 грн за доллар к концу года запланирована. Но это не должно случиться прямо сейчас. Я не вижу больших платежей по кредитам, которые могли бы увеличить отток валюты. Но даже если бы они были – платежи около миллиарда долларов все равно не выглядят суммой, которая сильно могла бы повлиять на курс. Запас прочности есть и у НАК Нефтегаз, который получил 500 млн долларов кредита на свои нужды. Опасности для курса с его стороны тоже нет.

Где она есть – так это в плане иррационального поведения. Оно может исходить из того, что в конце года иностранцы будут проводить репатриацию прибыли. Некоторую часть этого долларового ресурса они (особенно это касается иностранных банков) могут формировать уже сейчас.

Вторая причина – политическая. Национальный банк не вышел позавчера с интервенцией по продаже валюты. Хотя мог бы успокоить рынок продажей буквально 10 млн долларов. Но они этого не сделали. Потому что как раз тогда под НБУ протестовали люди. И регулятору было выгодно сказать, что доллар дорожает из-за этих протестов. Это и была основная проблема – не в политической нестабильности, а в действиях Нацбанка, который мог бы выйти на рынок раньше, но предпочел остаться в стороне.

Вадим Иосуб
Вадим Иосуб

Вадим Иосуб, старший аналитик Альпари

Особенность плавающего курса – он всегда соответствует текущим макроэкономическим условиям. НБУ вмешивается в ход торгов с помощью интервенций в виде аукционов, для сглаживания сильных колебаний гривны. При этом на тренды Нацбанк не влияет, они формируются под воздействием состояния текущего счета, девальвационных ожиданий населения, эмиссии денег (в первую очередь, для спасения вкладчиков лопнувших банков), и других фундаментальных факторов.

Существующие административные ограничения на валютном рынке затрудняют арбитраж между различными его сегментами, в частности, между межбанком и наличным рынком. Это периодически приводит к расширению спреда на различных сегментах рынка, что мы и наблюдаем сейчас. Ситуация близка к «множественности курсов», против которой традиционно выступает МВФ, однако, судя по всему, такое положение временное, и курсы на межбанке и наличном рынке в ближайшие дни сойдутся. В то же время, о неизбежности «ползучей» девальвации говорить нельзя. Всегда есть варианты, которые будут зависеть от степени жесткости монетарной политики Нацбанка и бюджетно-налоговой политики. Смягчение политики, снижение ставок, эмиссия денег, рост расходов бюджета приведут к девальвации. И наоборот, жесткая и ответственная политика остановят ее, и даже приведут к укреплению гривны. А вот вопрос, какую политику предпочтут проводить экономические власти, пока остается открытым.

Есть распространенное мнение, что девальвация нацвалюты помогает бюджету, так как, во-первых, стимулирует экспорт, а во-вторых, увеличивает налоговые поступления от экспортеров в гривнах. Однако не стоит забывать, что девальвация увеличивает выраженные в гривнах обязательства бюджета по обслуживанию внешнего долга, а через рост инфляции повышает уровень бедности и снижает инвестиционную привлекательность страны. С моей точки зрения, эти минусы перевешивают возможные плюсы, и искусственная девальвация гривны не соответствует интересам ни бюджета, ни украинцев. Оптимальный курс валюты – тот, который складывается самостоятельно под воздействием спроса и предложения при минимальном (в идеале – при полном отсутствии) вмешательстве государства.

Станислава Ярош
Станислава Ярош

Станислава Ярош, старший финансовый аналитик рейтингового агентства «Рюрик»

Рост курса доллара объективен не столько с точки зрения макроэкономический показателей, сколько ввиду фундаментальных причин. Национальная валюта экономики, которая ориентируется на экспорт сырья, по определению будет обесцениваться. Другое дело, насколько плавно это происходит.

Конкретно сейчас, помимо таких факторов, как начало отопительного сезона и задержка очередного транша МФВ, на курс гривны относительно доллара влияет общее усиление доллара в мире одновременно с ослаблением национальных валют конкурентов Украины, в первую очередь Китая.

Девальвация и инфляция, безусловно, способствуют росту определенных статей налоговых поступлений в бюджет. Рост цен и ослабление гривны приводит к увеличению поступлений по НДС и таможенной пошлине. С другой стороны, поступления по налогу на прибыль предприятий, как ключевому источнику наполнения бюджета, напротив, только уменьшаются, вследствие чего возможность финансировать расходы бюджета неинфляционным методом сокращается.

И хотя мы не можем с абсолютной уверенностью утверждать, умышленно или нет «отпустили» гривну, сокращению бюджетных дыр это, вероятнее всего, поспособствует. Другое дело, что применение девальвации и инфляции как инструмента увеличения доходов бюджета на самом деле только тормозит развитие экономики и сокращает реальную налоговую базу, и, в чуть более долгосрочной перспективе не решает фискальные проблемы, а лишь усиливает их.

Комментарии - 2

+
+35
Igor4321
Igor4321
18 ноября 2016, 11:03
Сколько людей столько и мнений. 

А последняя вообще порадовала налог на прибыль предпиятий ключевой источник дохода бюджета — ахаха. Не у нас в стране. 
http://index.minfin.com.ua/budget/income/

так для небольшого ознакомления.
+
0
Игорь Рогов
Игорь Рогов
20 ноября 2016, 13:31
Людей много, специалистов мало, а результат один обесценивание денег.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться