Читати українською

Китайский Стив Джобс

Лей Джуна любят сравнивать со Стивом Джобсом, а его компанию Xiaomi — с Apple. Сможет ли он оправдать сравнение?

Китайский Стив Джобс.
Лей Джун, основатель одного из самых горячих местных стартапов Xiaomi. Фото с сайта forbes.ru

Не так много американских предпринимателей наберутся смелости сравнивать себя со Стивом Джобсом. Чтобы найти таких сумасшедших, надо отправиться в Китай. Лей Джун, основатель одного из самых горячих местных стартапов Xiaomi, утверждает, что он и есть китайская реинкарнация бывшего главы Apple.

Базирующаяся в Пекине компания Xiaomi выпускает MI-One — мощный смартфон на базе операционной системы Android, собранный на фабриках Qualcomm и продающийся по значительно более низкой цене, чем большинство аналогичных моделей конкурентов. Когда MI-One был анонсирован минувшей осенью, Xiaomi получила около 300 000 предзаказов за 34 часа. Меньше чем за год Лею удалось продать 3 млн устройств. К декабрю эта цифра должна достичь 6 млн. MI-One не просто популярен, он чертовски популярен. И это только начало.

Лей Джун, основатель одного из самых горячих местных стартапов Xiaomi, утверждает, что он и есть китайская реинкарнация бывшего главы Apple.Лею недавно исполнилось 43 года. В прошлом он венчурный инвестор и серийный предприниматель, сегодня — публичное лицо Xiaomi. Как и у Джобса, у него есть свои преданные поклонники — преимущественно молодые китайцы, повернутые на гаджетах. Каждый год Xiaomi устраивает огромную встречу с фанатами, от которой на мили веет религиозной оргией. У микроблога Лея более 4 млн подписчиков, и ежедневно он тратит часы на общение с пользователями через внутренний чат Xiaomi — MiTalk.

Первый успех к Лею пришел около восьми лет назад, когда Amazon не пожалел 75 млн долларов на его онлайн-магазин Joyo.com. Спустя три года Лей вывел на биржу антивирусную компанию Kingsoft. Он также вкладывает деньги в производителя популярного мобильного браузера UC Web и создателя видеоприложения YY.com. Лей основал Xiaomi в 2010 году вместе со своим другом Лин Бином, бывшим инженером Microsoft и Google, который сейчас занимает должность президента компании. Главная идея Лея и Лина — субсидировать стоимость самого устройства, заставляя пользователей платить за разнообразные сервисы.

К сравнению с Джобсом глава Xiaomi относится со смесью любви и ненависти. Он признается, что вдохновлялся Джобсом всю жизнь, но при этом отказывается признать очевидное копирование его стиля в одежде. Как следует из слов Лея, постоянные голубые джинсы и черное поло являются рекламой его магазина одежды Vancl. «В начале меня это дико бесило. Но теперь мне все равно», — говорит Лей. Коллеги, впрочем, рассказывают, что основателя Xiaomi по-прежнему можно вывести из себя, называя Лей-Бу-Си (по аналогии с китайским именем Джобса — Кьяо-Бу-Си).

«Если бы Джобс жил в Китае, он не смог бы добиться такого же успеха, — уверен Лей, — Джобс был грандиозным перфекционистом, тогда как в нашей культуре предполагается более умеренное отношение к вещам».

По его словам, в Китае просто необходимо идти на компромиссы. Многие американские компании неспособны это понять. Достаточно вспомнить Google, которая ретировалась из КНР, столкнувшись с цензурными нападками местного коммунистического правительства.

Так или иначе, очевидно одно: Лей, как и легендарный глава Apple, создает вокруг себя оглушительный шум. Стремительные продажи MI-One на начальном этапе происходили исключительно за счет сарафанного радио — никакой телевизионной или печатной рекламы.

Частично популярность Лея объясняется его публичным конфликтом с CEO производителя антивирусов Qihoo 360 Чжоу Хунвэем.Частично популярность Лея объясняется его публичным конфликтом с CEO производителя антивирусов Qihoo 360 Чжоу Хунвэем. Однажды Чжоу заявил, что Xiaomi зарабатывает на каждом смартфоне по 100$, поэтому фанаты, которые верят рассказам Лея о желании зарабатывать не на железе, а на софте, — абсолютные идиоты. Чуть позже Чжоу разболтал журналистам новость о последнем раунде инвестиций в Xiaomi, по итогам которого компанию оценили в $4 млрд. По словам Лея, это правда, но многие инвесторы были крайне недовольны просочившейся информацией о них.

Не надо быть гением, что оценить перспективность китайского рынка смартфонов. У ведущего сотового оператора страны China Mobile на конец мая было 677 млн абонентов. Сравните это со 100 млн пользователей крупнейшего оператора США — AT&T. Это меньше, чем у China-China Telecom и China Unicom, двух ближайших преследователей China Mobile. При этом более половины проданных в этом году в Китае мобильных устройств являлись смартфонами. В следующем году будет три четверти.

Надо также понимать, что доля Xiaomi на рынке ничтожно мала. До конца года в Китае будет продано около 140 млн смартфонов. Таким образом, MI-One будет ответственен всего за 5% от общего количества устройств. Однако одновременно это означает и прекрасные возможности для роста. У Xiaomi есть как минимум одно очевидное преимущество перед более могущественными конкурентами: если iPhone 4S в Китае стоит 790$, то MI-One — 320$.

Лей тем временем становится все богаче. В июне Xiaomi привлекла $216 млн. Среди инвесторов — Investors include Morningside Group, Qiming Venture Partners, IDG, Temasek и DST Юрия Мильнера. Вся компания, как уже было сказано, в результате была оценена в $4 млрд. Это, на секундочку, больше, чем текущая капитализация производителя BlackBerry, канадской компании Research in Motion. Лей остается самым крупным акционером с долей в 30%. Следовательно, он уже миллиардер.

Пока долгосрочной целью Xiaomi является выход на иностранные рынки, как это удалось сделать Huawei и ZTE.Чтобы остаться в клубе супер-богатых людей, Лею необходимо поддерживать высокий спрос на продукцию Xiaomi и сохранять собственный культовый статус в глазах фанатов. Постоянные сравнения со Стивом Джобсом в данной ситуации идут ему исключительно на пользу. «Китаю просто необходим свой Стив Джобс. Очень многие желают ему успеха», — рассказывает о Лее генеральный директор трейдерской группы Great Wall Club Вен Чу. «Создать в Китае свой собственный Apple будет крайне тяжело, — полагает представитель консалтинговой фирмы RedTech Advisors Майкл Кленден. — Как бы хорошо я ни относился к Лей Джуну, он не Стив Джобс, поэтому у меня нет уверенности, что ему удастся разработать экосистему сервисов и устройств, сравнимую с Apple».

Пока долгосрочной целью Xiaomi является выход на иностранные рынки, как это удалось сделать Huawei и ZTE. Первая попытка должна состояться уже в следующем году. В частности, компания ведет переговоры с европейскими операторами Telefónica и Vodafone — пока, правда, никаких контрактов подписано не было. В Китае Xiaomi продает MI-One через всех местных операторов, однако две трети смартфонов по-прежнему покупаются через ее сайт. По расчетам аналитиков, выручка Xiaomi к концу года должна составить $2 млрд.

Сохранить подобные темпы — еще один вызов. Постепенно в Китае появляется все больше небольших производителей мобильных устройств. Цена самых дешевых смартфонов на базе Android и Windows достигает уже $100. Маржинальность бизнеса постепенно снижается. Лей же продолжает настаивать, что его это совершенно не заботит: «Мы никогда не собирались зарабатывать на продажах самих устройств. Поэтому ценовая конкуренция никогда нас не коснется». Смелое утверждение, но это, разумеется, неправда. Снижение цены неизбежно затронет Xiaomi, как и всех остальных.

Очевидно, что Xiaomi предстоит еще долгий путь, прежде чем компания сможет вступить в открытый бой с конкурентами вроде Apple. Но Лей уверен, что однажды этот момент настанет. Если вы ему верите, значит, Xiaomi уже сделала один большой шаг вперед.

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться