VictorS
Зареєстрований:
14 листопада 2012

Останній раз був на сайті:
16 липня 2019 о 06:40
Перегляд профілю:
Сьогодні: 32
Всього: 169756

VictorS - блог

RSS блога
Стать:
мужской
Блог
Коментарі
Валютний форум
Відгуки
Гаряча лінія

Всё определится экономикой Украины

15 липня 2019, 6:49   + 80 голосов 7 комментариев

Алексей Кущ

11 июля в 13:23 ·

Национальный банк устами своего замглавы и одновременного главного «робота-макроэкономиста» объявил о начале эры «конструктивной неопределенности». Термин «конструктивный» означает тот факт, что находящиеся внутри нашей экономической пробирки рыночные агенты, целиком и полностью осознают возможность Нацбанка в любой момент переключить «тумблер» валютного рынка и перевести его в верхний или нижний воздушный «курсовой эшелон», в стадию взлета либо посадки. Объясняется это просто: рынок маленький, а регулятор большой. С другой стороны, фактор неопределенности говорит о том, что большинство рыночных участников не знает, когда это произойдет. Невозможность предугадать действие НБУ по мнению чиновников является главной «изюминкой» (маленькое, сморщенное) проводимой нынче в Украине рыночной игры с участием центрального банка. Сложные поведенческие модели, возникающие при этом на микроуровне как квантовые флуктуации, порождают миллионы индивидуальных инвестиционных и финансовых решений, которые и формируют неповторимый рельеф нашей внутренней рыночной среды. Так должно быть в теории и в сознании «младостарцев» на Институтской. Но так не происходит на практике. В реальности такая среда становится идеальной для финансовых спекулянтов и маржинальной торговли финансовыми инструментами и валютой. Инвесторам из реального сектора экономики нужны четкие прогнозные параметры и индикаторы, позволяющие сформировать понятные контуры будущего той или иной экономики. Такими индикаторами могут быть прогнозный обменный курс, показатель ВВП, инфляция. Избыточная волатильность прогнозов отпугивает инвесторов, тем более, что большинство развивающихся стран уже в состоянии обеспечить достаточно глубокий горизонт планирования сложных бизнес-циклов, рассчитанных на 3-5-летнюю окупаемость. Стратегия повышения уровня добавочной стоимости и вероятность встраивания национальной экономики в глобальные технологические цепочки также зависит от адекватности валютной и денежной политики центрального банка. Если кончено речь не идет о сырьевой экономике, прочно привязанной к «вагонетке» мировых цен на сырье и полуфабрикаты. То есть системным инвесторам нужна «конструктивная определенность». В том плане, что само по себе обещание красивых цифр роста ВВП, умеренной инфляции и стабильного обменного курса, должно быть еще подтверждено реальными операционными возможностями экономики в целом и центрального банка в частности. Очевидно, что речь не идет о фиксированном курсе. Кстати, плавающий курс – является его «уродливым двойником» и по сути означает лишь отказ НБУ от любых форм конструктивной валютной политики. Новые модели курсовой стабильности следует искать в опыте европейских стран, которые в свое время уже переболели «детскими болезнями», сопутствующими любой экономике, которая интегрируется в более сильную среду. Ведь сейчас Украина активно проходит болезненный период адаптации к европейскому рынку товаров, услуг, рабочей силы и капитала, стандарты которого несоизмеримо выше наших. В этих условиях давление на гривну неизбежно. В частности, внутренний капитал будет уходить в более надежные «гавани», а торговое сальдо с таким рынком как рынок ЕС для Украины окажется в лучшем случае нулевым. Еще на заре евроинтеграционных процессов европейские страны пришли к необходимости установления особого валютного режима, который вошел в историю под названием «европейская валютная змея» или «змея в тоннеле». Суть этой курсовой модели заключался в следующем: в условиях интеграции значительного количества стран в общий рынок капитала, экономики, представленных слабыми национальными валютами, они окажутся в состоянии долгосрочного курсового шока, что в свою очередь деструктивно повлияет на их экономическое состояние и финансовый сектор в частности. Именно для сглаживания пиковых курсовых колебаний (в условиях отсутствия общей европейской валюты), шесть стран «Общего рынка» договорились об определении «золотых точек», то есть ограничителей курсового коридора для своих валют по отношению к долларовому паритету. Отклонение шести национальных валют относительно доллара США допускалось в пределах плюс/минус 1,125%, то есть общий диапазон колебаний составлял 2,25%. Рассмотрим эту модель на примере гривны. Базовый курс 28. Размер курсовых колебаний применительно к гривне можно расширить до 5%. В таком случае, верхняя точка девальвации гривны составит 29,4, а нижняя – 26,6. Модель европейской курсовой змеи просуществовала недолго и в дальнейшем привела к созданию единой европейской валюты. Но в 90-х годах прошлого века в отдельных аспектах своего функционирования она была «расконсервирована» и активно применялась для сглаживания курсовых колебаний национальных валют новых членов ЕС из бывшего соцлагеря (страны Центральной Европы и Балтии). В противном случае, тот же польский злотый ждала бы судьба гривны, правда в варианте «лайт». То есть для снижения девальвационных ожиданий и сокращения уровня процентных ставок Украине (пока она не стала членом ЕС) нужны эффективные курсовые механизмы, которые бы амортизировали соприкосновение с более мощным и динамичным рынком капитала, таким как европейский. Курсовая змея для этого подходит просто идеально. Но умные люди резонно возразят – кто будет фондировать НБУ? Ведь наш регулятор эмитирует гривну, а не доллар или евро. Для сглаживания курсовой кривой, учитывая сезонные колебания нашей национальной валюты, необходимо тратить примерно 1,5 млрд долл. и до одного миллиарда евро (осень/зима). Данные отрицательные интервенции НБУ можно полностью или частично компенсировать в весенне-летний период, когда на рынке наблюдается профицит валюты. В случае кризисного обострения вследствие падения цен на сырьевых международных рынках или резкой турбулентности на финансовых, объем интервенций для сглаживания «курсовых горбов» и выпрямления курсовой кривой придется увеличивать в несколько раз. С учетом того, что сезонный фактор принесет весной-летом профицит предложения, Нацбанку всего лишь нужно найти источник компенсации «кассовых разрывов»: существенная, если не вся часть потраченных зимой на интервенции валютных запасов будет компенсирована до наступления осени в летний период. Но где взять стартовый ресурс для запуска данной модели, ведь для того, чтобы продать доллары, нужно в начале их купить, а у нас денег нет…На самом деле инструменты для реализации модели «курсовой змеи» у нас есть и для этого вовсе не обязательно тратить свои золотовалютные резервы, тем более, что их мало. Валютный своп – это простыми словами обмен валют между двумя участниками (простой своп) или несколькими (сконструированный своп). Обмен может происходить по фиксированным курсам и плавающим, с уплатой разницы в базовых процентных ставках по той или иной валюте или без оной. В данном случае перед нами классическая своп-линия (Swap Line) между двумя центробанками, предусматривающая обмен национальными валютами по фиксированному курсу…… Кстати, еще в 2012 году НБУ подписал с Народным банком Китая соглашение о валютном свопе на 15 млрд китайских юаней или 19 млрд гривен, что на тот момент было эквивалентно 2,36 млрд долл. Сама по себе сделка была подана тогда как серьезный прорыв в части обеспечения возможностей для экономических субъектов двух стран проводить экспортно-импортные операции в национальных валютах. В прежние времена внешнеэкономические договора как в Китае, так и в Украине, фондировались в долларах и потребность в свопе была нулевой. Но начиная с 2010-го года, Китай начал усиленно двигаться в сторону снижения уровня долларизации своей внешней торговли и разработал комплексную программу заключения своп-соглашений с центральными банками, представляющими страны, являющиеся торговыми партнерами Поднебесной. Кроме свопов с Китаем, Нацбанк времен Януковича планировал заключить подобные соглашения с Россией (рубль-гривна) и Белоруссией. Соглашение о китайском свопе, кстати было в прошлом году переподписано действующим главой НБУ Яковом Смолием во время его визита я в Пекин: срок три года, сумма – эквивалент 62 млрд грн. Если НБУ уже имеет опыт «свопования», то почему он не пытается расширить данный инструментарий за счет соответствующих соглашений с ЕЦБ и ФРС по евро и доллару? Для этого нужна проактивная политика Нацбанка. На данный момент он подписывает соглашения с Китаем, который сам об этом «и думает, и хочет». ЕЦБ и ФРС и «не думают, и не хотят», но это не значит, что мы не должны стучаться в эту дверь. Как показывает опыт других стран, без эффективных амортизирующих механизмов движение по пути интеграции в сложные и более конкурентные рынки превратится в блуждание по ленте Мебиуса, которая, как известно, является символом бесконечности. Мы покупаем американский уголь и тепловозы, планируем закупать газ. Открыли свой рынок для европейских товаров и не пытаемся получить взамен ничего в виде необходимых для нашей экономики амортизаторов. Намного проще просить гранты и кредиты. Первые «дерибанятся», вторые – перекладываются на плечи будущих поколений и разворовываются в режиме реального времени. Ситуация «неопределенности» затянулась на годы. И она продолжится до тех пор, пока НБУ заключает свопы в юане, оборот которых у нас составляет считанные доли процента и не делает этого в отношении доллара и евро лишь только потому, что о первом попросили в Пекине, а о втором – некому думать в Киеве.

 
 

Америка. Нереальная красота! Йосемити парк и озеро Тахо

12 липня 2019, 7:55   + 15 голосов 13 комментариев

Видео

Смотрите, друзья. Приятного просмотра.

 

Всё по-прежнему плохо

10 липня 2019, 17:10   + 210 голосов 6 комментариев

Час финансовой сансары: Почему нынешнее укрепление гривны весьма обманчиво и опасно

15:0710.07.2019

Наш Минфин «поймал белочку». Не в том плане, что в результате бессонных бюджетных ночей к «мастерам над монетой» явился пушистый и подвижный лесной зверек. А в том, что само это уважаемое ведомство оказалось закрытым в клетке с большим колесом под названием «пирамида внутреннего государственного долга». И чем быстрее крутится колесо «финансовой сансары», тем, как это ни парадоксально, сильнее укрепляется курс гривны. И выхода из этого бесконечного вращения, к сожалению, нет. Тут или ближе к «24» или назад в будущее в 28-30 гривен за доллар. Либо к курсовому процветанию, но длиною в жизненный цикл мухи-дрозофилы (ярко, но недолго), либо к новому «прокурору», который наверняка должен заинтересоваться операциями с государственными ценными бумагами, о чем упоминал даже НБУ, да и мы неоднократно писали.

Но Минфин действует не сам, а с напарником. «На шухере» стоит Нацбанк. Трудно представить министра финансов в виде «белки», слишком образным мышлением необходимо обладать, как у художника кубиста начала прошлого века. Еще сложнее представить Национальный банк, который сам загоняет себя в «волчью яму» диалектического выбора между «плохим и ужасным». Но регулятор сам выбрал шаткий путь макроэкономического балансирования с помощью нестабильного рынка государственных долговых обязательств.

112.ua

За последние дни курс гривны на межбанковском рынке пробил очередную психологическую отметку «26» и устремился к «25». Еще недавно Нацбанк презентовал тысячную купюру и говорил о замене на монеты мелких бумажных номиналов, и тут такой праздник жизни, настоящие «именины сердца». Может Украина превратилась по мановению волшебной монетарной палочки в сказочный «Сингапур», как когда-то Золушка стала женой прекрасного принца? К сожалению, Сингапур так и остался на «магнитиках». В реальности все та же сырьевая, рентная, коррупционная модель экономики, про которую еще можно добавить: малая и открытая. Сильная валюта является проекцией сильной экономики. Это аксиома, не требующая доказательств. Правда гривна уже была «сильной» и при нынешней модели: в 2008-м и 2013-м. Правда, в основном до «осени».

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ

За январь-апрель текущего года объемы экспорта товарной продукции в Украине выросли на 6%, в то время как в прошлом году они составляли 12%. Замедление в два раза. Правда наблюдается резкое улучшение внешней ценовой конъюнктуры на традиционные товары нашего экспорта: железная руда, металл, зерно, кукуруза. Первая и вовсе выросла с 60 долл./т прошлым летом до 120 долл./т нынешним. Основная причина: «черный лебедь» в виде аварии на бразильском руднике с многочисленными человеческими жертвами. В результате – дефицит железорудного сырья на рынке и ценовой сдвиг, не обусловленный объективными экономическими факторами, ведь еще в январе этого года аналитики JPMorgan Chase и Goldman Sachs Group прогнозировали повторение котировок прошлого года, которые были в два раза меньше сегодняшних. Но «черный лебедь» оставил следы своей жизнедеятельности на нашем «капоте», а это к деньгам. Остановка бразильского рудника привела к росту доходов нашего ГМК. Вот только доходы эти в значительной мере осели на контролируемых иностранных компаниях (КИК) в виде рент ФПГ и очень слабо повлияли на рост доходов государственного бюджета. Кроме того, темпы роста ВВП Украины выпали из диапазона 3%+ и ушли в более низкий интервал 2-2,5%. На точке замерзания находятся и прямые иностранные инвестиции: их объем не превышает 2,5 млрд долл. в год, значительная часть из них при этом идет в банки, а не в реальный сектор экономики.

Фундаментальные, объективные экономические факторы давали основания ожидать максимум стабильности гривны, но не глубокого укрепления.

Но здесь свою роль сыграли как раз факторы субъективные и искусственные. С одной стороны, НБУ проводит политику стерилизации денежной массы, изымая у банков избыточную ликвидность с помощью выпуска сберегательных сертификатов и создавая таким образом дефицит гривны на рынке капитала. С другой – Минфин проводит постоянную эмиссию краткосрочных долговых обязательств (в основном на три и шесть месяцев) под сказочную доходность 20% годовых, которые выплачиваются к слову за счет расходов государственного бюджета. Учитывая, что западные венчурные фонды сейчас активно охотятся на положительную доходность по всему миру, Украина превратилась для них в настоящий рай финансового спекулянта (и одновременно в ад для развития реального сектора экономики). К услугам фондовых спекулянтов сейчас «любэ»: депозитарный линк, с помощью которого депозитарий НБУ через систему прямых корсчетов связался с международным депозитарием Clearstream и сейчас для операций с ОВГЗ вовсе не обязательно открывать счет в ценных бумагах в Украине, достаточно просто проводить транзакции лежа под «пальмой» или находясь в удобном лондонском офисе. Кроме этого, НБУ разрешил коммерческим банкам кредитовать нерезидентов под покупку ОВГЗ на срок до 14 дней и банкам сейчас намного выгоднее именно этим и заниматься, чем нудной работой по корпоративному кредитованию. К услугам нерезидентов и одна из самых высоких в мире учетных ставок в размере 17,5%, ведь именно к этому ориентиру цен на деньги привязаны ставки и по депосертификатам НБУ, и по ОВГЗ Минфина. С учетом ревальвации гривны – нерезиденты сейчас получают на рынке наших облигаций валютную доходность выше 20% и это также абсолютный мировой рекорд. Вдумайтесь в эту экономическую антиутопию: самая стабильная валюта в мире и одна из самых высоких учетных ставок центрального банка. Потребительская инфляция в два раза ниже учетной ставки НБУ. Тоже рекордная диспропорция. При этом базовые ставки стран-соседей постсоветского пространства находятся на уровне 4-7% (РФ, Беларусь, Молдова, Грузия, Казахстан). В сухом остатке имеем ревальвацию национальной валюты и одновременно один из самых высоких показателей инфляции среди стран-торговых партнеров, в результате чего реальный эффективный обменный курс гривны постоянно растет, съедая нашу конкурентоспособность и экономическую эффективности с точки зрения стоимости базовых факторов производства, которые уже превышают параметры конкурентов. Но эта экономическая антиутопия помогла Минфину создать на рынке профицит спекулятивной валюты, которая поступает от нерезидентов для покупки ОВГЗ.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ

Итак, с одной стороны, операции НБУ по снижению уровня ликвидности банков и дефицит гривны. С другой, выстраивание пирамиды ОВГЗ Минфином и профицит на рынке спекулятивной валюты, поступающей от нерезидентов. Все эти факторы и влияют в итоге на искусственную ревальвацию нашей национальной валюты. Дефицит гривны + профицит «горячих» долларов = курс 25,5.

С точки зрения стратегии управления государственным долгом, замена внешних долговых обязательств на внутренние и постепенное замещение валютных финансовых инструментов на гривневые – позитивный шаг, если бы не одно «но». Выпуск ОВГЗ происходит в основном на сроки три и шесть месяцев под 20% годовых, а для выстраивания адекватной линейки долга необходимо удлинять сроки обращения облигаций хотя бы до 3-5 лет и выше, а ставку доходности снижать до 10% и ниже. В противном случае, Минфин превращается в ту самую белку в колесе, когда не успевая погашать подоспевший транш долга, приходится привлекать новый, чтобы не допустить технический дефолт и так до максимального учащения выплат/привлечений. Остановить это колесо – равносильно гибели под его тяжестью.

Как работает монетарная пружина НБУ, хорошо видно на графике.

112.ua

Именно тогда, когда курс гривны пробил точку «26» и укрепился с 26,2 до 25,68 в течение первых пяти дней июля, корреспондентские счета коммерческих банков на начало операционного дня снизились с 54 млрд грн до 36-37 млрд грн (минус 17 млрд грн), хотя для поддержания высокого уровня ликвидности необходимо иметь 60 млрд грн. За счет чего произошло такое резкое снижение? За указанный промежуток времени НБУ погасил банкам депозитные сертификаты на сумму 107 млрд грн (влил в систему) и одновременно привлек ресурсы с помощью выпуска новых депосертификатов в объеме 126 млрд грн (вывел из системы). Нетто-отток ликвидности с помощью монетарных инструментов Нацбанка составил минус 19 млрд грн. Это именно та ликвидность, которая и ушла из банков, создавая дефицит гривны на рынке капитала. Ведь эти деньги не пошли в реальный сектор экономики, а были просто изъяты регулятором из обращения.

112.ua

Все эти месяцы Минфин активно привлекал спекулятивные «горячие» инвестиции нерезидентов. Интересное наблюдение: с января по июль 2019-го вложения нерезидентов в ОВГЗ выросли с 6 млрд грн в десять раз и составили на начало июля 60 млрд грн или эквивалент 2 млрд евро, в то время как вложения физических и юридических лиц практически не изменились: первые выросли с 6,3 млрд грн до 8,9 млрд грн, вторые – с 20,7 млрд грн до 23,3 млрд грн.

112.ua

А вложения в ОВГЗ коммерческих банков и вовсе похудели на 30 млрд грн, сократившись с 374 млрд грн до 344 млрд грн. Частично «сдулся» и портфель НБУ: падение на 11 млрд грн (с 348 млрд до 337 млрд). Получается, что украинский бизнес и население не очень-то и верят в надежность рынка ОВГЗ, а банки и вовсе потихоньку сбрасывают свои рыночные портфели. Выходит, что пирамида государственных облигаций – это своеобразная «липкая лента» для нерезидентских мух, которые летят на запах высокой доходности и постепенно «влипают» на нашем «постоялом дворе».

112.ua

В структуре инвестиций нерезидентов в ОВГЗ 97% занимают гривневые облигации и лишь 3% — валютные в долларах и евро. И тут мы возвращаемся к теме «волчьей ямы», куда НБУ сам себя и привел. Для активизации экономического роста и разблокирования кредитных каналов необходимо снижать учетную ставку и не на 0,5% как сейчас, а более радикально, хотя бы до уровня «полуторной» инфляции, то есть до 10-12%. И делать это необходимо в ближайшие полгода. Но любое резкое снижение базовой ставки и производной доходности сберегательных сертификатов и ОВГЗ приведет к тому, что банки перестанут активно покупать первые, а нерезиденты – вторые. То есть банковская система начнет насыщать ликвидностью реальный сектор и часть этих денег попадет на валютный рынок для покупки долларов/евро, а нерезиденты начнут репатриацию своих доходов за рубеж, что неминуемо сдвинет курс к девальвационному тренду. Что опять же по принципу зарождающейся волны подхлестнет оставшихся нерезидентов не ждать погашения ОВГЗ, а сбрасывать их на вторичном рынке и максимально быстро репатриировать доходы в «тихие гавани». На данный момент «нерезами» движет поведенческая модель «жадности» и они заглатывают наживку в виде высокодоходных ОВГЗ как голодная рыба, но если на смену придет иная поведенческая модель под названием «страх и паника», все они тут же превратятся в стаю полярных леммингов, дружно бегущих к обрыву на берегу моря. Нечто похожее Украина уже проходила в 1998 году, когда массовое бегство иностранных спекулянтов с рынка государственных долгов привело к девальвации гривны с 1,8 до 3,4 и реструктуризации государственных обязательств.

Сжатие монетарной пружины и построение пирамиды ОВГЗ имеет ту особенность, что проиграют те, кто зайдет на финише. Кроме того, чем сильнее сжатие модели, тем глубже будет укрепляться курс гривны и тем сильнее окажется курсовой отскок в девальвацию, ведь одно дело опускаться до экономически обоснованного уровня 28 с 27 и другое дело на ту же отметку, но с уровня 25. Тем более, что импортные цены в Украине имеют очень специфическую эластичность: при девальвации они динамично растут, а при ревальвации практически не изменяются, что впрочем закономерно: уровень текущих цен соответствует платежеспособному спросу и для торговых сетей нет надобности их понижать. Это можно было бы сделать при росте прибыли на увеличении торговых оборотов, но где гарантии того, что украинцы купят больше товаров при снижении цен. Именно поэтому, нынешняя ситуация – это почти пасторальная идиллия для крупных импортеров потребительского ширпотреба и звонкий гвоздь в крышку гроба отечественной промышленности.

В этой связи хотелось бы упомянуть о проблеме узкого горизонта прогнозирования в Украине, что является одним из ключевых блокираторов притока прямых инвестиций в нашу экономику. Инвесторы не могут реализовывать в Украине долгосрочные проекты на 3-5 лет, так как не знают, сколько здесь будут стоить базовые факторы производства и какова будет капитализация активов, тот самый пресловутый мультипликатор. Если все будет дешевле, то зачем заходить на рынок сейчас, а если дороже – то насколько и перекроет ли рост капитализации бизнеса уровень обесценивания инвестиций. Пару лет назад Банк Англии публиковал аналитические материалы, согласно которым новая монетарная модель центрального банка заключалась в таргетировании доверия участников рыночной игры к действиям регулятора, ведь его классические инструменты в виде базовой ставки уже не воспринимаются широкими слоями субъектов экономики, так как очень слабо коррелируют с их целями на микроуровне. В Украине действует несколько иной принцип. Цитата из недавнего интервью замглавы НБУ Сологуба: «Принцип конструктивной неопределенности, которым Нацбанк руководствуется в своей валютной политике уже три года, как по мне, работает очень хорошо. Глобально все понимают, что Нацбанк конструктивен, что есть четкие параметры интервенций. Но, с другой стороны, рынок не знает и не понимает, какими краткосрочными целями Национальный банк руководствуется, и не может его просчитать». Выходит, политика управляемого хаоса оказалась базовой в нашей финансовой системе.

В качестве гипотезы можно предположить, что подобная «неопределенность» формирует практически идеальную среду для спекуляций и арбитража, особенно, если у того или иного субъекта финансового рынка есть доступ к инсайдерской информации и надежные аффилированные связи: вначале паника и покупка доллара зимой по 29, а затем продажа его летом по 25,5. По методу сообщающихся сосудов, полученные на одном долларе 3,5 гривен могут составить неплохую ренту даже в стагнирующей экономике.

Алексей Кущ

 
 
 
 

Крым и «Северный поток — 2» — ловушки, расставленные на Путина

9 червня 2019, 20:09   + 67 голосов 8 комментариев

Россия уже сегодня напоминает экономическую амебу.

Чешское издание Deník N опубликовало интервью с украинским военным экспертом, заместителем директора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаилом Самусем (перевод – inosmi.ru).

— Чисто гипотетически, существует ли быстрое военное решение ситуации на Донбассе?

— Украинская армия сегодня способна занять Донбасс за два — четыре дня. Но мы не знаем, как отреагировала бы Россия. Скорее всего, ассиметрично. Наверное, она нанесла бы удар не с земли, а с воздуха, например, по таким городам, как Харьков, Одесса или даже Киев. Такая опасность существует.

— Москва готова к открытому конфликту?

— С российской стороны к границе с Украиной стянуты огромные подразделения. Были созданы три новые дивизии. Там стоит 1-я танковая армия, 20-я армия, 8-я армия — все это новые войсковые подразделения. К бою готовы приблизительно сто тысяч бойцов. А кроме того, тысяча самолетов. Россия полностью контролирует Черное море и без труда может перекрыть Украине путь в мировые океаны из порта Одессы. Это поставило бы под угрозу украинскую экономику.

— Перспективы не из лучших. Будь Вы военным советником Вашего нового президента Владимира Зеленского, что бы Вы ему посоветовали?

— Я бы посоветовал не делать резких движений и не спешить. Время работает на него.

— Но достаточно ли этого? Сидеть и ждать?

— Сейчас Зеленский может попробовать объяснить людям на оккупированной территории, что для них будет лучше, где им будет лучше.

— Как это проделать технически, ведь на Донбассе почти все смотрят российские государственные телеканалы, а там им рассказывают нечто совершенно другое, в том числе, о том, что Европу контролируют либо гомосексуалисты, либо евреи, либо евреи-гомосексуалисты?

— Это уже не так. На Донбассе многие начинают понимать, что реальность отличается от риторики СМИ и политических прокламаций. Вот, например, так называемый глава ДНР Пушилин, которого Москва привела к власти и которого продолжает патронировать. Все его там знают как профессионального мошенника! Его имя связано с пресловутой организацией МММ, которая печально прославилась на всем постсоветском пространстве. Пушилин представлял МММ в Украине. Как граждане могут доверять такому человеку?

— Надеются ли избиратели Зеленского, что в отличие от своего предшественника Порошенко новый президент сумеет примирить враждующие стороны и завершить конфликт компромиссом?

— Любой конфликт заканчивается капитуляцией одной из сторон и победой другой. Что касается международных военных конфликтов (а война на Донбассе — именно такой конфликт), в истории не найдется ни одного с компромиссным и выгодным для всех исходом. Всегда один проигрывает, а второй побеждает. Это известно и Зеленскому, который добивается лишь изменения соотношения сил в пользу Украины. Вероятно, на сегодняшний день это единственный способ завоевать большее доверие к Киеву среди людей, проживающих в оккупированной части Донбасса.

— Вы хотите сказать, что мирные переговоры между Зеленским и Путиным, по-Вашему, бесполезны?

— У подобных переговоров не больше шансов на успех, чем у тех, которые могли вести Путин и экс-президент Порошенко. Единственное изменение, которое рассматривается, — это расширение нормандского формата до женевского и приглашение США и Великобритании. Возможно также начало переговоров о Будапештском меморандуме. Нужно вернуться к тому, что когда-то пообещали Украине его подписанты. Это могло бы принести пользу.

Крым за Донбасс? Ни в коем случае…

— То есть, по-Вашему, на Донбассе все решит терпение? Остается говорить о Крыме?

— Нет. В Москве Крым считают закрытым вопросом, о котором говорить бессмысленно. Состоялся референдум, и по воле крымского народа полуостров вернулся в лоно России. Таким образом, у новой украинской администрации, как и у старой, нет никаких шансов на прямые переговоры с Россией о Крыме.

— Команда Зеленского предложила провести референдум, чтобы определить формат переговоров с Россией. Но в Европе эту идею считают крайне опасной и популистской…

— В Украине тоже. Это некое послание, которое пока очень трудно расшифровать да и реализовать, ведь у нас до сих пор нет закона о референдуме. Но, по-моему, речь скорее идет о тактическом ходе, который должен привлечь внимание и вызвать симпатию у русскоязычных жителей востока и юга. Пусть эти люди думают, что Зеленский хочет мира и переговоров с Россией. Но вообще я не понимаю, о чем на референдуме нужно спрашивать граждан, ведь переговоры в Минске все еще продолжаются. Тогда, собственно говоря, что выносилось бы на референдум?

— Например, можно было бы спросить, не стоит ли пожертвовать Крымом в обмен на уход российских боевиков с Донбасса?

— Если президент вынесет подобный вопрос на референдум, на высшем посту он долго не задержится. Это очень дестабилизирует ситуацию, и, возможно, грянет третий Майдан.

— Вы хотите сказать, что украинцы никогда не смирятся с утратой Крыма?

— А зачем? Объясните мне причину…

— Чтобы избавиться от фронта на Донбассе и получить обратно оккупированную территорию…

— А почему они должны такой ценой избавляться от фронта?

— Потому что он мешает людям жить нормальной, безопасной жизнью, работать, путешествовать…

— Единственный аргумент, который я готов принять, такой: чтобы не гибли украинские солдаты. Что касается путешествий, то каждый день более 30 тысяч человек из оккупированной части Донбасса пересекают линию фронта, направляясь на неоккупированные территории.

— Но люди, зачастую старые и больные, многие часы проводят в очередях, их проверяют солдаты. Вокруг — минные поля, и случается, что в этих очередях, а не на фронте, умирают люди… Например, город Красногоровка, где я недавно побывала: там проходит линия фронта, которую не пересечь. В городе остались только пьяницы, старики и матери с детьми. Мертвый город. Город в тупике. Без магазинов, ресторанов, кафе…

— Вы предлагаете обменять Крым на то, чтобы мы могли открывать кафе в Красногоровке? Нет, нет… я не хочу утрировать. Если Вы спрашиваете о каком-то варианте, предполагающем обмен одной части нашей страны, скажем Крыма, на мир, возвращение контроля над нашими границами и уход боевиков с Донбасса, то я должен ответить так. Кто предлагает подобное, по сути предлагает Украине склониться перед Россией и отказаться от Крыма, поскольку Россия больше. А известно ли вам, что Украина — самая большая страна Европы? Ни о каких обменах и речи идти не может. Хотя идея эта весьма популярна, но не в Украине, а в России и в Европе. Москва хочет, чтобы европейские государства давили на Украину и чтобы она отказалась от Крыма в обмен на мир. Я считаю, что менять Донбасс на Крым нельзя.

— Но тогда Крым останется под российским контролем, а Донбасс, вероятно, превратится в мертвый, безлюдный регион…

— Я так не думаю. Ведь Крым, пусть на первый взгляд так не скажешь, — это ловушка для Путина.

— А он еще не знает, что попался?

— Речь не о военной, а международно-правовой ловушке.

— На поле боя украинцы не смогли защитить Крым. Вернее, они даже не пытались… И боевыми действиями вернуть его себе они не сумеют…

— Не думаю, что нужно убить сто тысяч человек, чтобы вернуть полуостров Украине. Мы же не будем всерьез рассматривать возможность разбомбить Симферополь? Или, может, вам жаль, что там никого не убили?

— Отнюдь. Просто удивляет, насколько легко россиянам удалось взять под контроль значимый стратегический регион в Черном море и превратить его в свое укрепление.

— Я бы винил в этом скорее не украинцев, а страну, которая все это сотворила. Нужно понимать, в какой сложной ситуации в 2014 году оказался Киев: президент бежал, министр обороны пропал, сбежал даже начальник Генерального штаба. По сути государством никто не управлял. Не удивительно, что в армии воцарилась тягостная нравственно-психологическая атмосфера. Ответственность за оккупацию Крыма несет исключительно Владимир Путин, который принял это решение.

— Дождемся ли мы момента, когда российский президент предстанет перед международным трибуналом за территориальные споры со своими соседями?

— Пожалуй, нет, поскольку прежде, чем это произойдет, Путин умрет. Но ответственность ляжет вообще на всех россиян. Вряд ли на них подействуют укоры, но им придется заплатить огромные деньги, так что это дело им в буквальном смысле дорого обойдется. Российские обыватели этого пока не понимают. Они не осознают, что за все украденное им однажды придется заплатить.

— Как будут производиться подсчеты?

— Мы уже сейчас знаем, сколько теряем, не имея возможности пользоваться нашими газовыми месторождениями. Сейчас там ведут добычу россияне. Все это можно подсчитать до копейки. Речь идет о сотнях миллиардов долларов, и каждый день эта сумма увеличивается.

— И в этом заключается упомянутая Вами ловушка?

— Да. Украина не должна ни на что обменивать Крым, ведь иначе она лишится козыря. В данном случае Россия признала свое преступление тем, что легитимировала аннексию. Проведенный там псевдореферендум не избавит Россию в будущем от обязанности заплатить нам за украденные активы, землю, предприятия, банки, шельф, газ… Ни один документ, который сейчас там подписывается, не имеет юридической силы. Любой владелец недвижимости, которую незаконно продали, может подать в суд и выиграет.

— Однако Украина постоянно подает на Россию иски из-за аннексии. Международные суды признают украинскую правоту, но в Москве эти вердикты игнорируются, и все остается по-прежнему. Какой тогда в этом смысл?

— Вечно игнорировать решения Москва не сможет. Сейчас она как раз пытается избежать гигантского штрафа, который ее ожидает. Поэтому россияне всячески продвигают идею об обмене Крыма на Донбасс.

— Так если бы Украина на это добровольно согласилась, в будущем она уже не могла бы ни на что претендовать?

— Разумеется. Крым — это проблема не для Киева. Крым — это огромная проблема для Москвы.

— Вы хотите сказать, что Путин совершил ошибку, когда официально присоединил Крым к России?

— Именно. Им следовало повторить то, что они сделали с грузинской Абхазией. Де-факто Путин ее присоединил, но официально оставил ее самостоятельной, поэтому никто не может сказать, что он откровенно украл территорию. С Крымом все иначе. Путин сам себе подписал приговор, официально присоединив полуостров к Российской Федерации. Благодаря этому его неблагоразумию нам некуда спешить в вопросе Крыма. Он сам «дозреет» и будет нашим.

— Россияне утверждают, что если бы они не захватили Крым, туда пришел бы НАТО и построил бы там военно-морскую базу…

— Это исключено. Почему сегодня нет морской базы НАТО в Румынии? Потому что существует конвенция Монтре (международное соглашение 1936 года о режиме прохода военных кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы — прим. авт.). У НАТО не может быть базы в Крыму, поскольку, согласно этой конвенции, военные корабли водоизмещением более 30 тысяч тонн нечерноморских стран не могут находиться в Черном море более 21 дня. Поэтому базы НАТО не может быть и в Румынии или в грузинском Батуми. Американцы могут приплывать погостить, но не могут разместить тут свою постоянную флотилию. В общем, Крым не принес России никакой пользы, кроме того, что Путин войдет в историю.

— Итак, чего именно ждет Киев?

— Следующего российского президента. Потом международное сообщество представит России счет.

— Я не могу себе представить, чтобы Москва добровольно начала переговоры о том, что Вы предлагаете, то есть по сути о военной репарации…

— Россия уже сегодня напоминает (по сравнению с Китаем, Евросоюзом или США) скорее экономическую амебу, чем тигра. На нее приходится всего два процента мирового ВВП, а амбиций у России — на 300%. По сути Россия — это огромная Северная Корея. Там тоже стараются внушить людям, что их страна — один из столпов мирового порядка. На самом же деле президент Путин только провоцирует конфликты во многих уголках мира, чтобы представители мирового сообщества с ним общались. Ведь если бы он этого не делал, никто и не обращал бы на Путина никакого внимания. Россия не инновационная страна, не свободная страна, не та модель, которая привлекала бы западное общество.

— О Донбассе в Европе уже почти не пишут. Есть ли причина, по которой стоило бы вернуть эту тему?

— Не знаю, интересует ли европейцев традиционная позиционная война на востоке их континента. После подписания минских договоренностей силы в принципе уравновесились. Но даже в такой ситуации каждый день случаются бои, есть раненые, а также погибшие с обеих сторон. С точки зрения участников, это конфликт между Россией и Украиной. И у него единственная основная цель — превратить Украину в вассальное государство.

— Кто сегодня командует военными операциями сепаратистов на Донбассе?

— Всем командуют россияне. На Донбассе воюют бойцы 8-й армии, главный штаб которой находится в российском Ростове-на-Дону и в Новочеркасске. 8-я армия состоит из 1-ого армейского корпуса (это специальное оккупационное подразделение). Оно находится непосредственно на оккупированной территории. А вот 150-я мотострелковая дивизия дислоцируются в России, где также проходят обучение бойцы, которые затем едут воевать в Украину.

— А как же местные боевики?

— На Донбассе нет никакой работы, поэтому люди идут воевать, чтобы заработать. Российский солдат получает до тысячи долларов в месяц, а местные — максимум 200.

— Могла бы украинская армия противостоять российской, если бы на сторону Киева не встало международное сообщество и хотя бы слегка не образумило Москву?

— Любая армия, которая не воюет, ничего не стоит. Поэтому и украинская армия в мирное время пребывала в ужасном состоянии. Я вам гарантирую, что никакая европейская армия сегодня не проявила бы себя с лучшей стороны в условиях реальной войны. Уровень армии растет, прежде всего, во время войны.

До конфликта с Россией у Украины была армия, которая мыслила и могла воевать согласно канонам Второй мировой войны. Но за последние пять лет она сделала огромный шаг вперед, и сейчас нужно окончательно положить конец периоду постсоветского менталитета.

— Что Вы имеете в виду?

— Создание профессиональной армии. Призыв — контрпродуктивный пережиток. Призывник знает, что его будут унижать как личность, что его будут уничтожать. И поэтому все, на что он способен, это воевать, как прусская армия в XVIII и XIX веке.

— Не возникнет ли дефицита живой силы? Парней с автоматами?

— Сегодня уже так не воюют. Сегодня воюют технологии и, главное, система. Современная война может продолжаться всего несколько часов. Армия, которая хочет победить, должна быть абсолютно профессиональной, и система должна быть идеальной. Приказ должен исполняться за доли секунды. С момента, когда цель замечена, определены ее координаты, принято решение о поражении до исполнения приказа не должно проходить много времени. Устаревшая армия, будь в ней даже 80 миллионов солдат, проиграет той, которая будет функционировать как идеальный механизм, движущийся к своей цели.

— Украинская армия уже является подобной системой?

— Она добилась огромного прогресса с 2014 года. Но системой еще не является. Мы только хорошая армия, такая же хорошая, как и у россиян, но не более. Мы еще не превзошли их по качеству. Чтобы получить шансы в борьбе с россиянами, мы должны подняться на новый уровень. Это значит, что мы должны сделать армию профессиональной, отменить призыв, который люди воспринимают как репрессию и наказание. Нужно, чтобы солдаты шли в армию добровольно, а другие добровольцы шли служить в подразделения территориальной защиты.

— Будут ли у правительства на это средства?

— Сейчас мы выделяем на армию пять процентов ВВП. На эти деньги можно добиться цели. В новой администрации есть люди, которые поддерживают этот план. Сегодня в украинской армии служит 200 тысяч военнослужащих. Если мы создадим добровольческую территориальную защиту, как в Прибалтике, то значительного перевеса нам и не потребуется. А если мы этого не сделаем, и война с Россией разгорится в полную силу, то ее события будут напоминать Первую мировую.

Россияне знают, как воевать с такой армией, но сегодня можно воевать и иначе. Да, нам нужна сильная зенитно-ракетная оборона, флот. Но людей нужно не так много. Нам также нужны роботизированные системы, которые не требуют присутствия человека. Мы стоим на пороге технологической революции, после которой уже будет ясно: никому не нужно, чтобы пять миллионов вооруженных солдат неустанно ждали, когда нападет враг.

— Есть ли какой-то смысл в санкциях против России, или у Вас есть идея получше, как принудить Россию к переговорам?

— Пока это не санкции, а только их иллюзия.

— Но, судя по всему, Европа пока не готова усилить давление на Россию.

— Да, потому что новые санкции нанесли бы удар скорее не по российскому, а по европейскому бизнесу.

— Можно ли придумать наказание, которое одновременно не накажет и европейцев?

— Да. Финансовые разведки Европы и Соединенных Штатов точно знают, где хранятся или во что вложены финансовые средства людей из ближайшего окружения Путина. Их можно просто лишить этих денег. Можно помешать определенным лицам выводить огромные средства из России. Но одни совсем не хотят этого делать, а другие, наоборот, наживаются на том, что санкции безвредны и не работают.

— Вероятно, наиболее эффективной была бы энергетическая блокада, но она, прежде всего, нанесла бы удар по Европейскому Союзу.

— Не обязательно нужна блокада. Достаточно было бы пересмотреть отношение к газопроводу «Северный поток — 2».

— Но тогда Германии пришлось бы полностью изменить свое мнение об этом проекте…

— «Северный поток — 2» вписывается в их энергетическую стратегию безопасности. До 2030 года они планируют активно развивать зеленую энергетику. К тому времени они откажутся от атома и угля, а вместо них будут использовать газ. Рынок ориентирован на российские газопроводы, поэтому для них это важно.

— Почему им недостаточно газопровода, ведущего через Украину?

— Я считаю, что Европа опять затащила Путина в ловушку. Дело обстоит не так, как кажется на первый взгляд. Кремль вложил в «Северный поток» огромные деньги. Сам за все заплатил. А теперь вся его концепция рушится, потому что газопровод все еще не введен в эксплуатацию.

А ведь российский энергетический план, который за последние пять лет довели до идеала, заключался в том, что будет работать еще и «Южный поток», проложенный через Черное море. На Балтике же будет «Северный поток». В результате не работает ни то, ни другое. Европейцы подложили Путину свинью.

— Намеренно?

— Возможно. Но главное — это одна магическая дата: 31 декабря 2019 года, когда заканчивается договор с Украиной о транзите.

— Что магического в истекающем энергетическом договоре, пусть даже очень важном?

— Россияне планировали, что 31 декабря 2019 года закончится транзитный период для Украины и все потоки газа пойдут через «Южный поток» и «Северный поток». Но уже ясно, что им не успеть. Если бы у россиян все получилось, они сумели бы выбросить Украину из игры, полностью ее уничтожить и диктовать ей свои условия.

— Но теперь им придется подписать с Украиной новое соглашение о транзите, хотя они его не планировали?

— Именно так. Еще на пять — десять лет. Потому что «Северного потока — 2» у них нет. Его введут в эксплуатацию только года через два. Так что договора с Украиной Москве не избежать. А Германия будет давить на россиян, чтобы они подписали соглашение с Киевом как можно скорее и без фокусов. Начинается интересная эра — время больших сделок.

— Таким образом, было бы преждевременно говорить о победе России на всех фронтах?

— Пятилетний план россиян рухнул. Они демонстративно заявляли, что Украина — нестабильный регион, и убеждали Европу, что нужно строить газопроводы в обход Украины. Достаточно оставить ей, бедняжке, какие-нибудь десять миллиардов кубометров транзита в год, чтобы украинцы совсем не вымерли. Но ничего из этого у россиян не вышло.

— Где они допустили ошибку?

— Дания не позволила проложить газопровод через свою экономическую морскую зону.

— То есть маленькая Дания остановила столь масштабный проект?

— Это подтверждает, что у России, кроме мощной армии, больше нет средств для борьбы. Против этой огромной страны выступила крошечная Дания и помешала россиянам добиться своей цели, а кроме того, ограничила энергетическую гегемонию России на континенте.

— Кроме того, россиянам придется часть мощностей газопровода передать конкурентам.

— Европа подставила России еще одну подножку. «Северный поток — 2» включили в третий энергетический пакет Европейского Союза, который значительно ограничивает монополии. Умный и дальновидный ход. Отныне россиянам придется подчиняться законам, действующим в Европейском Союзе. А в ЕС одна компания не может одновременно контролировать и газ и инфраструктуру.

Таким образом, Газпром не может владеть и газопроводом и газом, определять, куда и за сколько он будет продан, устанавливать все условия сделок. России придется с кем-то поделиться половиной мощностей этого пресловутого газопровода. По нему им позволят переправлять только половину того, на что он рассчитан. Остальное придется «продать» другим поставщикам газа.

Это опять-таки на пользу Украине, поскольку из-за этого России придется пользоваться украинской транзитной сетью газопроводов, чтобы вывезти весь газ, предназначенный для экспорта. «Усеченного» «Северного потока — 2» ей уже не хватит.

Кроме того, россиянам угрожает развивающийся рынок СПГ, которым располагают, прежде всего, Соединенные Штаты. Согласно большинству прогнозов, в 2021 году энергетический рынок станет более открытым, либерализуется и диверсифицируется. Россия все быстрее будет терять свои монополистские позиции. Так она лишится важного инструмента, с помощью которого контролирует ситуацию.

— Этого и должен спокойно дождаться президент Зеленский?

— Да. Ясно, что когда садишься в президентское кресло, ты просто вынужден кричать направо и налево, что завтра даруешь народу мир. Но время работает на нас.

 
 
 
Сторінки: 123456
Реклама