26 февраля 2018, 15:39 Читати українською

Невидимый актив: деловая репутация и как ее защитить

Репутация – это актив. Иногда довольно условный, но в большинстве случаев вполне поддающийся денежному измерению. Какая в Украине сложилась ситуация с защитой деловой репутации? И можно ли в украинском суде очистить свое доброе имя? Об этом — в статье старшего юриста ЮФ «GENTLS» Александра Рубли.

Репутация – это актив.

«Тридцать восемь лет я каждый день встаю в 7 утра, и в 8 – уже на работе!», – рассказывает нам свою историю клиент, назовем его Иваном Ивановичем, – успешный бизнесмен, которого «ни с того, ни с сего» начали поливать грязью пресловутые общественные активисты.

«Я всех знаю в своем бизнесе, и все знают меня, уважают и доверяют, ведь я много лет работал на это доверие!», – продолжает он. – «И тут узнаю что, оказывается, я «отжал» госпредприятие, с министерством на «откатах» работаю, и вообще виновен во всех смертных грехах!», – не унимается разозленный Иван Иванович.

Эту ситуацию не назовешь совсем типичной для наших реалий. И не потому, что на просторах всемирной сети недостаток «журналистских изобличительных расследований», нет, с этим сейчас все в порядке. Примечателен сам факт того, как Иван Иванович дорожит своей деловой репутацией, ведь не в последнюю очередь благодаря ей он может не просто поддерживать свой бизнес на плаву, но и развивать его, в то время как конкуренты думают лишь о выживании в нынешнее непростое время.

Тем не менее, людей, готовых защищать деловую репутацию как свою, так и своей компании, становится все больше. Также это касается и политиков, и публичных чиновников. И чем более цивилизованной и европейской будет становиться наша страна (а такая надежда еще есть), тем больше будет людей, отстаивающих свою деловую репутацию. Ею дорожат и ее защищают, это общеизвестно и общепринято в западном цивилизованном мире. Это одна из ключевых составляющих как успешного бизнеса, так и успешной политической карьеры, и рано или поздно этот фактор станет решающим и у нас. Другими словами, репутация – это актив. Иногда, конечно же, актив довольно условный, но, в большинстве случаев, вполне поддающийся денежному измерению.

Какова же ситуация с защитой деловой репутации сейчас: можно ли через украинский суд очистить свое доброе имя и добиться справедливости? Если кратко: отстоять свою репутацию сегодня не так уж просто, но вполне возможно. Нужно лишь подойти к делу со всей серьезностью и сделать упор на ключевых вещах.

Чтобы выиграть такое дело, к судебному процессу нужно хорошо подготовиться. Предсудебная стадия в этой категории дел имеет ключевое значение и от нее во многом зависит итоговый успех.

Что же значит «хорошо подготовиться»? Всего лишь собрать доказательства важных для дела обстоятельств. И тут нет абсолютно ничего сложного.

Во-первых, нужны доказательства факта распространения информации, порочащей деловую репутацию (а иногда и честь, и достоинство) Ивана Ивановича. И если статья о нем была опубликована на каком-нибудь сайте, так же внезапно она может оттуда и исчезнуть. Попробуй, докажи потом в суде, «а был ли мальчик». Поэтому такую статью нужно обязательно зафиксировать «на бумаге», и скриншотом экрана тут вряд ли отделаешься просто потому, что техническая сторона такого процесса предусматривает возможность «изготовить» любой скриншот с нужным содержанием. Здесь потребуются способы понадежнее, и они, безусловно, есть и отлично работают.

Похожая ситуация и с телевидением: не обратился Иван Иванович на канал в течение двух недель после эфира за контрольной копией телепередачи и все – поезд ушел! Представитель телеканала в суде обязательно скажет, что истцом не доказан в установленном порядке факт выхода передачи в эфир в указанное время. И суд с ним согласится!

Во-вторых, необходимо доказать, что в публикации речь идет именно об Иване Ивановиче, а не о его однофамильце-тезке с редкой фамилией Шевченко или Кузнецов. Как правило, с этим проблем не бывает, кроме тех нечастых случаев, когда оппонент в судебном процессе идет на всяческие хитрости и не признает того факта, что в статье (интервью, передаче) шла речь именно о том самом Иване Ивановиче. Тогда уж, будьте добры, и докажите суду, что вы и есть тот самый обиженный фигурант «расследования», даже если для вас это совершенно очевидно.

В-третьих, нужно доказать, что порочащая информация действительно является фейком. Именно доказать, а не сообщить в суде или в иске, что «это все неправда». Такое поведение было возможно до 2014 года, когда в законодательстве существовала так называемая презумпция добропорядочности: стоило лишь обиженному заявить, что сказанное о нем – ложь, и доказывать в суде обратное приходилось уже обидчику. Сейчас же, вопреки распространенному бытовому пониманию, это правило не действует. А значит, если Иван Иванович утверждает, что нет у него миллионов в офшорах, то судья совсем не обязан поверить ему на слово. Он, конечно же, может поверить и даже может рассказать об этом своей жене вечером на кухне, но для того, чтобы удовлетворить иск о защите репутации и мотивировать свое решение, однозначно нужно то, что можно подшить к делу, то есть доказательства.

Исключением, пожалуй, являются лишь случаи прямого обвинения в преступлении. Тут уже должна работать презумпция невиновности, о чем, на исходе своих полномочий, написал Верховный Суд Украины. В таких случаях Ивану Ивановичу доказывать свою невиновность не нужно. Или почти не нужно, кое-какие документы для надежности лучше бы все-таки предоставить.

В-четвертых, следует подумать и о том, каким образом доказать суду, что репутации нашего Ивана Ивановича действительно причинен вред, и не чем-нибудь, а конкретной публикацией или фразой из нее. Обычно этому пункту не уделяют должного внимания. К примеру, юрист Ивана Ивановича мог написать в иске о том, что его клиент – очень уважаемый человек и все знают, какой он успешный бизнесмен. Любое кривое слово в его адрес наносит непоправимый вред его деловой репутации, и он от этого очень страдает.

Как правило, на этом обоснование вреда репутации заканчивается. А зря, ведь само понятие деловой репутации говорит о том, что это оценка обществом профессиональных и деловых качеств человека, а не его личное восприятие важности самого себя. Потому и нужно продемонстрировать суду, что такая общественная оценка действительно снизилась, и не в воображении Ивана Ивановича, а объективно.

Доказать ущерб деловой репутации – это, возможно, самая непростая задача в спорах такого рода. Здесь многое зависит от личности и социального статуса истца, от характера публикации, выдвинутых «обвинений» и, конечно же, от изобретательности и опыта адвоката, его умения найти нужное доказательство.

Следующий элемент, о котором, скорее всего, знал даже условный юрист Ивана Ивановича, это словесная форма, в которую была обличена порочащая информация: было ли это утверждение о факте, либо оценочное суждение автора статьи. Значение этого элемента для дела очевидно, ведь утверждение о факте можно проверить и, если это неправда, опровергнуть. Оценочное суждение есть лишь мнение автора, его субъективное восприятие и отношение к чему-либо, следовательно, проверить его истинность, а значит, и опровергнуть, невозможно.

Но для того, чтобы убедить суд в фактическом характере информации, которую Иван Иванович хочет опровергнуть, не лишним будет прибегнуть к помощи лингвиста, который изучит весь материал (статью, видео, интервью и т.д.) и, как специалист, предоставит свои выводы о форме выражения информации. Как правило, суд соглашается с такими выводами, хотя может их и проигнорировать, что, впрочем, случается крайне редко и имеет свои на то причины.

Еще один важный момент, о котором следует подумать, прежде чем затевать репутационный спор – кто будет ответчиком в деле и должен будет исполнить решение суда об опровержении, если такое решение все-таки удастся получить. Речь о ситуации, когда информация, порочащая Ивана Ивановича, распространяется через всемирную сеть – слабо контролируемую среду, в которой проще простого спрятаться за никнеймами, фейковыми аккаунтами и мусорными сайтами.

По закону, ответчиком в суде должен быть автор информационного материала и собственник сайта, на котором он размещен. И если случится так, что автором будет личность более-менее публичная и узнаваемая, то определиться с ответчиком проблем не составит. Совсем же другое дело, если автор – «ноу нейм», либо вообще неизвестен. Тогда всю мощь гнева Ивана Ивановича придется ощутить на себе собственнику сайта, конечно же, если его удастся вычислить.

И здесь нужно учитывать множество нюансов и подводных камней, связанных с самим понятием «собственник веб-сайта», а также со смежными понятиями, такими как «доменное имя», «регистрант», «регистратор», «хостинг-провайдер» и т.д. Попытки установить собственника сайта через сервис Whois будут неудачными примерно в 80 % случаев, и тогда нужно включать многошаговый механизм поиска.

«Хотим, чтобы Вы четко понимали от каких факторов будет зависеть успех», – подводя итог, разъясняем мы Ивану Ивановичу, который немного поостыл и уже прикидывает в уме все плюсы и минусы будущего судебного разбирательства.

«Речь идет о вещах, которые я не куплю за деньги и не достану никаким другим способом, кроме многолетней ежедневной упорной работы. И я готов дать по рукам каждому, кто позарится на мое имя и репутацию!» – после небольшой паузы отвечает Иван Иванович.

P.s. История Ивана Ивановича является вымышленной, любые совпадения с реальными людьми и обстоятельствами случайны и не основаны на событиях, имевших место в действительности.

Комментарии - 1

+
+15
Игорь Коляда
Игорь Коляда
27 февраля 2018, 8:59
#
Другими словами, репутация – это актив. Иногда, конечно же, актив довольно условный, но, в большинстве случаев, вполне поддающийся денежному измерению.

Активом может быть только хорошая репутация, в противном случае это уже пассив.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться