Читати українською

12 шагов Британии из ЕС

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй впервые после июньского референдума рассказала о своем видении будущего страны вне Евросоюза. Она поставила 12 целей, выполнив которые Соединенное Королевство придет к благополучию и процветанию. Согласно плану Мэй, страна получит полную свободу в принятии внутренних решений, а также торговле и контроле над миграцией. 

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, впервые после июньского референдума, рассказала о своем видение будущего страны вне ЕС.
Фото: huffingtonpost.co.uk

Если ЕС откажет Британии в доступе к единому рынку, то пострадает сам евроблок, грозит Мэй. Ведь королевство сможет свободно устанавливать налоговые ставки для привлечения бизнеса и торговать как с Европой, так и с другими странами. Более того, Британия сможет «свободно изменить основы своей экономической модели». 

«Минфин» перевел выступление Терезы Мэй и выбрал главное. 

О развале ЕС и определенности

Многие опасаются, что выход Великобритании – это начало распада ЕС.

Я не хочу, чтобы это случилось. Это не в интересах Великобритании. Именно потому, я надеюсь, что в ближайшие месяцы и годы мы все вынесем урок из решения Британии выйти из ЕС.

Мы ищем нового равного партнерства межу независимой, самостоятельной Глобальной Британией и нашими союзниками в Евросоюзе. Не частичного или ассоциированного членства в ЕС, которое оставит нас наполовину в блоке. Мы не стремимся принять модель, которую уже используют другие страны. При выходе из ЕС мы не держимся за наше членство.

Великобритания покидает ЕС и моя работа – добиться нужной сделки для Британии. Потому сегодня я расскажу о 12 целях, которые складываются в одну большую – новое, позитивное, конструктивное партнерство между Великобританией и ЕС.

Я понимаю насколько важно предоставить бизнесу, государственному сектору и каждому жителю максимум определенности. 

Именно потому, отменяя Закон о Европейских сообществах (формальное объединение ЕС и Великобритании в 1972 год), мы перенесем основы существующего законодательства ЕС в законодательство Великобритании.

Это даст стране максимум определенности, при выходе из ЕС. Те же правила и законы, что и раньше, будут действовать и на следующий день после Брексита. Британский парламент должен решить, вносить ли какие-либо изменения в этот закон, после дебатов.

Я подтверждаю, что правительство внесет окончательное соглашение между ЕС и Великобританией на рассмотрение обеих палат парламента прежде, чем оно вступит в силу.

Свои законы

Миллионы проголосовавших за выход из ЕС требовали от нас взять контроль над нашим внутренними делами.

Потому мы вернем себе контроль над нашими законами и положим конец юрисдикции Европейского суда в Британии.

Выход из ЕС означает, что наши законы будут создаваться в Вестминстере, Эдинбурге, Кардиффе и Белфасте. Эти законы будут интерпретированы судьями не в Люксембурге, но судах по всей стране.

Потому что если мы не будем контролировать наши законы, мы на самом деле не покинем ЕС.

Сильный союз

Для укрепления Британии необходимо сделать кое-что еще – усилить союз между четырьмя нациями Соединенного Королевства.

Я надеюсь, что, в частности, Северная Ирландия примет дух единства в ближайшие месяцы на выборах в Ассамблею (парламент Северной Ирландии, — «Минфин») и крупнейшие партии будут работать совместно, чтобы вновь установить партнерское правительство как можно скорее.

Иностранные дела, конечно, — ответственность правительства Великобритании. Мы действуем в интересах всех частей Соединенного Королевства. Как премьер-министр я серьезно отношусь к этой ответственности.

Я с самого начала придерживалась идеи, что региональные власти должны быть полностью вовлечены в процесс переговоров о выходе Британии из ЕС. Поэтому правительство создало Объединенный комитет министров по переговорам с Евросоюзом.

Мы уже получили отчеты от правительства Шотландии и вскоре ожидаем получить отчет от правительства Уэльса. Оба документа будут рассматриваться как часть этого важного процесса. Мы не согласимся во всем, но я хочу сотрудничать с администрациями Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии, чтобы разработать план Брексита, устраивающий все Соединенное Королевство.

Часть плана – работать очень тщательно, чтобы гарантировать, что полномочия, возвращенные из Брюсселя обратно в Великобританию, перейдут в Вестминстер и автономные администрации Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии.

Наш главный принцип должен гарантировать, что выход из ЕС не создаст новых барьеров для жизни и бизнеса внутри нашего собственного Союза.

Это потребует поддержания необходимых общих стандартов для нашего собственного внутреннего рынка, а также расширения прав и возможностей Великобритании в качестве открытой торговой нации, заключающей лучшие торговые сделки по всему миру, и защищающей общие ресурсы нашего острова.

Граница 

Мы не можем не принять во внимание того, что, при выходе из ЕС у Великобритании останется сухопутная граница с ЕС (Ирландская Республика, — «Минфин»). Сохранение Единого иммиграционного пространства с Ирландской Республикой станет приоритетным в предстоящих переговорах.

Мигранты

Мы продолжим привлекать лучших для работы и обучения в Британии. На самом деле открытость международным талантам должна остаться одним из активов страны, но этим процессом нужно соответствующим образом управлять, чтобы наша иммиграционная система работала в национальных интересах.

Именно потому мы вернем контроль над количеством людей, прибывающих из ЕС в Британию.

Контролируемая иммиграция может принести величайшие преимущества – увеличить количество квалифицированных кадров, которых не хватает, что сделает британский бизнес лидером в мире. Но когда количество становится слишком большим, государственная поддержка системы буксует.

За последнее десятилетие мы принимали рекордное количество мигрантов в Британии. Это начало давить на государственные услуги, например, школы, на инфраструктуру, особенно жилищную, и привело к снижению зарплат рабочего класса. Как человек, проработавший 6 лет на посту министра внутренних дел, я знаю, что невозможно контролировать иммиграцию, если существует свободное передвижение между Британией и ЕС.

Британия – открытая и толерантная страна. Мы всегда будем приветствовать иммигрантов, особенно высококвалифицированных, мы всегда будем рады иммигрантам из Европы, и мы всегда будем приветствовать индивидуальных мигрантов. Но желание общества до и во время референдума было ясно: Брексит должен дать контроль над количеством людей, пребывающих из Европы. Это мы и сделаем.

Права

Мы хотим гарантировать права граждан ЕС, живущих в Британии, и права британцев, проживающих в других странах евроблока, как можно скорее.

Я говорила лидерам стран ЕС, что мы можем привнести в этот вопрос ясность прямо сейчас и заключить сделку. Большинство из них ее поддерживают, но один или два против. Я хочу, чтобы все знали, что это остается важным приоритетом для Британии и многих других стран.

Рабочий класс

Более справедливая Британия – страна, которая защищает и расширяет право человека на работу. Потому, адаптируя основы законов ЕС в британское законодательство, мы убедимся, что права рабочих полностью защищены.

Единый рынок

Мы добиваемся смелого и амбициозного соглашения о свободной торговле с ЕС.

Оно должно дать британским компаниям максимум свободы в торговле и операциях на европейском рынке и позволить европейскому бизнесу делать то же самое в Британии.

Я буду предельно откровенной. То, что я предлагаю, несовместимо с членством в едином рынке.

Европейские лидеры много раз говорили, что членство предполагает принятие «четырех свобод» для товаров, капитала, услуг и людей. Находиться вне ЕС, но оставаться членом единого рынка, требует соблюдения норм и правил, которые реализуют эти свободы, без права голоса о сущности и принятии. Это требует принять юрисдикцию Европейского суда, который будет иметь прямую юридическую власть в нашей стране.

Все это приведет к сохранению членства страны в ЕС.

Именно потому, оба лагеря во время агитационной кампании откровенно говорили, что выход из ЕС означает выход из единого рынка.

Мы не стремимся к членству в едином рынке. Взамен мы стремимся к самому широкому доступу к нему через новое, всеобъемлющее, смелое и амбициозное соглашение о свободной торговле.

Это соглашение может включать элементы нынешнего доступа к единому рынку в определенных сферах, например, в экспорте авто и грузовиков, или свободному предоставлению финансовых услуг, несмотря на национальные границы.

Так как мы больше не будем членами единого рынка, нам не нужно будет отдавать огромные суммы в бюджет ЕС. Может, мы будем принимать участие в определенных программах ЕС. Если так, от нас будет зависеть, вносить ли соответствующий вклад. Но принцип ясен: дни, когда Британия делала огромные взносы в бюджет ЕС, закончились.

Торговля

Мы не должны быть заинтересованными только в торговле с ЕС. Глобальная Британия должна иметь возможность свободно заключать торговые соглашения с другими странами, вне ЕС.

Очевидно, что Великобритания должна значительно увеличить торговый оборот с быстрорастущими экспортными рынками, несмотря на всю важность ЕС как торгового партнера.

С момента присоединения к ЕС рост торговли в процентном выражении от ВВП стагнировал в Британии. Потому настало время выбраться в мир, и заново открыть для Британии роль великой, глобальной торговой нации.

Мы хотим торговать и вести бизнес по всему миру. Страны, включая Китай, Бразилию и государства Персидского залива, уже выразили интерес в заключении сделок с нами. Мы должны начать переговоры о будущих торговых связях с такими странами как Австралия, Новая Зеландия и Индия. И избранный президент США Дональд Трамп заявил, что Британия не в «конце очереди» за торговой сделкой с США, а в ее начале.

Мои заявления о заключении торговых сделок со странами вне Европы привели к вопросам о будущем Британии в качестве члена таможенного союза ЕС. Правда заключается в том, что полное членство в таможенном союзе не дает нам вести переговоры о наших собственных торговых сделках.

Теперь я хочу, чтобы Британия могла обсуждать свои торговые соглашения. Но также хочу беспошлинную и трансграничную торговлю с Европой там, где это возможно.

Я не хочу, чтобы Британия была частью единой политики в области коммерческой деятельности и я не хочу быть связанной едиными внешними тарифами. Это элементы таможенного союза, которые мешают нам заключать собственные торговые сделки с другими странами. Но я хочу, чтобы у нас было таможенное соглашение с ЕС.

Если это подразумевает создание полностью нового таможенного соглашения, получение статуса ассоциированного члена таможенного союза в некотором роде, или сохранение некоторых его элементов, я не занимаю предвзятую позицию. Я открыта идеям, как мы это сделаем.

Я хочу убрать как можно больше барьеров в торговле. Чтобы Британия могла устанавливать собственные тарифы в рамках ВТО. Это означает, что мы сможем достичь новых торговых соглашений не только с ЕС, но и со старыми друзьями и новыми союзниками вне Евросоюза.

Технологии

Глобальная Британия должна стать страной, которая смотрит в будущее. Это означает стать лучшим местом для науки и инноваций в мире.

Итак, мы приветствуем соглашение, которое позволит продолжить сотрудничество с ЕС в основных научных, исследовательских и технологических проектах.

Преступность и терроризм

Глобальная Британия продолжить сотрудничать с ЕС в важных сферах, как борьба с преступностью и терроризмом, а также иностранные дела.

Угрозы нашей общей безопасности становятся все более серьезными. Нашим ответом не может стать сотрудничество с одним партнером, мы все должны работать вместе. Потому я хочу, чтобы будущие отношения с ЕС включали практические соглашения по вопросам правоохранительной деятельности и обмен оперативным данными.

Брексит

Это все цели для предстоящих переговоров – цели, которые помогут реализовать наши амбиции в формировании более сильной и справедливой Глобальной Британии, которую мы хотим видеть.

Они  - базис для новых, сильных и конструктивных взаимоотношений с ЕС – партнерства друзей и союзников, интересов и ценностей. Партнерство ради сильного ЕС и сильной Великобритании.

Но есть и еще одна цель, к которой мы стремимся. Как я говорила ранее, никто не заинтересован в резких изменениях для бизнеса или угрозе стабильности, во время перехода от существующих отношений к новому партнерству с ЕС.

Я не имею в виду то, что мы будем стремиться к некоторой форме бесконечного переходного состояния, где бы мы застряли навсегда в каком-то постоянном политическом чистилище. Это не принесет ничего хорошего Британии и ЕС.

Я хочу, чтобы мы достигли соглашения о будущем партнерстве после активации 50-ой Статьи Лиссабонского договора (дает 2 года на переговоры о выходе из ЕС, — «Минфин»). Мы верим, что поэтапный процесс имплементации, во время которого Британия и ЕС готовятся к новым договоренностям, в наших общих интересах. Он даст бизнесу достаточно времени, чтобы подготовится к этим новым договоренностям.

Цель очевидна: мы будем стремиться избежать разрушительного резкого перехода, и сделаем все от нас зависящее, чтобы постепенно перейти к новым договоренностям.

Итак, вот цели, которые мы поставили. Определенность, где это возможно. Контроль над собственными законами. Укрепление Соединенного Королевства. Сохранение единого иммиграционного пространства с Ирландской Республикой. Контроль над иммиграцией. Права для граждан ЕС в Британии, и для британцев в ЕС. Расширить права рабочего класса. Свободная торговля на европейском рынке. Новые торговые соглашения с другими странами. Лидерство в науке и инновациях. Сотрудничество в области преступлений, терроризма и иностранных дел. И постепенный подход, обеспечивающий плавный и упорядоченный выход из ЕС.

Угрозы

Британия хочет остаться хорошим другом и соседом для ЕС. Тем не менее, я знаю, что некоторые призывают к карательной сделке, которая накажет Британию и отобьет желание у других стран пойти по тому же пути. 

Таким образом страны ЕС нанесут ущерб себе. Это не будет дружеским актом.

Британия не примет такой подход. Хотя я уверена, что этот сценарий никогда не возникнет, мне также ясно, что для Британии лучше вообще без сделки (соглашение с ЕС, — «Минфин»), чем с плохими договоренностями.

Потому что мы все еще будем способны торговать с Европой. Мы сможем свободно заключать торговые сделки по всему миру. И мы сможем свободно устанавливать конкурентоспособные налоговые ставки и проводить политику, привлекающую лучшие мировые компании и крупнейших инвесторов в Британию. И, если нас исключат из единого рынка, мы свободно сможем изменить основы британской экономической модели.

Но для ЕС это создаст новые барьеры в торговле с одной из крупнейших экономик в мире. Это подорвет инвестиции европейских компаний в Британию, которые оцениваются в полтриллиона фунтов. Из-за этого европейские компании потеряют доступ к финансовым услугам Лондона. Это увеличит риски для европейского экспорта в Британию, который оценивается в £290 млрд в год. И это оборвет сложные и интегрированные цепочки поставок, на которые полагаются европейские компании.

Важные секторы экономики ЕС также пострадают. Мы – важный, прибыльный экспортный рынок для европейской автоиндустрии, так же как и для энергетики, продовольствия, напитков, химикатов, фармацевтики и агропромышленности. Эти секторы обеспечивают миллионы рабочих мест в Европе. И я действительно не верю в то, что лидеры ЕС серьезно скажут немецким экспортерам, французским фермерам, испанским рыбакам, и безработной молодежи ЕС, а также миллионам другим, что они хотят сделать их более бедными только для того, чтобы наказать Британию и донести политический посыл.

Комментарии - 1

+
+23
media08
media08
18 января 2017, 18:42
Красиво умеют воздух сотрясать. Конкретики никакой. Авось все будет.
Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться