degrik
Алёна Дегрик In Fintech We Trust
Зарегистрирован:
26 ноября 2010

Последний раз был на сайте:
24 июня 2019 в 12:35
Просмотров профиля:
Сегодня: 13
Всего: 19663
Подписчики (31):
qZen
qZen
Киев
YuriiMoisei
Юрій Мойсей
24 года, Тернопіль
badlogin
badlogin
m0ps
m0ps
Кеев
64189809
Игорь Гольцов
48 лет
Barmaley33
Barmaley33
Одесса
stiga21
stiga21
09604372
Сергій Пітік
47 лет
ab09101997
ab09101997
viking
viking
driver789
driver789
Киев
volger
volger
все подписчики

Алёна Дегрик - блог

RSS блога
Пол:
женский
День рождения:
17 декабря 1987
Город:
Киев
Место работы:
Генеральный директор ФК «Леогейминг Пей»
E-mail:
alena.degrik@gmail.com
Генеральный директор ФК "Леогейминг Пей" Основатель компании LeoGaming
Блог
Комментарии
Валютный форум
Отзывы
Горячая линия

Амбиции криптовалюты Libra от Facebook: чем обеспокоены финансовые регуляторы?

21 июня 2019, 16:52   + 0 голосов Написать комментарий

Главная новость этой недели — Марк Цукерберг анонсировал старт своей криптовалюты Libra. Ожидаемое решение, учитывая вектор развития Facebook в сторону финансовых сервисов и «финтехизации» своих основных продуктов (к примеру, те же платежи в Instagram).

Цель и суть

Главная цель основанной на блокчейне криптовалюты (тут я почти дословно перевожу заявление Цукерберга) — «создание глобальной и простой в использовании финансовой инфраструктуры, которая позволит миллиардам людей по всему миру проводить транзакции». Также они планируют добавить электронный кошелек в WhatsApp и Facebook Messenger, который станет доступен в качестве отдельного приложения в 2020 году. Возможно, именно под это ФБ получал лицензию на эмиссию электронных денег, о которой я писала ранее.

Эту идею поддержали мировые хедлайнеры финансового рынка (Mastercard, Visa, PayPal, PayU, Stripe), и топ-стартапы вроде Booking.com, eBay, Farfetch, Lyft, Spotify и Uber. Это сразу же открывает доступ к расчетам в Libra для сотен миллионов клиентов, а сам платежный метод становится неожиданно востребованным и не привязанным к географии. Добавляем к этому, что делами криптовалюты (ее выпуском) заведует — внимание — некоммерческая организация Libra Association.

Есть проблема

А теперь поставьте себя на место финансового регулятора любой из стран ЕС. Где контроль, где согласование правил, где надзор за транзакциями? Конечно же, они видят в этом проблему, особенно на фоне скандалов с продажей персональных данных, который Цукербергу еще не забыли. Да, в компании заявили, что информация, которую пользователи предоставят Libra, будет храниться отдельно от Facebook — но поверят ли ему? Особенно в свете того, что Facebook открыто говорит о планах зайти не только в международные денежные переводы, но и в ритейл, оплату услуг — да везде, где юзер фейсбука тратит деньги. Конечно же, нет, и правильно сделают.

Основные претензии регуляторов

Первыми возмутились американцы. Так, глава профильного комитета по финансовым сервисам в Палате представителей Конгресса Максин Уолтерс считает, что Facebook обязаны приостановить разработку Libra до момента, пока Конгресс и регуляторы не дадут свою оценку проекту.

«Facebook располагает данными миллиардов людей и неоднократно демонстрировал свое пренебрежение к защите и осторожному использованию этих данных. Своими заявлениями о планах создать криптовалюту Facebook продолжает свое неконтролируемое расширение и присутствие в жизни своих пользователей».

Среди других претензий Сената — выпуск криптовалюты из счета швейцарском банке (ну конечно, зачем еще Facebook получал там нужно лицензию полгода назад?) и возможное создание глобальной монополии в финансовых нишах благодаря охватам аудитории. К примеру, речь идет о мобильных платежах. Насчет монополии я не уверена, однако вытеснить многих традиционных крупных игроков Libra может. Необанки вроде Revolut не поддадутся, а вот остальные будут затягивать пояса потуже, а этого в традиционных компаниях с серьезными лоббистами ой как не любят.

Сам Facebook сотрудничает с американскими регуляторами, но последним до сих пор неясно структурирование Libra и будет ли криптовалюта напрямую подпадать под любые существующие режимы регулирования в США.

Что касается Европы, то министр финансов Франции Бруно Ле Мэр в свете анонса Libra призывает к усилению регулирования технологических компаний (скорее всего, ради новых налоговых поступлений, которые любит Франция). Депутат Европарламента от ФРГ Маркус Фербер предложил оперативно разработать максимально подробную нормативно-правовую базу для виртуальных валют — вполне ожидаемо. А вот в Банке Англии аккуратно оценили потенциальную пользу проекта, но прогнозируют строгое регулирование использования (стандартный ответ для британской дипломатии). Швейцарский же госрегулятор комментарий давать отказался, ограничившись лишь фактом «контакта» с основателями Libra.

Есть ли вообще повод переживать?

С позиции финансовых регуляторов — конечно есть. Это их работа — учитывать все возможные риски для защиты финансовой стабильности. Здесь вопросов нет, да и амбиции Facebook давно являются предметом дискуссий.

Но есть и другая сторона — «выстрелит» ли вообще Libra от Facebook? Шансы для этого большие, однако есть пара моментов, которые говорят об обратном и доказывают, что fintech сфере не стоит закатывать панику.

На данный момент в фейсбуке зарегистрировано более 1,7 млрд аккаунтов.Пользователей смартфонов среди них — 1 млрд. Топ-7 стран по количеству пользователей Facebook: Китай, Индия, Пакистан, Индонезия, Мексика, Нигерия, Бангладеш. В этих странах иногда запрещена соцсеть, почти везде запрещены криптовалюты, а там, где разрешено, то ведется серьезнейший надзор со стороны Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

Отбросим сотни тысяч (а то и миллионы) фейковых аккаунтов, дублей и мертвых, добавим фильтр сегмента финансовой инклюзии и получим, что Libra будет актуальна для 50-100 млн чел. Это очень серьезная аудитория, о такой лишь мечтать можно. Но будут ли пользоваться ею, учитывая количество финансовых инструментов на Западе и общее падение интереса к «крипте» — вопрос хороший.


Libra cryptocurrency ambitions Facebook: why financial regulators are so concerned?

The main news topic of this week — Mark Zuckerberg announced the release of Libra cryptocurrency. The expected decision, considering Facebook’s vector of development in the direction of financial services and the «fintechization» of its main products (for example, the Instagram payments).

Goals and main points

The main goal of the blockchain-based cryptocurrency (here I almost literally translate Zuckerberg's statement) is «creating a global and easy-to-use financial infrastructure that will allow billions of people around the world to conduct transactions». They also plan to add an e-wallet to WhatsApp and Facebook Messenger, which will be available as a separate application in 2020. Perhaps that’s why FB received a license to issue electronic money, I wrote about it earlier.

This idea was supported by global financial market headliners (Mastercard, Visa, PayPal, PayU, Stripe), and top startups like Booking.com, eBay, Farfetch, Lyft, Spotify and Uber. This immediately opens access to payments in Libra for hundreds of millions of customers, and the payment method itself becomes unexpectedly important and not tied to geography. Add to this that the affairs of cryptocurrency (its emission) manages — this is important — a non-profit organization called Libra Association.

There is a problem

Now put yourself in the place of a financial regulator of any EU country. Where is control, where is agreement on rules, where is transaction oversight? Of course, they see this as a problem, especially in light of the background of scandals with the sale of personal data, which Zuckerberg has not yet forgotten. Yes, the company said that the information that users provide Libra will be stored separately from Facebook — but will they believe it? Especially in the light of the fact that Facebook is openly talking about plans to гыу not only international money transfers, but also retail, payment for services — well, everywhere, where the Facebook user spends money. Of course not, and they’re have this right.

The main claims of regulators

Americans were the first to outrage. The head of the committee for financial services in the House of Representatives, Maxine Walters, believes that Facebook is obliged to suspend the development of Libra until the Congress and regulators give their assessment of the project.

«Facebook has data from billions of people and has repeatedly demonstrated its disregard for the protection and careful use of this data. With its statements about plans to create cryptocurrency, Facebook continues its uncontrolled expansion and presence in the lives of its users.»

Among other claims of the Senate we can see the release of cryptocurrencies from an account of a Swiss bank (well, of course, why else Facebook receive a license six months ago?) and the possibility of a global monopoly in financial niches due to audience reach. For example, we’re talking about mobile payments. As for monopoly, I am not sure, but Libra can force out many of the traditional major players. Neobanks like Revolut won’t giveup, but the rest will tighten their belts, and people don’t like to do this in traditional companies with serious lobbyists.

In fact, Facebook collaborates with US regulators but they’re still don’t understand the structuring of Libra and whether the cryptocurrency will directly fall under any existing regulatory regimes in the United States.

As for Europe, the Minister of Finance of France Bruno Le Mayor in the light of the announcement Libra calls for greater regulation of technological companies (most likely for the sake of new tax revenues that France loves so much). European Parliament Deputy Markus Ferber from the Federal Republic of Germany suggested that the most detailed legal and regulatory framework for virtual currencies must be quickly developed — quite expected. But at the Bank of England they carefully evaluated the potential benefits of the project, but also predicted strict regulation of use (the standard answer for British diplomacy). Swiss state regulator refused to give a comment, confining himself to the fact of «contact» with the founders of Libra.

Is there any reason to worry?

From the position of financial regulators — of course there is. Itэs their job to take care about all possible risks and protect the financial stability. There are no questions here, and Facebook's ambitions have been a subject of discussion for a long time.

But there is another side —will Libra be the next «big thing» for Facebook? The chances for this are great, but there are a couple of moments that say «no» and prove the fintech sphere should not be a panic.

There’re over 1.7 billion accounts registered on Facebook right now;There’re 1 billion smartphone users among them;Top 7 countries by the number of Facebook users: China, India, Pakistan, Indonesia, Mexico, Nigeria, Bangladesh. In these countries, social networks are sometimes forbidden, cryptocurrencies are almost always banned or have a serious oversight by the Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF).

Let’s throw away hundreds of thousands (or even millions) of fake accounts, duplicates and dead, add a filter of the financial inclusion segment and get Libra to be relevant for 50-100 million people. This is a very serious audience. But will it be used, considering the number of financial instruments in the West and the general decline in interest in the «crypto» — it’s a good question.

 

Как fintech стал самым «модным» направлением банковского дела и IT?

18 июня 2019, 10:46   + 0 голосов Написать комментарий

На прошлой неделе в Киеве прошло очень важное событие под названием «Форум по финансовой инклюзии», который, как и в прошлом году, профильно раскладывал по полочкам непростой вопрос: как вовлечь максимальное количество украинцев в финансовые институты?

Вопрос этот имеет не только благородную почву или стремление к инновациям. Рост депозитных портфелей, кредитного рынка, использования безналичных инструментов и параллельная детенизация зарплат влечет за собой рост ВВП страны и общее экономическое развитие. Позитивные изменения внутри страны дают больше инвестиций, которые запускают виток цикла снова и снова, разгоняя нашу экономику.

Все это очень красиво на словах, но чрезвычайно сложно на практике. И не потому что наши соотечественники не доверяют украинским банкам, ведь научены горьким опытом. Не потому что еще жива советская традиция хранить деньги по условным «матрацом», надеясь «пересидеть». За более чем 20 лет в Украине не сформировалась адекватная культура использования финансовых институтов — но, к счастью, она формируется сейчас, и темпам ее развития позавидуют многие. Главная причина этого — бурный рост финансовых технологий в последние 5-7 лет, сделавший fintech-отрасль не только передовой по значению, но и «модной» по статусу. Я попытаюсь рассказать, как же так вышло — причем отчасти базируясь на своем опыте профессионального становления в финтехе.

В чем глобальное отличие?

В первую очередь, это новая рыночная ниша, объединяющая финансы и технологии. Она представляет собой гибрид традиционных процессов финансирования — оборотного капитала, переводов, обработки платежей, депозитов, страхования жизни, оплат и многого другого — но перепаковывает их традиционные структуры в новый технологический процесс. Фактически, переизобретает велосипед, улучшая конструкцию и принцип его работы.

Современные возможности онлайн-оплат и безналичных платежей используются для создания новых финансовых структур. Последние способы к масштабированию и взаимной интеграции благодаря API и новым — недоступным до этого — возможностям подробной аналитики и микротаргетинга.

От «техотдела банка» до fintech-команды

Когда я писала об этапах развития fintech-сферы в Украине, то называла этим словом все технологические финансовые процессы, которые происходили — даже если термина «финтех» тогда еще не было. Разработчики создавали финансовые инструменты для банков внутри самих структур, а их работа чаще всего находилась «под капотом» и не была основой доходов.

Конечно же, все изменил интернет и бурный рост количества людей, желающих решать свои задачи именно в онлайне, а не оффлайне. Финансово-технические решения стали брендом, когда первые стартапы начали создавать высокотехнологические финансовые продукты с использованием новейших технологий. Технологии, а не деньги, стали ключевым звеном. Переломным годом стал 2008-й — год появления AppStore и Google Play (тогда еще Android Market), вокруг которых начала формироваться массовая культура использования приложений для решения всех задач пользователя. Даже тех, о которых он/она не догадывались. Даже не так — самые лучшие fintech-приложения давали клиенту не «более быструю лошадь», а машину. Открывали для юзера возможности, о которых он не знал, а они уже подменяли собой старые клиентские привычки.

Изменение поведения — ключ к успеху

Fintech изменял финансовый мир по частям, процесс за процессом выстраивая экосистему новых платежных решений. Самые успешные компании привлекли миллиарды долларов инвестиций. Десятки «стартапов-единорогов», более сотни миллиардов долларов инвестиций, переориентация населения некоторых стран на cashless — вот что такое научить людей платить за коммуналку, пополнять мобильный и переводить деньги в смартфоне.

Самая большая хитрость во всем этом — финансовая среда и банки в своей сути не изменились ничуть. Кто-то ушел с рынка, кто-то адаптировался и стал лидером благодаря удачным fintech-продуктам. Мышление осталось тем же: пользователи выполняют стандартные финансовые операции. Зато в корне изменился подход клиента к процессу: быстрее, оперативнее, всегда доступно. И бизнес ныне обязан соответствовать новым стандартам.

Вы можете сделать перевод в другую часть земного шара с помощью телефона. Оформить кредит, открыть депозит. Оплатить проезд в метро приложив телефон к турникету, а не покупать жетон. Не ждать, пока откроется еще одна касса в супермаркете, а оплатить покупки через приложение. Fintech-проекты стали окном новым возможностей, решением, которое вывело использование финансовых услуг на новый уровень комфорта и удобства. Произвело настоящую революцию пользовательского опыта. Как тут не стать «модным»?


How did fintech become the most «fashionable» sector of banking and IT?

Last week in Kiev there was a very important event under the name «Forum on Financial Inclusion», which, as in the past year, profilely spoke about how to involve the maximum number of Ukrainians in financial institutions.

This question has not only a noble goal or a desire for innovation. The growth of deposit portfolios, the credit market, the use of non-cash instruments and the parallel unshadowing of incomes entail the growth of the country's GDP and general economic development. Positive changes within the country give more investment that triggers the cycle again and again, driving our economy.

All this is very nice in words, but extremely difficult in practice. And not because our compatriots don’t trust Ukrainian banks, because they are taught by bitter experience. Not because the Soviet tradition to keep money using a conditional «mattress» and hoping to «sit out» is still alive. For more than 20 years, Ukraine has not developed an adequate culture of using the financial institutions — but, fortunately, it’s being formed now, and many will envy the pace of its development. The main reason for this is the rapid growth of financial technologies in the last 5-7 years, which has made the fintech industry not only advanced in value, but also «fashionable» in status. I will try to tell you how it happened — and partly basing on my experience of professional development in fintech.

What is the global difference?

First of all, this is a new market niche that combines finance and technology. It is a hybrid of traditional financing processes — working capital, transfers, payment processing, deposits, life insurance, payments, and much more. But it repacks their traditional structures into a new workflow. In fact, it reinvents the bicycle, improving the design and principle of its operation.

Modern possibilities of online payments and non-cash payments are used to create new financial structures. The latest ways to scale and mutual integration thanks to the API combined with the new — previously unavailable — features of detailed analytics and microtargeting.

From the «technical department of the bank» to the fintech team

When I wrote about the stages of development of the fintech industry in Ukraine, I called with this word all the technological financial processes that occurred — even if the term «fintech» was not yet there. The developers created financial instruments for banks within the structures themselves, and their work was often «under the hood» and wasn’t the basis of income.

Of course, internet changed everything — well, internet and the rapid growth in the number of people who want to solve their problems online and not offline. Financial and technical solutions became the brand when the first startups began to create high-tech financial products using the latest technologies. Technology, not money, has become a key element. 2008 was the turning point — the year when the AppStore and Google Play (Android Market back then) emerged, around which will lately form a mass culture of using applications to solve all user tasks. Even those tasks cutomers didn’t know they exist. Well, we can say, the best fintech applications gave the customer not a «faster horse», but a car. Opened opportunities for the user about which he/she didn’t know, and had already changed her old customer habits.

Behavior change is the key to success

Fintech has changed the financial world in parts, process by process, building an ecosystem of new payment solutions. The most successful companies have gained billions of dollars in investment. Dozens of «unicorn startups», more than a hundred billion dollars of investment, reorienting the population of countries towards cashless — that’s what it is to teach people to pay for a communal service, add funds to their mobile account and transfer money in a smartphone.

The biggest trick in all of this is the financial environment and banks, in their essence, haven’t changed at all. Someone left the market, someone adapted and became a leader thanks to successful fintech products. A way of thinking remains the same: users perform standard financial transactions. But the customer’s approach to the process has changed radically: faster, always online. And business is now obliged to maintain the new standards.

You can transfer money to another part of the world with your phone. Make a loan, open a deposit. Pay for travel in the subway by putting the phone to the turnstile, and not to buy a token. Do not wait until another cashier opens in the supermarket, but pay for purchases via the app. Fintech projects have become a window of new opportunities, a decision that has brought the use of financial services to a new level of comfort and convenience. Made a real user experience revolution. How can you not become «fashionable" with it?

 

Три вывода из статистики бесконтактных платежей Украины за I квартал 2019 года

6 июня 2019, 14:00   + 15 голосов Написать комментарий

На этой неделе регулятор опубликовал развернутую статистику бесконтактных платежей в Украине за первый квартал текущего года. И, конечно же, я не могла пройти мимо возможности разобрать ее и конвертировать валовые показатели в прогноз возможностей и перспектив для украинского fintech-рынка. Это уже становится традицией для моего блога — смею надеяться, полезной и конструктивной.

Итак, 3% всех банковских карт уже в Apple Pay и Google Pay. Токенизированные карты популярны среди аудитории, которую некоторые прогрессивные медиа называют «новый средний класс» — жители больших городов, до 35 лет, работающие в больших компаний, часто путешествующие. Такие люди отторгают наличные как понятие — и это прекрасно, что в Украине появляется и развивается такая культура активного, но при этом осознанного потребления.

На запрос пользователей отвечает рост инфраструктуры: более 80% терминалов поддерживают бесконтактную оплату. Неплохо для «самой бедной страны Европы», как Украину любят называть недоброжелатели. Не везде в ЕС можно такое наблюдать.

Все это вывело наличные и безналичные расчеты на полный паритет — 50 на 50 в плане количества транзакций. И о чем все это говорит в плане перспектив для бизнеса? В первую очередь — что дальше будет интереснее.

Новый международный игрок на рынке платежей

Нет, это не очередная молитва за приход PayPal в Украину — актуальность его появления снижается с каждым годом, по мере интеграции украинской экономики в общемировую. У нас есть Payoneer, есть XOOM. Но нет единого с ЕС инструмента финансовых расчетов. А должен появиться, рано или поздно.

В Украину заходят China Union Pay и JCB, украинские платежные системы от финансовых компаний становятся международными (к примеру, наша МПС «LEO»). Общих связей все больше, а потому инновационные компании явно присматриваются в Украине — особенно после успеха первого мобильного банка.

Среди актуальных для украинцев продуктов хочется упомянуть про Revolut. Им пользуется множество украинцев в Польше, у них схожая идеология и подходы с украинским Mono, и они работают по всей Еврозоне.

С другой стороны, глядя на успех Apple Pay, PayPal действительно может пересмотреть свою политику в отношении Украины.

Дальнейшее появление новых продуктов от Mastercard в Украине

Mastercard имеет прочное лидерство по количеству карт (более 70%), а потому украинский рынок является идеальным для тестирования и анонса новых функций и решений по платежам. Уверена, их все больше будут связывать с ежедневными постоянными привычками картодержателей, как это происходит с проездом в метро и другом общественном транспорте, денежных переводах, услугах заправки и т.д. Мобильные кошельки действительно стали game changer` ами, и успех можно и нужно расширять.

Переход к многофункциональности всех банковских отделений

Банкоматы становятся менее актуальными для клиентов, а вот для больших банков это серьезная затратная часть. Отделения — та же история. Решение очевидно — банкоматы будут становится и местом снятия, и внесения наличных (банкомат-терминал). С отделениями труднее — они актуальны для аудитории от 40, и будут такими еще 10 лет (минимум). Отделений вряд ли станет меньше, но их назначения будет меняться. Все они идут к максимальной автоматизации, а живое общение явно сохранится для премиум-банкинга — последний в Украине из года в год увеличивается, несмотря на цену содержания премиум-карт.


Three conclusions from the statistics on contactless payments of Ukraine for the I quarter of 2019

Ukrainian state regulator published this week a detailed statistics of contactless payments in Ukraine for the first quarter of 2019. And, of course, I couldn’t skip the opportunity to disassemble it and convert gross indicators into a forecast of opportunities and prospects for the Ukrainian fintech market. This is already becoming a tradition for my blog — I dare to hope, useful and constructive one.

So, 3% of all amount of bank cards are already in Apple Pay and Google Pay wallets. Tokenized cards are popular among the audience, which some progressive media call «new middle class» — residents of large cities, up to 35 years old, working in large companies, often traveling. Such people reject cash as a concept — and it is wonderful that such a culture of active but conscious consumption appears and develops in Ukraine.

Infrastructure growth responds to user requests: over 80% of POS terminals support contactless payments. Not bad for «the poorest country in Europe», as Ukraine is called by some. Not everywhere in the EU we can observe such cashless.

All this formed full parity with cash and non-cash payments — 50%/50 % in terms of the number of transactions. And what does all this mean in terms of business prospects? First of all — the more interesting future expects us.

New international player in the payments market

No, this is not just another pray for the PayPal release in Ukraine — the urgency of it decreases every year, as the Ukrainian economy integrates into the global one. We have Payoneer, there is XOOM. But there is no single instrument of financial settlement with the EU. And should appear sooner or later.

China Union Pay and JCB enters Ukrainian market, Ukrainian payment systems from financial companies are becoming international (for example, our LEO International payment system). There are more and more connections, and therefore innovative companies are clearly eyeing in Ukraine — especially after the success of the first mobile bank.

Among the products relevant to Ukrainians, I would like to mention Revolut. It is used by many Ukrainians in Poland, they have similar ideology and approaches with Ukrainian Mono, and they work across the Eurozone.

On the other hand, looking at the success of Apple Pay, PayPal can really reconsider its policy towards Ukraine.

Further appearance of new products from Mastercard in Ukraine

Mastercard has a strong leadership in the number of cards (over 70%), and therefore the Ukrainian market is perfect for testing and announcing new features and payment solutions. I am sure that they will increasingly be associated with the daily habits of cardholders, as is the case with the metro payments and other public transport, money transfers, refueling services, etc. Mobile wallets really became game changers, and success can and should be expanded.

Transformation of all bank offices into the multi-functional ones

ATMs are becoming less relevant for customers, but for large banks this is a serious expensive part. The bank offices are the same story. The solution is obvious — ATMs will become both a place of cash-in and cash-out(ATM-kiosk). It’s more difficult with offices — they are relevant for an audience of 40, and there will be relevant for 10 years (at least). The number of offices are unlikely to be less, but their purpose will vary. All of them go to maximum automation, and live communication will obviously remain for premium banking — it is constantly growing in Ukraine year by year, despite the price of maintaining premium cards.

 

Почему платежные терминалы в Украине — не пережиток, а важное звено платежной цепочки?

30 мая 2019, 12:20   + 0 голосов 6 комментариев

Украинский cashless-сегмент развивается быстрыми темпами. Насколько быстрыми, вы знаете, если сами причастны к нему или же читаете мой профильный блог. В больших городах (особенно это касается Киева) ситуация с переходом на NFC-платежи просто отличная: даже в небольших продуктовых магазинах в далеких от центра спальных районах уже стоят POS-терминалы с опциями бесконтактной оплаты. Прошли уже те времена, когда владельцев торговых точек нужно было уговаривать поставить оплату картой — сейчас они сами просят, ведь без доступа к Apple Pay и Google Pay они просто теряют не менее 30% клиентов.

Но что еще можно встретить чуть ли не в каждом небольшом магазине? Что в любом супермакете стоит в количестве не менее 2 шт, зачастую соседствуя с банкоматами? Платежные терминалы. Просвещенная фейсбук-публика скажет, что использование cash-in терминалов — это уже анахронизм со времен доминирования налички. Для вас, возможно.

Однако самое правильное, что должен делать любой причастный к транзакционному бизнесу человек — это выходить из своего информационного пузыря и смотреть на украинский рынок платежей за пределами Киева. За пределами мотивационных спичей на конференциях и сформировавшейся безналичной инфраструктуры столицы. Если вы это сделаете, то увидите, что платежные терминалы популярны, развиваются и востребованы. И вот почему.

Как появились?

Платежные терминалы в Украине стали появляться параллельно с развитием fintech-индустрии, о фазах которой я рассказывала неделю назад. Пока безналичные методы платежей не были популярны, большие и малые города Украины покрывали терминальные сети. Они давали возможность пополнить мобильный, оплатить коммуналку, пополнить любые сервисы. У людей на руках были наличные и платежные запросы, решать которые в вечных очередях банковских отделений было намного дольше.

Принцип работы

Одни сети развивали собственный терминальный парк, но большинство работало (и работает до сих пор) по дилерской модели. Терминальная сеть дает ПО и его обслуживание, а предприниматель покупает «железо», ставит его и получает прибыль с платежей, перечисляя сети комиссию за использование «софта». Такая модель позволила масштабировать бизнес намного быстрее без географической привязки и создать целую отрасль b2b-бизнеса в придачу к основному b2c-офферу.

Почему платежные терминалы до сих пор популярны?

Причина кроется в первых двух пунктах. Поначалу терминалы позволяли удобно и в любое время оплачивать услуги — без оглядки на время работы банковских касс. Но по-настоящему ценными они были в небольших городах и селах, в которые стали заходить терминальные сети на этапе масштабирования. До массового распространения систем онлайн-оплат, терминалы были единственным способом пополнить мобильный, оплатить коммуналку и другие услуги.

Во-вторых, банковский и финансовый кризис сильно подкосили доверие людей к банкам и замедлили темпы роста безналичной экономики — те вернулись к активному росту лишь последние 2 года. Платежные терминалы принимают наличные от населения, а потому были главной «точкой входа» для многих работающих неофициально и получавших зарплату наличными. Мы, конечно, можем делать вид, что таких людей не было и нет, но зачем?

Во-третьих, не нужно забывать: по сей день не все привыкли/хотят платить банковской картой. Не все доверяют банкам, особенно в малых населенных пунктах. Наличные там актуальны и будут таковыми еще несколько лет.

А что будет с ними дальше?

В Украине насчитывается более 45 000 платежных терминалов, которыми владеют финансовые компании и банки. Они принимают платежи от людей по всей Украине: от прифронтовых территорий до Закарпатья. В городах-миллионниках и ПГТ. Естественно, такой актив не исчезнет просто так.

Уже сейчас одна из наиболее популярных услуг — пополнение карт украинских банков, и особенно это стало ощущаться с запуском первого украинского мобильного банка. Роль посредника в трансформации наличных в безнал — важная и необходимая роль.

К тому же, терминалы развиваются и в части оплаты услуг картой. Здесь играет роль привычка: за годы люди привыкли подходить к терминалу и оплачивать услуги там. Это часть культуры потребления, стойкая привычки пользователя, которую можно сделать более комфортной. Ведь зачем ломать, если можно строить?

Why cash-in payment kiosks in Ukraine: not a relic, but an important link in the payment chain

Ukrainian cashless segment is developing rapidly. You know, how fast it is, if you’re involved in this business or you’re the one of my blog readers. In big cities (especially, in Kyiv), the situation with the transition to NFC payments is simply excellent: there are already POS terminals with contactless payment options — even in small grocery stores among distant from the center living districts. The times have already passed when the owners of trade points had to be persuaded to use a card payment — now they ask for it, because without access to Apple Pay and Google Pay, they just lose at least 30% of their customers.

But what else can be found in almost every small store? What you can finds in any supermarket, often adjacent to ATMs? Cash-in payment kiosks. An enlightened facebook public will say that using cash-in terminals is an anachronism from the times of cash domination. Maybe, for them and for me.

However, the most correct thing that any person involved in the transaction business should do is exit from their information bubble and look at the Ukrainian payment market outside of Kyiv. Outside of motivational speeches at conferences and the cashless-free infrastructure of the capital. If you do this, you will see that payment kiosks are popular, they’re developing and in demand. And here why it is.

How they appear?

Payment terminals in Ukraine began to appear in parallel with the development of the fintech-industry, I told you about it a week ago. While non-cash payment methods were not popular, large and small cities of Ukraine were covered by payment kiosks networks. They gave the opportunity to add funds to the mobile account, pay for utility services, replenish any other services. People had cash and payment requests in their hands — and kicks was much better, than eternal queues of bank branches.

Principle of operation

Some networks developed their own payment kiosk park, but most of them worked (and still working) with dealer model. The terminal network provides the software and its maintenance, and the dealer buys hardware, puts it in and makes a profit from the payments, paying the network a fee for using this software. Such a model allowed the business to scale up much faster without geo-referencing and create a linked b2b business in addition to the basic b2c-offer.

Why are payment kiosks still popular?

The reason lies in the first two points. At first, the terminals gave us conveniently and possibility to pay for services any time — without banks. But they were really valuable in small towns and villages, in which terminal networks began to enter at the active scaling stage. Before the mass distribution of online payment systems, the terminals were the only way to replenish mobile, pay for utilities and other services.

Secondly, the banking and financial crisis has severely undermined people's trust in banks and slowed down the growth rate of a non-cash economy — it have returned to active growth only with the last 2 years. Payment terminals accept cash from the customers, and, therefore, they were the main «entry point» for many unofficially employed and paid in cash. Of course, we can pretend that there were no such people, but for what?

Thirdly, we mustn’t forget: not everyone is accustomed to / wants to pay by credit card. Even now. Not everyone trusts banks, especially in small towns. Cash there is relevant and will be relevant for several more years.

And what will happen to them next?

There are more than 45,000 payment kiosks in Ukraine, owned by financial companies and banks. They accept payments from people all over Ukraine: from front-line territories to Transcarpathia. In cities with over a million and in small towns. Naturally, such an asset will not just disappear.

Adding funds to the bank cards of Ukrainian banks is already one of the most popular services in kiosks. This has become especially popular with the launch of the first Ukrainian mobile bank. The mediator status in the transformation of cash into cashless is an important and necessary role.

In addition, payment kiosks are also developing in terms of card payment services. Here the habit comes first: over the years, people have become accustomed to go to payment kiosk and pay for services there. This is a part of consumer culture, persistent user habit, which can be made more comfortable. After all, why break if you can build it better?

 

Стадии развития fintech-сферы в Украине (и на какой мы сейчас)

24 мая 2019, 17:29   + 15 голосов 5 комментариев

Мой профильный блог напрямую связан со сферой финансовых технологий. Но один мой хороший друг сказал, что моим текстам порой не хватает структурированности. Мол, ниша интересная, мало кто говорит о ней, но складывается впечатление, что fintech — это «чистое творчество», а не бизнес-ниша со своими законами и формальными принципами развития.

Кто-то может сказать, что в Украине так и есть — мол, рынок маленький, какая там структура. Неверно: размеры рынка определяют сложность структуры, а не ее наличие или отсутствие. Поэтому я решила взять за основу стандартные фазы fintech-индустрии, расписанные британским гуру финансовых технологий Крисом Скиннером, и рассказать, на каком этапе развития находится отечественный рынок.

Фаза №1 — Дестабилизация

В Украине она началась в 2001-2002 году, с появлением первых банковских и небанковских инструментов онлайн-оплат и электронных денег.Тогда у людей начала возникать необходимость быстрого расчета за услуги, перевода денег и других ключевых звеньев платежной цепочки. Банковские отделения не могли этого обеспечить, а потому приходилось перенимать опыт/идеи/наработки PayPal, первых западных интернет-банков и т.д. Суть понятия «дестабилизация» здесь — серьезное изменение в запросах клиента (частного лица и бизнеса), которому стал нужен постоянный доступ к своим финансам.

Фаза №2 — Дискуссия

2007-2010 гг — время основания/создания многих украинских fintech-компаний, которые ныне занимают важные ниши на рынке. Среди них и моя компания, чем я невыразимо горжусь. Это было время активного масштабирования платежных онлайн-услуг среди «продвинутой» части населения.

Параллельно с существованием зарубежных электронных кошельков, активно работали и украинские. Оплаты картой становились более удобными и дружелюбными для пользователя. Сети платежных терминалов покрывали всю Украину, делая оплату и пополнение многих услуг доступной и наличными. Крайне актуально, учитывая, что тогда наличные платежи уверенно доминировали над безналичными. Дискуссия здесь видится в активной конкуренции и создании базового покрытия fintech-услугами.

Фаза №3 — Партнерство

Самая длинная фаза на данный момент —2010-2017 гг. В основном, из-за войны и экономического кризиса, который мы пережили с 2014 года. Однако именно на нее припадает самый активный рост финансовых услуг среди населения, появление новых сервисов и окончательное формирование основных ниш на рынке. Одни сделали акцент на пользователей, другие (например, мы) — на платежные решения для бизнеса.

В этот период случилось очень много всего: девальвация гривны, закрытие множества банков, запрет большинства электронных кошельков и т.д. Сложное время, но вместе с тем полное возможностей. Небанковские финансовые учреждения укрепили свои позиции в платежных услугах. Появилось несколько новых интернет-банков, составивших конкуренцию банку-лидеру. Именно в это время самая активная и платежеспособная аудитория уходила с десктопа в приложения, благодаря чему последние стали намного удобнее, лучше и функциональнее.

Банки же окончательно поняли, что от диджитализации не скрыться и начали активно работать с fintech-компаниями, стартапами. Это партнерство и сделало всех участников сильнее, рынок более зрелым, а клиента — более требовательным к новым продуктам.

Фаза №4 — Интеграция

Мы сейчас здесь. Появление первого в Украине мобильного банка (хоть это и банковский продукт другого традиционного банка) — важнейшее событие, запустившее собой новую фазу. Даже так — именно факт, что передовые наработки fintech-команды были интегрированы в банковскую структуру, запустило и определило эту фазу. Теперь так хотят делать все.

Другой момент интеграции — банковская составляющая в виде карточного продукта становится целью для мобильных операторов (презентация Lifecell на вчерашнем iForum 2019 говорит сама за себя), небанковских финкомпаний и т.д.

Третий момент — появление Apple Pay и Google Pay в Украине. Интеграция смартфона и карточки в единый платежный инструмент, максимально удобный и популярный. Именно поэтому карточки захотели все.

Планировать, какой будет следующая фаза, очень сложно. Даже то, какой будет текущая, проблематично на всех уровнях. Крис Скиннер говорит о фазе «Обновление», связывая ее Open Banking, развитием BigTech компаний, еще в прошлой фазе упоминая о директиве PSD3. У нас пока не имплементирована PSD2, поэтому говорить рано. Ясно одно — fintech стал драйвером инноваций и реальных изменений в поведении пользователя. Именно поэтому работа здесь — это не столько формализация и структура, сколько настоящее творчество.


Ukrainian fintech sphere stages (and where are we now)

My blog is directly related to the financial technology. But one good friend of mine said that sometimes my texts are weak in structure. Like, yeah, the niche is interesting, very few people are speaking about it, but it seems fintech is a «pure creativity" and not a business niche with its own laws and formal principles of development.

Someone can say, that It’s true for Ukraine — they say, the market is small, so what kind of structure is there? Wrong: the size of the market determines the complexity of the structure, and not its presence or absence. Therefore, I decided to take the standard phases of the fintech industry, painted by the British financial technology guru Chris Skinner, as a basis, and tell which stage is «here and now» for Ukraine.

Phase # 1 — Destabilization

It began in 2001–2002 in Ukraine, with the advent of the first banking and non-banking tools for online payments and electronic money. People began to need to make quick payments for services, transfer money and other key elements of the payment chain. Bank branches could not provide this, and therefore, we had to learn from the experience / ideas / developments of PayPal, the first Western Internet banks etc. The essence of the concept of «destabilization» is a serious change in the customer requests (private and business), who had a necessity to constantly access their finances.

Phase 2 — Discussion

2007-2010 — the time of foundation / creation of many Ukrainian fintech companies that now occupy important niches in the market. Among them is my company, which I am inexpressibly proud of. It was a time of active scaling of online payment services among the «advanced» part of customers. In parallel with the existence of foreign e-wallets, Ukrainian ones were also actively working. Card payments became more convenient and user-friendly. Payment kiosks networks covered the whole of Ukraine, making payment and replenishment of many services available and in cash. It is extremely important, considering that cash payments confidently dominated non-cash payments back then. The discussion here is seen in the active competition and the creation of basic fintech-service coverage.

Phase 3 — Partnership

The longest phase at the moment — 2010-2017. Mainly due to the war and economic crisis that we have experienced since 2014. However, it’s the most active growth of financial services among Ukrainians, the emergence of new services and the final formation of the main niches in the market fall on it. Some focused on users, others (for example, we) on business payment solutions.

A lot of things happened during this period: UAH devaluation, the closure of many banks, the prohibition of most electronic wallets, etc. Difficult time, but at the same time it was full of possibilities. Non-bank financial institutions strengthened their positions in payment services. There are several new Internet banks that have competed with the leading bank. Also, the most active and solvent audience left the desktop for applications, making them much more convenient, better and more functional.

Banks finally understood that they couldn’t hide from digitalization anymore and began an active cooperation with fintech companies and startups. This partnership has made all participants stronger, the market more mature, and the customers more demanding for new products.

Phase 4 — Integration

We are here. The appearance of the first mobile bank in Ukraine (even though it’s a bank product of another traditional bank) is more important than the event that launched a new phase. Even so — it was the fact that the best practices of the fintech-team were integrated into the banking structure, launched and defined this phase. Now everyone wants to do that.

Another moment of integration — the banking component in the form of a credit card product becomes a main goal for mobile operators (the presentation of Lifecell on yesterday's iForum 2019 speaks for itself), non-bank financial companies etc.

The third point is the Apple Pay and Google Pay release in Ukraine. Integration of a smartphone and card into a single payment tool, the most convenient and popular. That is why the cards are so desirable for everyone in fintech.

Planning what will be the next phase, is very difficult. Even the current one is problematic at all levels. Chris Skinner talks about the “Renewal» phase, linking it to Open Banking, the development of BigTech companies, mentioning the forthcoming PSD3 directive in the «Integration» phase. We haven't implemented PSD2 yet, so it's too early to speak. One thing is clear — fintech has become a driver of innovation and real change maker in user behavior. That is why the work here is less formalization and structure, but more real creativity.

 

Почему новые международные платежные системы из Украины — это важно? 

17 мая 2019, 17:45   + 0 голосов Написать комментарий

Последние пару лет медиа-пространство Украины напоминает раскаляющуюся сковородку. Любая проблема раздувается до уровня вселенской катастрофы, описывается во всех медиа, перетекающий в бесконечные фейсбук-споры. Журналисты, конечно, проявляют чудеса познаний в области синонимов, чтобы их контент казался поисковику хоть немного актуальным, но проблема не в этом. За всем этим негативом, усиленным выборами, многие забывают обращать внимания на достижения.

А побед у нас было немало — особенно в бизнесе. Финансовый рынок в целом и транзакционный бизнес в частности развиваются так, что некоторым европейским странам остается лишь завидовать. Об украинских fintech-проектах пишет американский Forbes, а якобы «страна третьего мира» почему-то бьет рекорды по росту безналичной экономики.

Благодаря всему описанному в сторону Украины начинают смотреть все больше международных контрагентов. Ок, emerging market, понятно, отлично. Как работать? Какие условия взаиморасчета, интеграции и т.д.? Мы с этими вопросами знакомы как никто, а потому согласование правил международной платежной системы «ЛЕО» для нас — победа из побед. И пока многие усиленно повторяют «PayPal не пришел — жизни нет» — следует обратить внимание на то, как работать с международными рынками своими силами.

Что такое платежная система и почему надо понимать определение правильно?

Начнем с основ. Платежная система — это не сайт. Это не приложение и не электронный кошелек. На бытовом уровне юзеры называют платежной системой все, что так или иначе связано с их деньгами. Почему так? Потому что слово «система» — это синоним стабильности, понятности, гарантий.

Говоря официальными терминами, платежная система — это комплекс организаций и учреждений, правил, процедур и технической инфраструктуры, необходимых для проведения денежных расчетов между субъектами расчетных отношений, возникающих в процессе производства и реализации товаров и услуг. Сложно понять, правда. Говоря простым языком — это совокупность банков, небанковских финансовых организаций и технических средств (сайтов, терминалов, приложений) при помощи которых осуществляются денежные переводы. Руководят процессом четко формализованные правила платежной системы.

Отличие между внутригосударственными и международными платежными системами лишь в возможностях осуществления деятельности на территории двух и больше стран или только родной страны.

Почему в Украине мало международных платежных систем не от банков?

Членом платежной системы может быть банк, который имеет банковскую лицензию, или небанковское финансовое учреждение, имеющее лицензию на перечисление денежных средств без открытия счета, которые выдает НБУ. Перечисление денежных средств в платежной системе обеспечивает расчетный банк. Условия получения статуса МПС и более ограниченные возможности финансовых компаний по сравнению с банками многие годы создавали ситуацию, когда международные платежные системы были в основном банковскими.

Но не после нескольких лет реформ со стороны регулятора. Многие банки угли с рынка, открыв дорогу активным, инициативным и успешным финкомпаниям. Благодаря этому теперь в Украине уже 4 международных платежных системы, платежными организациями которых являются НФУ.

Что вообще это дает?

Всего-то — огромные возможности для международных денежных переводов. И дело не в конкуренции за переводы денег в Украину от работающих за границей соотечественников своим семьям. Для любой украинской компании из сферы платежных услуг работать на территории других стран, причем напрямую с иностранными контрагентами — это огромное окно возможностей. Им будут пользоваться все участники платежной системы, развивая и улучшая свои офферы, масштабируя бизнес на новые рынки. Это та реальная интеграция с европейскими рынками. Просто без громких слов, но с кучей работы, которая приносит свои достойные результаты.

Выводы

Именно поэтому не слушайте тех, кто разгоняет «зраду», говоря что «нет PayPal —нет ничего». В Украину уже давно зашла их дочерняя компания Xoom. Давно работает Pioneer. Все это — части большого финансового полотна благосостояния. В нем нет одного элемента, который сразу сделает бизнес простым. Больше того — бизнес как процесс никогда не будет легкой прогулкой. Но чтобы с нашим рынком считались за границей и относились как равному — нужно не пользоваться чужими достижениями, а научиться создавать свои.

Why the new international payment systems from Ukraine are so important?

The last couple of years, the media space of Ukraine resembles a red-hot pan. Any problem swells up to the level of a universal catastrophe, described in all media, flowing into endless Facebook disputes. Journalists, of course, show the wonders of knowledge in the field of synonyms, so that their content would seem a little relevant for the search engone. But this is not the problem. Behind all this negative, enhanced elections, many forget to pay attention to achievements.

And we had a lot of victories — especially in business. The financial market in general and the transactional business in particular are developing good that some European countries should envy. American Forbes writes about Ukrainian fintech projects, and the alleged «third world country» for some reason beats records for the growth of a cashless economy.

Thanks to everything described, the more and more international counterparties are starting to look in «Ukrainian direction». Ok, emerging market, of course, excellent. How to work with it? What are the terms of settlement, integration, etc.? We are familiar with these questions more than anyone, and therefore the agreement of the rules of the international payment system LEO is a big-time victory for us. And while many strenuously repeat «PayPal hasn’t come — there is no life» — you should pay attention to how to work with international markets on your own.

What is a payment system and why it is necessary to understand the definition correctly?

Let's start with the basics. The payment system is not a site. This is not an application or electronic wallet. At the household level, users call the payment system everything that is somehow related to their money. Why is that? Because the word «system» is synonymous with stability, clarity, and guarantees.

In official terms, a payment system is a complex of organizations and institutions, rules, procedures, and technical infrastructure necessary for conducting cash settlements between subjects of settlement relations arising in the production and sale of goods and services. Difficult to understand, that’s true. In simple terms, it is a combination of banks, non-bank financial institutions and technical means (sites, terminals, applications) with which money transfers are made. The process is guided by clearly formalized payment system rules.

The difference between domestic and international payment systems is only in the possibilities of operating in the territory of two or more countries or only of their own country.

Why in Ukraine there are few international payment systems not from banks?

A member of the payment system may be a bank that has a banking license, or a non-bank financial institution that has a license to transfer funds without opening an account, which is issued by the National Bank. The transfer of funds in the payment system provides the seletcted bank. The conditions for obtaining the IPS status and the more limited possibilities of financial companies as compared to banks for many years created a situation, where international payment systems were mainly banking.

But not after several years of reform were held but the state regulator. Many banks perished from the market, opening the way to active, enterprising and successful financial companies. Due to this, now there are already 4 international payment systems in Ukraine, the payment organizations of which are the non-bank financial organistions.

What does it all give?

All in all there are huge opportunities for international money transfers. And it's not about competition for money transfers to Ukraine from Ukrainians, who are working abroad, to their families. For any Ukrainian company in the field of payment services, working in other countries, and directly with foreign contractors, is a huge window of opportunities. They will be used by all participants of the payment system, developing and improving their offers, scaling business into new markets. This is the real integration with European market. Without big words, but with a bunch of work that brings its decent results.

Conclusion

That is why you should’t listen to those who accelerate «zrada», saying that «if there is no PayPal — so there is nothing.» Their subsidiary company Xoom has already entered Ukraine. Pioneer has been working here for a long time. All of this is part of a large financial wealth sheet. It doesn’t have one element that immediately makes business simple. Moreover, business as a process will never be an easy walk. But if we want our market to be reckoned abroad and treat with as an equal — you shouldn’t use someone else’s achievements, but learn how to create your own.

 

Как сделать майские праздники продуктивными на работе?

26 апреля 2019, 10:27   + 0 голосов 1 комментарий

Май — традиционный «ленивый» месяц для украинцев. Наконец стало тепло, работать неохота, а обилие выходных располагает к пикникам, отпускам и поездкам. В последние годы стало модно ругать майские — мол, люди не работают, бизнес простаивает и прибыли нет. Как руководитель, я так не считаю — ведь продуктивность сотрудника напрямую зависит от его отдыха. Нельзя загонять людей в жесткие рамки, иначе получите не бизнес, а плановую экономику. В ее самом худшем виде.

Сопротивление майским праздникам можно связать с декоммунизацией — как никак, 1 и 9 мая — советские праздники, но история их на самом деле глубже. Первые маевки появились в США еще в те времена, когда Украина была под гнетом Российской империи, и связаны они были с подъемом рабочего движения.

Даже спустя более чем сто лет рациональное зерно у майских выходных вполне актуально. Приходят первые по-настоящему теплые дни, и душе, как и телу, хочется отдохнуть от зимы и всех накопленных проблем. Современный менеджер должен понимать, что держать работника в эти дни в офисном «заточении» лишь навредит бизнесу — продуктивность работы упадет. В то же время, полностью приостанавливать работу бизнеса в дни, когда потенциальные его клиенты свободны и могут принести доход — тоже не вариант. Опишу, как я вижу работу fintech-бизнеса в длительные майские выходные.

Кому же в первую очередь дать передышку? Я считаю, что прежде всех должны отдохнуть отделы, занятые по стандартному пятидневному графику. Банки, коллеги, партнеры будут отдыхать, а потому работа бизнес-отделов, основной массы финансистов и продажников будет «стоять». Смысла в этом ноль, а мотивации работника после майских на работе — и того меньше. Желающие поработать сверхурочно наверняка найдутся, и им не помешает дополнительная компенсация — напомню, что переработки оплачиваются по двойному окладу.

Для работников с «с 9 до 6, с понедельника пдо пятницу» майские праздники — идеальное время отладить операционку и внести коррективы в стратегию. Посвятите время неспешному планированию, более подробно распишите важные проекты. Когда ваш телефон не разрывается от сообщений, вы с удивлением обнаружите, что планы и стратегии даются намного лучше. В эти дни менеджменту уж точно ничего не помешает решить накопленные за полгода вопросы и задачи.

Безусловно, любому fintech-продукту нельзя оставаться без саппорта. Отделам техподдержки, работающим 24/7, нужно разработать оптимальный график, который позволит покрыть клиентские запросы. Чаще всего это или гибкий график, или, что более важно для выходных — возможность работать удаленно.

2019 год — идеальное время, чтобы понять, что вся компания не может работать по единому графику. А гибкое расписание для каждого отдела позволяет не заморачиваться наличием долгих выходных — даже в эти дни кто-то будет выполнять необходимую работу. Да и прошли уже времена жесткой эксплуатации работника, ведь сейчас главная ценность компании — это человек и его способности, а не рабочие часы.

How to make the May day-offs productive in your office?

May is a traditional «lazy» month for Ukrainians. Finally the nice weather outside, work goes slowly, and plenty of weekends inspires to picnics, vacations and trips. In recent years, it has become fashionable to scold May day-offs — they say, people don't work, business is idle and there is no profit in it. As a CEO, I don’t think so — because the productivity of an employee directly depends on his rest. You can’t drive people into a rigid framework, otherwise you will get not a business, but a planned economy. At its worst.

Resistance to the May day-offs can be associated with de-communization — after all, May 1 and 9 are Soviet holidays, but their history is actually deeper. The first May Day celebrations appeared in the United States even in those times when Ukraine was a part of the Russian Empire, and they were connected with the rise of the labor movement.

Even after more than a hundred years, a rational grain at the May day-offs is quite relevant. The first truly warm days come, and the soul, like the body, wants to rest from the winter and all the accumulated problems. A wise manager should understand that keeping an employee these days in the office «confinement» only hurts the business — the productivity of work will fall. At the same time, completely suspending the work of a business on days when its potential customers are free and can generate income is not an option either. I will describe how I see the work of the fintech business during the long May weekend.

Who is need to take a break first of all? I believe that first of all should rest the departments engaged in the standard five-day schedule. Banks, colleagues, partners will rest, and therefore the work of business departments, financiers and sales managers will «freeze». This situation has zero meaning for you, the employee’s motivation after May work is even less so. Those who want to work overtime should be rewarded with additional compensation — let me remind you that refineries are paid at double salary.

For employees from «from 9 to 6, from Monday to Friday», May day-offs are the perfect time to fix your work trivia and make adjustments to your strategy. Spend time on serious planning, look at important projects in more details. When your phone is not torn from messages, you will be surprised to find that plans and strategies are much better. Management certainly won’t suffer from anything these days and, thus, can solve the issues and tasks accumulated over the past four months.

Of course, any fintech product can’t work without support. The technical support departments operating 24/7 need to develop an optimal schedule that will allow to cover all customer requests.

2019 is the perfect year to understand that the whole company can’t work on a single schedule. A flexible schedule for each department allows you not to bother with the presence of a long weekend — even these days someone will do the necessary work. Yes, and the times of harsh exploitation of an employee have already passed, and now the main value of a company is a person and his abilities, not working hours.

 

Как fintech-бизнес должен реагировать на результаты президентских выборов?

22 апреля 2019, 9:46   + 15 голосов Написать комментарий

В свете публикации данных экзит-полов и подсчета протоколов победа Зеленского очевидна. Его уже поздравляют в Украине и за ее пределами, нынешняя власть готовится к статусу оппозиции, а бизнес пытается понять, как жить и работать с новым главой государства следующие 5 лет. Большинство профильных ассоциаций сходятся во мнении, что Порошенко — это «business as usual», а Зеленский — неопределенность. Мне кажется, второе вводит слишком много мистики и панических настроений в нашу и так непростую жизнь. А поддаваться панике — это худшее, что может делать бизнес. Я же считаю, рынок финансовых технологий этим заниматься не должен — а обязан делать вот что.

Поддержать государственные институции

Во время своих поездок в США я замечала, что американцы — при всей их президентской власти и последних двух хозяевах Белого Дома — не выводят личность выше должности. Да, каждый поддерживает своего кандидата, и в двух соседних домах могут висеть разные флажки. Но, как только выбор сделан, все — избиратели, проигравшие члены администрации — забывают о противостоянии и в первую очередь поддерживают институты власти. На то она и демократия: даже у самого хорошего политика она может быть не более двух сроков. Кандидатов было, есть и будет много, а президент как глава государства у нас один.

Вы голосовали за новоизбранного президента? Супер, ваши ожидания оправдались. Голосовали за действующего? Тоже ничего, это не повод проклинать соседей и родственников, оскорблять их и сжигать мосты. Все мы хотим одного — жить лучше, чем прежде, в стране, за которую не стыдно и с экономикой, которую не жалко. И разница в том, кто это будет обеспечивать из Банковой, не так важна. А знаете, почему? Потому что идти к этой цели нам все равно нужно всем вместе.

Позиция fintech-бизнеса здесь полностью дублирует такой сознательный гражданский индивидуализм. Мы ожидаем от главы государства поддержки реформ финансового рынка, его либерализации и диджитализации. Глава государства ожидает работы в правовом поле и укрепления финансового состояния экономики. Которая не должна оказываться на грани из-за смены личности, которая репрезентует этого главу. Поэтому я поддерживаю государственный институт.

Строить бизнес

Последние 5 лет мы работали, создавали новые продукты, развивали cashless-экономику, делали рынок платежных услуг цивилизованным. Наши цели не изменились, наши инструменты тоже. И лично я готова, как и прежде, участвовать в разработке электронных государственных услуг, как это делала при еще действующем президенте.

Вместе с этим, вызовы динамичного fintech-бизнеса, о которых я часто пишу, никуда не делись. Просто мы могли на миг забыть о них в информационном шуме. Все эти годы мы настойчиво убеждали наших партнеров, что Украина изменилась, и теперь это европейская страна с большим рынком, с которым следует работать. И сейчас прекрасный повод доказать нашим заграничным коллегам, что это правда. Не когда власть стабильна, а когда выборы прошли, и все с интересом наблюдают, как же будут вести себя украинцы. А поверьте, весь мир наблюдает.

Я не буду менять свою стратегию развития, не собираюсь сворачивать запущенные инициативы. Надо развивать интернет-эквайринг и мобильные платежи — потому что этого требует время и клиенты. А власти рост экономики только выгоден. Любой власти.

Не паниковать

Правило, которое должно стоять первым по важности. Простой совет из книги Дугласа Адамса является универсальным рецептом успеха. Клиент может поддаваться панике (хотя вот бы он/она этого не делали), а вот бизнес — нет. Особенно fintech.

Мы — самая развитая, технологичная, инновационная отрасль финансовой системы. Нам всегда нужно помнить об ответственности за каждый платеж, а потому вести дела с оглядкой на выборы — непозволительная роскошь.

Нам отвечать перед клиентами, и все что сделано в их интересах и в соответствии с законом правильно. Все остальное — эмоции.


How should fintech business respond to the results of the presidential elections?

In light of the publication of exit polls and counting protocols, Zelensky’s victory is obvious. He is already congratulated in Ukraine and abroad, the current president is preparing for the status of the opposition, and business is trying to figure out how to live and work with the new head of state for the next 5 years. Most of the profile associations agree that Poroshenko is «business as usual», and Zelensky is uncertainty. It seems to me that the second introduces too much mysticism and panic in our life. And giving in to panic is the worst thing a business can do. I think the financial technology market should not do this. What it should do instead?

Support government institutions

During my trips to the United States, I noticed that the Americans — despite all their presidential power and the last two masters of the White House — don’t take the person higher, than the office. Yes, everyone supports their own candidate, and different flags can hang in two neighboring houses. But, as soon as the choice is made, everyone — the voters, the losing members of the administration — forget about the confrontation and, above all, support the institutions. That's why it is a democracy: even a very good politician can have no more than two terms. There were, and will be, many candidates, and we have one president as the head of state.

Did you vote for the newly elected president? Great, your expectations were met with reality. Voted for acting one? Also good, it’s not a reason to curse your neighbors and relatives, to insult them and burn bridges. We all want the same thing — to live better than before, in a country for which we are not ashamed of, and the economy, which is not a pity. And the difference in who will provide it from Bankova Str is not so important. Do you know why? Because we all need to go towards this goal together.

The position of the fintech business here completely duplicates such conscious civil individualism. We expect the head of state to support reforms of the financial market, its liberalization and digitalization. The head of state expects from us to work in the legal field and strengthen the financial state of the economy. Which should not be on the verge in case of a personality change, which it represents this head. Therefore, I support the state institution.

Build a business

For the last 5 years we have been working on creating new products, developing a cashless economy, making the payment services market civilized. Our goals have not changed, our tools, too. And personally, I’m ready, as before, to participate in the development of electronic public services, as I did with the current president.

At the same time, the challenges of a dynamic fintech business, which I often write about, have not gone away. We just could forget about them for a moment in the information noise. All these years we have persistently convinced our partners that Ukraine has changed, and now it is a European country with a large market they should work with. And now is a great moment to prove to our foreign colleagues that this is true. Not when power is stable, but when the elections have passed, and everyone is watching with interest how Ukrainians will behave. And believe me, the whole world is watching. I will not change my development strategy, I am not going to stop running initiatives. We need to develop Internet acquiring and mobile payments — because time and customers demands it. And the economic growth is profitable for authority. Any authority.

Do not panic

The rule that should be the first in importance. Simple advice from the book of Douglas Adams is a universal recipe for success. The customer may panic (although he or she shouldn’t do this), but the business is not. Especially fintech. We are the most developed, technological, innovative branch of the financial system. We always need to remember about the responsibility for each payment, and therefore doing business with an eye to the elections is an inadmissible luxury. We are responsible to customers, and everything that has been done in their interests and in accordance with the law is correct. Everything else is emotion.

 

Курс на cashless и госконтроль: как работает платежный рынок Беларуси

12 апреля 2019, 11:26   + 0 голосов Написать комментарий

Изучать особенности других стран всегда интересно. Например, не так давно я рассказывала о том, как платят в Японии. В стране Восходящего солнца есть свои причуды — прочное доминирование наличных и популярность QR-кодов. Сегодня отдохнем от экзотики — расскажу о том, как работает транзакционный бизнес Беларуси — обманчиво близкой, но очень понятной по логике происходящего.

Наличные vs «безнал»

Традиционно для постсоветской Восточной Европы, в Беларуси доминирует наличка. Как и в Украине, в РБ практически везде можно расплатиться картой или телефоном с NFC, но много где кэш не спешит уходить со сцены. Причин много — это пенсии, мелкие магазины, которые упорно сопротивляются терминалам, неразвитый транспорт — в маршрутке не рассчитаешься картой.

Сейчас в Беларуси более трети расчетов проводятся картами — по состоянию на 2017 год этот показатель достигал 35,4%, а ежегодный рост составляет 3-5%. В начале 2019 года на руках у жителей страны было 15 миллионов банковских карточек (это более чем на 5 млн больше населения Беларуси!), а у каждого платежеспособного беларуса было 2-3 карточки.

Беларусский fintech

Беларусь не была бы Беларусью, если бы там не существовала монопольная финтех-система, созданная государством. И она есть — это Единое рассчетно-информационное пространство, ЕРИП. Звучит немного пугающе, но зато ЕРИП дает возможность оплатить множество услуг — коммуналку, пошлины на дороги, штрафы ГАИ. ЕРИП также предусматривает возможность подключения терминала или оплату через QR-код. А найти это «пространство» можно в отделениях 23 банков и местной почты. Удобно, мне кажется, хоть и очевиден тотальный госконтроль.

Несмотря на отсутствие закона о регулировании fintech-сферы, Беларусь сложно назвать страной, где эта отрасль процветает. В силу особенностей государственной политики, здесь регулируется даже то, что не должно. В такой ситуации, главным агрегатором финтеха становится то самое ЕРИП, на котором регистрируются беларусские финтех-проекты.

Местные специалисты возлагают надежды на концепцию проекта профильного закона «О платежных системах и платежных услугах в Республике Беларусь». Он должен сделать сферу финтеха более прозрачной для игроков, инвесторов и стартапов. Пока же «синеокая» не может похвастаться каким-либо примечательным продуктом финансовых технологий, в отличие от Украины.

Электронные деньги в Беларуси

Беларусь — удивительно равномерная страна, и даже Visa и Mastercard здесь держат паритет: обеими системами пользуются по 4,7 млн чел. Еще 4,3 миллиона — за местной разработкой БЕЛКАРТ и 1,2 млн — БЕЛКАРТ Maestro.

Несмотря на то, что в последние годы власти Беларуси стремятся наладить диалог с Европой и не забывать об Украине, сложно отрицать, что РБ крепко сидит на орбите России. Значительная часть беларусских платежных систем так или иначе связаны с Россией.

Благодаря санкциям в адрес РФ мы, украинцы, уже начали забывать эти названия, но в Беларуси они все еще в ходу. В 2018 году выпуском электронных средств в РБ занимались МТС Деньги, Банк Решение (QIWIБел, iPay), БПС-Сбербанк (ePay), Паритетбанк (iPay), Приорбанк (ОСМП, iPay, Belqi), Технобанк (Webmoney). Доступ к электронным деньгам Беларусбанка и Приорбанка дают карточки Мастеркард; а вот Белгазпромбанк ориентируется на нерезидентов — Euroberlio и Росберлио-Карт, Альфа-Банк, БПС-Сбербанк погашают цифровые средства других нерезидентов — ёКард и Яндекс.Денег.

С помощью электронных денег беларусы, как и мы, оплачивают мобильную связь, коммунальные услуги, покупки в интернет-магазинах, выплачивают штрафы и кредиты. А, к примеру, систему Берлио в РБ используют для оплаты топлива.

Выводы

Беларусь, как я уже говорила, пока не блещет инновационными финтеховыми проектами, однако потенциал там явно есть (достаточно вспомнить беларусские игровые студии вроде Wargaming). Правда, чтобы раскрыть этот потенциал, придется постараться. Поскольку самое главное обстоятельство Беларуси — это нынешний формат государственного управления, то будет отлично, если государство подкинет финтеху возможности для развития. Как видим, уже сейчас есть такие попытки.

Пока же, на примере ЕРИП, да и других отраслей, Беларусь крайне централизована. Пойдет ли это на пользу местному fintech? Поживем — увидим.

Сashless strategy and state control: the payment market in Belarus

It’s always interesting to study the key points of other countries. For example, not so long ago, I talked about the payment market of Japan. There are some unique features in the Land of the Rising Sun — for e.g., strong cash domination and the popularity of QR codes. Today we cana rest from the exotic — I will tell you about how the transactional business of Belarus works == deceptively close, but very understandable according to the logic of what is happening there.

Cash vs cashless

Traditionally for post-Soviet Eastern Europe, cash dominates in Belarus. As it is in Ukraine, in Republic of Belarus you can pay with a card or a phone with NFC almost everywhere, but there are many places, where the cash-only is in no hurry to leave the stage. There are many reasons for that: pensions, small shops that stubbornly resist the POS terminals, undeveloped public transport — you can’t pay with a card in a minibus.

Now in Belarus, more than a 30% of payments are carried out by cards — as of 2017, this figure reached 35.4%, and the annual growth is 3-5%. In early 2019, residents of the country had 15 million bank cards in their hands (this is more than 5 million more than the population of Belarus!), And each solvent Belarusian had 2-3 cards.

Belarusian fintech

Belarus would not be Belarus if the state-created fintech monopoly did not exist there. And it is — the Single Calculation and Information Space, the SСIS. Sounds a bit scary, but ERIP gives you the opportunity to pay a lot of services — a communal flat, duties on roads, traffic police fines. The SСIS also provides for the possibility of connecting the terminal or payment via a QR code. And you can find this «space» in the offices of 23 banks and local mail. Conveniently, it seems to me, though the total state control is obvious.

Despite the absence of a law regulations in fintech sphere, Belarus can hardly be called a country where this industry is flourishing. Due to the nature of public policy, even what should not be regulated here, is still regulation. In such a situation, the same SСIS becomes the main fintech aggregator, in which Belarusian fintech projects are registered and working.

Local experts are pinning their hopes on the concept of the draft profile law «On payment systems and payment services in the Republic of Belarus». It should make fintech more transparent for business, investors and startups. In the meantime, the «blue-eyed» cannot boast of any remarkable product of financial technologies, unlike Ukraine.

Electronic money in Belarus

Belarus is a surprisingly parity country, and even Visa and Mastercard hold equal positions here: 4.7 million people use both systems. Another 4.3 million for the local development of BELCARD and 1.2 million for BELCARD Maestro.

Despite the fact that in recent years, the Belarusian authorities are striving to establish a dialogue with Europe and not to forget about Ukraine, it is difficult to deny that Belarus is firmly in Russian orbit. A significant part of the Belarusian payment systems are somehow connected with Russia.

Thanks to the sanctions against the Russian Federation, we, Ukrainians, have already begun to forget these names, but they are still in use in Belarus. In 2018, MTS Money, Reshenie Bank (QIWIBel, iPay), BPS-Sberbank (ePay), Paritetbank (iPay), Priorbank (OSMP, iPay, Belqi), Technobank (Webmoney) were involved in the release of electronic money in the Republic of Belarus. Access to the electronic money of Belarusbank and Priorbank is given by MasterCard cards; Belgazprombank focuses on non-residents — Euroberlio and Rosberlio-Kart, Alfa-Bank, BPS-Sberbank redeem the digital funds of other non-residents — Cardi and Yandex.Money.

With the help of electronic money, Belarusians, like us, pay for mobile communications, utilities, shopping in online stores, pay fines and loans. And, for example, the Berlio system in Belarus is used to pay for fuel.

Conclusions

Belarus, as I have already said, does not yet shine with innovative fintech projects. However there is clearly potential there (it suffices to recall Belarusian game studios like Wargaming). But to unlock this potential, they they need to ty harder. Since the most important circumstance of Belarus is the current format of state administration, it will be great if the state throws fintech opportunities for development. As we can see, there are already such attempts to be made.

In the meantime, using the example of the SСIS and other industries, Belarus is extremely centralized. Will this benefit the local fintech? We shall wait and see.

 

Кредитные услуги от fintech-сервисов: как это?

5 апреля 2019, 15:56   + 0 голосов Написать комментарий

Встречала сравнение, что потребительское кредитование подобно кровеносной системе человеческого организма. Подобно движению крови в нашем теле, от того, насколько активно пользователи берут кредиты на товары и услуги и того, насколько исправно делают выплаты по ним, зависит общее здоровье экономики.

За последние пару лет покупательская способность в Украине выросла — это можно видеть по среднему чеку, и по отчетам топовых ритейлеров о своих успехах во время «Черной пятницы», или просто судить из общей индексации зарплат в крупных городах.

Параллельно с этим фактом (а также с ростом денежных переводов) можно наблюдать и серьезный рост популярности кредитных услуг. Естественно, часть этого роста списываем на низкие средние (и ниже) зарплаты, которые не успевают за потребительскими запросами. Это факт — причем абсолютно не удивительный как для Украины, так и для любой европейской страны бывшего «восточного блока» — рождает запрос на кредитные услуги, но со всеми достижениями современных платежных сервисов. Я говорю о взаимодействии с клиентом через приложение, онлайн-заявки и выплаты, гибкие и максимально лояльные условия, а также дополнительные возможности.

В основном этот запрос выполняют подкованные в диджитале банки с развитым онлайн-банкингом. Они запустили, перезапустили и модернизовали свои кредитные карточные предложения: с новым дизайном, улучшенными условиями и лояльными процентами. Hешение правильное и логичное, а потому успешно работающее. Остается лишь один вопрос — а охвачена ли ими вся аудитория, для которой актуальны кредиты?

И вот здесь очень интересна практика финансовых продуктов от fintech-компаний — тренд на освоение кредитных услуг общемировой, потому я буду стараться объяснить главные моменты, которые касаются не только отечественных реалий.

Итак, fintech-проекты пытаются охватить сегмент, который банки могут или же не хотят обслуживать. Это или молодые люди (нередко упоминаю поколение Z из-за него уникальных потребительских привычек), или люди возрастом выше 45 лет. В обоих случаях, как ни странно, одна и та же причина: недоверие к банкам или желание иметь альтернативу.

Чем же выделяются кредитные приложения/сервисы от fintech-компаний? Для клиента это, более длительный период беспроцентного погашения и расширенные стартовые лимиты. Если проценты для банковского кредита/рассрочки не являются выгодными для человека с низкой или средней зарплатой — ему необходимы другие опции. Которые дают упомянутые сервисы.

Мировая практика, в которой присутствует реально работающий кредитный рейтинг, показывает эффективность дифференцированной процентной ставки. Например, клиент с более низким рейтингом может получить личный кредит под 7-8%, а более платежеспособные клиенты — с 4-5%. При заявке приложение само формирует предложение в зависимости от этого рейтинга, запрошенной суммы кредита, категории товара/услуги и прочих критериев. Избавление от необходимости идти и лично оформлять кредит, возможность контролировать его выплату через навигацию по приложению — именно то, чего ищут те, кому банки не подходят.

Здесь кроется множество историй провала — когда кредитные сервисы не до конца оттестировали свой алгоритм. Недостаточно тщательный фильтр данных в этой сфере означает автоматические потери денежных средств из-за мошенников.

С другой стороны, кредитные fintech-проекты просто идеально работают в тандеме с банками, чей оффлайн-сектор сильнее (старые банки с отделениями и аудиторией возрастом 35-55). Таким нужен быстрый старт и «омоложение» клиентов, а стартапам чаще всего нужны инвестиции в свои проекты, лицензирование и экспертиза в финансово-бюрократических вопросах.

Я неоднократно говорила о выгоде симбиоза «банк-fintech компания». В случае с кредитованием банки получают выход на новую аудиторию и многократный рост продаж своих кредитных предложений, а новый бизнес — свое развитие. Клиент в этом вопросе выигрывает дважды: кроме выгодных условий для кредитных займов он получает удобный финансовый инструмент.

Самая очевидная для меня модель масштабирования бизнеса —понятие «личный кредитный менеджер в смартфоне». Клиент может устанавливать цели, а кредитное приложение подбирает для него индивидуальный оффер, учитывающий не только его текущие доходы, но и рекомендации по их оптимизации, чтобы цель были достижима быстрее. Big data возможности программ лояльности делают такую фантастику реальностью.

Credit service from fintech services: how it works?

I saw a nice comparison, that consumer lending is like the circulatory system of the human body. Like the movement of blood in our body, when customers often takes loans or goods and services and when they make payments on them — it postulates the overall health of the economy.

Over the past couple of years, purchasing power in Ukraine has grown — this can be seen by the average check, in reports from top retailers about their successes during Black Friday, or simply judged from the general indexation of wages in large cities.

In parallel with this fact (as well as with the growth of money transfers), we can observe a serious increase in the popularity of credit services. Naturally, part of this growth exists because of the low average (and lower) incomes, which don’t keep up with consumer inquiries. This fact is absolutely not surprising for Ukraine and for any European country of the former «Eastern camp». But it creates a request for credit services, but with all the achievements of modern payment services. I'm talking about customer interaction through the app, online applications and payments, flexible and maximally loyal conditions, as well as additional opportunities for customers.

Basically, this query is performed by digital-skilled banks with advanced online banking. They launched, restarted and upgraded their credit card offers: with a new design, improved conditions and loyal interest rates. The solution is correct and logical, and, therefore successfully, working. But here’s the question — is this really cover the entire audience for which credits are relevant?

And right here we see the very interesting practice of financial products from fintech companies. It’s a worldwide trend, so I will try to explain the main points that concern not only domestic realities.

So, fintech projects are trying to cover a segment that banks can’t or don’t want to serve. This is either young people (I often mention generation Z because of it’s unique consumer habits), or 45+ year old people. In both cases we see the same reason: distrust of banks or a desire to have an alternative.

What distinguishes credit applications/services from fintech companies? For a customer, this is a longer commission-free repayment period and extended start-up limits. If interest on a bank loan / installment plan is not beneficial for a person with a low or average salary, he/she needs other options. Which are available in mentioned services.

World practice, in which there is a real working credit rating, shows the effectiveness of a differentiated percentage rate. For example, a customer with a lower rating may receive a personal loan with 7-8%, and more solvent customers — with 4-5%. During the applying, the application itself creates an offer depending on this rating, the requested loan amount, product / service category, and other criteria. So, there’s no need to go and personally arrange a loan. Also, there’s an ability to control payments through the navigation in the app — it’s exactly what those who are not suitable for banks are looking for.

Here lies a lot of failure stories — e.g., when credit services have not fully tested their algorithm. Insufficiently careful data filtering in this sphere means automatic loss of money due to fraud activity.

On the other hand, fintech credit projects are just perfect in tandem with banks whose offline sector is stronger (old banks with offices prevailed and audiences aged 35-55). They need a quick start and customer renovation — and startups often need investments in their projects, licensing and expertise in financial and bureaucratic matters.

I have repeatedly spoken about the benefits of the «bank-fintech company» symbiosis. In the case of lending, banks get access to a new audience and multiple growth in sales of their loan offers, and a new business — their actual development. Customer wins twice in this matter: in addition to favorable conditions for credit loans, he/she receives a convenient financial instrument.

The most obvious business development model for me is the «personal credit manager in a smartphone». Customer can set goals, and the loan application selects an individual offer for him, taking into account not only his current revenues, but also recommendations for optimizing them so that the goal can be achieved faster. Big data loyalty programs are capable for that and make such a fantasy a reality.

 
Страницы: 123456