arthurid
Артур Идиатулин Заметки о рынке от Tickmill UK
Зарегистрирован:
30 августа 2018

Последний раз был на сайте:
22 мая 2019 в 15:21
Просмотров профиля:
Сегодня: 5
Всего: 974
Подписчики (7):
hanspushka
hanspushka
Larson12
Larson12
maxforex
maxforex
Oleksa75
Oleksa75
Nline
Nline
maximrybalko
Maks M
30 лет, Киев
Tickmill
Tickmill Ltd.

Артур Идиатулин - блог

RSS блога
Пол:
мужской
Город:
Москва
Место работы:
Рыночный обозреватель Tickmill UK
Интересуюсь финансовыми рынками, математикой
Блог
Комментарии
Валютный форум
Отзывы
Горячая линия

Сильный NFP больше не впечатляет ФРС?

22 мая 2019, 15:21   + 0 голосов Написать комментарий

Безработица в США более чем два года пребывая ниже краткосрочного естественного уровня (NAIRU) не вызывает должного давления в ценах, которое позволило бы убедиться ФРС в правильности своих моделей. Как результат, ФРС сначала объявил паузу «неопределенной длительности» несмотря на благоприятные сигналы в экономике, теперь же дискуссии фокусируются на новых экспериментах в политике.

В долгосрочной перспективе одним из таких могла стать «привязка ставок», о которой я писал ранее, однако говоря о немедленных нуждах ведется поиск нового оптимального соотношения инфляции & безработицы. Другими словами, разговоры о том, что текущий рекорд безработицы вызовет инфляцию, но позже, становятся неактуальными, т. к. очевидно, что заждались.

Сильный NFP больше не впечатляет ФРС?

В политике ФРС может произойти «тектонический сдвиг», а именно страхи из прошлого о неконтролируемой инфляции уходят на задний план, замещаясь представлением, что кредитные условия можно смягчать даже когда инфляция у цели либо немного превосходит ее. Это означает что пресловутый сильный NFP (низкая безработица и высокое темп создания рабочих мест) может вскоре стать неактуальным, так как цепочка низкая безработица – инфляция заработной платы – потребительская инфляция уже не будет корректным отражением зависимости инфляции от безработицы.

«Закупорка» в канале трансмиссии монетарной политики вероятно возникла на отрезке безработица – заработная плата. Укрепление занятости до рекордного уровня принесло немного желаемых эффектов для ФРС: заработная плата среднего класса выросла слабо, в то время как доля труда в национальном доходе устойчиво снижается:


Сильный NFP больше не впечатляет ФРС?

Очевидно, что причины нужно искать в трудосберегающих инициативах менеджеров компаний США и глобализации. Оба фактора сдерживают инфляцию зарплат, особенно для рабочей силы низкой квалификации. Это подробно описано в недавней работе OECD www.oecd.org/officialdocuments/publicdisplaydocumentpdf/?cote=ECO/WKP(2018)51&docLanguage=En

Для экономики, основанной на потреблении (занимает около 70% от ВВП), такая динамика является очень неприятным долгосрочным трендом.

Фьючерсы на фондовые индексы США отреагировали снижением на сообщение NYTimes, что администрация Трампа планирует занести в «черный список» крупнейшего в мире производителя средств видеонаблюдения, китайскую компанию Hangzhou Hikvision Digital Technology. Рост избирательности в стратегии торгового противостояния с Китаем может говорить о том, что «размахивание молотом» постепенно исчерпывает себя и американская сторона предпочитает переходить на «хирургические удары».

Китайский технологический гигант находится под контролем государства и поставляет продукцию в 100 стран по всему миру, в том числе камеры, которые поддерживают Интернет-соединение. Теоретически они могут передавать данные и в Китай.

Данная мера неявно вмешивает в список претензий США массовое задержание уйгуров в Китае, этническое меньшинство, в большинстве своем исповедующее ислам.

Реакция технологического индекса США Nasdaq не заставила себя ждать:

Сильный NFP больше не впечатляет ФРС?

Новость разбудила продавцов в юане и китайских активах, на момент написания статьи USDCNY вырос на 0.18%, SHCOMP потерял 0.49%.

В рамках быстрейшей реализации инициативы правительство США не преминуло воспользоваться своим административным ресурсом, включив в ассигнования на национальную оборону на 2019 условие, что федеральные агентства не смог закупить оборудование, произведенное компаниями HikVision и Dahua.

Администрация Трампа также рассматривает возможность ввести санкции против отдельных китайских чиновников, контролировавших создание системы содержания под стражей в Синьцзян-Уйгурском автономном округе.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.

21 мая 2019, 15:41   + 0 голосов Написать комментарий

В предыдущей части статьи Что происходит с австралийским рынком недвижимости? Часть 1 мы установили необычную характеристику последнего эпизода дефляции цен на рынке – отсутствие действия традиционных драйверов, таких как безработица и ипотечные ставки. Цены на жилье в Австралии снижались несмотря на укрепление занятости (что говорит о росте доходов и потребительской уверенности) и стабильные ставки по ипотеке.

Чтобы понять причины спада необходимо обратиться к долгосрочной динамике роста населения Австралии в поиске потенциальных сдвигов, которые могли стать сигналом для застройщиков увеличить предложение. Как и во многих других развитых странах, темпы рождаемости снижались в долгосрочной перспективе, и благоприятная иммиграционная политика привела к бурному росту числа иммигрантов с начала 2000-х, с относительной стабилизацией в течение следующего десятилетия:



Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.




Естественное стремление мигрантов обзавестись собственным жильем могло стать ориентиром для застройщиков наращивать предложение жилья. Однако отклик строительства на иммиграционный бум занял большую часть десятилетия, так как планирование, получение разрешений и поиск финансирования растянулся во времени. Это можно видеть, сравнив график темпов роста населения на темпы роста жилищного фонда, где прослеживается характерный лаг:


Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.




Во время бума в секторе добычи полезных ископаемых который затронул Западную Австралию темпы роста населения в регионе выросли с 1 до 3.5%. Однако соответствующая реакция в строительстве жилья имела отсроченный характер и совпала с завершением бума, когда бум окончился и население начало перемещаться в другие регионы. Как следствие образовался разрыв в предложении жилья и спросе на него и постепенное осознание застройщиков что они опоздали вынудило их «смириться» и начать снижать цены:


Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.




Другим фактором со стороны спроса, который привел к снижению цен, стал всплеск и последующее падение спроса со стороны иностранных покупателей. В середине текущего десятилетия в Австралии наблюдался подъем инвестиций в жилье со стороны китайских покупателей, однако затем источник спроса исчерпал себя, так как Китай ужесточил контроль за движением капитала:


Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.





Сильный спрос со стороны инвесторов, как внутри страны, так и за рубежом имеет свои корни в динамике населения. Низкие процентные ставки и благоприятное налогообложение добавили популярности инвестициям в актив, растущий в цене. Инвестиционный спрос, который опирался на краткосрочную конъюнктуру продлил ложное ощущение застройщиков, что ставка на их основной ориентир – растущее население, верна.

Однако в какой-то момент, фаза подъема достигла максимально точки и произошло изменение знака импульса отрицательный. Это можно выразить соотношением медианной цены на жилье к доходу, который достиг экстремального уровня, и темпы формирований первоначального депозита для покупки домов за счет доходов начали отставать от роста предложения. Особенно хорошо это прослеживалось в Сиднее (штат NSW) и Мельбурне (штат Vic). Возник необходимый барьер инвестиционного спроса, который обратил ценовой тренд, и со снижением цен в игру вступили поведенческие факторы, т. е. нежелание покупать актив, который падает в цене:



Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.





Макроэкономические последствия дефляции цен

Изменения цен на недвижимость воздействует на экономику через несколько каналов. Являясь вторым по величине богатством (после человеческого капитала) для большинства населения, рост цен на жилье стимулирует потребление. Человек ощущает рост благосостояния и сберегательные мотивы подавляются. Ожидания удорожание цен на рынке недвижимости стимулирует объемы строительства, фирмам легче получить финансирование под залог недвижимости на растущем рынке, растет прибыльность банковской системы за счет роста кредитования. Любопытно, что, если оценивать эластичность различных категорий потребления к благосостоянию (% потребления / % благосостояния), сильнее всего австралийцы увеличивают покупки автомобилей:



Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 2.





Из этого можно сделать интересный вывод (возможно не только для Австралии), что для роста товаров длительного потребления необходимы не только ожидания роста будущих доходов, но и увеличение стоимости текущих активов.

Соответственно RBA сосредотачивается не на самой проблеме дефляции цен на жилье, а скорее на том, как потребители могутснизить потребление в ответ на снижение их благосостояния. RBA видит решение в поддержании занятости и дальнейшем снижении безработицы. В текущей ситуации индикаторы рынка труда (инфляция зарплат, количества новых рабочих мест), могут лучше, чем обычно, предсказывать политику RBA, и соответственно реакцию Австралийского доллара.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Статья в блоге

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Small-cap компании «возражают» против новых тарифов

20 мая 2019, 14:49   + 0 голосов Написать комментарий


Снижение рыночной стоимости положительно коррелирует с размером компании, показывает динамика фондовых индексов США, таких как S&P 600 Small Cap Index и Russel 2000. С начала года фондовые индексы выросли более чем на 16%, однако с обострением торгового конфликта с Китаем, компании с небольшой капитализацией быстрее теряли в стоимости из-за большей зависимости издержек от импорта, нежели чем выручки от экспорта.

Можно подумать, что если у небольших компаний меньшая доля продаж приходится на экспорт, то торговое противостояние США с Китаем должно принести им меньше урона. Однако небольшие компании преобладают в секторах экономики, которые сильно зависят от иностранных поставщиков сырья. Администрация Белого Дома продолжает избегать введения пошлин на большую долю потребительских товаров и майское повышение тарифов с 10 до 25% затрагивает прежде всего капитальные товары и сырье для небольших компаний. Повышение застало компании врасплох, так как они не успели пополнить материальные запасы необходимые для производства и теперь столкнутся с ростом импортных цен на ресурсы. Отсюда и следует снижение их рыночной стоимости, превосходящее акции компаний с высокой капитализацией.

Рационально также предположение инвесторов о том, что, если тарифы все-таки сделают подножку американской экономике, компании с недостаточно «мягкой» финансовой подушкой будут идти на дно в первую очередь. Если быть точнее эти компании будут склонны наращивать долг быстрее, увеличивая в структуре капитала долг (риск в акциях). Такие ожидания вероятно также закладываются в рыночную оценку компаний.

С момента как президент США объявил о повышении пошлин с 10 до 25% на импорт из Китая 5 мая, S&P 600 снизился на 5.3%, Russel 2000 на 4.9% по сравнению с широким бенчмарком S&P 500, который потерял 2.9%.

Small-cap компании «возражают» против новых тарифов

В первом полугодии 2019 года small-cap компании, как ожидается, «обрадуют» инвесторов снижением выручки, поэтому P/E должны будут скорректироваться до более адекватных значений. По данным Refinitiv прибыль на акцию за первом полугодии сократится на 18%, после снижения на 9% во втором квартале 2018. Однако в третьем и четвертом квартале 2019 EPS компаний из S&P 600 вырастут на 6.9% и 23.3% соответственно, что ограничивает распродажу на рынке. Если Китаю и США не удастся достигнуть прогресса в переговорах что становится все более реалистичным сценарием, корректировка EPSвниз откроет дорогу к дальнейшему понижению рыночной оценки акций. Надежда остается на внутренние драйверы продаж, т. е. рост потребительских расходов и последние оценки потребительских ожиданию дают надежду на это. Оценка оптимизма потребителей от Мичиганского Университета за май превзошла ожидания, составив 102.4 пункта при прогнозе в 97.5 пунктов.

Small-cap компании «возражают» против новых тарифов

Чтобы оптимизм оставался высоким необходимо сдерживать инфляционные ожидания населения, что в свете угроз Трампа обложить тарифами весь китайский экспорт в США будет сложно ожидать.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 1.

16 мая 2019, 14:43   + 0 голосов Написать комментарий

В число необходимых компонентов «универсальной формулы политики» Банка Австралии несомненно входят показатели рынка недвижимости. Неуклонный долгосрочный рост индекса цен на жилье подсказывает, что недвижимость должна занимать значительную долю богатства домохозяйств и должна иметь большое влияние на возможности и склонность к потреблению. В терминах экономического кризиса, можно говорить о высокой степени уязвимости домохозяйств к ценам на жилье, и сколь-нибудь серьезная дефляция цен на рынке должна порождать классическую интерпретацию о скором «ипотечном кризисе». И действительно, недавняя динамика цен предлагает поспекулировать на эту тему:

Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 1.

Национальные цены на жилье перешли в снижение в 2018 году и к началу 2019 года темпы спада усилились. В размере дефляции можно провести параллель с предыдущими спадами и, в частности, с 2008 годом, что должно вызывать беспокойство. Однако здесь возникает первый нюанс: так как цены номинальные полезно скорректировать их на темпы инфляции, чтобы провести корректные сравнения. Ниже приведена динамика CPI Австралии за исследуемый период:

Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 1.

Инфляция в 2008 году составляла около 4.5% и 3.3% в 2011. В 2018 году она упала ниже 2%. Следовательно, последнее снижение цен на жилье в реальном выражении меньше, чем это было в предыдущих эпизодах.

Второй нюанс в понимании нынешней дефляции рынка жилья заключается в определении источников избытка предложения на рынке – нереализованных запасов застройщиков или частных инвесторов, которые либо разочаровались в перспективах рантье или инвестиционных перспективах, либо из-за резкого спроса на ликвидность (т. е. на денежные средства). Пролить свет на это может, например, инфляция цен на ренты:

Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 1.

На графике видно, что средние по Австралии темпы роста ренты длительно снижались примерно с 2008 года и приблизились к нулю в 2018. Это говорит в пользу изначально слабых стимулов инвесторов покупать недвижимость на ожиданиях стать рантье. Если бы мы наблюдали высокие темпы роста ренты (что привлекало бы покупателей) и затем резкий переход в снижение, это говорило бы именно о разочарованных покупателях и роста предложения на рынке именно с их стороны, что в условиях высокой ипотечной нагрузки должно было вызывать беспокойство.

Продолжая сравнивать текущую дефляцию цен с предыдущими случаями, необходимо также проверить, как вели себя два ключевых фактора влияющих на решение покупателей: уровень безработицы и динамика ипотечных ставок. Во всех предыдущих случаях, обвалу цен и предшествовало повышение ипотечных ставок, и он сопровождался ростом безработицы, что в целом и ослабляло спрос на рынке жилья. Однако последний случай выглядит крайне необычным, так как цены падают при том, что безработица и ипотечные ставки также снижаются:

Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 1.



Что происходит с австралийским рынком жилья? Часть 1.

В Южном Уэльсе, провинции Австралии, где наблюдалось наибольшее снижение цен, безработица сократилась до минимального уровня с 1970 года. Принимая во внимание этот факт, сложно предположить, что драйвером снижения цен является слабый потребительский спрос. Значит причины, нарушившие равновесие на рынке, нужно искать где-то в другом месте.

Продолжение следует…


Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Статья в блоге

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Мартовскую надежду китайской экономики «смыло апрельскими дождями»

15 мая 2019, 15:31   + 0 голосов Написать комментарий

Немецкая экономика, ведущий элемент в благосостоянии Еврозоны, вернулась к росту в первом квартале за счет увеличения потребительских расходов и восстановления темпов строительства, однако власти предупредили, что прогноз дальнейшей экспансии может быть омрачен усилением торгового конфликта.

Квартальный прирост немецкого выпуска составил 0.4%, в годовом выражении ВВП вырос на 0.7% в первом квартале. Данные совпали с ожиданиями.

Германия оказалась на грани технической рецессии, так как в 3 и 4 квартале 2018 года, квартальный прирост ВВП составил отрицательный и нулевой прирост.

Мартовскую надежду китайской экономики «смыло апрельскими дождями».

В первом квартале 2019 значительно увеличились потребительские расходы, инвестиций в основной капитал в строительной отрасли и промышленности. Государственные расходы, наоборот, сократились. Данные по экспорту и импорту не позволили сделать однозначный вывод о влиянии торгового конфликта на немецкую экономику. Как экспорт, так и импорт выросли по сравнению с прошлым кварталом.

Правительство, в своем недавнем отчете, значительно урезало прогноз роста в 2019 году – до 0.5%. В 2017 и 2018 году немецкий выпуск на 2.2% и 1.4% соответственно.

Статистика по китайской экономике за апрель оказалась исключительно слабой, еще раз подчеркнув необходимость рассматривать данные в динамике. Апрельские дожди смыли мартовский оптимизм, когда произошел отскок в активности в промышленном секторе, а также некоторое улучшение испытала внешняя торговля. Как будет показано выше мартовский проблеск надежды мог быть обманчивым.

Капитальные вложения, объемы промышленного производства и розничные продажи значительно замедлили темпы роста в апреле. Правительство делает ставку на субсидирование строительства жилья и инфраструктурные проекты, что резко выделяет рост инвестиций в жилье из основных экономических показателей. Их темпы остаются стабильно высокими благодаря госгарантиям.


Мартовскую надежду китайской экономики «смыло апрельскими дождями».

Что касается данных за март, то они могли завысить перспективы восстановления благодаря двум причинам:

  1. Снижение НДС, вступающее в силу первого апреля. Экспортеры могли ускорить отгрузки товаров, чтобы получить повышенный налоговый вычет. За этим могло дополнительно последовать компенсаторное снижение в апреле.
  2. Трюк в статистике. Измеряя YoY рост за март, следует помнить, что Лунный Новый Год в 2018 более негативно отразился на марте прошлого года, чем в этом за счет чего март 2019, показал более сильный рост.

Основные акцент в инвестициях переместился в жилье, так как норма доходности вложений в расширение производства упала, а риски выросли:

Мартовскую надежду китайской экономики «смыло апрельскими дождями».

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Сможет ли Трамп обложить весь китайский импорт тарифами? (ответ: нет)

9 мая 2019, 13:40   + 4 голоса Написать комментарий


Апрельская производственная инфляция в Китае росла максимальным темпом за четыре месяца, сигнализируя об увеличении объемов производства, что подстегнуло спрос на ресурсы. Наиболее активно спрос предъявляло государство за счет ускоренного одобрения дорогостоящих инфраструктурных проектов. Учитывая, что объемы экспорта снизились в марте, а импорт вырос в соответствии с ожиданиями, динамика инфляции говорит о краткосрочном и искусственном характере экономического импульса за счет государственного вмешательства.

Несмотря на рост активности данные не позволяют сделать выводы о качественном характере экономической экспансии, например ожидать увеличения инвестиций частного сектора, который вскоре должен столкнуться с повышением американских пошлин.

Хотя повышение тарифов в пятницу выглядит неизбежным событием, так как переговорная сила США полностью концентрируется на угрозе прямой эскалации торгового конфликта, следующий раунд повышения может рикошетом вернуться в США подрывая потребительский спрос:

Сможет ли Трамп обложить весь китайский импорт тарифами? (ответ: нет)

Из графика ясно, что до сегодняшнего момента стратегия обложения пошлинами Департамента торговли США избегала товары широкого потребления. На текущий момент чуть менее 25% потребительских товаров обложены тарифами. Следующий раунд будет неминуемо означать ускорение потребительской инфляции в США, что может вызвать неконтролируемое поведение цен учитывая мягкую политику ФРС. Глава JP Morgan Дэймон кажется не зря иронично заметил, что ФРС сейчас лучше не публиковать прогнозы по инфляции (так как они сейчас работают больше как неверные ориентиры). Если же Трамп будет настаивать — можно ожидать «эффект спешки» в товарообороте между Китаем и США (накопление товарно-материальных запасов), как это было в прошлом году в третьем квартале, только на этот раз с гораздо большей интенсивностью.

Заявление газеты People’s Daily, рупора мнения китайского правительства, о том что эффекты от новых тарифов «предсказуемы и находятся под контролем» может косвенно иметь в виду ограничения в тарифной борьбе к которым приближаются США.

Рост госзакупок Китая послал необходимый сигнал о перспективах спроса в отраслях, обслуживающие нужды строительства. Собственно, они сильно выделялись на фоне других в плане ценового давления, что еще раз подчеркивает, что такая динамика инфляции нуждается в «топливе» в виде госрасходов. Инфляция на железную руду выросла на 10.6% в апреле после увеличения в марте на 5.8%, а цены на сталь – почти до максимума одного года. Импорт меди также вырос и спрос на нее в Китае как ожидается будет оставаться повышенным в течение этого года.

Потребительская инфляция выросла в основном из-за тарифных ограничений, об этом говорит отсутствие сюрпризов со стороны объемов импорта. В апреле конечные цены для потребителей выросли на 2.5% по сравнению с прошлым годом. Цены на свинину подскочили на 14.4%. Во втором полугодии цены на продукт? как полагает NBS, вырастут на 70% из-за вспышки свиной лихорадки. Повысив пошлины на импорт из США и отказавшись от канадских поставок, Китай неожиданно оказался в положении, в котором пилит сук, на котором сидит.

Торговая сделка Китаем с США в свою очередь встречает еще одно препятствие, которое в этот раз будет рациональным экономическим соображением, нежели чем политическим мотивом. Дело в том, что соевые бобы, импортируемые из США, политически значимый продукт для Трампа, используются в Китае для производства корма для свиней. Снижение поголовья скота естественно ограничит необходимость Китай в соевых бобах, поэтому администрации придется вновь обдумывать возможные меры поддержки фермеров.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Китай не Северная Корея: как переговорщики ошиблись с архитектурой сделки

8 мая 2019, 15:55   + 0 голосов Написать комментарий

Дипломатическая телеграмма, присланная из Пекина в Вашингтон в прошлую пятницу, состояла из тотальной переработки 150-страничного документа, который должен быть лечь в основу соглашения между странами, сообщили Рейтер три источника из правительства и частного сектора знакомые с ходом переговоров.

Документ превратился из торговой сделки в филькину грамоту, так как Китай отказался от многих юридически обязывающих условий, предложенных Вашингтоном, сообщили источники. Как сказал один из них, в Китае «заиграла жадность».

В каждой из семи глав черновика торгового соглашения, Китай удалил обязательства изменить законодательство, которые способствовало бы разрешению ключевых претензий США: процветанию кражи интеллектуальной собственности и торговых секретов в Китае, вынужденной передачи технологий, неявного протекционизма, закрытости финансового сектора страны и валютных спекуляций.

Учитывая темперамент Трампа и масштаб дерзости китайских коллег довольно странно, что он подождал целых два дня чтобы вновь разразиться угрозами. В воскресенье президент США сообщил в Твиттере что планирует повысить величину тарифов с 10 до 25% на 200 млрд. долларов китайского импорта в США. Тарифы вступают в силу в пятницу, т. е. в аккурат к визиту Лю Хе в Вашингтон, которому придется восстанавливать павшую крепость сотрудничества и дружбы из руин.

Очевидно, что Китай стремится заключить, что-то вроде меморандума о взаимопонимании, т. е. формат с минимальным уровнем правоприменительных механизмов. США же интересует гарантировать себе рычаги воздействия, в случае если Китай решит отклониться – а стимулы к этому довольно высоки, учитывая, что Китай – мастер «ближнего боя», где сложно различить нейтральные объятия от незаметной атаки. Однако торговую сделку, которую навязывает США также сложно назвать стандартной, ведь элемент принуждения скорее соответствует с отношениями стран против которые США наложили санкции – Иран, Северная Корея. Китай не готов мириться с таким отношением к себе.

Торговый представитель США Лайтхайзер считает, что без изменения китайских законов, отслеживать исполнение требований будет невозможно. Китайская сторона считает, что это не соответствует термину торговая сделка. В целом прав Китай, в деталях – США.

Китайский премьер Лю Хе сказал Мнучину и Лайтхайзеру, что США должны доверять Китаю в плане исполнения обещаний с помощью административных и регулятивных мер, сообщили Рейтер два источника. Чиновники Белого Дома посчитали это неприемлемым, т. к. Китай исчерпал ресурс доверия, игнорируя прошлые соглашения.

Один из источников в правительстве сообщил Рейтер, что китайская сторона отказалась трогать законодательство, так как степень вмешательства в закон, требуемая США слишком большая. К тому же один из китайских коллег оспорил суть предлагаемых изменений в черновике, сказав, что США начинает требовать все больше, сужая дорогу к сделке.

У рынков почти не остается сомнений в введении новых тарифов пятницу, так как «возмутительный» шаг Китая сплотил не только чиновников Белого Дома (Мнучина и Лайтхайзера), но и Трампа с Демократами.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

ФРС теряет контроль над процентными ставками?

2 мая 2019, 13:43   + 0 голосов Написать комментарий

Основная сюжетная линия в политике ФРС ожидаемо не претерпела сколь-нибудь значимых корректировок, так как и заявление и тон Пауэлла сохранили нейтральную окраску. Однако любопытный технический момент, который теоретически должен был привлечь внимание ФРС и неожиданно оказался значимым на практике, стал выход эффективной процентной ставки по федеральным фондам (EFFR) за пределы верхней границы – ставки по избыточным резервам банкам хранящимся депозитах ФРС (IOER):

ФРС теряет контроль над процентными ставками?

Перед заседанием IOER равнялась 2.4%, а EFFR достигала 2.45%. ФРС неожиданно решил понизить ставку IOER на 5 процентных пунктов, что стало сюрпризом для участников рынка, считавших что такое решение будет преждевременным, ведь после последнего повышения ставки по федеральным фондам коридор был зафиксирован в диапазоне 2.25 – 2.5%, и в целом 2.45% все таки находится в пределах коридора. Очевидно, вопреки ожиданиям рынка что ФРС посчитает этот феномен техническим отклонением, она оказалась обеспокоена потерей контроля над ставкой, поэтому и приняла такое решение. Но почему?

Как известно ставка по федеральным фондам объявляемая ФРС не является фиксированной величиной процента под который банки могут занимать средства друг другу и может блуждать в коридоре, который ФРС контролирует с помощью операций РЕПО (нижняя граница) и ставкой на избыточные резервы (верхняя граница). Теоретически, когда EFFR становится равной IOER банк должен быть безразличен между предоставлением кредита другому банку и хранением средств на депозите ФРС ведь эти два актива должны иметь равную доходность.

Если EFFR начинает превышать IOER, логично что банку выгодно изъять средства с депозита у ФРС и предоставить его на денежном рынке. Если это не происходит на практике, значит банки либо несут дополнительные издержки, предлагая средства на рынке федеральных фондов (что и образует соответствующую премию), либо отток ликвидности с денежного рынка превышает приток средств изъятых с депозитов ФРС и направленных на денежный рынок. Первый фактор может объяснять значительное снижение объемов избыточных резервов банков на счетах ФРС:


ФРС теряет контроль над процентными ставками?

до уровня, где ставка IOER+ неявная доходность (преимущество от обладания ликвидностью, например, для покрытия внезапных краткосрочных дефицитов и т.д.) больше, чем ставка предлагаемая на рынке федеральных фондов. То есть 2.40% + преимущество от наличия ликвидности > 2.45%. Второй фактор мог бы объяснять, например отток средств взаимных фондов с денежного рынка перед налоговым дедлайном 15 апреля. Однако ФРС вряд ли бы стал отвечать довольно серьезной корректировкой политики на подобные краткосрочные драйверы.

Ситуация становится еще более курьезной, если учитывать, что в целом участники рынка ожидают от ФРС мягкой политики и даже снижения процентной ставки. Если есть ожидания снижения нормы доходности в экономике, как на денежном рынке может возникнуть повышательное давление на процентную ставку? Напрашивается вывод — ФРС переборщил с «голубиными» заявлениями.

В любом случае, ФРС корректирует IOER вниз впервые, так как две предыдущие технические корректировки проводились вверх на 20 процентных пунктов в соответствии с курсом ужесточения ДКП. Изменение всего на 5 процентных пунктов очень напоминает сугубо техническую корректировку без последствий для общего курса политики, но главный вопрос остается открытым – теряет ли ФРС контроль над процентной ставкой? В ближайшее время спред EFFR-IOER даст нам новые интересные данные об этом.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Дискреционные покупки в Еврозоне - что они сообщают о перспективах роста?

1 мая 2019, 13:57   + 0 голосов Написать комментарий

Покупательский интерес значительно возрос к европейской валюте во вторник после того, как официальная статистика указал на более стремительный чем ожидалось подъем экономики в первом квартале, подогревая спекуляции что понижательные риски отступили.

В первом квартале выпуск в Еврозоне вырос на 0.4% после роста на 0.2% в 4 квартале 2018 года, опередив консенсус в 0.3%. Соответственно ожидания годового роста на 1.2% укрепились, хотя до выхода данных серьезно рассматривались сценарии понижения прогноза.

Две крупнейшие экономики блока – Германия и Италия показали лучшую чем ожидалось динамику, чуть не сойдя с траектории расширения во втором полугодии прошлого года. Данные национальных счетов показали, что потребление вернуло себе звание основного драйвера роста, после невнятных перспектив в прошлом году. Самостоятельный рост экономики, т.е. ориентированный на растущий внутренний спрос является главным желаемым результатом ЕЦБ, который позволит рассчитывать регулятору на ускорение потребительской инфляции, а значит возобновления нормализации денежной политики.

Учитывая, что в евро было заложено много тревожных высказываний со стороны чиновников, будь то спекуляции о вводе дифференцированных ставок на депозиты, а также возвращение к QE при необходимости (о чем решил сообщить вице-президент ЦБ) нетрудно предположить, что торговля в евро будет все больше склоняться к вытеснению этой информации из цены. Начало этого тренда уже было заложено со старта этой недели.

Принимая за основной драйвер подъема потребление, следует ожидать что укреплению данного компонента ВВП предшествовал рост доходов, а также происходил сдвиг в структуре расходов (снижение доли staples покупок и рост discretionary). Вот, например, динамика ETF, реплицирующего динамику европейских компаний из сектора MSCI дискреционных покупок (которые, очевидно, сильно зависят от уверенности потребителя в будущих доходах):

Дискреционные покупки в Еврозоне – что они сообщают о перспективах роста?

(Я использовал данный ETF от Amundi для удобство отображения динамики сектора).

С повышением доходов потребитель увеличивает расходы на покупки «по желанию», а не «по нужде», что можно считать одним из наиболее надежных характеристик потребительского оптимизма. Как видно из графика, рынок посчитал адекватным ожидать расцвет компаний занятых в производстве этих товаров.

Если сравнить с динамикой ETF на основные потребительские товары (consumer staples), можно видеть, что их просадка в 2018 была менее резкой, что, грубо говоря, отражает меньшую эластичность товаров основного потребления к ожиданиям будущих доходов. Да и в целом динамика индекса выглядит более стабильной:

Дискреционные покупки в Еврозоне – что они сообщают о перспективах роста?

Другими словами, в случае ослабления потребительского спроса можно ожидать, что продажи основных потребительских товаров будут более устойчивы, чем дискреционных.

Основная слабость в росте экономики проистекала из ухудшения перспектив экспортеров, о чем продолжают говорить недавние оценки корпоративных настроений в показателях IFO и ZEW. Евро начинает выглядеть еще более привлекательным, если учитывать два следующих факта – товарооборот Евросоюза с Китаем растет в противовес давлению в США и китайская экономика нашла опору к концу первого квартала, что видно из данных по розничным продажам и относительно стабильным производственным PMI. Также обнадеживает более сильный (хоть и обусловленный сезонностью) отскок продаж легковых автомобилей в Китае в марте по сравнению с 2017 и 2018 годом:

Дискреционные покупки в Еврозоне – что они сообщают о перспективах роста?

Я напомню, что Евросоюз преимущественно экспортирует в Китай легковые автомобили.

Валютные рынки активно реагируют на данные ВВП, так как он отражает изменение реального агрегированного спроса, так и изменение уровня цен. Первый компонент позволяет строить ожидания относительно будущей инфляции (особенно если благоприятный тренд намечается в менее волатильных компонентах спроса, например потреблении), что в свою очередь определяет политику ЕЦБ. Изменение разницы в темпах роста между странами приводит к перетоку капитала, который находится в вечном поиске лучшей нормы доходности при меньшем риске.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 

Клин клином вышибают: Китайские банки борятся с плохими долгами…выдавая больше кредитов

30 апреля 2019, 12:54   + 0 голосов Написать комментарий

Фьючерсы на Nasdaq после сокрушительного удара нанесенного Google (акции снизились на 6% на отчетности) испытали дополнительное давление на китайской статистике, которая показала, что производственная активность в апреле не смогла развить мартовский импульс.



Клин клином вышибают: Китайские банки борятся с плохими долгами…выдавая больше кредитов





Отскок в марте заложил фундамент для ожиданий, что китайская экономика войдет во второй квартал с претензией на восстановление после неудачной зимы, однако апрельские данные стали большим разочарованием. Как производительный сектор, так и сфера услуг испортили задел марта, широкие индексы активности снизились с 50.5 до 50.1 и с 54.8 до 54.3 соответственно. Оценка производственной активности от Caixin, в расчете которой больший вес приходится на малые предприятия, также снизилась с 50.8 до 50.2 пунктов, при ожидании 50.9 пунктов.

Снижение охватило все компоненты индекса, что усугубило негативную реакцию рынков на отчет. Лидирующий индекс новых заказов снизился незначительно, оставаясь в зоне расширения. Однако индекс новые экспортных заказы упал ниже 50 пунктов, указывая на охлаждение внешнего спроса.

Компонент объемов выпуска упал вместе с компонентом городской безработицы. В марте показатель безработицы указал на ее сокращение до 74-месячного минимума в марте, прежде чем на рынке труда наступило охлаждение в апреле. Индекс товарно-материальных запасов вернулся на негативную территорию, индекс времени доставки товаров укрепился, указывая на ускорение оборачиваемости капитала для производителей.

Давление в ценах на промышленные товары и другие издержки снизилось показал соответствующий индекс, что конечно означает менее благоприятный прогноз для потребительской инфляции. Баланс стимулов к ужесточению политики и дополнительному смягчению у китайского правительства должен сохраниться на прежнем уровне или возможно незначительно сдвинуться в пользу контрцикличности (больше смягчения).

В пользу того, что выжидательная позиция может быть не совсем комфортна для властей говорит тот факт, что проблемы в экономике в первом квартале, массивного вливания ликвидности (4.6 трлн. юаней в январе) совпали с ускорением темпа роста безнадежных кредитов, максимального значения почти за три года:


Клин клином вышибают: Китайские банки борятся с плохими долгами…выдавая больше кредитов





При этом несмотря на замедление экономики, которое обычно сопровождается истощением привлекательных заемщиков и ростом невозвратов, китайские банки в унисон с ЦБ почти удвоили выдачу кредитов в первом квартале по сравнению с 4 кварталом 2018:



Клин клином вышибают: Китайские банки борятся с плохими долгами…выдавая больше кредитов



Блистательный пример того, какой низкий уровень самостоятельности в решениях имеют крупные китайские банки. Клин клином вышибают!

Отставание акций банковского сектора Китая от широкого индекса ShComp (19% vs. 23% YTD) может как раз говорить об опасениях роста резервов под потери, что, разумеется, негативно отразится на EPS.

Согласно опросу China Orient Asset Management(одна из четырех госкомпаний управляющая плохими долгами) 45% из 202 опрошенных управленцев китайских банков считают, что безнадежные кредиты обновят рекорд в 2019 году.

Последствия для остального мира – неявное подогревание аппетита к риску за счет того, что китайская экономика будет оставаться на плаву, ведь быстро прекратить поддержку банкам, тонущих в плохих кредитах, вряд ли входит в планы правительства.

Артур Идиатулин, рыночный обозреватель Tickmill UK

Наш конкурс для ленивыхУгадай NFP

PRO счет условия

 
Страницы: 123456