Arij
Arij
Зарегистрирован:
31 марта 2013

Последний раз был на сайте:
10 декабря 2018 в 21:39
Просмотров профиля:
Сегодня: 0
Всего: 15124
Подписчики (45):
semenvekselberg
semenvekselberg
Н. Петрівці - форпост и столица евроинтеграции (бывший Киев)
Letos
Letos
33 года
Kolhoznik
Kolhoznik
jillsun
jillsun
pjtak
Іван Іванов
КиЇв
70059242
Дмитрий Кожух
Svetlana1571
ВсёБудетХорошо ;*****
НБУ
ggeenn1313
ggeenn1313
Vlad68
Vlad68
Roma
davik
davik
O1204
O1204
ruslan93
ruslan93
все подписчики

Arij - блог

RSS блога
"Те, кто читают книги, всегда управляют теми, кто смотрит телевизор"
Блог
Комментарии
Валютный форум
Отзывы
Горячая линия
 
 
 

Как американцы колонизировали Российскую Федерацию.

22 октября 2018, 14:19   + 0 голосов 9 комментариев

ПС.: Если кто то считает что Путин самостоятельная политическая фигура, то он дико заблуждается. Все процессы в России управляются и направляются из вашингтонского обкома. А Путин всего лишь пугало для Европы и смотрящий за нейтральной Россией.

http://moloko.ruspole.info/node/9588

Владимир ПОЛЕВАНОВ: Американцы командовали в Госимуществе

Ельцин Чубайс

Приход к власти в России новой «элиты» во главе с Борисом Ельциным и развал Советского Союза в декабре 1991 года и правящие круги в США восприняли, как исключительно благоприятный факт для реализации идеи мировой «американской империи».

Правительство Ельцина консультировали более 300 американских специалистов, в том числе и сотрудники ЦРУ. Несметные народные богатства Советского Союза были проданы за бесценок, украдены и вывезены за рубеж – в основном в Америку. Советник президента США Билла Клинтона Стоуб Тэлбот, не смущаясь, писал: «США купили СССР по ценовому соотношению «копейка за рубль». По собственному признанию российских экономистов Анатолия Чубайса и Егора Гайдара они «не думали о цене государственной собственности, потому что хотели поскорее избавить страну от отсталого наследия социализма».

По состоянию на 1990 год в Российской Федерации работало более 30 тысяч промышленных предприятий, построенных в эпоху СССР. После приватизации их осталось в шесть раз меньше.Наибольший ущерб был нанесён при проведении залоговых аукционов. Аукционы проводились по коррупционным схемам. Руководителей заводов подкупали, шантажировали, а тех, кто не соглашался моли и убить. Например, в Санкт-Петербурге, за время приватизации «Сталепрокатного завода» поочередно убили четырёх претендентов на покупку предприятия. Автомобильный завод имени Лихачёва в Москве (знаменитый ЗИЛ) продавали за 130 миллионов долларов. Казна получила 13 миллионов.

В результате приватизации 90-х годов Россия по развитию экономики оказалась отброшена к уровню 1975 года и потеряла полтора триллиона долларов. Экономист Джеффри Сакс писал: «Мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме. Они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция по перераспределению богатств в интересах узкого круга людей».

Но не все российские специалисты во власти поддавались такому мощному западному воздействию. Одним из тех, кто пришёл во власть в 90-е был Владимир Полеванов. Доктор геолого-минералогических наук и советник министра природных ресурсов Российской Федерации в наше время, с 1993 года возглавлял Амурскую область – центр золотодобычи в России.

В 1994 году Владимира Полеванова пригласили на пост руководителя Государственного комитета России по управлению имуществом. В руках Владимира Полеванова оказались главные рычаги управления процессом приватизации в огромной стране.

Однако, спустя всего 70 дней после начала работы, Владимир Полеванов был уволен. Что же произошло в этот период в России, в мире и в самом российском правительстве? Об этом Владимир Полеванов и рассказал в программе арабской редакции RT «Россия под управлением США. Пугающее свидетельство бывшего вице-премьера России». (См. видеоверсию на ютубе: https://clck.ru/Dxi68).

Владимир Полеванов

– Владимир Павлович, здравствуйте!

– Добрый день, Халид.

– Рад Вас видеть в нашей программе.

– Аналогично.

– Вы знаете, когда я готовился к съёмке с Вами, смотрел Ваши материалы, первый вопрос у меня возник такой. Для 90-х годов прошлого века Вы, совершенно неподходящая политическая фигура. Неординарная, если сравнить Вас с теми политиками, которые были тогда у власти. Вы абсолютно выбиваетесь из плеяды чиновников ельцинской эпохи. Особенно, учитывая то, как президент Борис Ельцин выстраивал отношения со своей командой. Так вот, почему он решил сместить Анатолия Чубайса и пригласить Вас на должность главы Государственного Комитета по управлению госимуществом. Как это произошло?

– Почему я был не такой, это понятно. У меня был 18-летний опыт работы на севере страны, на Колыме. Там сложные и суровые условия жизни, поэтому каждый знал друг друга, и каждый помогал другому работать в экстремальных условиях, которые многим даже трудно представить.

Трудно представить, что такое температура воздуха -63 градуса. Бензин замерзает при такой температуре и превращается в масло. Сталь лопается в несколько раз быстрее, чем обычнее. А мы в этих условиях работали, добывали золото.

Золотодобыча это та отрасль, где все обязаны были быть честными, иначе и не могло быть! Такого понятия, как обмануть, не выполнить обещания или не решить задачи, никто из нас не знал. Если в нашей среде появлялись такие люди, то они сразу же изгонялись из коллектива.

Это было большое чувство ответственности. Мы обязаны были выполнить любое задание, следуя главным принципам: «Делай или умри! Невыполнимых задач нет! Во всех своих бедах виноват ты сам!». Это исключительно правильные принципы, с которыми я начал работу на должности губернатора Амурской области.

А что означала работа по руководству областью с колымскими принципами? Это означало, что в нашей администрации царила абсолютная честность. Никаких взяток никто не брал, и никто взяток не давал. Кроме того, я ликвидировал службу охраны, которая мне полагалась. Охрана должна была находиться у моего дома и быть со мной в машине. Я сказал, что лучшая моя охрана – моя деятельность и моё поведение на посту губернатора. Специалисты объяснили мне, что если меня захотят убить, то снайперы не промахнутся и никакая охрана меня не спасёт, это бесполезно. Поэтому у меня был один охранник, он же мой водитель.

– Но у Вас были внушительные достижения на этом посту, насколько я читал. Вы очень сильно повысили добычу золота!

– Мы, действительно увеличили добычу золота, это раз. Второе, мы стали выставлять на продажу наши золотые месторождения, предлагая их по настоящей цене. И за полгода из дотационного региона мы стали регионом не дотационным.

– То есть, Вы стали известны на федеральном уровне именно благодаря Вашей открытости, прозрачности…

– Благодаря этому, да.

– Понятно. В те времена очень частыми были различные покушения на тех людей, которые пытались работать не по законам мафии, пытавшейся перекроить страну под свои правила. Это было частым явлением в 90-е годы прошлого века. Как Вам удалось выжить в такой ситуации?

– Меня нечем было шантажировать. Кроме того, я лично курировал силовые структуры, потому что это важнейшая отрасль. Например, я посещал офицерские собрания в милиции, по мере возможности. Раз в неделю у них было собрание, и раз в неделю я к ним приезжал. Проблемы милиции мы решали вместе и решали их достаточно быстро. Поэтому и спецназ, и другие подразделения милиции, которые курировались мной лично, были обеспечены всем необходимым. Конечно, по возможности.

– И, соответственно, они были заинтересованы в работе на государство больше, чем в работе с мафией?

– Зачем им мафия? Офицеры милиции у нас были тогда настоящими офицерами, и для них не было вопроса в том, кому они служат, другое для них было неприемлемо. И они, как это часто бывало в те времена, защищали не воров с бандитами, а защищали государственную власть.

– У меня к Вам следующий вопрос такой. Есть такое впечатление, не только у нас, но и зарубежом, что такие люди, как Анатолий Чубайс или Борис Березовский, были в те годы некими «серыми кардиналами» во власти. Они подобно спруту держали в своих щупальцах все ветви власти, как официальные, так и теневые. Тем более, что Борис Ельцин, как человек больной, перенесший несколько инфарктов к тому времени, не совсем был способен проконтролировать это и прекратить. Я должен сказать, что в одном из интервью глава президентской охраны Александр Коржаков говорил о том, что Анатолий Чубайс учился на курсах нейролингвистического программирования, чтобы потом чуть ли не гипнотически влиять на Ельцина! Правда это ли нет, но взятки в виде коробок с деньгами точно носили чиновникам и они брали! И эти люди считали себя реальными властителями России. Поэтому я удивлён, что Борис Ельцин Вас пригласил в правительство и удивлён тому, как эти люди позволили такому человеку, как Вы, стать вице-премьером и возглавить Государственный комитет по управлению имуществом России. В те годы, это был самая ключевая структура управления, когда в стране шла всеобщая приватизация.

– Есть два момента. Во-первых, ещё в должности губернатора Амурской области я контактировал по самым разным делам со всеми министрами страны. Ко мне, например, приезжал министр иностранных дел Андрей Козырев, чтобы помочь открыть дополнительные пограничные переходы между Китаем и Амурской областью, то есть, с Россией. Приезжал Анатолий Чубайс, который, будучи главой Комитета по имуществу, предоставлял Амурской области ряд льгот для приватизации. Амурская область Чубайса особо не интересовала. У нас не было нефти, не было портов. Поэтому никаких выгод лично для себя он не видел. Вот почему положительно реагировал на мои просьбы и помогал приватизировать имущество области эффективно, по закону и в интересах нашего региона. То есть, никаких проблем с центральной властью в Москве у меня не было.

Однако, несмотря на это, моё назначение на должность федерального уровня стало полной неожиданностью для всех! В том числе и для меня. Я узнал об этом только через два дня после назначения, когда меня вызвал в Москву сам Борис Ельцин!

– И Чубайс не знал?!

– Не знал. Хотя потом уверял, что моё назначение было его инициативой…

– А как это произошло? Борис Ельцин говорил с Вами перед назначением?

– Нет.

– Как нет?!

– А вот так.

– Но он же должен был перед Вами какие-то задачи поставить?

– Он сказал: «Я решил назначить Вас на эту ключевую должность. Работайте. Надеюсь, у Вас всё получится».

– Что он имел в виду?

– Всё!

– То есть, Вас, по большому счёту, позвали в неизвестность? Вы сменили на посту главы Государственного комитета по имуществу России Анатолия Чубайса. Неужели никто не сказал Вам при назначении, что Вы должны выполнить какие-либо необходимые задачи, с которыми не справился Ваш предшественник?

– Никто и ничего подобного мне не говорил.

– Потрясающе...

– Согласен.

–Замечательно! Работайте, как хотите, что хотите, то и делайте.

– Это, как учить плавать. Бросили в воду и плыви.

– Понятно. И даже премьер-министр Виктор Черномырдин с Вами не встречался?

– Черномырдин меня уже знал.

– Неужели он ничего не сказал важного?

– Он тоже сказал: «Работайте!»

– Отлично!

– Никаких частностей. Работайте и всё.

– Хорошо. А в каком состоянии находилось Госкомимущество, когда Вы получили должность его главы? Можно ли было заниматься реформами по приватизации с помощью этой структуры? Или этот специально созданный комитет не выполнял своих задач? Что Вас поразило больше всего, когда Вы пришли на эту должность?

– Меня больше всего поразило то, что в Государственном комитете по управлению государственным имуществом, как он назывался, не было ни одного отдела по специализациям. То есть, управлять имуществом никто не собирался!

– А чем тогда там надо было заниматься?

Предусматривалась ускоренная приватизация в стране и любой ценой. Я это сразу понял и буквально в течение недели убедился в том, что такая приватизация, практически, приведёт к уничтожению страны.

– То есть, если бы такая приватизация продолжалась и дальше, то она бы неминуемо привела бы страну к концу?

– Приведёт к уничтожению страны! И эта же приватизация заложила в экономике мины замедленного действия, которые, как мы сейчас видим, срабатывают и наносят вред до сих пор. Эти мины надо было демонтировать обязательно.

– А кто тогда этим процессом управлял?

– Чубайс.

– Один, единолично?

– Нет. С помощью американцев… Этими американцами были 35 советников, которые работали в российском ведомстве и определяли, что, как, и на каких условиях надо приватизировать.

– То есть, они работали с Анатолием Чубайсом?

– Да. И после его ухода с поста, они при нём же и остались.

– Это означает, что 35 американских советников работали с главой Госкомимущества?!

– Да. Конечно, вместе с американскими сотрудниками работали и российские советники. Возглавлял эту группу кадровый разведчик США Джонатан Хэй.

– Вот тут важно. Значит, возглавлял эту группу из 35 советников, кадровый…

– … разведчик Джонатан Хэй! И вот это поразило меня больше всего!

– А что, об этом не знали?

– Знали все.

– Как же так?!

– Дело в том, что тогда игнорировались даже некоторые распоряжения Генеральной прокуратуры. У меня есть отчёт начальника отдела по надзору в сфере экономики Генеральной прокуратуры Сергея Верязова. Он написал в этом документе, что вопреки распоряжению правительства и президента были приватизированы российские порты, которые нельзя было приватизировать! Мы потом вынуждены были их национализировать.

– Возвращать?

– Обратно. В этом же отчёте было написано о том, что проводилась даже приватизация оборонной отрасли! Это вообще представить сложно! И при этом запреты Генпрокуратуры игнорировались.

– А это Анатолий Чубайс пригласил на работу этих американцев?

– Конечно. Либо Чубайсу настоятельно посоветовали их нанять. Разницы уже нет.

– То есть, Вы имеете в виду, либо их навязали, либо он сам пригласил?

– Скорее всего, навязали, я думаю, сам он не мог.

Конечно, сам он и не мог нанять 35 американцев во главе с офицером ЦРУ.

Именно это и было для меня самым поразительным. В Госкомимуществе всеми командуют американцы, никто не хочет управлять имуществом и никто не хочет знать, сколько у страны имущества! Я первым же делом приступил, но, естественно, не успел, к составлению каталога зарубежного имущества России. Это же был гигантский объём.

– Зарубежное имущество уже бывшего Советского Союза?

Бывшего Советского Союза, да! Это имущество стоило триллионы долларов, с учётом земли, зданий, построек. Ничего этого не было учтено, хотя новая власть существовала уже больше года. А если считать с 1991 года, то она существовала уже четыре года. Тем не менее, такая примитивная мысль, как провести учёт и составить реестр зарубежного имущества, чтобы потом распоряжаться им нормально. Имущество не учитывали, и оно приносило прибыль кому угодно, но только не Российской Федерации. Американцы, которые были советниками у Чубайса, всё время подгоняли процесс, и приватизация шла стремительными темпами. Это мне было совершенно непонятно.

– И всё же, было ли ещё что-либо, что стало для Вас самым удивительным из того, что было сделано до Вас? Что было самым вопиющим фактом?

Самым вопиющим было разрушение нашей оборонной промышленности. Оно шло целенаправленно.

– А что Вы имеете в виду под разрушением? Что конкретно?

Я имею в виду, что практически на всех наших закрытых оборонных предприятиях 10% акций имели американские, либо НАТОвские предприятия.

– В Советах директоров?

– В Советах директоров. И, практически, каждый из этих американцев знал, что и как производится на этих предприятиях. Даже на заводе «Компонент» ракетно-космической отрасли, который на 97% выполнял заказы Генштаба, работали американцы.

– То есть, им достаточно было купить 10% акций, для того, чтобы вмешиваться?

– Да! Но покупка акций была под запретом. И тогда американцы стали создавать там дочерние предприятия …

– В том-то и вопрос, как такое вообще разрешалось?!

– Разрешалось! На это наша сторона закрывала глаза и на правах владельцев дочерних предприятий они входили в Советы директоров. В те годы мы, практически, не были суверенной страной.

– Я хочу осмыслить всё это, чтобы понять механизм. Значит, американцы, понимая, что они юридически не могут напрямую купить наши предприятия, начинали создавать…

– Совместные предприятия…

– Как бы пророссийские…

– Работающие в России

– … выкупали 10%, как минимум.

– 10 %! Как минимум. И всё! На этой основе, это пророссийское предприятие входило в Совет директоров.

– И они получали доступ ко всем секретам, и ко всем технологиям, которые были.

– Да.

– Хорошо. У меня есть те документы, которые Вы мне присылали. Например, письмо Генерального прокурора. Точнее, исполняющего обязанности Генпрокурора России Алексея Ильюшенко

– Именно. О разбазаривании госсобственности.

– Письмо начальника отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики Сергея Верязова. Все они…

– Правильно.

– …огромное количество писем писали на имя премьер-министра Виктора Черномырдина?

– Да. Так.

– Сообщая, что на самом деле происходит разрушение…

– Абсолютное…

– … оборонной промышленности.

– И распродажа госсобственности.

– И что доступ к секретности, который надо охранять никто не сохраняет.

– Да.

– Ведь десятки лет американская разведка тратила силы на то, чтобы хотя бы приблизиться к нашим военным секретам…

– А тут вдруг получила сразу всё.

– Доступ ко всем тайнам для них просто открыли…

– Более того…

– Вы знаете, это мне просто напомнило программу, которую мы делали о 1945-м годе, когда Советский Союз направлял на оккупированные германские территории своих специалистов, чтобы найти немецкие технологии по ракетам ФАУ-2. Это была сложная работа. А Россия 90-х всё это отдала просто так.

– Абсолютно!

– Это был капитулянтский сценарий действий.

– Безусловно.

– Как будто мы действительно капитулировали перед западной разведкой.

Мы и капитулировали. Более того, сам президент Ельцин заявлял, что России и армия не нужна!

Бункер Сталина в Москве даже был приватизирован и превращён в ресторан. Я когда об этом узнал, у меня был просто шок.

– Это было.

– Бункер, знаковое место!

– Тем не менее.

– Исторический объект. На случай атомной войны он должен был быть главным штабом командования советских войск. И его переделали в ресторан!

– Да, да.

– Я когда это изучил, у меня, правда, шок был.

– Шок был у всех. Поэтому мы и были, практически, капитулировавшей страной. У меня было письмо за подписью Евгения Примакова, который тогда руководил Внешней разведкой и за подписью руководителя ФСБ того периода.

– Сергей Степашин, по-моему, был тогда.

– Да, Евгений Примаков и Сергей Степашин. Они писали о том, что американские, так называемые, партнёры, проводят массовое анкетирование директоров российских оборонных предприятий под видом выбора кандидатов для инвестиций. Директора отвечали на сотни и сотни вопросов и в странах НАТО накопили настолько гигантский объём данных, что создали специальное подразделение, чтобы адаптировать данные об оборонной продукции к западным стандартам. Но это ещё не всё. В структуры НАТО вызывали российских специалистов программирования, оплачивая им эти поездки, чтобы эти специалисты сами адаптировали русские данные к НАТО-вским стандартам.

– И я так понимаю, что они получили всё это, практически, за бесценок?

– Просто бесплатно.

– Вы пишете также о том, что те предприятия, которые стоили несколько миллиардов долларов, приватизировали за пять миллионов долларов, да ещё и с рассрочкой на 20 лет!

– Практически, в те, 90-е годы прошлого века, приватизация 50 процентов промышленности такой гигантской страны, как Россия, уложилась всего в один триллион рублей.

– Это сколько будет в долларах? Семь-восемь, по-моему, Вы писали? Семь-восемь миллиардов.

– Около этого.

– При стоимости около четырёхсот-пятисот миллиардов…

– Да! В то время, как такая страна, как Венгрия, которая приватизировала 30% своих предприятий заработала больше. То есть мы всё отдавали даром.

– Венгрию и Советский Союз даже не сравнить. Разный масштаб!

– Раздача собственности шла за бесценок! Более того, в своей докладной по текущей ситуации я писал, что почти в 150 раз были занижены цены ваучеров. Ваучеры – это ценные бумаги о приобретении доли государственного имущества, должны были стоить в России не десять тысяч рублей по деньгам того периода, а самое малое — полтора миллиона рублей, даже два. В те годы люди продавали свои ваучеры за ту сумму, на которую можно было купить бутылку водки или пару килограммов сахара. А если бы ваучер стоил два миллиона, согласитесь, каждый бы получил возможность на серьёзную долю государственной собственности и мог бы разумно ей распорядиться. Её бы никто за сахар не продавал.

Анатолий Чубайс лжёт, когда говорит сейчас, что им было всё равно, как приватизировать, и что главной была задача, как можно быстрее раздать государственную собственность, чтобы «вбить гвоздь», как он пафосно говорит, «в крышку гроба коммунизма».

– Он ещё говорил, что «мы «сломали россиян», но навязали дикий капитализм в стране». То есть, он этим бравировал.

– Бравировал, да. На самом деле, приватизация была нужна для того, чтобы распродать собственность между своими людьми. И это было то, чего хотели американцы.

– То есть, все аукционы по продаже предприятий проводились между приближёнными Анатолия Чубайса?

– Приближённые Чубайса, полностью работавшие по указаниям американцев. Именно американцы устанавливали правила игры, поэтому всё лучшее из предприятий попадало к ним. Был период, например, когда 90% нашей металлургической промышленности принадлежало Западу, тогда же они пытались забрать все нефтяные предприятия.

– Как раз в период Вашей работы в правительстве происходили попытки?

– Да, да, именно тогда.

– Попытки металлургическую и нефтепромышленность приватизировать в интересах Запада.

– Почему компания ЮКОС была ликвидирована? Это было абсолютно правильно. ЮКОС уже был готов к продаже. Практически, Михаил Ходорковский был арестован за неделю до того, как собирался передать все активы ЮКОСА американцам. После этого вернуть акции российскому государству было бы намного сложнее.

– А тогда также происходило? То есть, российский владелец, которому всё это принадлежало, периодически…

– Периодически продавал акции Западу. И это, в принципе, недопустимо. Я специально проанализировал состояние дел по нефтяной промышленности в мире. Все нефтедобывающие страны без единого исключения имеют нефтяные компании в собственности государства. Норвегия, Ближний Восток, Венесуэла, практически все. У меня даже есть полный список. Единственное серьёзное исключение это США. Но, в США 85% нефти расположено на федеральных землях, что уже является ограничением для владельцев. За нефтяными компаниями следят три совершенно разных подразделения. Министерство внутренних дел, Служба по ценным бумагам и Министерство горной промышленности. Компании обложены жёсткими ограничениями. И этим они отличаются от наших государственные компаний, которые таких ограничений не имеют. В частности, американская Служба по ценным бумагам требует от каждой частной компании доказательств существование запасов. Эта служба проводит независимый аудит и если он её не устраивает, то Служба снимает с биржевых торгов все, без исключения, акции, и никаких поблажек в этом случае не бывает. И не меньшие требования к нефтяным компаниям предъявляет тот штат, на территории которого эта структура располагается. По сути, компания получает максимум 10-12% прибыли и счастлива этому! Счастлива, что ей дают работать и не ликвидируют. Поэтому, нефть – это главное достояние. Уж насколько слабым был Алжир, как освободился от колонизаторства Франции, но первым действием провёл национализацию промышленности.

– Да и Ливия тоже национализировала…

– И Ливия, да. Почему Венесуэлу сейчас терроризируют? Потому что Венесуэла входит в пятёрку крупнейших стран нефтяных мира, и она тоже национализировала свою промышленность.

– Но постепенно американцы всё себе присваивают. В Ливии забрали, в Ираке забрали.

– В Ливии и в Ираке это им удалось, а Венесуэла держится.

– Хотят в Иране вернуть своё влияние.

– В Иране не выйдет!

– Не выйдет. Но в Венесуэле вполне вероятно, что выйдет.

– Венесуэлу вполне могут американцы додавить. Иран – нет. Иран – это сверхконсолидированная страна, с устойчивой идеологией, с сильной армией, хорошим географическим положением

– Ну, и там ещё, и без пяти минут, создание ядерного оружия.

– Без пяти минут ядерное оружие! Они же мгновенно создадут препятствие для всего мира. У них же более двух тысяч, если не ошибаюсь, орудий, по берегам Ормузского пролива. Обычных орудий, которые потопят любой танкер и которые уничтожить невозможно.

– Спасибо Вам большое Владимир Павлович! Было очень интересно Вас послушать, спасибо Вам за эту беседу. Спасибо.

– Спасибо и Вам, до свидания

 
 
 

​ЧЁРНЫЙ ПРОЕКТ

27 сентября 2018, 12:12   + 30 голосов Написать комментарий

​ЧЁРНЫЙ ПРОЕКТ

Совершенно очевидным и непреложным фактом является то, что под покровами отмирающего формализма «демократии»[1] в мире действует и набирает силу т.н. «Чёрный проект». Поверхностные наблюдатели видят в нём лишь реванш фашизма: уравнивание фашизма с коммунизмом, неизбежное после этого выяснение «какое зло из двух меньше», признание меньшим злом фашизма, а коммунизма и социал-демократии величайшим злом. Полным ходом на поверхности событий идёт реабилитация фашистских деятелей, идеологических схем, взглядов и подходов 20-40-х годов Европы. На Украине и в Прибалтике героизируют гитлеровцев, а в РФ либералы давно уже героизировали Франко и Пиночета…

Но «Чёрный проект» — это не конкурс «имя планеты», на котором соревнуется память о мертвецах. При всей чудовищности утверждения, что франкисты лучше коммунистов, а Пиночет – спаситель Чили от «красной заразы», это не более, чем экскурс в прошлое, визит к покойникам.

Чёрный (серный) проект – конечно же, не движение историков-реконструкторов, борющихся за право ходить по городам под свастиками. Гораздо важнее рассмотреть не то, каким видит ЧП прошлое, а то, что он готовит человечеству на будущее…

+++

Суть «чёрного проекта» человечества, который у нас не очень точно называют «фашизмом» заключается в реставрации рабовладения.

Суть тут вот какая:

1. Рабовладение и кастовый строй с древнейших времён и до наших дней являются естественным состоянием всех обществ, кроме христианских и христианизированных. Нигде они не были отменены иначе, кроме как под влиянием христианских народов.

2. Элитами Запада христианство считается устаревшим, архаичным и немодным. Оно считается вчерашним днём Европы.

3. Если снимается идеология – то снимаются и её ценности (если считать ложной посылку – то и вывод из неё ложный).

4. Отказ от кастового строя и рабовладения не является ценностью никаких народов, кроме европейских и европеизированных.

5. Отсюда вытекает неизбежность реставрации «естественной для человеческого существа» формы организации жизни. То есть рабовладения и кастового строя. Соответственно, делящего людей на сорта. А человеческий вид – на разные виды[2].

Восстановление высших и низших каст, рабовладения в полном объёме – которые «правы в том случае, если христианство не право» — и составляет сущностное содержание Чёрного Проекта.

Он действительно в ряде случаев проявлялся в форме фашизма, хотя термин «фашизм» семантически пустой и расплывчатый[3]. Смысл движения вовсе не в «единстве нации», а наоборот – преодолении единства человеческого рода, как очевидная пост-христианская социал-дарвинистская идея.

Если единство человеческого рода проистекало из религии (и только в одном месте), религию признали ложью и сказкой, то из чего вытекать идее единства? Ведь не может же идея равенства[4] и равноправия людей – вытекать из дарвинистской картины мира с её борьбой за существование! Той, в которой побеждают (и двигают эволюцию) сильнейшие и наиболее коварные!

+++

Далеко не все участники Чёрного Проекта отчётливо и ясно представляют его сущностную и конечную задачу.

Большинство участников тянутся к ЧП на доразумном, дочеловеческом, инстинктивном, животном уровне. Они не отдают себе отчёта, чего именно хотят, потому что сами биологические инстинкты толкают их без слов – доминировать, поглощать и порабощать, быть агрессивными. А так же на уровне зоологического инстинкта тянутся к тем вожакам стай хищников, в которых они, оправданно или иллюзорно, но увидели возможность «пойти за сильнейшим».

Но, конечно, руководители Чёрного Проекта вполне отдают себе отчёт, что он такое и каковы его конечные цели.

Иногда они проговариваются, что реставрация рабовладения и каст – завершающая стадия их «реформирования». И считают это (без лишней огласки) – вполне правильным, закономерным и единственно-естественным ходом событий.

Существует очевидная для всех исследователей смычка и связь между дохристианскими и постхристианскими политическими конструктами.

Она заключается не только в общей инфернальности проектов (человеческие жервоприношения и т.п.). Она заключается ещё и в заимствовании конкретных символов, идеалов, терминов современностью из дохристианской архаики. Например, германский и украинский нацизмы позаимствовали у дохристианской древности свастику (солярный символ), имена «богов» и героев, целый ряд обрядов и ритуалов. «Нацизм» — это современная калька слова «язычество» (слово «язык» = «народ, этнос»).

Почему всё это происходит? Да потому что христианский период европейской цивилизации, неразрывно связанный с её патернализмом, эгалитаризмом и социализацией – кажется этим деятелям временной флуктуацией естества, извращением естественных отношений между зверолюдьми.

В их версии зверолюди дарвиновского происхождения заразились некими вредными идеями, и несколько веков «занимались не тем, чем нужно». То есть были нормальные викинги-головорезы, а стали какие-то шизики. Но теперь (по версии социал-дарвинистов) зверолюди исцелились, и у них открылись глаза на всю ложь поповщины. Им стало ясно (с угасанием церквей и всей завязанной на церкви культуры), что они рождены господствовать и убивать, и ни для чего больше.

Если они способны господствовать и убивать непокорных (а покорных порабощать или кушать) – тогда они достойны биологической жизни. А если неспособны – значит, они уроды. Они телесные или психические калеки, и жить им совсем не стоит[5]. Не состоялся, как господин – так убей себя, и голову не морочь!

+++

Практическими задачами Чёрного Проекта выступают:

1. Окончательное и безусловное разделение рода человеческого на рабов и господ, с постепенным снятием всех промежуточных форм, мимикрий и эвфемизмов.

2. Ликвидация всех сил, которые препятствуют как собственно рабовладению (таких, как теология освобождения, вариантом которой является коммунизм), так и полноте его проявления (таких, как социал-демократия).

3. Воспитание господ господами, с самых ранних лет внушение высшим кастам презрения, омерзения перед низшими, предотвращение рецидивов христианской цивилизации — «нежелательной жалости, сочувствия», уравнительских идей.

4. Формирование из рабов в полном смысле слова недочеловеков – с необратимым подавлением в них воли и разума, познавательных способностей, ликвидация самой возможности протеста – в том числе с помощью криминального террора и психотропных средств.

5. Обеспечение незаметности перехода из общества с культом равных возможностей (таковыми обществами являются все, где некогда господствовала христианство) в общество афро-азиатского типа, рабовладельческое и кастовое: демократическая и либеральная демагогия, разного рода отвлекающие маневры и лжеидеи, воспитание ужаса перед «уравнительным тоталитаризмом» и т.п.

+++

Зачем им это нужно? Ответ складывается из двух частей.

— Во-первых, они считают это и только это правильным, естественным. В обществе равенства с его «противоестественным солидаризмом» они видят извращение, патологию общественных отношений.

К социализму всех видов они относятся как мы к гомосексуализму, а восстановление чистоты рабовладения ими приветствуется так же, как нами приветствуется нормальная православная семья. Сравнение дикое, я привожу его только для того, чтобы мы могли их как-то понять.

— Во-вторых, к кастово-рабовладельческим порядкам их манят зоологические инстинкты, а инстинктам зверя – миллионы лет. Инстинкт доминирования, пожирания, помечивания территории, уничтожения другого самца, инстинкт господства в стае (или подчинения вожаку) – значительно старше человечества.

То есть существует дремучая, но могучая сила, тянущая жить, как звери. А в дарвинизме она нашла себе интеллектуальное оправдание, она радостно вскричала: вот, меня выразили вербально! «Я всегда чувствовал, что это правильно» — говорит звериный инстинкт – «А теперь вон и учёные доказали, что это правильно».

+++

На протяжении двух тысячелетий слова «просвЯщение» и «просвЕщение» произносились и писались как синонимы. Человечность и религиозность не разделялись, и тоже были синонимами, обозначая одно и то же. А именно: противостояние Зверю.

Человек, который учился грамоте – учился ей на христианских книгах и с конечной целью читать христианские же книги. Образованность развивалась в монастырях (где появилось и летописание, и агрономия), школа была при церкви, как дочь церкви и т.п.

И всё было довольно просто: есть человек просвещённый (пронизанный светом) – и есть человек тёмный, дикий, страшный в естестве своей звериной животности. Просвещённые 2 тыс. лет не делились на верующих и атеистов! Вообще никак!

В XIX веке ситуация начала усложняться, а в ХХ совсем запуталась.

Церковь во многом перестала соответствовать заявленным ею целям, начался процесс вырождения «органа прогресса»: вытеснение смысла формой.

А носители смысла и ценностей христианской цивилизации настолько к ним привыкли в быту, что перестали понимать их происхождение. Им стало казаться, что ценности их цивилизации – то ли врождённые, то ли неизвестно откуда свалились, ну, словом – никак не связанные с казённой скукой вырождавшихся культов.

Два этих процесса, ускоряя друг друга, породили смешанные формы и великие потрясения. Форма церковности восстала против её смысла, а смысл – восстал против формы.

Конечно, смысл важнее формы. Но если мы скажем, что нам нужно только вино, а кувшин не нужен – то нам придётся ловить вино горстями, и вряд ли мы много вина удержим в ладошках!

Пустой, сухой кувшин – грустное зрелище, но и люди, которые вино носят решетом – тоже довольно нелепое зрелище. Смысл требует оформления и кое в чём производен из оформления. Зачем христианину справедливое (социалистическое) общество – ясно из всех тысячелетий развития христианской мысли. Зачем такое общество атеисту и дарвинисту – не может объяснить никто, включая и их самих.

Ведь у всего же должен быть смысл! Какой смысл мы вкладываем в слово «социальная справедливость», если всю живую природу считаем выстроенной и развивающейся на бешеной борьбе без правил? Ещё Н.Бердяев издевался, интересуясь, каким образом у революционеров призыв любить людей вытекает из того «факта», что человек произошёл от обезьяны?!

+++

За кризисом формальной церковности последовал и сущностный, смысловой кризис выстроенного ею идеала человеческого равенства и братства. В учении коммунистов возникли расширяющиеся трещины абсурда, через которые стал вливаться в мир Чёрный Проект.

«Правоверный» коммунист не мог объяснить, откуда взялись и чем обоснованы его представления о добре и зле. Его представления о развитии[6] и порче? О полезном и вредном? Почему вообще мысли о высоком – «высокие», а низкие чувства – «низкие»? Относительно чего[7] замеряется высота и низость? И в чём смысл строить справедливое общество в мёртвой бессмысленной Вселенной[8], да и в чём справедливость этого очевидно-бессмысленного (при заявленных условиях) строительства?

Всякая неудача «красных» давала шанс Чёрному Проекту, который в планетарном масштабе, во всём своём ужасе, развернулся в ХХ веке…

+++

Факт в том, что нельзя построить на прагматизме отрицание рабовладения. Вопреки всякой болтовне, рабовладение было и остаётся наиболее выгодной работодателю формой экономики[9], но дело даже не в этом.

Невозможно того, кто высшей ценностью считает удобства для себя – убедить, что рабство нужно отметить. Невозможно доказать, что самому стирать свои вонючие носки приятнее (и делать всю прочую чёрную работу) удобнее, чем если за тебя это делает раб.

Это всегда было и будет враньём. Начиная с Аристотеля совершенно очевидно думающим людям, что рабовладение – неизбежное приложение к бытовому комфорту. Всякий разбогатевший из поколения в поколение заводит слуг – потому что со слугами ему жить удобнее, приятнее, чем без них.

Отмена рабства возможна только там, где существуют ценности, превосходящие собой удобство и комфорт человека. Там, где все устремления сводятся к удобству и бытовым благам – там неумолимо заводятся вначале прислуга, а потом и рабы.

+++

Чёрный проект реализуется в двух форматах, у которых, впрочем, наблюдается конвергенция признаков.

Один формат – выхолащивание формальной демократии, превращение её (с сохранением всех формальных атрибутов республики) в рабовладение с демократической фразеологией.

Это путь «языка Оруэлла», когда рабство называется свободой, нищета – изобилием, война – миром, рабовладельцы – народными избранниками и т.п.

Второй путь – решительное отбрасывание исчерпавшей себя в буржуазном обществе демократической демагогии, «слияние языка и жизни», называющее вещи своими именами. Дубинка в этом формате называется именно «дубинкой», а не демократизатором, пулемёт – пулемётом[10], а не «согласительной комиссией».

В сущности, либералы-глобалисты и неонацисты спорят только о словах: какими словами называть то, что они уже решили сделать. Действуют либералы и неонацисты всегда заодно, и чем дальше, тем отчётливее видна эта связь европействующих и бандеровцев.

+++

Общество, которое они строят – уже проглянуло. Это рабовладение дохристианского, ассиро-вавилонского, торгово-финикийского типа.

В этом обществе абсолютно непроходимо деление на высшие и низшие касты, полностью нивелирована личность человека (важно лишь, к какой касте принадлежишь), удобства рабовладельцев опираются на абсолютное бесправие рабов[11].

Никакой иной перспективы евро-амеро-глобализм миру не несёт. Разрекламированное там «пост-христианство» оказалось точным копированием дохристианской эпохи рабовладения.

Гитлер поднял это знамя одним из первых (ранее него – только Муссолини) – и за это Гитлера в кругах «Чёрного проекта» принято уважать, как предтечу воплощения их идеалов.

Их идеалы – это Бухенвальды и Освенцимы по всей планете – выжимающие из людей все соки в рамках капиталистической «потогонки», и одновременно регулирующие численность человечества как отары баранов[12]: уничтожая миллиарды «лишних» рабочих рук, не востребованных системами обеспечения комфорта господам.

+++

Молох проснулся. Он жаждет привычного ему мира и человеческих жервоприношений. Сегодня его называют «фашизмом» — но он царствовал на земле уже тогда, когда ещё не было латинского языка, из которого мы заимствовали слово «фашизм»…


[1] Демократия бывает или социальная, или никакая. «Буржуазная демократия» — оскюморон. Переводя калькой на русский язык, «буржуазная демократия» — «неравное равенство», «равенство в неравенстве». Демократия не может существовать в условиях нарастающего неравенства, поляризации населения на сверхбогатых и нищих. Ибо тогда она теряет смысл. Смысл всех выборных процедур – в усреднении потребления, в справедливости распределения. А если его нет – то все выборные процедуры (не решающие главного вопроса народной жизни) – вырождаются в карнавал и фикцию.

[2] Предвидение такого было уже на страницах фантастического романа Герберта Уэллса «Машина времени», где морлоки — представляют постчеловеческую расу, эволюционировавшую из промышленного пролетариата, тогда как элои, представители другой существующей в этом мире расы, эволюционировали из буржуазии. В этом же понимании слово «морлоки» иногда употребляется метафорически. Морлоки человекоподобны, живут и ритуально работают под землёй, а ночью выходят на поверхность и пожирают элоев. Морлоки и элои обнаружены Путешественником по Времени (главным героем романа) в 802 701 году нашей эры.

[3] Слово фашизм происходит от итальянского fascio (фа́шо) — «союз». Это слово, в свою очередь, восходит к латинскому fascis — «прутья в пучке», которые, в частности, были символом магистратской власти. Фасции связывались в пучки — фашины (отсюда — фашисты). В военное время полномочия магистрата римских городов расширялись вплоть до смертной казни, поэтому в фашины втыкались топоры. С тех пор изображение фасций присутствует в символах государственной власти многих стран (например, на Эмблеме Франции, эмблеме Федеральной службы судебных приставов Российской Федерации, штандарте председателя Службы Безопасности Украины).

[4] Люди совершенно очевидным образом не равны, и нужно быть идиотом, чтобы этого не видеть. Люди есть высокие и низкие, худые и толстые, сильные и слабые, одарённые и бездарные, умные и глупые, брюнеты и рыжие, светлокожие и чернокожие, тонкокостные и ширококостные и т.п. Когда говорят «все люди равны» — то имеется в виду, что равны они все перед Богом (равно-ничтожны, от подёнщика до царя). Если же убрать вопрос перед кем и в чём равны люди – то останется утверждение очевидно-глупое, неадекватное реальности – о равенстве безусловно-неравных элементов.

[5] Антон Мырзин, один из ведущих публицистов либерального рупора «Руфабулы», в статье «Группа смерти на рукаве» так описывает эту точку зрения: «В чём основное отличие цивилизованного мира от полудиких пространств с господствующими в них традиционалистскими порядками? Прежде всего в том, что в цивилизованном мире каждый человек способен максимально влиять как на свою жизнь, так и на свою смерть. По его сугубо личному желанию, стремлению, убеждению. Например, эвтаназия и ассистируемое самоубийство… позволяют пусть и радикально, но эффективно решать всевозможные личностные (а с ними — и социальные) проблемы… прерывания своего биологического цикла. В избыточно социально-ориентированных, консервативных или отсталых обществах — напротив, всячески приветствуется «увеличение поголовья» любыми способами. В пожалуй единственно тотально свободной стране мира — США, для этого в основном, как показывает реальная статистика, используется личное огнестрельное оружие. А не для самообороны или самоутверждения, как могут подумать многие. Ведь главное — это решать проблему, а не искать оправдания невозможности её решения. В данном конкретном случае, проблемой является самая жизнь, главная функция которой — вынужденная бессознательность. Нас никто не спрашивал, хотим ли мы с родиться в этот мир или нет. Нас всех поставили перед фактом жизни как некоей непреложной ценности, ради которой возможно всё — повторяемые из века в век биолого-иерархические человеческие игры, войны, бедность, унижения целых поколений, сексизм, бессмысленность существования в рамках потенциально ограниченных социальных систем и т.д.»

[6] Например, математик с наилучшей кафедры не обладает выносливостью первобытного человека. Считать ли его, физически хилого, неспособного выжить в диком лесу, зимой, без одежды – развитием человека или же деградацией, порчей человеческой породы?

[7] Скажем, земля вращается вокруг Солнца. Она выше или ниже Солнца? Или сбоку? Луна у нас над головой, а у австралийцев, получается, под ногами… Само по себе представление о высоком и низком восходит к представлению о Боге (наверху, на Небе) и Преисподней (внизу, под землёй).

[8] Советский философ-диалектик А.Ф.Лосев, писал (причем в советское время, на советской кафедре): «Материализм и атеизм, как детище буржуазной культуры, понимает, в силу этого, природу как безличностный механизм… Материалист… должен его абсолютизировать, т.е. представить в виде единственно возможного абсолютного бытия. Но как только мы допустим это, так тотчас же материя обращается во вселенское мертвое чудище, которое, будучи смертью, тем не менее всем управляет… В таком случае все управляется мертвым трупом и сводится на него… Тут с полной убедительностью выясняется вся необходимость понимать материализм именно как особого рода мифологию и как некое специальное догматическое богословие». А.Ф. Лосев, Философия, мифология, культура, М., 1989 г.

[9] Этому посвящена незаурядная книга коммуниста, побывавшего за убеждения в заключении, Игоря Данилова «ТЕЛЕГА ВПЕРЕДИ ЛОШАДИ». «Почему же все-таки исчезло рабство?» – задается вопросом Данилов. И сам же отвечает себе: «Потому, что изменилась идеология. Прежде всего, из-за христианства, возможно частично из-за схожего мировоззрения «варваров», после завоевания Западной Римской империи «варвары» приняли христианство (если только раньше этого ими не были), что свидетельствует о том, что семена упали на благодатную почву.

Как видно, нет никаких объективных, в т.ч. экономических предпосылок для отмирания рабства. Оно не существует только благодаря морали и соответствующему законодательству. Но стоит только измениться морали и обстоятельствам, как рабство расцветет пышным цветом… Рабство эффективно функционировало в стране с самым динамичным развитием капитализма в мире – Соединенных штатах Америки. Просуществовав дольше, чем крепостное право в России оно благополучно прекратило свое существование не от объективных причин и внутренних противоречий, а было уничтожено чисто военными методами. И то, что конфедерация оказалась в военном и экономическом отношении слабее Северных штатов якобы из-за рабства, из-за которого там было меньше населения (по не уточненным данным – 9 млн., из них 4 млн. рабов против 23 млн. в Северных штатах) и хуже развивалась промышленность – это натяжка под определенную теорию. И сейчас, несмотря на отсутствие рабства, через почти полторы сотни лет, эти Штаты менее заселены, и промышленность там менее развита. Капиталистическое промышленное предприятие не выдержит конкуренции с гипотетическим рабовладельческим. Недаром США время от времени грозится ввести санкции против товаров легкой промышленности Китая на том основании, что на их производстве используется труд заключенных. То есть рабский труд конкурентоспособнее труда вольнонаёмных людей.

[10] Один из создателей общества «Мемориал» и партии «Яблоко», советский диссидент Вячеслав Игрунов вспоминает характерные высказывания Егора Гайдара и других реформаторов начала 1990-х: «« Большая группа молодых реформаторов в 1989 году поехала в Чили перенимать опыт Пиночета, там были Найшуль, Чубайс, Львин, Васильев, Болдырев и многие другие. Вернулись все в полном восторге, за исключением Болдырева. Осенью 1989 года у нас были очень тяжелые споры на эту тему. Они же размышляли после поездки так: сделать нищим население, чтобы обесценить рабочую силу, а наши не очень хорошие товары получили бы конкурентоспособность за счёт дешевизны, сконцентрировать ресурсы в руках немногих, чтобы эти немногие могли конкурировать на международном рынке.

Я им говорил: эти методы приведут к забастовкам и развалу страны. Они ответили, что понимают это, потому главная задача сначала уничтожить профсоюзы. Я возразил, что с профсоюзами можно договариваться, а без них будут радикалы и дикие акции протеста. Их ответ на мою реплику ошеломил: «А что, у нас пулеметов нет?»

[11] Количество формально именуемых рабами людей в современном мире стремительно растёт. В 2017 году австралийский фонд Walk Free Foundation, созданный при поддержке актёра Рассела Кроу, установил, что в мире сорок шесть миллионов прямых, в буквальном смысле, рабов, не считая сотен миллионов «зарплатного рабства». За год количество рабов выросло ещё на миллион. «Если смотреть на Трансатлантическую работорговлю XIX века, то мы считаем, что количество людей, находящихся в рабстве в наши дни, на самом деле значительно выше». – говорят в фонде. «… Да, их однозначно больше, чем во времена Трансатлантической работорговли».

Современное рабство влияет на работу корпораций по всему миру. Есть сведения, подтверждающие наличие рабства в каждой стране мира, включая бывшие страны Английской Империи. «…в 2012 году доход от современного рабства составил 165 000 000 000 долларов».

[12] 1) Резюме политики Подразделения ООН по вопросам народонаселения, март 2009 г.: «Что нам предпринять, чтобы ускорить сокращение рождаемости в наименее развитых странах?»

2) Билл Гейтс, основатель «Майкрософт»… «В мире сегодня 6,8 миллиарда человек. Численность населения стремительно приближается к 9 миллиардам. Если мы сейчас действительно хорошо поработаем над новыми вакцинами, медико-санитарной помощью, помощью в области репродуктивного здоровья, возможно, мы сможем понизить его процентов на 10 – 15».

3) Джон Пи. Холдрен (John P. Holdren) советник по науке президента США Барака Обамы… «Было бы легче осуществить программу по стерилизации женщин после рождения ими второго или третьего ребёнка, несмотря на относительно большую сложность операции по сравнению с вазэктомией, чем пытаться стерилизовать мужчин. Капсулу вшивали бы в период половой зрелости и изымали бы по официальному разрешению для ограниченного числа рождений детей».

4) Пол Эрлих (Paul Ehrlich), советник по науке экс-президента США Джорджа У. Буша… «Каждый человек, который сейчас появляется на свет, вносит диспропорцию в окружающую среду и системы жизнеобеспечения планеты».

5) Судья Верховного суда США Рут Бейдер Гинзбург (Ruth Bader Ginsburg)…. «Откровенно, я думала, что, когда принималось решение по делу Рау (Roe), была озабоченность ростом численности населения, и, в частности, ростом в той его части, в которой мы хотим меньше всего».

6) Дэвид Рокфеллер… «Негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным».

7) Основатель информационного агентства «Си-Эн-Эн» Тед Тёрнер… «Всё население 250 – 300 млн. человек, сократить 95 % от нынешнего уровня – было бы идеально».

8) Принц Филипп, герцог Эдинбургский… «Если бы я перевоплотился, то хотел бы вернуться на землю вирусом-убийцей, чтобы уменьшить человеческие популяции».

9) Основатель Американской федерации планирования семьи Маргарет Сэнджер (Margaret Sanger)… «Высшее проявление милосердия, которое семья может оказать одному из своих малолетних детей — это убить его».

Она же: (Margaret Sanger). «Женщина, мораль и регулирование рождаемости» (Woman, Morality, and Birth Control). Нью-Йорк. Издательство «Нью-Йорк», 1922 г. Страница 12… «Регулирование рождаемости должно привести в итоге к более чистой расе».

10) Томас Фергюсон, бывший чиновник госдепартамента США по делам населения… «Есть только одна тема всей нашей работы – мы должны сократить численность населения. Либо правительства сделают это по-нашему, посредством хороших, чистых методов, либо они получат неприятности на подобие тех, что мы имеем в Сальвадоре, или в Иране, или в Бейруте. Население – политическая проблема. Раз население вышло из-под контроля, оно требует авторитарного правительства, даже фашизма, чтобы сократить его…»

11) Михаил Горбачёв… «Мы должны говорить более открыто о половой жизни, контрацепции, об абортах, о важности регулирования рождаемости, потому что экологический кризис – это, короче говоря, демографический кризис. Сократите население на 90 % — и просто будет недостаточно людей, чтобы вызвать экологическую катастрофу».

12) Первая из «новых 10 заповедей»на Джорджийских скрижалях (англ. Georgia Guidestones, в популярной культуре также иногда именуются «Американский Стоунхендж» — крупный гранитный монумент в округе Элберт в штате Джорджия, США. Памятник содержит длинную надпись на восьми современных языках, а на вершине памятника имеется более краткая надпись на 4 древних языках. В июне 1979 года неизвестное лицо, скрывшееся под псевдонимом Р. С. Крисчен (R. C. Christian), заказало сооружение монумента компании «Elberton Granite Finishing Company» – прим. perevodika.ru) … «Пусть земное население никогда не превышает 500.000.000, пребывая в постоянном равновесии с природой».

Александр Леонидов; 21 сентября 2018

 

Демократия в США — миф.

15 августа 2018, 14:07   + 30 голосов Написать комментарий

Я не говорю, что отсутствие демократии в США было давно очевидно. Но мне это было очевидно давно, как и множеству людей, в том числе признанным интеллектуалам, чьи статьи и мнения я частенько привожу в качестве авторитетной поддержки. Теперь в самих США провели исследование, результатом которого стал вывод: США – это олигархия, а не демократия.

В предыдущих исследованиях на основании эмпирического опыта был сделан вывод, что США – это мажоритарная демократия. Но новый анализ показывает, что американская общественность в большинстве своём имеет крайне слабое влияние на политические решения правительства. У американцев есть многое, что характерно для демократической формы управления государством – регулярные выборы, свобода слова, политические и общественные ассоциации, право голоса (это, впрочем, спорный вопрос). Но громкое заявление США о том, что у них демократия, ставится под сомнение. Первое в мире комплексное изучение вопроса показывает, что «теория медианного избирателя» и другие признаки мажоритарной демократии в американском обществе не соблюдаются. Все решения принимает экономическая элита и власть предержащие, а мнение среднего американца имеет минимальное значение. По статистике, мнение народа имеет нулевое влияние на политику государства.

Проще говоря, в США никакой демократии на самом деле нет. Есть олигархия.

Это исторически важное исследование провели Мартин Гиленс и Бенджамин И. Пейдж. В своей статье под названием «Тестирование теорий американской политики» авторы уточняют, что их выводы отражают реальную степень влияния сверхбогатых людей США на политику:


«Наше исследование показывает, что в США работает теория элит, хотя полученные нами результаты, вероятно, занижают влияние американской элиты на политику. Предпочтения богатых или влиятельных американцев в большинстве случаев имеют на политику больший вес, чем мнение простых граждан. Мы проанализировали множество ключевых моментов в истории, и выводы оказались именно такими. Тем не менее, наши выводы не точны – в реальности влияние элит на государственную политику может быть ещё сильнее».

Так или иначе, это первое в мире научное исследование на тему, является ли США демократией на деле, а не только на словах. До недавнего времени не было возможности проверить противоречащие друг другу теоретические прогнозы в пределах одной статистической модели, поскольку часть политических решений в США принимается как в демократическом обществе, часть – как при олигархии, а часть – гремучая смесь и того, и другого. В исследовании использовался уникальный ряд данных, который включает в себя ключевые моменты истории США, начиная с 1779-го года.

Несмотря на недостаток данных, авторы смогли сделать вывод: США – это олигархия в чистом виде, а не демократическое общество. Американская демократия – фикция. Страной управляют олигархи – они решают важные вопросы, они контролируют СМИ. Иными словами, США со всей их хвалёной «демократией» ничем не отличается от России и большинства других «демократических» стран, где решения якобы принимает народ.

Исследование показывает, что «мнение среднего американца равно нулю и не оказывает статистически существенного влияния на государственную политику».

Автор – исследователь-историк Эрик Зюссе.

http://mixednews.ru/archives/54183

Каким образом Вашингтон живёт утверждением, что страна, которой он управляет, живёт демократией и имеет свободу? Эта абсурдная претензия может считаться одной из самых необоснованных претензий в истории.

Там вообще нет демократии. Голосование является маской для правления нескольких мощных лоббистских групп. В двух постановлениях 21-века (объединённых граждан и МакКатчеон), Верховный суд США постановил, что покупка американского правительства интересами частных групп — это всего лишь осуществление свободы слова. Эти решения позволяют мощным корпорациям и финансистам использовать свои деньги для избрания правительства, служащего их интересам в ущерб общему благосостоянию нации.

Контроль частных интересов над правительством настолько тотален, что частные интересы обладают иммунитетом к уголовную преследованию за свои преступления. Прокурор Джеймс Кидни заявил, что его преследования Голдман Сакс и других «банков чересчур больших, чтобы обанкротиться» были заблокированы вышестоящими должностными лицами, которые «сосредоточились на том, чтобы занять высокооплачиваемые рабочие места после их государственной службы». Верхушка, обладающая ценными бумагами и биржей, сказал Кидни, не верит в то, что страдает удобство и мощность. В своём докладе пенсионной речи Эрик Зюссе указывает, что режим Обамы выпустил ложные статистические исследования, чтобы убедить легковерную общественность, что мошенники с Уолл-стрит были наказаны.

Демократия и свобода требуют независимой и агрессивной среды, независимой и агрессивной судебной системы, независимого и агрессивного Конгресса. США не имеют ничего из этого.

Пол Крейг Робертс: Вашингтон — злейший враг человечества

Устав от слежки и лжи, сенатский комитет по разведке выпустил тщательное расследование программ пыток ЦРУ. Расследование заняло четыре года. Комитет пришёл к выводу, что ЦРУ однозначно лгало о пытках, которым подвергались задержанные, похищениях людей. ЦРУ называло это «усиленным допросом», но на деле подвергало людей жестоким и бесчеловечным пыткам. ЦРУ, вопреки своим претензиям, не получило даже часть полезной информации от своих преступлений против человечности. Американские пресститутки помогают ЦРУ, изображая его эффективность и мягкость гестаповских практик ЦРУ. Для полной картины ЦРУ шпионили и за членами Сената, которые проводили расследование.

Увидит ли общественность когда-нибудь отчёт того, что теперь известно? Нет, если ЦРУ и Обама смогут предотвратить публикации. Президент Обама решил, что только ЦРУ может решать, будут ли расследования комитета по разведке Сената обнародованы. Иными словами, теперь американская общественность никогда ничего не знает. Но зато у нас есть «свобода и демократия».

Комитет по разведке не имеет права самостоятельно рассекретить доклад и опубликовать его. Между тем членов комитета неоднократно запугивали, им угрожали, пропагандировали то, что они ставят под угрозу «национальную безопасность» и даже предлагали устроить судебные иски.

Правительство США наиболее коррумпированно на земле. В США нет независимой судебной системы или средств массовой информации. Поэтому Конгресс соглашается с посягательствами на его полномочия. Рассмотрим судебную власть. Майкл Ратнер из Центра конституционных прав представлял интересы отца гражданина Америки, который был приговорен правительство по подозрению в терроризме к смерти. Когда Ратнер обратился к федеральным судам с просьбой заблокировать незаконное и неконституционное решение без надлежащей правовой процедуры, федеральный судья, который рассматривал дела, постановил, что отец человека, который вот-вот будет казнён, не имеет права представлять интересы своего сына.

После нескольких жизней, которые погасил президент «Я хорошо убиваю людей» Обама, Ратнер представил родственников убитых жертв Обамы. Согласно законодательству США, было ясно как божий день, кто виноват в их гибели. Но федеральный судья постановил, что «правительству нужно доверять».

http://www.informationclearinghouse.info/article38202.htm

Благодаря республиканцам и республиканских судьям, федералистское общество смогло обстроить функции судебной власти для защиты исполнительной власти тирании. Всё, что делает исполнительная власть — допустимо, если отвечает «национальной безопасности».

Сегодня в Америке исполнительная власть утверждает, что «национальная безопасность» нарушится, если исполнительная власть не сможет работать нелегально и неконституционно, если граждане не готовы будут отказаться от всех своих конституционных прав для безопасности полицейского государства, которое шпионит за ними и документирует каждый аспект их жизни.

Этому подвержена даже Счётная палата. В 2013 году СП правительства посоветовала TSA устранить её программу скрининга поведения, поскольку это пустая трата денег. Что же сделала TSA? Конечно, она расширила вторжение в частную жизнь туристов.

Это сегодняшняя Америка. Но Вашингтон скандирует о «свободе и демократии», в то время как сам создаёт самую сильную тиранию в истории человечества.

Только доверчивые американцы могут ожидать лидеров, элиты, голосований, чтобы сделать что-нибудь с этой тиранией. Но элиты заинтересованы лишь в деньгах. Пока система даёт большой доход и богатство для элиты, элиты не станут кричать о тирании или о том, что происходит с остальной частью населения.

http://www.paulcraigroberts.org/2014/04/13/washington-humanitys-worst-enemy-paul-craig-roberts/

Источник
 

Капитализм в конечном итоге есть монополия.

15 августа 2018, 13:37   + 15 голосов Написать комментарий

«… монополия является естественным состоянием рынка (капитализма), а «свободный рынок» и «конкуренция» — это абсолютно искусственные явления, которые очень быстро исчезают в силу своей искусственности. Потому что конкуренция всегда подразумевает свой конец в виде победы самого сильного хищника и наступлении монополии этого силача — конкуренция здесь лишь промежуточное временное звено. Для того чтобы конкуренция существовала постоянно, необходимо искусственно откатывать процесс назад, уничтожая победившего(!!!) и заново создавая дерущиеся стороны (!), — для чего и создается государство с его антимонопольным законодательством — т.е. «свободный рынок» не может существовать без государства! А это полное противоречие либеральной доктрине капитализма с его «минимумом вмешательства государства» — как раз наоборот, необходимо постоянное вмешательство государства, чтобы «свободный рынок» существовал. Вот такой «несвободный свободный рынок» — т.е. либерализм это просто демагогия. Таким образом, нет никакой «стихии рынка» на «свободном рынке». Естественным состоянием для капитализма является монополия одного лица. Всем надо понять, — не существует «свободного рынка» вообще, есть только МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ РЫНОК — он же и есть капитализм.

 

Счастья нам украинцы!

20 марта 2017, 16:16   + 45 голосов Написать комментарий

130 Судан

131 Гана

132 Украина

133 Уганда

134 Буркина Фасо

 
Страницы: 123456