Все существующие заемщики, способные генерить достаточный денежный поток, давно закредитованы — Какие основные ожидания банкиров связаны с законодательством по 2017 году?-Основные ожидания связаны с законом «О потребительском кредитовании».

Тамара Савощенко: Потребитель вряд ли возьмет кредит под 500% годовых

«Минфин» поговорил с председателем правления Укрсоцбанка Тамарой Савощенко об основных тенденциях в банковской системе, возобновлении кредитования реального сектора, конкуренции банков и небанковских учреждений, а также интеграции Укрсоцбанка и Альфа Банка.

Какие основные ожидания банкиров связаны с законодательством по 2017 году?

Основные ожидания связаны с законом «О потребительском кредитовании». Принятые изменения окажут достаточно серьезное влияние на рынок. Например, в законе зафиксирована необходимость раскрытия информации о процентных ставках, комиссиях и всех платежах, которые потребитель должен уплатить за потребительский кредит. И карточные кредиты, и кэш-кредиты, и другие – это достаточно высокомаржинальные займы. Высокая маржа, в том числе, достигается через скрытые комиссии и скрытые процентные ставки. Закон теперь требует максимального раскрытия информации.

Второй важный для банков законопроект — Об ограничении размера комиссии по эквайринговому обслуживанию и ограничению комиссии interchange. Это абсурдная по своей сути законодательная инициатива, с помощью которой предпринимается попытка на законодательном уровне регулировать коммерческие тарифы как часть договорных отношений между субъектами хозяйственной деятельности. Речь идет об ограничении максимального размера комиссии, которую торговец платит банку-эквайеру, и размера interchange. Проект закона был внесен под благовидным предлогом — уменьшения расходов торговцев. Однако использование нерыночного регулирования размера комиссий приведет к тому, что эмиссия платежных инструментов и эквайринговый бизнес, которые требуют постоянных инвестиций, станут для банков просто невыгодными. И главное – этот закон ставит крест на cashless economy – одном из ключевых проектов финансового рынка, который направлен на развитие безналичных расчетов и реализуется под эгидой Национального банка. Банковское сообщество верит, что здравый смысл победит и этот закон не пройдет парламент.

Насколько диапазон ставок по кредитам, которые мы видим в рекламе, или как клиенты банков — отличаются от настоящих ставок и комиссий?

Диапазон огромен, и он отличается между банками и небанковскими структурами. Эффективная ставка, по разным оценкам, доходит до 70-75% годовых у банков. А по небанковским учреждениям — до 200, 300, 500% и выше. Столько стоят для заемщика «быстрые» кредиты финансовых учреждений. И потребитель вряд ли возьмет такой кредит, если в условиях будет написано, что его стоимость доходит до 500% годовых.

Банки понимают, что они не могут сформировать свою доходную часть без процентных доходов. Финансовые учреждения накопили огромное количество ликвидности, так как банки пока активно не кредитуют в силу разных причин (за исключением тех, кто активен на рынке стремительно развивающегося потребительского кредитования). В целом прирост объемов кредитных портфелей незначителен, что пока не позволяет говорить об устойчивом тренде по возобновлению кредитования. В то же время банки продолжают инвестировать существенные средства в депозитные сертификаты НБУ. В последние 2 месяца средняя сумма вложений в них составляет 11 млрд грн за день. Такая цифра говорит о том, что несмотря на крайне низкую маржинальность таких вложений, банки пока не готовы переходить к более высокомаржинальным, но и более рисковым вложениям.

Какие шаги необходимо совместно предпринять власти и финансовому лобби для возобновления активного кредитования?

Банки ждут решения вопроса с защитой прав кредиторов, но пока кардинальных изменений здесь не происходит. Значительный объем проблемных портфелей и наличие проблем по взысканию долгов не позволяют банкам сформировать достаточно высокий аппетит к риску, чтобы активно выйти на рынок кредитования. Как ни странно, несмотря на все призывы к активному возобновлению кредитования реального сектора, платежеспособный спрос на кредитование удовлетворен полностью. Все существующие заемщики, способные генерить достаточный для обслуживания долга денежный поток, давно закредитованы, и последние пару лет банки конкурируют друг с другом, просто перекредитовывая их. Но это – не массовое кредитование реального сектора.

На чем вы сегодня зарабатываете?

Комиссионные доходы от транзакционного бизнеса и процентные доходы по кредитам — наш основной заработок.

Вообще доходность банковского бизнеса снижается год от года, и сказать, что банковская система хорошо зарабатывает, мы не можем. Хорошую прибыль показывает разве что Райффайзен Банк Аваль, который в свое время полностью сформировал резервы под свой проблемный портфель. И это была очень правильная стратегия. Сегодня Райффайзен с успехом пожинает ее плоды.

По расчетно-кассовому обслуживанию вы чувствуете конкуренцию с небанковским сегментом?

Действительно, конкуренция ужесточается с каждым годом, и это справедливо не только по отношению к конкуренции между банками. В игру все активнее вступают небанковские финансовые учреждения, и на это нельзя не реагировать. Справедливости ради стоит сказать, финансовые услуги, оказываемые небанковскими финансовыми учреждениями, не оказывают существенного влияния на рынок в целом (я сейчас говорю об Украине). Рынок финансовых услуг достаточно зарегулирован, и целый ряд услуг могут оказывать только учреждения, имеющие банковскую лицензию. Однако уже сегодня интерес небанковских финансовых (и даже нефинансовых) учреждений к рынку банковских услуг достаточно большой.

С моей точки зрения, наиболее оптимальный формат отношений — это партнерство между банками и компаниями, которые предоставляют небанковские платежные услуги.

Люди привыкли обращаться в банк за некими уникальными сервисами — открытием депозита, открытием счета, которые имеют право оказывать исключительно банки. В то же время людям нужны сервисы, которые могут быть предоставлены и другие учреждения. Тем не менее, большинство клиентов сегодня предпочтут для получения таких сервисов именно банк, а не другую компанию. Потому что люди привыкли к банку и люди консервативны по своей сути. Сейчас достаточно редко человек, имеющий текущий счет и депозит в банке, в случае необходимости будет обращаться за другими сервисами в другую компанию, если банк, с которым он привык иметь дело, может предоставить ему такую же услугу.

Такой смысл появится, если он будет получать деньги — переводы или заплату — на свои счета в этих небанковских учреждениях, например, на мобильный кошелек.

Конечно, но он не может получать туда зарплату, потому что у подобной структуры нет банковской лицензии. Как только такая структура лицензию получит, она автоматически станет банком.

Если говорить в практической плоскости и в реалиях сегодняшнего дня, то электронные деньги и мобильные кошельки очень удобны, например, для молодежи. Для того чтобы оперативно осуществлять мелкие платежи. Но сложно себе представить, чтобы кто-то получал заработную плату или любой другой официальный доход на мобильный кошелек.

Несмотря на то, что так называемое наступление финтеха не оказывает сегодня серьезного влияние на расстановку сил на финансовом рынке Украины, значение этого явления не нужно недооценивать.

Финтех компании развиваются намного быстрее, чем банки, у них проще процесс принятия решений, ниже косты. Среди нового поколения существует высокий спрос как раз на инновационные продукты, и банки в силу своей зарегулированности, забюрократизированности и консервативности могут просто не успевать этот спрос удовлетворять.

За что банки сегодня конкурируют друг с другом?

Все банки борются за хорошего заемщика и за активного транзакционного клиента. У нас такие клиенты называются «клиент основного банка» ­– это клиенты, которые делают от 8 до 10 транзакций в месяц с нашим банком. Для них Укрсоцбанк является основным, и такие клиенты генерируют транзакционные доходы — самое ценное и самое безрисковое, что есть на рынке.

Основной инструмент конкуренции — это продукты. Банки пытаются понять потребности клиентов и предложить им соответствующие продукты вместе с качественным сервисом. Если говорить о депозитах, то здесь основным (а для многих и единственным) критерием выбора банка является процентная ставка. Это человеческая психология, и банки этим пользуются. Когда банку нужно привлечь ресурсы, он поднимает депозитную ставку и добавляет некоторые дополнительные плюшки — простоту и быстроту оформления, депозит-онлайн, и так далее.

С транзакционным клиентом все намного сложнее. Такому клиенту нужно все время предлагать что-то новое, и его потребности выше, чем просто ставки по депозитам.

Какие главные вызовы сегодня стоят перед вашим банком?

Для нас главный вызов сегодня — это интеграционный процесс с Альфа-Банком. В текущем году мы должны интегрировать свои процессы, процедуры, корпоративную культуру.

Мы интегрируем свои внутренние процедуры таким образом, чтобы предложить лучшие продукты и сервисы клиентам обоих банков. Альфа-Банк — это инновационный и динамичный банкинг, а Укрсоцбанк был всегда силен своими отношениями с клиентами, умением выстраивать их на долгосрочной основе, своей я бы даже сказала семейной атмосферой. И текущая конструкция двух банков позволяет предложить клиенту ту модель, которая будет для него наиболее комфортной.

В чем еще отличия между клиентами Альфы и Укрсоца?

Альфа всегда больше кредитовала. Большая часть клиентов традиционно привлекалась посредством кредитования. У нас же больше клиентов с депозитами и транзакционных клиентов. Эти клиенты с банком много лет, многие из них никогда не кредитовались, но ведут с нами свой текущий бизнес. Сейчас благодаря синергии с Альфа-Банком мы можем предлагать клиентам еще и комфортные кредитные продукты.

Что сегодня происходит с вашим портфелем невозвратных кредитов?

На рынке известна наша очень сложная ситуация с портфелем плохих долгов. Мы утвердили новые опции по урегулированию долгов и успешно начали предлагать их нашим заемщикам. Речь идет об урегулировании с дисконтом, которое позволит нам на горизонте трех лет урегулировать значимую часть проблемного портфеля. Кроме того, мы построили эффективную систему принятия решений и делегирования полномочий, если в отдельных случаях есть необходимость принимать индивидуальные решения. Это позволит индустриализировать нашу работу по долгам, потому что проблемных кейсов у нас много, и если их не стандартизировать, то разбираться с ними можно еще лет 20.

Беседовала Маргарита Ормоцадзе

Опубликовано на minfin.com.ua 8 августа 2017, 8:40 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (3)

+
0
Apollo17
Apollo17
8 августа 2017, 17:24
#
Так берут же. Вопрос в другом — умеет ли банк рисками управлять.
+
0
sanch ☺
sanch ☺
8 августа 2017, 21:21
琚 灏
#
Классный ответ на вопрос о невозвратных кредитах. Логично предпринять меры на устранения подобного в будущем, но видно это банку не выгодно. Я так понял логики банка впарить кредит, а если платить не захочет коллекторов натравим?
+
0
Денис Денис
Денис Денис
15 августа 2017, 16:11
Киев
#
Два редкодубовых банка, особено Жилсоцбанк, молодец Пинчук удачно скинул его

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться