Интервью Сергея Николайчука, портал «Минфин»Давайте с простого: что в НБУ вообще подразумевают под «инфляцией»?

Сергей Николайчук из НБУ о «двигателях» инфляционных ожиданий

Из-за угрозы роста инфляции НБУ уже четыре месяца подряд не меняет учетную ставку. С декабря она держится на уровне 14%, а сам Нацбанк в начале года ухудшил свой инфляционный прогноз до 9,1%.

Все слышали эти цифры, они постоянно фигурируют в прессе и отчетах НБУ. Но что они означают и откуда регулятор их берет? Можно ли им доверять и как еще можно оценить темпы роста цен в стране?

 «Минфин» задал все эти вопросы непосредственно ответственному за них человеку  - директору Департамента монетарной политики и экономического анализа НБУ Сергею Николайчуку.  

Давайте с простого: что в НБУ вообще подразумевают под «инфляцией»? В прошлом году инфляция достигла 12,4% – что обозначает эта цифра?

Ценовая стабильность, о которой мы постоянно говорим, основана на индексе потребительских цен, точнее на низких темпах его роста в среднесрочной перспективе (3 – 5 лет). Потребительская инфляция – это сам процесс роста цен, ее индекс описывает скорость этого процесса.

Госстат – единственный источник этой цифры? У Нацбанка нет своих собственных подсчетов?

Если мы говорим об экономических показателях, это исключительная функция Госстата. Для своих аналитических целей мы подсчитываем другие показатели, но индекс потребительских цен – зона ответственности Госстата. Если нам непонятны какие-то тенденции или цифры в статистике, мы можем обратиться к ним за консультацией, чтобы они объяснили, почему посчитали именно так.

Большие проблемы с данными по инфляции у нас были 10 лет назад, когда цифры Госстата сильно отличались от реальной картины. Сейчас таких расхождений мы не видим.

Что сейчас мешает Госстату давать некорректные цифры?

В целом их данным мы полностью доверяем. Они регулярно общаются с нами, их статистика публикуется в различных международных сборниках. Агентства, которые этим занимаются, тщательно следят за ее достоверностью. Есть пример Аргентины, где данные по ценам были настолько далеки от реальности, что на какое-то время их вообще перестали публиковать. Потом в стране полностью сменили руководство службы статистики и поменяли методологию подсчетов. У нас ситуация и близко не напоминает аргентинскую, Госстат работает строго по международным методикам.

Данные по потреблению – откуда Госстат их берет? Есть какие-то гарантии, что они на сто процентов достоверны?

Госстат рассчитывает инфляцию на основании потребительской корзины. В нее входят разные группы товаров и услуг, каждая имеет свой удельный вес. Раньше проблема заключалась в том, что вес каждой группы Госстат устанавливал на основании опроса домохозяйств. То есть была ограниченная выборка респондентов, которая, по понятным причинам, не могла охватить все население. В этом году методика поменялась – структура зависит от статданных по конечным затратам домохозяйств за прошлый период. То есть теперь Госстат анализирует покупки всех домохозяйств – цифры они берут из отчетности предприятий. Этим занимается подразделение Госстата, которое рассчитывает ВВП.

В новой потребительской корзине удельный вес продуктов питания снизился с 55 до 38%. Уменьшилась и доля услуг ЖКХ, что выглядит не очень объективным. Как получается, что в структуре расходов населения они теперь значат меньше, хотя цены на них растут быстрее всего остального?

На мой взгляд, новая методика более объективна. Раньше данные полученные из опроса домохозяйств, были смещены сторону людей с меньшими доходами. Сейчас структура отражает потребление всех домохозяйств в Украине. То есть снижение доли какой-либо группы товаров – это результат объективных математических вычислений. Поэтому та структура весов, которую Госстат использует с начала этого года, отображает долю потребления украинцами конкретных услуг и товаров более точно.

Нацбанк в своих отчетах публикует показатель базовой инфляции. Что он показывает и для чего нужен? Что более точно описывает рост цен: базовая или потребительская инфляция?

Основной фактор, который влияет на цены – это монетарная политика центробанка. То есть количество и стоимость денег, которые он выпускает. Но на практике на инфляцию существенное влияние могут оказывать и другие факторы, особенно в краткосрочном периоде. Это, например, административно регулируемые цены, или сезонные товары (сырые овощи и фрукты и т.д.). Нацбанк не влияет на мировые цены на нефть или на металлы, он не может регулировать уровень урожая, тарифы ЖКХ и т.д.

Все, что входит в сферу влияния НБУ в большей мере, попадает в базовую потребкорзину, на ее основании вычисляется базовая инфляция. То есть базовая инфляция – это темпы роста цен, за исключением сезонных и административно регулируемых товаров. Она описывает общий тренд, то, куда и с какой скоростью в целом движутся цены. Индекс потребительских цен – это более волатильный индикатор, он сильно зависит от того, насколько сильно выросли/снизились цены под влиянием, например, повышения тарифов или сезонного удешевления овощей.

Базовую инфляцию тоже считает Госстат? Какие конкретно товары не входят в корзину для базовой инфляции?

Не входят тарифы на коммунальные услуги и административно регулируемые цены (зависят от решения правительства), сырые продовольственные товары (зависят от урожая) и топливо (определяется ценой на нефть на мировых рынках). Принцип подсчета базовой инфляции такой же, как и у индекса потребительских цен.

В прошлом году разрыв между базовой инфляцией и индексом потребительских цен составил 6,6 процентных пункта (5,8% против 12,4%). Почему так получилось? Насколько это типичное явление?

В долгосрочном периоде эти два индекса почти идентичны, большие разрывы возникают ситуативно. Самый показательный пример – тарифы ЖКХ. Цены на них, в отличие от других товаров, не меняются каждый месяц. Поэтому в некоторые моменты, когда ЖКХ не растет, а остальные товары дорожают, индекс базовой инфляции может быть и выше, чем ИПЦ. Но потом в один момент коммунальные услуги дорожают за один месяц, скажем, на 50%. Это дает перекос в общем индексе уже в другую сторону.

Почему тогда НБУ таргетирует индекс потребительских цен, а не базовую инфляцию, раз она более показательна с экономической точки зрения?

У нас была задача сделать нашу монетарную политику понятной широким слоям населения. Обычные люди не до конца понимают, что такое базовая инфляция. В большинстве своем они ориентируются на индекс потребительских цен. И это логично. Конкретному индивидууму важно, насколько повышается для него лично стоимость жизни в определенный момент.

Большая часть стран, которая практикует инфляционное таргетирование берет за основу общий индекс. Есть пример Чехии, которая переходила к инфляционному таргетированию на основе базовой инфляции, но в итоге отказалась от этой идеи в пользу ИПЦ. Показатель базовой инфляции нужен больше самому Нацбанку – для анализа тенденций в экономике, для принятия итоговых решений.

«Принятие решений» имеете в виду учетную ставку?

Да. Ставка – наш главный инструмент. Цена товаров выражается в количестве гривны, за которую их можно купить. Точно также и центробанк может устанавливать стоимость денег на межбанковском рынке. Дальше, через разные трансмиссионные каналы, учетная ставка транслируется на стоимость других активов. Например, на ставку по кредитам в коммерческих банках или ставки по гособлигациям. Эти ставки определяют решения компаний и домохозяйств, во что вкладывать деньги (в сбережения или в потребление) и когда. Повышая учетную ставку, мы стимулируем потребителя отложить определенную покупку на потом. Это снижает потребительский спрос, что, в свою очередь, влияет на цены.

Но влияние учетной ставки не мгновенно.

Да, по нашим оценкам, с момента изменения ставки до реального влияния на инфляцию проходит от 12 до 18 месяцев. Я говорю о максимальном эффекте. Из-за этого нам более интересны долгосрочные тренды, а не краткосрочные колебания цен, которые уходят сами по себе.

Какие еще монетарные инструменты, кроме учетной ставки, у вас есть? Нацбанк может краткосрочно повлиять на инфляцию?

В этом смысле можно упомянуть разве что обменный курс. В наших условиях этот фактор очень сильно влияет как на текущие цены, так и на инфляционные ожидания. На курс в среднесрочной перспективе мы влияем через ставку (логика сходная: гривна становится дороже не только по отношению к товарам, но и к иностранным валютам). В краткосрочной – через валютные интервенции.

Этого достаточно? Какие инструменты используют другие центробанки мира, которые тоже практикуют инфляционное таргетирование?

Использование ключевой ставки – это мейнстрим среди мировых центробанков. В нашем случае нужно говорить не столько о дополнительных инструментах, сколько о развитии межбанковского рынка, чтобы банки без помощи регулятора влияли на скорость движения денег, более активно торгуя между собой. Сейчас большая часть их операций проходит через Нацбанк. Это ограничивает наши возможности и тормозит движение денежных потоков. Хотя надо сказать, что полноценно межбанковский рынок в Украине толком никогда и не работал.

Теоретически, цену кредитных ресурсов бизнес переносит на себестоимость продукции, что закладывается в цены. В прошлом году цены производителей росли в три раза быстрее, чем ИПЦ – 35,7% за год. Чем это можно объяснить?

Динамика цен производителей в первую очередь зависит от стоимости сырьевых товаров. В 2015 году промышленные цены росли медленнее, чем потребительская инфляция (25,4 против 43,3%). Это связано с падением стоимости промышленной продукции на мировых рынках. Металлы, нефть, продовольствие – все подешевело. В 2016-м году наоборот, цены выросли, что отобразилось на стоимости промышленных товаров на внутреннем рынке: металлов, нефтехима, энергоресурсов.

Как сильно это влияет на потребительские цены? Есть ли какие-то компенсаторные механизмы, которые сглаживают последствия высокой промышленной инфляции?

Эффект переноса промышленных цен на потребительские сейчас ниже, чем был в прошлые годы. До 2008 года, когда курс был стабилен и экономический цикл в мире совпадал с подъемом внутри страны, цены производителей реагировали на приток валютной выручки быстрее, чем сейчас. Через 3-6 месяцев они уже переносились на потребительский уровень.

В условиях плавающего обменного курса ситуация изменилась. Когда мы видим, что цены на металлы в мире растут, это с одной стороны давит на промышленную инфляцию, а с другой – укрепляет курс гривны. Для потребительской инфляции курс – это более серьезный фактор, он способствует замедлению роста цен. В 2015 году был обратный процесс: мировые цены падали, цены производителей росли медленнее. Но за счет девальвации гривны ИПЦ рос гораздо быстрее.

Производители будут как-то закладывать новую минимальную зарплату в свои цены?

Их цены зависят больше от внешней конъюнктуры. Поэтому «3200» отобразится на промышленной инфляции минимально, зато в большей степени повлияет на потребительские цены.

Каким будет разрыв между базовой инфляцией и индексом потребительских цен в этом году?

По ИПЦ у нас прогноз 9,1%, по базовой инфляции – 6,3%. В этом году рост тарифов будет влиять на инфляцию уже не так сильно.

9,1% — это уже выше, чем нижний порог таргета НБУ на этот год. Если наша экономика подвержена влиянию такого количества разных факторов, почему Нацбанк определил такие сравнительно низкие таргеты по инфляции на эти три года?

Мы исходили из того, что инфляционный шок 2015 года, вызванный серьезной коррекцией курса гривны (в начале года) и ухудшением внешней конъюнктуры, имеет краткосрочный характер. В своих прогнозах мы не ошиблись: колебания курса с середины 2015 года были, но их нельзя назвать чрезмерными, плюс уже во втором квартале инфляция сильно замедлилась. Поэтому траектория «12 – 8 – 6» даже тогда, в 15 году, выглядела вполне реалистично.

К тому же привести базовую инфляцию даже к 5% можно очень быстро – за счет жесткой монетарной политики. Но мы знали, что нас ждет несколько этапов повышения административных тарифов. Из-за этого фактора индекс потребительских цен все равно бы вышел за пределы 10% в 2016 году.

То есть о графике повышения тарифов вы знали заранее?

Конечно. Но рост тарифов был большим, чем мы закладывали в наш прогноз. Помогло, что жизнь внесла другие коррективы: например, мы не закладывали в наши прогнозы предположения, что Россия введет санкции против Турции, и ее товары хлынут на наш рынок, обвалив цены на помидоры или цитрусовые.

Среднесрочная цель Украины по инфляции установлена на 5%. Почему именно пять, а не четыре или два?

Обычно уровень оптимальной инфляции другие страны оценивают в диапазоне от 2 до 4%. Для Украины более высокий уровень обусловлен тем, что экономика больше подвержена разным шокам. С другой стороны, мы считаем, что продуктивность труда у нас в ближайшие годы будет расти быстрее, чем у стран-конкурентов. Поэтому быстрее будут расти и номинальная зарплата и, соответственно, цены.

Предположим, Украина успешно вышла на 5% инфляции. Что потом? Изменится ли как-то монетарная политика Нацбанка? Какие альтернативы инфляционному таргетированию вообще возможны?

В принципе, определять дальнейшую стратегию – это прерогатива Совета НБУ. Но если говорить в целом, то в мире инфляционное таргетирование – это самый популярный монетарный режим. Дискуссии ведутся разве что по поводу разных его модификаций. Например, таргетирование уровня номинального ВВП или не темпов инфляции, а общего уровня цен.

«Общий уровень цен» что это значит?

Грубо говоря, если среднесрочная цель по инфляции – 5%, но в текущем периоде получилось 6%, то в следующем году нужно выйти на 4%, чтобы в среднем получилось 5%. Такой режим пока никто не практикует, но сейчас это более серьезный предмет дискуссий в академической среде, чем, например, таргетирование номинального ВВП.

Совпадают ли с вашими прогнозами и целями инфляционные ожидания населения и бизнеса? На что они влияют и от чего зависят?

Инфляция, которую мы наблюдаем – это во многом результат как раз инфляционных ожиданий. Бизнес закладывает их в свои цены, население – в ожидания по зарплате. В Украине главный фактор инфляционных ожиданий – это валютный курс. Один наш коллега проводил интересную параллель: в США на ожидания больше всего влияют цены на бензин: у них на каждом углу заправки, это те цифры, которые население видит чаще всего. У нас такую функцию выполняют обменники.

Как НБУ оценивает их?

Мы проводим опросы. У нас есть 4 категории респондентов: предприятия, кредитные менеджеры банков, финансовые аналитики и население. Первые три опроса мы делаем сами, рассылаем респондентам формы с вопросами. Население для нас опрашивает компания GfK.

Нацбанк как-то способен повлиять на инфляционные ожидания? Допустим, по результатам опросов вы видите, что они ухудшились – ваша реакция?

Для нас это один из факторов, на основе которых мы принимаем решение по ставке. Ухудшение инфляционных ожиданий – одна из причин, по которой Нацбанк не стал снижать ставку на последних трех монетарных комитетах.

Как с усилением инфляционных ожиданий связано количество наличных денег в системе? О чем в смысле инфляционных процессов говорит объем кэша в экономике?

Объем гривневой наличности на руках у населения – это не тот фактор, который сильно угрожает потребительской инфляции. Наличная гривна у нас используется для обслуживания обычной экономической активности: платежей, покупок и проч. Но не для сбережений. Это важный момент, потому что потребительский спрос формируется как раз за счет решений домохозяйств: потреблять, то есть покупать что-либо, не сегодня, а потом. Но у нас даже если население не тратит гривну, а решает ее сохранить до какого-то момента, оно, как правило, не держит эти сбережения наличными в гривне.

Другое дело, если бы у населения находилось огромное количество гривны «под матрасом». Это грозило бы тем, что все эти деньги в какой-то момент могут пойти на потребление. Такой «навес» создает риск чрезмерного предложения гривны на рынке в один момент времени. А это уже фактор инфляции. Но сейчас количество налички в системе соответствует потребностям обычной экономической активности и ценам не угрожает.

НБУ может точно оценить этот объем?

На конец прошлого года объем денег вне банковской системы составлял 314 млрд гривен. В январе он снизился до 295 млрд.

Как вы это вычисляете?

Мы знаем, сколько денег мы напечатали, сколько из них – в кассах банков. Остаток – это и есть кэш вне банков.

История с Приватом как-то повлияла на объем наличных в системе?

Фактор Привата, конечно, повлиял, но большого оттока гривневых депозитов мы не видели, тем более что ситуация быстро успокоилась. В целом в декабре фактор Привата и бюджетная активность (возмещение НДС и дополнительные соцвыплаты) увеличила объем налички на 25 миллиардов гривен. Но это было краткосрочное изменение, во многом и сезонное.

По валюте можно говорить о какой-то точной сумме?

Валютный кэш мы оцениваем исходя из потоков, которые мы видим в платежном балансе. К этой статистике есть много вопросов, оценки очень сильно разнятся: от $40 до $80 млрд.

Долларовая наличка давит на инфляцию?

Сам по себе наличный доллар не представляет угрозы для инфляции. Но если у населения и бизнеса снова возникнет серьезный спрос на валюту, как это было в 2015 году, это повлияет на курс, а, значит, и потребительские цены.

Нацбанк в ближайшее время собирается выпустить купюру в тысячу гривен. Выходит, что мы официально переходим к новому масштабу цен незаурядное для Украины событие. Насколько такие вещи меняют инфляционные ожидания?

Я не думаю, что фактор тысячи будет определяющим. По сути, введение новой банкноты – это логичная реакция самой системы на высокую инфляцию последних трех лет. Цены за это время увеличились почти в два раза. Поэтому тысячная купюра – это необходимость. Нам нужно облегчить жизнь гражданам. Здесь возможен даже и некий контрэффект: часть расчетов, которые раньше из соображений удобства проходили в долларах, теперь будут проводиться в гривне. Но для инфляционных ожиданий та же минимальная зарплата важна намного больше.

НБУ будет в ближайшее время убирать из оборота мелкие номиналы?

О таких планах мне ничего не известно.

Цифры, о которых постоянно говорит Нацбанк, базируются на сценарии, что Украина и дальше будет получать финансирование от МВФ. Но что если нет? Как тогда изменятся все ваши прогнозные и целевые показатели?

Да, у нас есть альтернативные сценарии: мы готовим их к каждому заседанию монетарного комитета, где оцениваем все риски, влияющие на инфляцию. Да, действительно, это другие цифры.

Насколько вопрос МВФ критичен для политики НБУ?

С одной стороны, большую часть прошлого года мы относительно спокойно прожили и без кредита МВФ, на прогнозные показатели и выполнение инфляционных целей это почти не повлияло. Но с другой, уже в 2019 году у нас серьезно увеличатся платежи по старым долгам. К этому времени нам нужно сформировать определенную подушку безопасности. Без кредитов МВФ сделать это практически невозможно. В краткосрочной перспективе мы можем прожить и без его помощи, это правда. Но в среднесрочном периоде риски для украинской экономики без программы с МВФ только увеличатся.

Беседовал: Сергей Шевчук

Опубликовано на minfin.com.ua 10 марта 2017, 11:00 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (18)

+
+41
Maleficarum
Maleficarum
10 марта 2017, 12:08
#
«Данные по потреблению – откуда Госстат их берет? Есть какие-то гарантии, что они на сто процентов достоверны?
Госстат рассчитывает инфляцию на основании потребительской корзины. В нее входят разные группы товаров и услуг, каждая имеет свой удельный вес.» Ги-ги… «Минфин» правильный вопрос задал… Но без уточнений… *** рошеновское- само собой и «ответ» дало- вуализированный. Вопрос должен был звучать полный так..« Кто составляет потребкорзину? Как часто оная обновляется по данным? Рост цен товаров и услуг ежедневный- с какой интенсивностью и периодичностью обновляется при расчёте потребкорзины»… Тогда бы рошеновский выкормыш- мекал- и бекал в ответах своих… Ибо ж расчёт уровня инфляции без каждодневного отслеживания индекса цен для потребкорзины- то всё фикция от НБУ.
+
+21
dvded
dvded
10 марта 2017, 12:59
dvded, Киев
#
Если 10% инфляция в год, зачем считать каждый день? Узнавать каждый день о росте 0.05%?
+
+7
Ярослав Карпенко
Ярослав Карпенко
10 марта 2017, 16:02
#
Зачем ежедневный??? Вопрос в корзине, вот там крутят как хотят, при том все, в раше вообще удельный вес продуктов очень маленький, у них продукты дорожают в два раза, а инфляция 8-10%, кому нужны такие даные? С таким успхом можна и у нас снизить инфляцию до 5%
+
0
Ukrmercy
Ukrmercy
10 марта 2017, 16:50
Борис, Киев
#
Там с запада намекнули про % по депо, вернее надо как-то сделать низкией % по депо и чтобы люди не пугались инфляции. циферки подогнали немножечко, и они довольно не плохо смотрятся. в этом и состояла главная задача: чтобы_цифры_выглядели_оптимистично_точка
+
+28
vitaliian
vitaliian
10 марта 2017, 12:56
Киев
#
Дефицит пенсионного фонда ~150 млрд грн. в год.

Для покрытия дефицита рано или поздно будет включатся печатный станок или перестанут платить пенсии (то что на языке МВФ называется «пенсионная реформа»).
1. Если включат печатный станок, начнется инфляция из-за переизбытка денежной массы.
2. Если перестанут платить пенсии, внутренний спрос ещё больше упадёт, закроется новая волна предприятий (которые платят взносы в пенсионный фонд), снова вырастет дефицит пенсионного фонда, далее смотрите п1.

для справки.
1л. дизтоплива в 2016 г. стоил 16 грн сейчас 22 грн.
http://i9.pixs.ru/storage/6/4/0/Snimokekra_3582926_25449640.png
1 квч электроэнергии (в «социальном» диапазоне от 100 до 600 к/часов) в 2016 стоил 0,99 грн в 2017 — 1,68 грн

Конечно, мы ожидаем инфляцию на уровне 5% и верим в инопланетян.
+
+31
dvded
dvded
10 марта 2017, 13:26
dvded, Киев
#
Для справки
1л. дизтоплива в 2015 г. стоил 26 грн и что?

Электроэнергия: Платили 200 грн, стали 250 грн.
+
+58
vitaliian
vitaliian
10 марта 2017, 13:32
Киев
#
Вам привести полный список товаров и услуг, которые подорожали более чем на 20% за последний год? Впечатление, что вы либо по магазинам не ходите, либо отрабатываете мантры правительства. Одна из причин подорожания топлива в 2017 — рост акцизов, если вы не в курсе. Правительство поднимая налоги, само провоцирует инфляцию, с которой «борятся» написанием заказных статей.
+
0
dvded
dvded
10 марта 2017, 15:08
dvded, Киев
#
Так почему цена падала в начале 2016? Акциз снижали? Не разбирался насчёт акциза и его динамики. Если бы видеть график цены ДП и акциза в нём.
+
+22
Ukrmercy
Ukrmercy
10 марта 2017, 16:55
Борис, Киев
#
Тут есть нюансы: бизнес загнали вениками в тень, и у них себестоимость упала, и чтобы увеличить продажи- снизили цену. то что мы видим- всего лишь средняя цена, при том заниженная для красивых цифр. Если все отбелить- то 25-30% в год будут неплохим показателем
+
+14
Ukrmercy
Ukrmercy
10 марта 2017, 16:53
Борис, Киев
#
Вы знаете, там доллар и по 40 был) наверное логика у наших людей такая: их сначала ставят в такие тяжелые условия, а потом немножечко откатывают ситуацию, и они такие: фух, слава богу не по 40 бакс. Это чтобы быстрее забыли что он был по 8. Ну и вспомним нашу илитную мамземль из НБУ: кто купит доллары по 12- еще очень сильно об этом пожалеет… и продолжение фразы: что так мало.
+
0
Delfin Enigma
Delfin Enigma
11 марта 2017, 03:42
#
Единственный способ спасти от Эмиссии и запустить хоть немного экономику это посадить всех депутатов которые не имеют бизнес и у них декларации по миллиону и у жён крутые автомобили.Второе это антикорупционный суд.И третее это отмена солидарной пенсионной системы, хотя бы или отменить обязательный НДФЛ или что бы они его снижали хотя бы на 1 процент в год, и гляди шь через 20 лет мы сможем накапливать в частный фонд какие нибудь деньги.Кароче говоря до уровня 2013 года нам ой как далеко а работы так много, так что ребятки кто националист как я руки в ноги, всё в наших силах.Сормали СССР, сломаем и ЕС.
+
+22
vitaliian
vitaliian
11 марта 2017, 10:51
Киев
#
Кондитер просчитался, думал прогоним российский капитал на его место посыпятся инвестиции с Европы и Китая. Европу пугает правовой беспредел, нестабильная банковская система и коррупция, поэтому в ближайшие 10 лет сюда никто инвестировать не будет. Единственная надежда — продать земли, (что уже начинает требовать МВФ) но тогда появится риск что иностранные компании (имеющие доступ к квотам) вывезут все с/х продукты и будет у нас голод, как уже было 80 лет назад. Законодательно (и политически) к этому всё идёт. Но сначала надо будет пережить дефолт.
+
0
Delfin Enigma
Delfin Enigma
11 марта 2017, 12:18
#
Европу ничего не пугает потому что они сами по уши в коррупции, бюрократии, беспределе, в борьбе за ресурсы.Вспомнить хотя бы Французкую компанию которая работала в зоне ОРДЛО.Продать земли я с вами согласен но зачем если итак аренда на 50 лет работает, но тут даже не страшно, даже если продажу разрешат, у народа что есть деньги на землю?6 тысяч грн в месяц средняя зарплата.Купят землю 3 — 4 корпорации создадут рабочие места.Но лучше конечно для своих, я против снятия маратория на продажу земли.
+
0
Delfin Enigma
Delfin Enigma
11 марта 2017, 21:26
#
Хотя нет, после просмотра этого видео https://www.youtube.com/watch?v=KQWJwsJw3Xg я не против снятия маратория на продажу земли.
+
+4
Ярослав Карпенко
Ярослав Карпенко
13 марта 2017, 11:16
#
Что зап бред. Скупят земли. В Украине 41722,2 тис. гектар, если продавать по минимальной цене, что около 1500$ за гектар ( в Европе 3000$ гектар) то это 62 трилиона 583 милиарда доларов. У кого есть такие деньги что бы скупить всю землю??? Зачем трепать языком в том что не разбираешь. А если даже всю землю скупят то мы будем жить лучше чем в Америке от таких инвестиций!!!
+
0
Delfin Enigma
Delfin Enigma
13 марта 2017, 20:51
#
Зато Олигархи наши плохо жить будут :D
+
+37
Oleg1027
Oleg1027
11 марта 2017, 18:41
ПЕтров Алик Викторович, Николаев
#
Украинцы уже давно не верят госстату и своим правителям. 12,4% в 2016 году это даже не смешно. По ощущениям 30-40. Если бы написали, ну хотя бы 25, я бы поверил.
+
+12
Nick777
Nick777
12 марта 2017, 18:31
#
О чём эта огромная статья? Да ни о чём. О том, насколько условно и искажённо НБУ видит ситуацию в стране. Основываясь на своём кривом зрении он совершает телодвижения, которые, по сути, ни к чему не приводят или приводят к дальнейшему падению жизненного уровня. Да, за прошлый год инфляцию можно считать около 20%, если из списка платежей полностью исключить оплату коммунальных услуг. Думаю, очень многие так и сделали. Кстати, НБУ их не считает, почему тогда население должно считать и оплачивать? Кстати, что даёт инфляция в 5%? Чем она хороша? Да ничем, кроме принуждения к хранению денег в банках, которые валятся, как листья осенью. Короче, много умных слов и ни одной умной мысли.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться