ВХОД
Вернуться
Maleficarum
Maleficarum
Зарегистрирован:
9 июля 2010

Последний раз был на сайте:
24 февраля 2017 в 20:54
Просмотров профиля:
Сегодня: 16
Всего: 32382

Maleficarum - блог

RSS блога
Блог
Комментарии
Валютный форум
Отзывы
Горячая линия

Пик нефти

27 марта 2011, 19:08   + 46 голосов 3 комментария

В одно время- форумчанин скинул в личкку статью… Любопытно- прочесть… А главное в свете сегодняшних событий (Войны за ресурсы) углядеть вектор описываемого… И  принять- осознав реалии- как неизбежность..


ПИК НЕФТИ: жизнь после нефтяного краха
Мэтт Савинар
Пик нефти: жизнь после нефтяного краха.
Часть I

 

 

Дорогой читатель,


Мэттью Дэвид Савинар


Цивилизации, какой мы ее знаем, скоро придет конец. Это не бредовое воззвание апокалиптических фанатиков, секты библейского Армагеддона или поборников теории заговора, a, напротив, научное заключение самых высокооплачиваемых и самых уважаемых геологов, [1] физиков, [2] банкиров [3] и инвесторов [4] мира. Все они — рационально мыслящие профессионалы и консервативно настроенные люди, которых безгранично ужасает феномен, известный как мировой пик нефти.

«Разве нефть уже заканчивается? Я думал ее хватит еще лет на 40?»

Нефть не иссякнет моментально, поскольку динамика нефтедобычи описывается кривой Гаусса. Это верно вне зависимости от того, говорим ли мы об определенном месторождении, стране или планете в целом.

На восходящем склоне кривой — всевозрастающее изобилие нефтепродуктов, на нисходящем — их усиливающаяся скудость и дороговизна. Пик кривой соответствует точке исчерпания половины нефтяных богатств. Как только пик пройден, нефтедобыча начинает сокращаться, в то время как затраты начинают расти.

В практическом и значительно упрощенном выражении это означает, что если глобальный пик нефти пришелся на 2005-й год, [5] то объем всемирной нефтедобычи в 2030-м будет таким же, как был в 1980-м. Мир, однако, к 2030-му станет намного (приблизительно вдвое) более густонаселенным и намного более индустриальным (нефтезависимым), чем в том же 1980-м. Вследствие этого, мировой спрос на нефть в значительной степени превзойдет темпы ее добычи. [6] В результате: цена резко подскочит, экономики нефтезависимых стран обрушатся и разразятся войны за ресурсы. [7]

[Иллюстрация: мировая нефтедобыча в 1900-2080]

www.lifeaftertheoilcrash.net/PeakGraph.jpg

 

Проблема здесь не столько в исчерпании, сколько в недостаточности для поддержания экономики на плаву. В этом отношении, негативные последствия пика нефти для нашей цивилизации подобны последствиям обезвоживания для человеческого организма. Человеческое тело на 70% состоит из воды. В теле 200-фунтового (примерно 90-килограммового — прим. переводчика) человека, поэтому, содержится 140 фунтов (примерно 63 кг — прим. переводчика) воды. Поскольку вода столь значима для всей его жизнедеятельности, человеку не обязательно потерять все эти 140 фунтов воды, прежде чем его свалит обезвоживание. Потеря всего лишь 10-15 фунтов уже может быть смертельной.

Сходным образом, для основанной на нефти экономики, такой как наша, не обязательно израсходовать все нефтяные запасы, чтобы она начала рушиться. Всего лишь 10-15%-й нехватки предложения по отношению к спросу достаточно, чтобы полностью дестабилизировать нефтезависимую страну и довести ее граждан до нищеты.

Эффект даже небольшого спада нефтедобычи может быть опустошительным. [8] Например, во время «нефтяного шока» 1970-х [9] всего лишь 5%-й дефицит привел к четырехкратному росту цен на нефть. То же самое несколько лет назад произошло в Калифорнии с природным газом: из-за спада добычи на 5%, цены взлетели на 400%.

К счастью, те кризисы были только временными.

Грядущие нефтяные потрясения уже не будут столь непродолжительными. Они будут представлять собой переход к новому, постоянному положению дел. [10] Когда спад пойдет полным ходом, объем нефтедобычи станет снижаться (по самым скромным прогнозам) на 3% ежегодно. Войны, терроризм, стихийные бедствия и прочие «живые» геополитические факторы, вероятно, ускорят результирующие темпы спада до более чем 10% в год, сократив, таким образом, совокупное предложение на 50% в течение 7 лет. [11]

Эти оценки поступают из множества источников, [12] не самым малозначительным из которых является вице-президент Дик Чейни (Richard Bruce “Dick” Cheney, вице-президент США в 2001-2008 — прим. переводчика). В одном из своих выступлений в 1999-м, все еще будучи генеральным директором корпорации Halliburton, Чейни заявил:

«По некоторым оценкам, в будущем ежегодный рост мирового спроса на нефть составит в среднем 2%, вместе с по меньшей мере 3%-м спадом добычи из имеющихся источников. Это означает, что к 2010-му нам понадобится дополнительно 50 млн. баррелей в день.» [13]

Мнение Чейни поддерживают оценки многочисленных не ангажированных, вышедших на пенсию и в настоящее время незаинтересованных ученых, многие из которых полагают, что мировая нефтедобыча достигнет пика и необратимо пойдет на спад в ближайшие пять лет (если только этого еще не случилось). [14]

Многие промышленные инсайдеры считают, что темпы спада будут намного выше, чем ожидал в 1999-м Чейни. Например, Эндрю Гоулд (Andrew Gould), генеральный директор компании Schlumberger, обслуживающей нефтяную отрасль, недавно заявил, что «не будет чрезмерным предположить в среднем ровно восьмипроцентный темп спада.» Некоторые аналитики в промышленности ожидают даже 13%-го ежегодного спада, [15] а такими темпами мировой уровень добычи упал бы на 75% менее чем за 11 лет.

Если из-за 5%-го спада нефтедобычи в 1970-х цены утроились, каков по-вашему будет результат 50-75%-го спада?

Оценки, поступающие от нефтяной промышленности, указывают на то, что спад уже начался. [16] Последствия этого практически невообразимы. По мере того, как мировая нефтедобыча будет скатываться по нисходящему склону кривой, мы можем обнаружить, что соскальзываем к состоянию, лучше всего описываемому термином «постиндустриальный каменный век.» [17]

 

[Иллюстрация: пик Хабберта]
www.lifeaftertheoilcrash.net/graph_201_10_4_2006.jpg

В конечном итоге, «энергоемкость» индустриальной эпохи в истории человечества может оказаться не более, чем кратковременным всплеском.

 

[Иллюстрация: кривая энергопотребления в историческом масштабе]
www.lifeaftertheoilcrash.net/Pictures/EnergyCurveHistory3_op_800x203.jpg

Пик нефти также называют «пиком Хабберта» [18] в честь геолога корпорации Shell, д-ра Мэриона Хабберта (Marion King Hubbert). [19] В 1956-м Хабберт точно предсказал, что нефтедобыча внутри США достигнет пика в 1970-м. [20] [21] Он также предсказал, что пик мировой добычи придется на 2000-й год, что и произошло бы, если бы политически обоснованные нефтяные кризисы 1970-х не отсрочили его на 5-10 лет.

Дополнительная информация:
Всего лишь 15%-й спад добычи нефти приведет к 550%-му росту цен.
www.roadtransport.com/Articles/2008/01/30/129667/is-the-uk-ready-for-an-oil-shortage.html
Выступление Роберта Хирша (Robert Hirsch) на CNBC: Бензин скоро подорожает до 3-4 долларов за литр.
www.youtube.com/watch?v=IWGsnW_NnxE

 

«Ну и ладно. Если бензин подорожает, я просто стану меньше водить. С какой стати это должно волновать меня?»

Дело в том, что нефтепродукты — это ключевой компонент для многих вещей помимо бензина в вашем автомобиле. К 2002-му году для производства одной калории пищи, потребляемой в США, требовалось десять калорий ископаемого топлива. [22] (Подобное соотношение, естественно, будет справедливо и для индустриального сельского хозяйства вообще — прим. переводчика). Величина этого соотношения отражает тот факт, что на каждой ступени производства современного продовольствия расходуются нефтепродукты и ископаемое топливо.

Пестициды и агрохимикаты делаются из нефти.

Промышленные удобрения — производные аммиака, получаемого из природного газа, пик добычи которого также наступит в ближайшем будущем. [23]

Большая часть сельхозтехники производится при помощи полученного из нефти топлива и работает на нем же.

Устройства для хранения продуктов, такие как холодильники, производятся на питаемых за счет нефти фабриках и доставляются посредством функционирующих за счет нефти транспортных сетей. Обычно они потребляют электроэнергию, которая чаще всего вырабатывается из природного газа или угля. Добыча угля (подобно нефти и газу) тоже скоро достигнет пика. [24]

В США продукты питания транспортируются в среднем на 1500 миль (более 2400 км — прим. переводчика), прежде чем попадут на чью-либо тарелку. В Канаде — на 5000 миль от места производства до места потребления. [25]

В недавней статье, опубликованной CNN, приводятся сведения о том, сколько невозобновляемой энергии расходуется для производства продовольствия:

«До 20% использования топливных ресурсов в США приходится на пищевую цепь, откуда следует, что по их потреблению пищевая промышленность «часто соперничает с автомобилями». В развитых странах, чтобы накормить среднестатистическую семью из четырех человек, сжигается эквивалент 930 галлонов (около 3500 л — прим. переводчика) бензина ежегодно. Это чуть-чуть не дотягивает до 1070 галлонов, которые та же семья использовала бы за год для заправки своих машин.» [26]

По данным Ассоциации по экологически чистой торговле (Organic Trade Association) для производства одной пары обычных хлопковых джинсов требуется три четверти фунта (около 340 граммов — прим. переводчика) удобрений и пестицидов. [27]

Говоря вкратце: люди пожирают ископаемое топливо как будто двуногие спортивные автомобили. [28]

Дополнительная информация:
Почему еда закончится вместе с нефтью?
www.alternet.org/environment/41023/
Сельское хозяйство после пика нефти.
www.lifeaftertheoilcrash.net/Archives2008/HeinbergFiftyMillion.html
Газовый голод.
www.alternet.org/story/26703/

 

«Неужели все современные технологии зависят от нефти?»

Да.

Не только транспорт и сельское хозяйство полностью зависят от изобилия дешевой нефти. Современная медицина [29] и водоснабжение [30] также полностью базируются на нефти и ее химических производных. Равно как и армия. [31]

Вдобавок, огромное количество нефти необходимо для производства всех видов пластика, а также компьютеров и любых высокотехнологичных устройств. Несколько конкретных примеров помогут проиллюстрировать, до какой степени наша технологическая база зависит от невозобновляемого топлива.

1. Автомобили.

На создание автомобиля в среднем расходуется энергия, эквивалентная 20 баррелям (840 галлонам) нефти. [32] Количество потребляемого при этом топлива по массе равно двум автомобилям.

Заслуживает упоминания также и то, что при сборке среднего автомобиля расходуется 120 тыс. галлонов (около 450 куб. м — прим. переводчика) воды. [33] Запасы пресной воды также стремительно убывают. Вода совершенно необходима и для процесса очистки нефти — на каждый галлон бензина требуются два галлона воды при очистке. [34]

2. Компьютеры.

В среднем при производстве одного десктопа потребляется в десять раз больше ископаемого топлива, чем весит он сам. [35]

3. Микросхемы.

630 граммов топлива расходуется на производство каждого грамма микросхем. По сведениям Американского химического общества (American Chemical Society), создание одной 32 MB микросхемы DRAM требует 3,5 фунтов (более 1,5 кг — прим. переводчика) топлива в дополнение к 70,5 фунтам (более 30 л — прим. переводчика) воды. [36] Совет по экологической грамотности (The Environmental Literacy Council) сообщает, что ввиду «чистоты и сложности материалов, применяемых в микроэлектронике … энергии используемой на производство девяти или десяти компьютеров достаточно, чтобы собрать автомобиль.» В своей книге «Девять стран Северной Америки»  Джоэл Гарро наглядно и в деталях показывает сколько энергии нужно для формирования типичного микропроцессора:

«… микросхемы не делают по одной. Их печатают сразу по нескольку на кремниевой подложке четырехдюймового, скажем, диаметра. Каждый раз, при печати очередного слоя, подложка должна подвергаться обработке, чтобы закрепить вновь нанесенные элементы. Этот процесс идет с приложением грандиозного количества энергии. В сущности, с каждым наложенным слоем электрической цепи, всю подложку нужно «запечь» при температурах порой достаточно высоких, чтобы достичь технологически доступного их предела.» [37]

4. Интернет.

Вопреки распространенному убеждению, Интернет потребляет гигантское количество энергии. Как поясняет писатель Джон Майкл Гриер (John Michael Greer):

«Взрывное распространение Интернета в конечном итоге тоже было продуктом эры сверхдешевой энергии. Подключения по всему миру, бескрайние серверные залы, миллиарды взаимосвязанных домашних и корпоративных компьютеров —  аппаратное обеспечение Сети, вероятно, можно считать крупнейшим инфраструктурным проектом в истории, реализованным за период в два десятилетия. Абсолютное количество энергии, затраченной на создание и обслуживание Интернета, поражает воображение.» [38]

Недавние оценки указывают на то, что инфраструктура, необходимая для поддержки Интернета, потребляет 10% всей электроэнергии, вырабатываемой в США. [39] Подавляющее большинство этой электроэнергии производится с использованием угля либо природного газа, мировая добыча которых, как вскоре будет показано, тоже близится к пику. [40] [41] [42] [43]

5. Бетон, асфальт, шоссе и современные города.

Трудно в точности подсчитать, сколько энергии требуется для постройки и содержания современного города. Некоторые недавние снимки городов, предоставленные НАСА, подсказывают, что объемы энергии «инвестированной» в крупные города, почти непостижимо чудовищны. Взгляните, например, на приведенный ниже снимок Лос-Анджелеса (НАСА):

[Иллюстрация: Лос-Анджелес]
www.lifeaftertheoilcrash.net/PostOilBulletin/MapofLosAngeles.html

Изучая данное изображение, имейте в виду, что для производства одной тонны цемента требуется 4,7 млн. BTU (БТЕ, британская тепловая единица — единица измерения энергии приблизительно равная 1055 Дж — прим. переводчика.) энергии, то есть ее количество, содержащееся в 45 галлонах нефти или 420 фунтах угля. [44]

«А что насчет альтернативных энергоустановок, вроде солнечных батарей и ветряных турбин? Их тоже производят с использованием нефти и ее производных?»

Да.

Рассматривая роль нефти в продуктах современных технологий, помните о том, что большинство альтернативных энергосистем, включая солнечные батареи, солнечные нанотехнологии, ветряки, водородные топливные элементы, фабрики по производству биотоплива, ядерные электростанции и т.п., основано на изощренных технологиях и энергоемких видах металлургии.

Фактически, во всех электрических приборах используются серебро, медь, алюминий и платина, а их поиск, добыча и обработка ведутся с помощью оборудования, работающего на нефтепродуктах или природном газе. Например, в своей книге «Скудные годы: политика дефицита», писатель Ричард. Дж. Барнет (Richard J. Barnet) пишет:

«На тонну меди требуется 112 млн. BTU или эквивалент 17,8 баррелей нефти. Энергетическая составляющая себестоимости производства алюминия — в 20 раз больше.»

Джоэл Гарро, в той же главе его книги «Девять стран Северной Америки», что была процитирована выше, объясняет насколько энергоемка алюминиевая промышленность:

«В качестве своего наиболее важного сырья, производство алюминия требует недорогого топлива. Для создания фунта алюминия нужно затратить в 12 раз больше энергии, чем для получения фунта железа. Приличных размеров алюминиевый завод потребляет энергии столько же, сколько 175-тысячный город.»

Ядерная энергетика требует урана, который также ищут, извлекают и транспортируют при помощи оборудования, работающего на нефтепродуктах.

Дополнительная информацияо недостатке металлов для выработки энергии:
Нехватка алюминия и меди угрожает солнечным установкам.
www.fromthewilderness.com/free/ww3/031606_renewables_part4.shtml
Нехватка технически чистого кремния угрожает солнечной энергетике.
www.platts.com/Electric%20Power/Resources/News%20Features/photovaltaic/silicon.xml
Сокращение запасов редких металлов подвергает инновации опасности.
www.informationweek.com/news/global-cio/showArticle.jhtml?articleID=199703110
В мире истощаются запасы платины и других распространенных химических элементов.
www.newscientist.com/article/mg19426051.200-earths-natural-wealth-an-audit.html

 

Большая часть промышленного сырья (соевые бобы, кукуруза) для производства биотоплива, такого как биодизель и этанол, выращивается с применением высокотехнологичных, нефтезависимых индустриальных методов ведения сельского хозяйства, описанных выше.

Одним словом, так называемые «альтернативы» нефти, на самом деле — ее «производные.» Аналитик Джон Майкл Гриер предлагает следующее, вполне вразумительное объяснение этой, зачастую не замечаемой взаимосвязи:

«… любой другой источник энергии, ныне используемый в современном обществе получает существенную «энергетическую субсидию» от нефти. Энергия, используемая для добычи урана и постройки реакторов, к примеру, берется из дизельного топлива, а не из ядерного, точно так же как солнечные батареи не делают из солнечного света. Чего обычно не замечают, так это того, каким образом эти «энергетические субсидии» пересекаются с проблемами сокращающейся нефтедобычи, преимущественно саботируя будущее альтернативной энергетики в индустриальном обществе.»

Предложение нефти по доступным ценам в совокупности со здоровыми и надежными финансовыми рынками для капитализации перехода к альтернативной энергетике — при отсутствии этих факторов упорядоченная адаптационная фаза маловероятна, поскольку сырье и инвестиционный капитал, необходимые для подпитки столь широкомасштабной конверсии, просто испарятся.

«Финансовая система полностью зависима от всевозрастающего притока дешевой нефти?»

Да.

Соотношение между предложением нефти и работоспособностью мировой финансовой системы — это, вероятно, ключевой пункт в обсуждении пика нефти, поскольку для того, чтобы обеспечить упорядоченный (или частично упорядоченный) процесс конверсии, необходимо существование здоровых и беспрепятственно функционирующих мировых рынков капитала. (Прим. переводчика: Это спорное утверждение, если учесть, что финансовые системы производят только долг, а деньги в мировом масштабе — только мера стоимости. Даже если бы деньги и финансовые системы вовсе исчезли, количество ресурсов и объем физического капитала в мире остались бы прежними, хотя оценивать и распределять их стало бы труднее.) Фактически, это соотношение намного более важно, чем альтернативные источники энергии, энергосбережение или разработка новых энергетических технологий (все эти вопросы будут детально освещены далее). Вкратце: мировая финансовая система полностью зависима от постоянно растущего предложения нефти и природного газа.

В качестве иллюстрации: если кредитование бизнеса и ипотека осуществляются с процентной ставкой в районе 7%, то в основе этих займов лежит предположение о будущем 7%-м (в среднем) ежегодном приросте денежной массы. Если этот прирост не уравновешен ростом экономической активности (объема товаров и услуг) на те же 7%, то это ведет к гиперинфляции. Ключевой момент: для роста текущей экономической активности необходимо увеличение количества доступной нетто-энергии (т.е. полученной энергии за вычетом энергозатрат на ее получение — прим. переводчика), затрачиваемой на подпитку этой активности. Поскольку ни один альтернативный источник, или даже сочетание таких источников, по своей удельной энергии и близко не достигает нефтяных 125 тыс. BTU на галлон, то в результате падения или даже стабилизации предложения нефти, для финансовой системы настанет «конец игры.» Др. Колин Кэмпбелл (Colin Campbell) предлагает доступную модель этих сложных (и подчас затруднительных для элегантного объяснения) взаимоотношений:

«Становится очевидным, что финансовые круги начинают признавать пик нефти как факт. Они осознают, что банки в течение данной эпохи создавали капитал, одалживая больше, чем у них имелось на депозитах, будучи уверены, что завтрашнее развитие, подпитываемое дешевой, базирующейся на нефти, энергией, будет достаточным обеспечением для сегодняшних долгов. Спад нефтедобычи, главной движущей силы экономического роста, подрывает состоятельность этого обеспечения, что, в свою очередь, снижает показатель ценности большинства бумаг, котирующихся на фондовых биржах.» [45]

Комментатор Роберт Уайз (Robert Wise) объясняет связь между энергией и деньгами следующим образом:

«Это не физика, но это правда: деньги равняются энергии. Реальное, ликвидное богатство равноценно пригодной к использованию энергии. Его можно обменять на топливо, на труд или на что-либо созданное трудом людей или работающих на неком топливе машин. Реальные издержки отражают затраты энергии на какое-либо действие; реальная стоимость отражает энергию, вложенную в создание чего-либо.

Почти вся работа, проделываемая в мировой экономике: все производство, строительство и транспортировка делается с помощью энергии, полученной из топлива. В сравнении с этим, работа, действительно проделываемая силами человеческих мускулов, незначительна. А львиная доля топлива образуется из нефти и природного газа — первичных источников мирового благосостояния.»[46]

Писатель Дмитрий Орлов поясняет, каким образом основанная на долге валютная система, используемая в современной экономике, в действительности зависит от растущего предложения денег:

«Хотя часто считают, что современная экономика производит стоимость, эмпирически можно наблюдать, что производит она долг. Деньги берут взаймы, чтобы предоставлять и получать товары и услуги. Займы продлевают, исходя из ожиданий, что в будущем спрос на эти блага станет еще выше, стимулируя дальнейший экономический рост. Однако, экономика — не закрытая система: поступление товаров и услуг связано с притоком энергии извне. Расширять же потоки энергоносителей,  путем роста объемов импорта нефти и природного газа, а также — роста добычи угля и т.п., больше не удается по ряду причин геологического и геополитического характера. Есть все основания ожидать, что возможность поставлять товары и услуги пострадает от нехватки энергии, обрушив долговую пирамиду…» [47]

Консервативная, как правило, London Times в октябре 2005-го года подтвердила, что мировое богатство может вскоре испариться, а мы вступим в период технологического и экономического «средневековья». В статье, озаглавленной «В ожидании гаснущих огней», обозреватель Times Брайан Эпльярд (Brian Appleyard) сообщает:

«Нефть подходит к концу. Климат меняется с потенциально разрушительной скоростью. Назревают войны за дефицитные ресурсы. И, наконец, — что более всего шокирует — не похоже, чтобы у нас хватало идей относительно того, как решать какую-либо из перечисленных проблем.

Почти ежедневно выявляются новые свидетельства того, что прогресс больше нельзя принимать как данность, что перед нами и нашими детьми простирается, в ожидании, новое средневековье … рост, возможно, подходит к концу. Поскольку весь наш финансовый порядок, от процентной ставки, пенсионных фондов и страхования, и вплоть до фондовых рынков, строится вокруг роста, социальные и экономические последствия могут стать бедственными.» [48]

Если вы хотите понять до какой именно степени бедственными могут быть эти последствия, считайте нынешний кризис в Великобритании «анонсом грядущего шоу». Согласно недавнему сообщению The London Telegraph:

«Правительство признает, что по всей стране частные компании могут быть вынуждены закрыться на зиму из-за нехватки топлива. «Равновесие между предложением и спросом на энергоносители неприятно хрупкое. Если зима выдастся более холодной, чем обычно, то, ввиду нехватки предложения, некоторые отрасли могут столкнуться с серьезными трудностями.» Это признание было сделано после того, как наша газета объявила, что Британия может может быть парализована энергетическим дефицитом, если зима окажется холоднее, чем в среднем.

Метеослужба сообщает о 67%-й вероятности продолжительных холодов в этом году после почти декады мягких зим. В совокупности с высокими ценами на горючее, это усиливает опасения относительно того, что промышленность не выдержит.»

В мае 2007-го London Times опубликовала выдержки из исследования, касающегося будущего английской электросети. Согласно данному исследованию, страх перед катастрофическим энергетическим кризисом, который наступит в течение ближайшего десятилетия, больше нельзя отметать как «апокалиптические фантазии»:

«По всей Великобритании города города погружаются во тьму. В Лондоне замирает Подземка, заставляя перепуганных пассажиров томиться в угнетающе жарких вагонах. В офисных помещениях перестают работать лифты и отключаются кондиционеры, служащие изнывают от зноя и духоты.

Это не постапокалиптическое видение какого-нибудь режиссера, а реалистичный сценарий того, как Британию охватывает надвигающийся энергетический кризис. Пугающая статистика: всего через восемь лет спрос на энергоносители в периоды пика может превзойти предложение на 23%. Согласно исследованию консультационной фирмы Logica CMG потери для экономики могут составить 108 млрд. фунтов стерлингов ежегодно.» [49]

Суровые последствия этого дефицита побудили британское правительство рассмотреть проект драконовских энергосберегающих мер, следовать которым заставляли бы силы «энергетической полиции», проводя тотальные обыски.

Некоторые районы США находятся перед лицом столь же мрачных перспектив. К примеру, журнал US News недавно опубликовал шестистраничную статью, документально подтверждая кошмарные сценарии событий, которые вскоре должны развернуться по всей Северной Америке. Согласно этому, также обычно консервативному, изданию люди на северо-востоке Соединенных Штатов скоро столкнутся с массовыми временными увольнениями, веерными отключениями электроснабжения, необратимым промышленным спадом и катастрофическими нарушениями в работе городских служб в результате нехватки нефти и природного газа. [50]

Дополнительная информация:
UK Guardian: «Век технологической революции подходит к концу.»
www.guardian.co.uk/commentisfree/2007/jan/24/comment.comment2
New Scientist: «На пороге инновационного средневековья.»
www.newscientist.com/article/dn7616

 

«Что все это означает для меня?»

Все это, говоря вкратце, означает, что последствия пика нефти выйдут далеко за пределы того, сколько вы будете платить за бензин. Для иллюстрации: в июле 2006-го года в специальном репортаже Chicago Tribune лауреат Пулитцеровской премии, журналист Пол Салопек (Paul Salopek) описал их следующим образом:

«… последствия были бы невообразимы. Долгосрочный дефицит топлива сбросил бы мир в пучину экономической депрессии на целые поколения. Миллионы потеряли бы работу при коллапсе промышленности. Простаивающие из-за недостатка горючего тракторы на фермах спровоцировали бы массовый голод. Разразились бы энергетические войны. А оставшиеся без автомобилей жители пригородов тащились бы в ближайшие гипермаркеты не затем, чтобы покупать китайскую одежду, доставляемую по дешевке с другого края Земли, а лишь затем, чтобы копаться в заброшенных зданиях в поисках стекла и меди.» [51]

В 2006-м журналист Джонатан Гейтхаус (Jonathan Gatehouse) в статье для Macleans Canada просуммировал выводы оксфордского геолога Джереми Леггетта (Jeremy Leggett), автора книги «Пустой бак: нефть, газ, горячий воздух и надвигающаяся финансовая катастрофа»:

«… когда станет невозможным далее скрывать правду, цены на нефть ринутся вверх, экономика войдет в пике, а опоры нашей цивилизации начнут падать как домино. Цены на недвижимость обрушатся. Рухнут и фондовые рынки. За короткий период богатство человечества (немногим более чем кипа бумажек даже в лучшие времена, даже при условии уверенности в будущих котировках среди трейдеров) иссякнет. Будут экстренные саммиты, дипломатические инициативы, срочные попытки геологоразведки, но сумятица не утихнет. Тысячи компаний обанкротятся, и миллионы людей потеряют работу. В некогда обеспеченных городах, с их уличными кафе, появятся очереди за бесплатной похлебкой и армии попрошаек. Преступность взлетит до небес. Земля всегда была опасным местом, теперь же она станет пороховой бочкой.»

К 2010-му, предсказывает Легетт, демократии придется спасаться бегством. Экономические трудности пробудят все худшее в людях. Фашисты воспрянут и, питаемые гневом новой бедноты, станут сколачивать себе поддержку. Благодаря «войне с терроризмом», эти новые правители найдут инструменты репрессий — чрезвычайные законы, тюремные лагеря, спокойное отношение к пыткам — уже на своих местах. [52]

И если такой сценарий еще недостаточно кошмарен, Легетт предсказывает, что одновременно с этим «Большое Упущение Номер Один — изменение климата — мстительно заставит ощутить свое присутствие.» Едва оправившись от финансового краха, люди будут, «пораженные ужасом, наблюдать как тают запасы пищи и воды перед лицом климатического перекоса.» Повсюду, губя урожаи, распространятся продолжительные засухи.

Сосредоточившись исключительно на «заправочных» ценах, покупая гибридный автомобиль и приобретая энергосберегающие лампочки, вы не видите всей полноты картины.

Дополнительная информация:
Пик нефти: величайшее событие века совсем рядом.
www.lifeaftertheoilcrash.net/Archives2007/KingEvent.html
Самое важное, чего вы не знаете о пике нефти.
deconsumption.typepad.com/deconsumption/2005/03/the_most_import.html
Негласная роль пика нефти в нынешнем финансовом кризисе.
www.tomdispatch.com/post/174888
Washington Post: «Мы катимся прямиком к катастрофе.»
www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2008/05/23/AR2008052302456.html
Кен Дюфре: «К 2025-му мы вернемся в каменный век.»
www.princeton.edu/hubbert/current-events-06-02.html

«Если это правда, то почему цены на нефть снизились?»

Короткий ответ таков: пик добычи нефти наступил в конце 2005-го, [53] хотя продолжался бурный рост спроса. Вследствие этого, цены выросли почти на 400% всего за три года. К июлю 2008-го американская экономика не выдержала и начала прогибаться под сокрушительной тяжестью подскочивших цен на энергоносители и потребительские товары. По мере роста цен на продукты питания и топливо, все больше и больше людей, в частности из «субстандартной» категории, (имеется в виду категория ипотечного кредита, т.н. «subprime mortgage» — прим. переводчика) не могли больше выплачивать ипотечные взносы, и финансовая система начала рушиться. Аналитик Джефф Рубин (Jeff Rubin) объясняет более подробно:

«В то время как большую часть вновь обретенных экономических проблем относят на счет краха рынка недвижимости в США, их хронология и масштабы подсказывают, что, возможно, происходит что-то еще. По любым критериям, экономические потери от роста цен на нефть в 2007-2008 были не менее, чем ошеломляющими. Даже более ошеломляющими, чем удар, нанесенный падением цен на недвижимость по проектам и рабочим местам в строительной отрасли, который стал самым очевидным тормозом экономического роста. И бремя энергетических расходов, в отличие от массового списания активов, связанного с коллапсом рынка недвижимости, несли на себе обычные люди, а не Уолл-стрит. Конечно, нефтяные потрясения не чужды рецессиям. Они предваряли четыре из последних пяти глобальных экономических спадов. Однако то, что происходит с мировой экономикой сейчас, похоже, не связывают с недавним скачком цен на нефть.

И это странно, потому что должны бы. Любопытно, но более, чем 500%-й рост реальных нефтяных цен игнорируют, как виновника сегодняшнего положения в экономике, поскольку его затмил кризис на финансовых рынках.» [53]

Аналитик Дмитрий Орлов предлагает следующее объяснение взаимосвязи между перегревом цен на нефть в 2008-м году и последовавшим экономическим крахом:

«Формируется консенсус относительно того, что прошлогодний финансовый кризис был форсирован скачком цен на нефть прошлым летом, когда они ненадолго коснулись отметки в 147 долларов за баррель. Почему это должно было произойти, кажется вполне очевидным. Поскольку большая часть полностью развитой, индустриальной экономики работает за счет нефти, ее закупки не опциональны. Для любого заданного уровня экономической активности необходим определенный уровень потребления нефти, так что за нее просто платят любую цену пока сохраняется доступ к кредиту, а затем, неожиданно, игре конец. Франсуа Селье недавно опубликовал анализ, в котором он показывает, что примерно при 600 долларах за баррель для оплаты энергоносителей потребуется весь мировой ВВП. Не останется денег, которые можно было бы использовать с выгодой. При таком уровне цен мы даже не сможем позволить себе принять поставляемую нефть.

И поэтому, действительный ценовой потолок, за которым невозможна никакая экономическая активность, наверняка, намного ниже. Прошлым летом мы, похоже, экспериментально установили, что это — около 150 долларов за баррель. Даже если мы никогда не исчерпаем запасы нефти, нам уже, по крайней мере однажды, не хватило денег на ее покупку. Вероятнее всего, это повторится снова и снова, пока мы не выучим урок. Точно так же нам перестанет хватать денег и на выкачивание нефти из недр Земли. Возможно в мире еще будет несколько «фонтанов», так что для богатейших людей в мире немного нефти еще останется. Но ее не хватит для поддержания промышленной базы, так что индустриальная эпоха фактически закончится, если не считать горстки разрозненных солнечных батарей, ветряков и гидроэлектрических установок.» [54]

 

День Независимости

24 августа 2010, 16:25   + 52 голоса 35 комментариев

Пересмотрев в очередной раз сей знаменитый блокбастер и отдав должную дань спецэффектам, - игре актёров, доброй порции юмора - задал себе вопрос… А почему собственно  была затронута автором сценария именно тема борьбы, государства реального с мифическим инопланетным агрессором?

А вывод оказался самым тривиальным… Дабы показать всю мощь  военную сей державы. Показать произошедшие реформы демократические, трансформировшие сознание граждан сей страны, нужен был адекватный оппонен, cилой интеллекта и техническими возможностями которыйб мог бы по мнению авторов сего опусаб- конкурировать со сверхдержавойю Увы… в  cреде представителей существуюшего «рода человеческого», альтернативы достойной для показа противостояния, не нашлось… А в самом деле… Борьба с терроризмом? Очень мелко… Борьба за свободы и права граждан своей страны?  Слишком пафосно… Борьба с мировым катаклизмом природним, могущим уничтожить Планету Земля - лживо…

Можно конечно смеяться над гиперболизированным чувством гражданской ответственности… Можно   ставить под сомнения выданный фильме факт, что Глава Государства был в полном невединии, что творится на территории вверенного ему Государства… Можно критиковать- «технический аспект» картины… Но стоит задумываться что же означает сам факт провозглашения Независимости?.. Что же заставляет граждан многих Независимых Государств  гордиться  своей страной? Что помогает им в ощущении идентичной сопричасности   именуемой как, активная гражданская позиция? Ежели исходить из факта,  что данная норма воплощена в праве самозащиты суверенного Государства, от любого вида агрессии, тогда всё становится на свои места… Ибо именно, желание и возможность Государства, в той или иной мере ставить во Главу угла приоритет, защиту социума,  на примере индивидуализма- и есть краегольным камнем в Правах и Свободах граждан… Исходя из сей парадигмы, можно задать себе вопрос, а как же дела обстоят в сим вовпросе в Независимой Украине? Ведь исходя из принципов построения Государства - Суверенитет, Целостность, Права, Свободы, Достоинство и Жизни граждан должно охранять Государство. Не берём мифическую угрозу инопланетного вторжения. Не берём даже за основу армии сопредельных государств, существующих с Украиной на одном и том же временном отрезке. Возьмём для сравнения «Вермахт» образца 1941 года. С его техникой семидесятилетней давности. С его управлением в войсках. С его доктриной военной. И приходим к ужасающему выводу- Украина, как Независимое Государство, перестанет существовать в течении пары дней, после вторжения… О чём же факт сей говорит? А о том, что Государство именуемое как Независимая Украина, не желает охранять «мирный труд граждан». Возможно сей факт связан с тем обстоятельством, что Новая Армия не может существовать без  понимания социумом прав и обязанностей гражданской ответственности, и Государство Украина, всячески  на демократических принципах основываясь, пытается социуму сии нормы привить? Ан нет и тут ошибка, ибо дабы каждый индивид мог чувствовать себя гражданином, и жить по  принципу" защита общественных благ, прав-, и свобод, как «своё личное» он прежде всего желал бы, что бы так называемая «элита» соответствовала сим нормам. Но нигилизм и безответственность украинской «элиты», оторгает как инородное тело в организме, самую суть гражданской ответственной позиции.

Так может сама идея  статуса Независимого государства, порочна? Тогда же почему на примерах иных стран, граждане Украины видят, что идея, имеет право на жизнь? И мало того, уже столетиями нормы эти работают? Возможно дело в другом? Что никакой Независимой Украины пока не существует? А и то верно. Неужели народ в августе 1991 года,  ликовавший на Майданах многих городов Украины, после двадцатилетнего погружения в топь, жаждал такого  удручающего финала? Неужели народ проживший в мракобесии  «социалистических ценностей», навешенных партийными функционерами и комсомольскими бонзами, провозглашая Независимость желал бы опять же видеть у власти всю ту же номеклатуру? Рискну предположить- что нет. Народ желал строить Свою страну, где  принципы «равенство, справедливость, главенство Закона» не есть пустыми словами сотрясающие воздух. Тем более что желание перемен было представленно не только украинским социумом, а и всеми постсоветскими республиками… И факт осознания горечи  о упущенных возможностях, и зря потраченным временем, болью отзывается в их сердцах. .  Украинскому обывателю вкладывают тезис в голову о необходимости " временного преходного периода". Только ведь народу невдомёк, что лженезависимость провозглашённая и есть- главное завоевание… Именно, «переходный период», и есть цель- якобы происходящих реформ… Ежели «переходный период», это синоним, безнравственности, хапужничества, беззакония, коррупции во всех институтах власти, то сей «переходный период» затянут будет на многие поколения- разделяя обществ, на касты, «рабов и господ»…

Есть ли выход из создавшегося положения? Безусловно есть. Всё уже придумано и воспроизведено в других странах, с другим построением гражданского общества… Только отстаивание своих Прав и Свобод, и предъявление их власть имущим в виде Ультиматума, есть запорукой построения общества,  на основе уважения к закону всеми членами общественной формации вне зависимости от их социального статуса. Только в том случае, в самый знаменательный день для каждого,- день Рождения Своего Государства, -люди выйдя на Майданы своих городов с гордостью произнесут заветные слова   «Горжусь- граждансnвом украинским»… Этот путь долог и тернист, но  для того и существуют празники, такие как День взятия Бастилии.,- которые зажигаю в сердцах людей искры надежды , и  слова - Равенство- Братство- Свобода, обретают реальную сущность… Только после провозглашения нижеприведённых новелл, объединённый народ поймёт, что Гражанин и есть Гарантом всех Свобод...

27. Каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами.

30. Государственные должности по существу временны; их нельзя рассматривать ни как отличия, ни как награду, но лишь как обязанности.

31. Преступления представителей народа и его агентов ни в коем случае не должны оставаться безнаказанными. Никто не имеет права притязать на большую неприкосновенность, нежели все прочие граждане.

33. Сопротивление угнетению есть следствие, вытекающее из прочих прав человека.

34. Угнетение хотя бы одного только члена общества есть, тем самым, угнетение всего общественного союза. Угнетение всего общественного союза есть, тем самым, угнетение каждого члена в отдельности.

35. Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность