ВХОД
Вернуться
6 ноября 2012, 10:40

В пользу бедных. Зачем властям нужен запрет на экспорт пшеницы

Власть громит сельхозпроизводителей излюбленным оружием — запретом на экспорт пшеницы. Цель — удержание низких цен на хлеб, который в Украине из категории продовольственной превратился в категорию политическую, пишет Корреспондент.

Одним лишь росчерком пера Министерство аграрной промышленности обеспечило страну и хлебом, и зрелищем. Министр АПК Николай Присяжнюк пообещал ввести 15 ноября запрет на экспорт зерна. Заявленная цель — продовольственная безопасность.

Аграрии и инвесторы не в восторге, с их стороны раздается тревожный ропот. Фермеры и зернотрейдеры в предвкушении многомиллионных потерь.

«Рынок будоражит, — констатирует Олег Левченко, руководитель зернового бизнеса сингапурской компании Olam. — Мы не понимаем, что будет с теми объемами зерна, которые трейдер закупил у производителей».

За последние пять лет правительства Виктора Януковича, Юлии Тимошенко и Николая Азарова четырежды вводили ограничения — кто запрет на экспорт урожая, кто квоты на вывоз зерна, а кто таможенные пошлины на сельхозпродукцию.За последние пять лет правительства Виктора Януковича, Юлии Тимошенко и Николая Азарова четырежды вводили ограничения — кто запрет на экспорт урожая, кто квоты на вывоз зерна, а кто таможенные пошлины на сельхозпродукцию, — и все это с целью удержания внутренних цен на хлеб.

Владимир Лапа, гендиректор ассоциации Украинский клуб аграрного бизнеса (УКАБ), считает, что подобные ограничения — удел бедных государств. «За последние годы такие меры принимали Россия, Украина, Аргентина. Население в этих странах не готово платить рыночную цену за хлеб, поэтому правительство пытается искусственно снизить стоимость зерна», — говорит аграрий.

По мнению участников рынка, такой стиль государственного менеджмента тащит отрасль на дно. Вместо развития и либерализации агросектора для увеличения объемов урожая и роста благосостояния сельского хозяйства госчиновники выбрали путь ограничений и контроля. В результате инвестиционный климат холодает, производительность падает, урожайность пшеницы не дотягивает и до половины показателей ведущих европейских экономик.

Экспортные ограничения на зерновом рынке — последний из возможных вариантов его регулирования, уверяет Алекс Лисситса, президент УКАБ: «Они должны применяться только в случае крайней необходимости — засухи, катастрофического неурожая». Эксперт резюмирует, что имидж Украины, и без того не блестящий, пострадает вновь.

Завтра была война

23 октября вице-премьер-министр Сергей Тигипко открестился от каких-либо подозрений со стороны участников рынка в том, что правительство способно ввести ограничения на экспорт урожая.

«Никаких разговоров о введении квот или запрета на экспорт не ведется. Я считаю, это было бы крайне отрицательным шагом, — сказал чиновник. — У нас был далеко не лучший год по объемам, и надо дать производителям воспользоваться высокими ценами на внешних рынках, они должны компенсировать свои потери урожайности».

При этом Тигипко добавил, что если разговоры о запрете не ведутся на уровне правительства, значит они спекулятивные.

И вот 24 октября его коллега, министр аграрной политики и продовольствия, убил всю интригу сезона, сделав диаметрально противоположное заявление: «Будет полный запрет (на экспорт пшеницы) с 15 ноября, — сказал Присяжнюк. — Мы не играем в игры, у нас просто нет другого выхода».

23 октября вице-премьер-министр Сергей Тигипко открестился от каких-либо подозрений со стороны участников рынка в том, что правительство способно ввести ограничения на экспорт урожая.На вопрос источника, в чем заключается целесообразность столь радикального решения, в Министерстве АПК уклончиво ответили, что уже давно согласовали с бизнесом максимальный размер экспорта зерна — 5 млн т — и к середине ноября этот объем будет исчерпан.

Алексей Вадатурский, собственник компании Нибулон, крупнейшего экспортера отечественного зерна, мягко говоря, не в восторге от принятого решения. И вот почему: в текущем сезоне аграрии страны вырастили много высококачественного зерна, которое трудно продать на внутреннем рынке. 85% пшеницы, потребляемой в Украине, — низких сортов: второго, третьего и четвертого класса.

«Если ввести ограничения, то хорошее зерно в конечном счете пойдет на корм скоту», — уверен Вадатурский.

В последние несколько лет бизнесмен вложил $1,7 млрд в развитие инфраструктуры, построил элеваторы, корабли, баржи, наладил логистику, чтобы успешно торговать со всем миром зерновыми культурами. Причем значительная часть инвестиций — кредиты международных финучреждений. Теперь государство заставляет Вадатурского пожалеть о столь щедром вкладе в аграрный сектор.

Заместитель председателя государственного главного управления по поставкам товаров Египта Номани Номани также глубоко удивлен. Египтяне опасаются срыва своих контрактов на поставку 55 тыс. т зерна и теперь срочно подыскивают замену ненадежным партнерам.

Николай Верницкий, директор информационной компании ПроАгро, разъясняет Корреспонденту, что у египетских чиновников есть основания для волнения. Но еще больше причин пить валидол должно быть у отечественных поставщиков.

В текущем сезоне аграрии страны вырастили много высококачественного зерна, которое трудно продать на внутреннем рынке.

«Пшеницу нужно вывести из страны до 15 ноября, иначе украинским зерновым трейдерам придется платить штраф — около 5% от суммы контракта», — говорит эксперт.

По нынешним ценам это свыше $800 тыс. Между тем конкуренты украинцев не скрывают радости от такого поворота событий. В нынешнем сезоне урожай на мировых рынках стремительно дорожает. По данным агентства Bloomberg, с начала года стоимость пшеницы выросла на 34%.

А новость о запрете на вывоз украинского зерна немедленно удорожила декабрьские контракты на бирже в Чикаго еще на полпроцента. Немецкие зерновые трейдеры уже заявили агентству Reuters, что надеются на увеличение экспортных продаж после ухода украинцев с рынка.

Такое ручное управление не проходит бесследно для сельского хозяйства. По оценке Союза сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов, в прошлом году при рекордном урожае пшеницы — 22 млн т — из-за ограничительных мер фермеры недополучили $2 млрд. В этом году по подсчетам Левченко, страна заморозит еще минимум $ 1 млрд. Таким образом, сумма потерь сопоставима с трехгодичным бюджетом МинАПК.

Политика низких цен

Эпопею с частичным или полным запретом на экспорт урожая в 2007 году начал премьер-министр Янукович. Аграрии тогда собрали 14 млн т пшеницы. Этого объема всегда хватало для внутреннего потребления и внешних торгов. Но во имя продовольственной безопасности Украины экспорт зерна все же был скоропостижно закрыт.

В 2008 году, уже правительство Тимошенко ввело ограничительные квоты на экспорт урожая. Позже эти квоты были распределены среди узкого круга трейдеров. В 2011-м Кабмин Азарова заменил квоты таможенными пошлинами в размере 9 %. Тамара Левченко, старший аналитик инвестиционной компании Dragon Capital, поясняет Корреспонденту, что такая наценка обнулила рентабельность экспортера.

Сегодня заявленная цель аграрного ведомства — сберечь достаточный запас пшеницы в Украине и сохранить существующие цены на социальный хлеб.

И вот в ноябре 2012-го история возвращается в свое привычное русло — полный запрет на продажу пшеницы за рубеж. Сегодня заявленная цель аграрного ведомства — сберечь достаточный запас пшеницы в Украине и сохранить существующие цены на социальный хлеб. Даже для этого популистского и антирыночного шага нет экономических предпосылок, считает эксперт консалтингового агентства ААА Мария Колесникова. Вот ее арифметика: урожай пшеницы нынешнего сезона — 15 млн т, переходные запасы с прошлого года — 7,5 млн т.

На внутреннее потребление нужно не более 12 млн т, на экспорт запланировано около 5 млн т. В таком случае на переходные запасы остается свыше 5,5 млн т — почти вдвое больше, чем в 2010 году, когда в стране не было никаких продовольственных потрясений.

«Запрет на экспорт зерна — типично украинское изобретение, — считает немецкий аналитик агрорынка Дитрих Трайс. — Если закрывается рынок, то внутри создается перенасыщенность пшеницей и образуется низкая цена».

Эксперт, много лет живущий в Киеве, с легкостью моделирует дальнейшее развитие сюжета. Когда запрет будет снят, проворные или близкие к власти предприниматели скупят за копейки урожай у сельхозпроизводителей, затем, перепродав урожай на внешних рынках, неплохо на этом заработают.

Если закрывается рынок, то внутри создается перенасыщенность пшеницей и образуется низкая цена.Впрочем Тигипко обещает Корреспонденту, что правительство не допустит ограничений экспорта зерна. Инициатива МинАПК встретит достойное сопротивление в Кабмине, уверен вице-премьер. «Это крайне нерыночное действие, которое не только не усиливает продовольственную безопасность страны, но и влечет за собой прямые убытки», — поясняет Тигипко.

Левченко говорит, что цены на зерно даже не стали ждать запрета на экспорт пшеницы. Они начали падать уже на одних лишь слухах о том, что ворота на зарубежные рынки вот-вот закроют. Самые беспокойные отдали 1 т пшеницы за $ 212 вместо $ 262. «Недополученная прибыль уже составила $ 200 млн без учета ожидаемого повышения», — резюмирует Левченко.

Теперь, когда на Чикагской бирже цена 1 т пшеницы достигла $ 320, недополученную прибыль можно удвоить. «Мировые запасы зерна находятся на низком уровне, — говорит Тигипко. — Нашим хлеборобам нужно дать возможность получить за свой труд достойное вознаграждение».

Страхи и надежды

Василий Ярошовец, заместитель главы Аграрного союза Украины, рассказывает, что потенциальную угрозу продовольственного кризиса, о которой так много говорят в правительстве, создает не объем экспорта, а хронически низкая урожайность на самых плодородных почвах планеты. Вот уже минимум 20 лет украинцы собирают в среднем с 1 га не более 30 ц пшеницы, тогда как фермеры в Ирландии получают 85, в Нидерландах — 80, а в Дании — 70 ц.

Отсутствие глобального прогресса в сборе урожая и есть ключевая болезнь отрасли. Если в 1992 году в Украине собрали около 19 млн т пшеницы, в 2002-м — 21 млн, то в 2007-м — 18 млн, а в нынешнем — около 15 млн т зерна. За 20 лет никакого прогресса.

Эта статистика свидетельствует об основной неудаче сельскохозяйственного рынка страны — неспособности существенно увеличить объемы производства стратегически важного и, главное, ликвидного продукта.

Вместо запретов и ограничений экспорта важно привлекать инвесторов, способных привезти в Украину современные технологии увеличения объемов урожая.Ярошовец считает, что вместо запретов и ограничений экспорта важно привлекать инвесторов, способных привезти в Украину современные технологии увеличения объемов урожая. «Мы можем в нормальном режиме собирать урожай 25 млн т, а если поднять урожайность — то и свыше 30 млн т», — говорит аграрий.

Увеличение урожайности в Украине возможно, подхватывает тему Трайс. Для этого необходимы крупные инвестиции, применение современных удобрений, качественные кадры и обновление техники. «Если отрасль приносит доход и в ней стабильные условия игры, то приходят инвестиции», — аргументирует эксперт.

Однако Украина редко упускает возможность упустить возможность. Инвестиционная привлекательность страны с каждым годом становится все ниже. Европейская Бизнес Ассоциация 4 октября провела оценку инвестклимата Украины. Эта оценка замерла на отметке 2,14 балла по пятибалльной шкале. Такого плохого бизнес-климата не было в государстве даже в кризисных 2008-2009 годах.

«Очень сложно доказать иностранным материнским компаниям необходимость инвестирования в сельское хозяйство Украины, когда нет предсказуемости в поведении госорганов», — констатирует Левченко.

Опубликовано на minfin.com.ua 6 ноября 2012, 10:40
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд