ВХОД
Вернуться
14 июня 2012, 10:36
«Тариф покрывает только 50% от себестоимости производства и передачи тепловой энергии», — Фоменко
Генеральный директор «Киевэнерго» Александр Фоменко Фото minfin.com.ua

«Тариф покрывает только 50% от себестоимости производства и передачи тепловой энергии», — Фоменко

Минимальные ежегодные инвестиции в теплосети Киева должны составлять 1 млрд грн

С «Киевэнерго» имеют дело все киевляне и центральные органы всех ветвей власти Украины, которые расположены в Киеве. Представьте, если вдруг будет отключено электричество в Верховной Раде или Кабинете Министров, то решение какого-либо значимого вопроса может затянуться на неопределенный срок. А если взглянуть с точки зрения Евро-2012, то здесь «Киевэнерго» уже имеет дело с людьми из разных стран мира.

Редакция «Минфина» вместе с коллегами из «Экономической правды» пообщалась с человеком, на котором лежит ответственность за поддержание жизнедеятельности столицы Украины, генеральным директором «Киевэнерго» Александром Фоменко. Отметим, что это первое интервью господина Фоменко на этой должности. Он рассказал о том, сколько Киев сможет отапливаться, если в Украину вдруг прекратятся поставки газа, на сколько могут повыситься тарифы для киевлян, сколько денег необходимо, чтобы модернизировать теплосети, кто сегодня самый «злостный должник» за электроэнергию, а также зачем ДТЭК $1,9 млрд от «Киевэнерго».

«МФ»: Перед каждым отопительным сезоном «Киевэнерго» устраивает испытания теплосетей.

«А.Ф.»: Это плановые работы по подготовке к зиме. Они начинаются с 15 апреля и заканчиваются в октябре. В этом году из-за Евро-2012 гидравлические испытания мы начали раньше. С 23 апреля до июня они частично прошли в центре, в июне проходят в некоторых спальных районах, а после ЕВРО — будут в оставшихся микрорайонах города.

«МФ»: Существует возможность, что «Киевэнерго» когда-то откажется от отключения киевлянам горячей воды летом?

 «А.Ф.»: Возможно, но сегодняшнее состояние теплосетей не позволяет отказаться от этой практики.

«МФ»: То есть, это обязательно?

«А.Ф.»: Законодательно мы должны испытывать теплосети повышенным давлением каждый год. Другое дело, что у нас количество повреждений очень большое, поэтому время отсутствия горячего водоснабжения занимает больше, чем хотелось бы.

«МФ»: Раньше вы работали в «Днепрооблэнерго», а сейчас возглавляете «Киевэнерго». Насколько изменилась специфика?

«А.Ф.»: «Днепрооблэнерго» и «Киевэнерго» друг от друга имеют существенные отличия. «Днепрооблэнерго» — областная компания, которая занимается передачей и поставкой электроэнергии. Там нет теплового блока, нет генерации.

«МФ»: Сложно было входить в курс дел на новой должности?

«А.Ф.»: А кто сказал, что я вошел в курс всех дел? Слишком большая компания, поэтому три месяца — это не срок, наверное.

«МФ»: А что конкретно вы сейчас изучаете?

«А.Ф.»: Во-первых, разбираюсь, чем компания занимается, изучаю ее финансовые показатели. Условно говоря — провожу внутренний аудит. Во-вторых, занимаемся разработкой стратегии. Закончили выстраивать бизнес-процессы, чтобы четко определить, что на самом деле происходит, и какую структуру мы хотим видеть.

«МФ»: Есть какое-то понимание уже сейчас?

«А.Ф.»: Конечно, есть. На сегодняшний день компания, с точки зрения организационной структуры, просто не структурирована. У нас есть корпоративный центр и десятки структурных подразделений по всему городу, многие из которых занимаются одним и тем же. Основная цель наших усилий: централизация, выстраивание иерархии и распределение функционала. Мы хотим сделать так, чтоб у нас блок генерации был отдельным подразделением, тепловой блок — отдельно и электрический блок тоже отдельно.

«МФ»: Когда планируете начать реструктуризацию?

«А.Ф.»: С августа месяца. Сейчас оформляем все на бумаге с точки зрения бизнес-модели, потом этот документ должен утвердить набсовет.

«МФ»: Вы сказали, что проводите внутренний аудит. Его проводят специалисты компании, ДТЭК или независимый аудитор?

«А.Ф.»: Аудит по техническому состоянию теплосетей проводил внешний аудитор. По бизнес-процессам — внутренние аудиторы. Мы создали в «Киевэнерго» проектный офис при генеральном директоре, который сегодня описывает все бизнес-процессы.

«МФ»: Назовите аудитора, который оценивал состояние сетей?

«А.Ф.»: Это немецкая компания ECHI (Energieconsulting Heidelberg International). Они в конце прошлого года закончили проведение аудита.

«МФ»: Какой результат?

«А.Ф.»: Более 50% тепловых сетей имеют повышенный износ. Они дали рекомендации по инвестиционной составляющей — сколько необходимо, чтоб уйти от естественного старения сетей. Порядок цифр — 10 млрд грн (цены 2011 года). По нашим прогнозам, необходимо в течение 5-7 лет вкладывать по миллиарду ежегодно.

«МФ»: Как быстро необходимо начать модернизацию теплосетей?

«А.Ф.»: Вчера.

«МФ»: Когда Киев останется без тепла?

«А.Ф.»: Я думаю, что никогда, потому что у нас достаточно высокий уровень эксплуатации сетей. Ситуация плачевна с точки зрения износа сетей. Чем дольше продлится процесс затормаживания инвестиций в тепловые сети, тем больше у нас будет эксплуатационных затрат. Тем больше нам нужно персонала привлекать на устранение повреждений. Мы сделаем все возможное, чтобы коллапса не произошло, но без инвестиций количество аварий ежегодно будет увеличиваться.

«МФ»: Вот Вы говорите, что ежегодно необходимо инвестировать по миллиарду в модернизацию теплосетей. Эти деньги будут включены в тарифы? Компании же нужно как-то отбить эти затраты.

«А.Ф.»: Никакой тариф, безусловно, не сможет принять на себя такую инвестиционную составляющую. Здесь можно рассматривать только «длинные деньги» — кредитные международные или внутренние ресурсы либо средства собственника, который будет уверен, что сети дадут ему возврат инвестиций в течение 10-20 лет, а может быть и 50. Или вариант — бюджетные деньги. Но заложить по миллиарду в тариф ежегодно в течение 7 лет — это практически невозможно.

«МФ»: «Киевэнерго» ведет переговоры с КГГА относительно концессии сетей?

«А.Ф.»: Нет, переговоров мы не ведем. Мы постоянно заостряем внимание, что в компанию должен прийти стратегический инвестор.

«МФ»: Хорошо, но какая позиция КГГА? Властям Киева интересна концессия?

«А.Ф.»: КГГА понимает, что ситуация с тепловыми сетями требует повышенного внимания, что необходимы серьезные финансовые ресурсы на инвестиционную составляющую. Но на сегодняшний день, единственным источником может быть либо городской, либо государственный бюджет. Ни там, ни там средства не предусмотрены. Я думаю, что с точки зрения бизнес-составляющей, КГГА и госбюджету это не нужно. Наше мнение: нужно идти на государственно-частное партнерство и привлекать частные инвестиции.

«МФ»: Какие формы государственно-частного партнерства вы видите?

«А.Ф.»: Как было упомянуто, например, концессия. Или долгосрочная аренда.

«МФ»: Какое видение у вас концессии? Ее период и условия?

«А.Ф.»: Судя из опыта наших зарубежных коллег — Варшавы, Москвы, Парижа, концессионное соглашение необходимо на 40-50 лет. Но не менее 25 лет. Здесь самый большой плюс все-таки привлечение длинных денег, которые можно будет вернуть за этот срок. А если будет концессионное соглашение на 2-3 года, то ни один уважаемый финансовый институт не пойдет на такие риски.

«МФ»: Недавно общались с ПУМБом, они ваши коллеги по собственнику. Есть ли какие-то кредитные линии у «Киевэнерго» в этом банке?

«А.Ф.»: В ПУМБе у нас кредитной линии нет.

«МФ»: И не планируете с ними работать?

«А.Ф.»: На первом этапе не видим необходимости. Сегодня стратегический акционер ДТЭК дает нам возможность привлечения финансовой помощи с более дешевыми условиями. В 2011 году у нас была кредитная линия в одном из банков, открытая для финансирования операционных и инвестиционных потребностей компании. В начале 2012 года мы хотели ее продлить, но они очень сильно подняли процентную ставку.

«МФ»: А в каком банке?

«А.Ф.»: Давайте мы не будем излишне конкретизировать. Они были готовы продолжить сотрудничество по процентной ставке 20% по кредиту в гривне. Но для «Киевэнерго» это невыгодно — мы можем кредитоваться под более дешевый процент. Мы смотрим в сторону финансовой помощи со стороны ДТЭК. Эта финансовая помощь будет направлена на электрический блок и частично на тепловой.

«МФ»: Назовите сумму финансовой помощи?

«А.Ф.»: В этом году эта помощь будет порядка 250 млн гривен, преимущественно в тепловой блок.

«МФ»: Тарифы на коммунальные услуги в Украине не соответствуют уровню рентабельности. Как Вы считаете, с каким тарифом на тепло и электроэнергию компания сможет рентабельно работать?

«А.Ф.»: Тарифы для разных категорий потребителей разные. Если говорить о промышленности, то сегодня они у нас условно находятся в точке безубыточности. Там нет никакой рентабельности, но они практически покрывают затраты на производство, передачу и поставку. Но тариф на тепловую энергию, используемую для нужд населения при существующей цене на энергоресурсы занижен и покрывает затраты всего на 50%. То есть тариф покрывает только 50% от себестоимости производства и передачи тепловой энергии.

«МФ»: Соответственно, чтобы работать хотя бы в ноль, необходимо как минимум на 50% увеличить тариф?

«А.Ф.»: Есть механизмы компенсации разницы в тарифах со стороны государства, поэтому мы ежегодно покрываем свои убытки за счет этих субсидий. В дальнейшем, я думаю, что субсидионную нагрузку нужно снижать.

«МФ»: Кто сегодня злостный неплательщик за услуги компании?

«А.Ф.»: Если брать по поставке и передаче электроэнергии, то самый злостный неплательщик это, конечно, «Киевводоканал». По состоянию на май, сумма задолженности составляет более 1,1 миллиарда гривен. В январе-феврале практически у всех бюджетных организаций были проблемы с финансированием и уровень их расчетов за потребленные электрическую и тепловую энергию резко упал. В марте ситуация изменилась. Бюджетные средства начали поступать и бюджетники начали потихоньку рассчитываться с нами. На сегодня сумма задолженности бюджетных организаций всех уровней составляет порядка 200 млн.

«МФ»: Как рассчитывается население?

«А.Ф.»: По электрической энергии почти на 100%. За тепловую энергию с нами рассчитывается не население, а жилищно-эксплуатационные организации (ЖЭКи, ОСМД, ЖСК). Средний уровень их расчетов за 5 месяцев этого года где-то 80-85%.

«МФ»: Сейчас «Киевэнерго» поставляет горячую воду населению не по прямым договорам. Когда ситуация изменится и будут прямые договора?

«А.Ф.»: Как правило, мы работаем с управляющими компаниями домов — ОСМД, ЖЭКами. Сейчас мы находимся на этапе реализации первого пилотного проекта с выходом на конечного потребителя. В частности, в Голосеевском районе мы взяли несколько домов — около 300 квартир на прямые договора. Договора начали действовать с февраля.

«МФ»: Есть уже какие-то результаты эксперимента?

«А.Ф.»: По итогам пилотного проекта мы рассматриваем целесообразность перехода на прямые договора в масштабах города. Просто нужна единая политика в Киеве. Нам приемлемы оба варианта работы с потребителями.

«МФ»: Оцените потери энергии во время поставки по изношенным теплосетям?

«А.Ф.»: Фактические потери за отчетный период составили около 18%. У наших коллег из Варшавы потери составляют 10%. Они хотят выйти на 6%.

«МФ»: Кто платит за эти 18% потерь?

«А.Ф.»: Есть нормативные потери, которые предусмотрены в затратной части тарифа. Мы вкладываемся в эти нормативные потери.

«МФ»: Вернемся к концессии на теплосети. Какая позиция правительства относительно передачи теплосетей в концессию «Киевэнерго»?

«А.Ф.»: Существуют соответствующие законопроекты о государственно-частном партнерстве. Поэтому косвенно я могу сделать вывод, что государство заинтересовано в развитии концессионных отношений. Город сегодня прорабатывает данный вопрос. К сожалению, никаких конкретных шагов нет. Я думаю, что лучше спросить у собственника сетей, то есть территориальной общины Киева, почему нет концессионного соглашения.

«МФ»: А почему нет шагов? Существуют какие-то препятствия?

«А.Ф.»: Существует, наверное, потенциальный страх, что при государственно-частном партнерстве частная компания может отобрать какую-то собственность. Но поверьте мне, сегодня состояние теплового блока желает лучшего. В некоторых странах есть прецеденты, когда в управление компании отдают все хозяйство просто за 1 евро, чтобы на выходе получить качественные и надежные услуги.

«МФ»: После концессии ответственность, которая лежит на плечах государства, будет переложена на компанию?

«А.Ф.»: Мы и сегодня, имея договор на управление сетями, не снимаем с себя ответственности за их эксплуатацию. Но есть проблемы с точки зрения обновления сетей. Концессионное соглашение развяжет руки любому инвестору для инвестирования.

«МФ»: Компания сейчас работает с отрицательной рентабельностью. Что нужно для выхода на рентабельную работу, и какой адекватный уровень рентабельности?

«А.Ф.»: Как правило, на монопольном рынке уровень рентабельности достаточно низкий. В среднем рентабельность на энергетическом рынке составляет до 8%. Мне сложно назвать какой-то желаемый уровень рентабельности конкретно по «Киевэнерго». Сейчас нам нужно работать хотя бы с 0 рентабельностью, а не с -50% по теплу.

«МФ»: Перечислите составляющие, которые выведут компанию на рентабельную работу.

«А.Ф.»: Первое, необходимо запустить политику тарифообразования — прозрачного, понятного и безубыточного.

«МФ»: Соответственно, должны быть увеличены тарифы?

«А.Ф.»: Механизмов очень много — от установления тарифов на уровне экономически обоснованных до каскадированного субсидирования со стороны государства. Второе — необходимо в тариф закладывать какой-то уровень рентабельности для капиталовложений. Третье — необходимо стимулировать компанию к снижению операционных затрат. Любые инвестиции подразумевают снижение эксплуатационных затрат, ремонтных. В том числе снижение потребления первичных энергоресурсов. Сегодня газовая составляющая очень высока в тарифе на тепловую энергию, она составляет 55-60% для «Киевэнерго», ну, и цена на газ соответствующая.

«МФ»: «Киевэнерго» производит энергию, используя только газ?

«А.Ф.»: Да.

«МФ»: А мазут насколько часто используется?

«А.Ф.»: Мазут мы используем в качестве стратегического запаса в случае аварийной ситуации или в случае недопоставок газа.

«МФ»: На сколько хватит этого мазута, чтобы отапливать Киев, в случае если поставки газа прекратятся?

«А.Ф.»: Все зависит от температурных режимов и времени года. Летом — на месяц и более. Зимой — меньше.

«МФ»: Целесообразно ли сейчас переводить малые котельные на биотопливо?

«А.Ф.»: Это возможно, мы прорабатываем вопрос использования различных энергоресурсов.

«МФ»: Сколько «Киевэнерго» эксплуатирует малых котельных?

«А.Ф.»: Больше 180.

«МФ»: То есть компания хочет перевести все котельные на биотопливо?

«А.Ф.»: На первом этапе мы хотим сделать небольшой пилотный проект на локальном участке — там, где есть маленькие котельные. А когда посчитаем реальную экономическую выгоду перехода с газа на альтернативные источники, будем принимать решение о более масштабном их применении.

«МФ»: Какие виды биотоплива рассматриваете?

«А.Ф.»: Пеллеты, солома, щепа.

«МФ»: В Европе, например, граждане экономят энергоресурсы, а украинцы экономят?

«А.Ф.»: У нас энергоресурсы, которые потребляет население, достаточно дешевые. К сожалению, тарифы на них экономически необоснованны, получается, что ресурсы дешевые, поэтому население особо не экономит ни на тепле, ни на газе, ни на электроэнергии. Тарифы в Европе и в Украине в разы отличаются, и там у людей есть стимул экономить. В любом случае социальные тарифы не вечны, и когда-то мы придем к тому, что нужно будет экономить.

«МФ»: В 2011 году «Киевэнерго» провела инвентаризацию. Назовите ее результаты.

«А.Ф.»: Оценку теплоэнергетического имущественного комплекса Киева, которым сейчас управляет «Киевэнерго», проводил «Ернст енд Янг». По их заключению, справедливая стоимость этого актива составляет 1,587 млрд. гривен (по состоянию на 31 июля 2011 года).

«МФ»: «Киевэнерго» эксплуатирует мусоросжигательный завод «Энергия». Оцените состояние этого завода?

«А.Ф.»: Завод построен в 80-х годах. Инвестиции в завод практически не осуществлялись. Мощность завода составляет около 220 тыс. тонн бытовых отходов в год, но сейчас загрузка завода достигает всего 50-70%. Убытки в прошлом году составили больше 15 млн гривен. Если рассматривать завод, как альтернативный источник по выработке тепла и электроэнергии, я думаю, что будущее у завода есть.

«МФ»: «Киевэнерго» планирует устанавливать генераторы для производства тепла и электроэнергии?

«А.Ф.»: Завод «Энергия» — собственность города и модернизацию должен осуществлять собственник. Они предпринимают такие шаги с японскими партнерами в рамках Киотского протокола. Уже подписан протокол по инвестированию установки еще одного блока — пятого, который будет вырабатывать электроэнергию и тепло. Японские партнеры рассматривают когенерацию, а мы рассматриваем подключение его к общей системе теплоснабжения Киева, и тогда можно вывести завод на точку безубыточности.

«МФ»: Модернизированный завод сможет рентабельно работать без «зеленого тарифа»?

«А.Ф.»: Мне сложно сейчас говорить, поскольку нет полных экономических расчетов. Самая большая проблема — загрузить завод сырьем, чтобы выйти на проектную мощность. Сегодня тариф на утилизацию 1 тонны мусора на заводе составляет порядка 127 гривен. Но у завода есть конкуренты в виде свалок, которые установили тариф ниже, чем тариф у завода.

«МФ»: Назовите объем задолженности Киева за компенсацию разницы в тарифах?

«А.Ф.»: На начало мая задолженность по компенсации разницы в тарифах перед «Киевэнерго» достигла 3 млрд гривен.

«МФ»: А сколько «Киевэнерго» задолжала «Нафтогазу» за потребленный газ?

«А.Ф.»: Чуть более 2,5 млрд гривен.

«МФ»: Складывается интересная ситуация: город задолжал компании, которая должна государству. Почему не провести взаимозачет долгов?

«А.Ф.»: Компенсация разницы в тарифах, по сути, и предусматривает замкнутую цепочку: бюджет — потребитель газа — поставщик газа.

«МФ»: Насколько дисциплинированно город погашает свою задолженность?

«А.Ф.»: Очень не дисциплинированно. Периодически. Как правило, ни в городском, ни в государственном бюджетах средства на покрытие разницы в тарифах не предусмотрены в полном объеме. В этом году средства появились только после внесения изменений в госбюджет. Мы надеемся, что данные суммы в текущем году будут покрыты.

«МФ»: То есть, компания ожидает, что в 2012 году город погасит 3 млрд долга?

«А.Ф.»: Хотя бы ту сумму, которую мы должны «Нефтегазу». Мы надеемся, как минимум на такую сумму. Ведь «Нефтегаз» постоянно требует погашения, насчитывает соответствующие штрафные санкции, пени.

«МФ»: Объясните ситуацию с нормой, которая принята на собрании акционеров 12 апреля, согласно которой «Киевэнерго» получает право предоставить ДТЭК возвратную беспроцентную помощь на 1,9 млрд долларов. Откуда в «Киевэнерго» такая сумма?

«А.Ф.»: Компания работает согласно утвержденному акционерами уставу. В нем есть ограничения по значительным сделкам и по ряду других моментов. «Киевэнерго» сегодня входит в группу компаний ДТЭК, в которой очень четко отслеживаются финансовые потоки всех предприятий группы. Вопрос по предоставлению поворотной финпомощи был вынесен на собрание как рамочный для того, чтобы в случае необходимости покрывать суточные или недельные кассовые разрывы в рамках компании. На данный момент мы не пользовались данной возможностью. Это решение было принято для расширения полномочий менеджмента компании в случае необходимости.

«МФ»: Откуда у «Киевэнерго» такая сумма?

«А.Ф.»: Определились, исходя из оптимальной суммы, чтобы компания могла покрывать свои кассовые разрывы и эффективно использовала финансовые ресурсы, которые могут периодически накапливаться. Смотрите, есть в «Киевэнерго» бизнес-план. У нас разбиты платежи и выплаты в зависимости от сезона. Основную долю поставок тепла мы осуществляем в зимний период, а платежи за отопление от потребителей поступают равными частями в течении 12 месяцев. В итоге в январе-феврале-марте у нас появляются кассовые разрывы. Их нужно чем-то перекрывать. Поэтому компании необходимо либо привлекать кредит, либо пользоваться финансовыми ресурсами родственных компаний. То есть при необходимости мы сможем пользоваться свободными финансовыми ресурсами других предприятий ДТЭК. Возможно, в летний период на день-два мы сможем также поддержать нашего коллегу, который поддерживал нас зимой. Это сугубо корпоративное управление финансовыми потоками.

«МФ»: Такой инструмент заложен во всех предприятиях ДТЭК?

«А.Ф.»: Я не готов говорить о всех компаниях. Но думаю, что да.

«МФ»: Вопрос возник из-за того, что миноритарные акционеры, которые воспользовались статьей 68 закона «Об акционерных обществах», согласно которой миноритарии имеют право продать мажоритарному владельцу свои акции по рыночной цене на момент принятия решения. Миноритарии обращались к вам с требованием выкупить акции?

«А.Ф.»: Любой акционер вправе либо держать акции у себя, либо продавать. В «Киевэнерго» таких предложений не поступало. Если они были — то к акционерам, а не в компанию.

«МФ»: Возник вопрос именно к цифре 1,9 млрд долларов. Откуда она взялась? Кстати, государство (25% акций «Киевэнерго») проголосовало за это решение?

«А.Ф.»: С точки зрения финансового результата по году, эффективное управление финансами позволяет снизить или хотя бы минимизировать убытки. Либо наоборот получить максимальную прибыль. Насколько я знаю, государство в лице НАК «ЭКУ» воздержалось от голосования.

«МФ»: Смотрите, 1,9 млрд долларов «Киевэнерго» может предоставить компаниям ДТЭК, но при этом «Киевэнерго» может взять кредит на 500 млн долларов, потом осуществлять операции с финансовыми инструментами (купівля-продаж депозитних сертифікатів, опціонів, векселів, облігацій) на 500 млн долларов и уступить право требования и/или перевод долга на общую сумму не более 500 млн долларов. Получается, что компания может дать финпомощи ДТЭК на 1,9 млрд при этом взять еще в долг на более чем 1,5 млрд долларов?

«А.Ф.»: Давайте разделим эти вещи. Что касается 1,9 млрд, например, ДТЭК в «Киевэнерго» перечислил 10 миллионов. Завтра «Киевэнерго» их вернуло. Послезавтра уже у нас лишние 10 миллионов и мы их дали, они нам вернули. Это не значит, что мы дали 1,9 млрд единоразово и нам вернули 1,9 млрд. Это циркуляция денег ежедневная. А кредиты и все, что связано с долгосрочным кредитованием, — это совершенно другая корзина и она не имеет ничего общего с суммой 1,9 млрд.

«МФ»: Это же цифра 1,9 млрд не с потолка бралась?

«А.Ф.»: Это вопрос собрания акционеров, а не менеджмента компании. У меня методики расчета, почему именно 1,9 млрд, нет. Возможно, посчитали, что это максимальный поток, который может быть в случае кассовых разрывов той или иной компании, в том числе «Киевэнерго».

«МФ»: Если в 2012 году город заплатит «Киевэнерго» долг по компенсации разницы в тарифах, а в это время ДТЭК будут необходимы средства, то эта сумма может быть предоставлена ​​в виде помощи холдингу?

«А.Ф.»: Нет. Все полученные в качестве компенсации средства мы обязаны сразу же перечислить «Нефтегазу». Эти перечисления происходят в один день по всей цепочке: госбюджет — горбюджет — «Киевэнерго» — «Нефтегаз».

«МФ»: Планируется допэмисия акций «Киевэенерго»?

«А.Ф.»: Вы имеете в виду выход на IPO?

«МФ»: Нет.

«А.Ф.»: Во-первых, запрет на допэмисию — одно из условий приватизационного конкурса. Во-вторых, у нас нет необходимости производить дополнительный выпуск акций. В-третьих, есть более дешевые финансовые рычаги привлечения инвестиций.

«МФ»: После окончания периода действия приватизационных условий конкурса, компания планирует осуществлять оптимизацию персонала?

«А.Ф.»: Давайте мы сначала закончим работу над новой моделью организационной структуры и тогда будет видно, что необходимо. Опять же, если у нас будет увеличиваться количество повреждений на теплосетях то нам, может быть, придется еще увеличивать штат. Если все-таки мы сможем привлекать инвестиции, обновлять сети и снижать эксплуатационные затраты, то, конечно, нам придется сокращать персонал. Но это уже вопросы долгосрочной перспективы, связанные с государственно-частным партнерством.

Беседовал Петр Шевченко, Юрий Винничук из «Экономической правды»

Опубликовано на minfin.com.ua 14 июня 2012, 10:36 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (4)

+
0
BIG
BIG
14 июня 2012, 11:21
Иван, Киев
#
Так Киевводоканал — злостный неплательщик, принадлежит тому же Ахметову.
Т.е. это две близкие к друг другу структуры.
+
0
Петр Шевченко
Петр Шевченко
14 июня 2012, 12:55
Киев
#
Не, Киевводоканал пока еще принадлежит киевской общине
+
0
elena mm
elena mm
15 июня 2012, 09:47
Одесса
#
Всем понятно, что экономичнее иметь АГВ дома. Намного дешевле и потерь тепла нет. Только тогда дешевый потребительский газ налево не списать.
+
0
Петр Шевченко
Петр Шевченко
15 июня 2012, 14:19
Киев
#
Да, тема автономного отопления актуальная )

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд