ВХОД
Вернуться
okhrimenko
Александр Охрименко Александр Охрименко
Зарегистрирован:
16 февраля 2010

Последний раз был на сайте:
9 декабря 2016 в 12:34
Подписчики (1435):
01206263
Vladimir Vakaruk
37 лет, Україна, Солотвино
Polly77
Polly77
Berx
Дмитрий Печеник
20 лет, Запорожье
IronVovik
IronVovik
91427929
Viktor Rosokha
48 лет, Хуст
70059242
Дмитрий Кожух
lyubyts
lyubyts
ggeenn1313
ggeenn1313
Balamut999
Balamut999
Nataliukraina
Наталия Оверко
Киев
YaroslavFortuna
Ярослав Фортуна
32 года, Киев
yermak
yermak
все подписчики
Александр Охрименко — Александр Охрименко  RSS блога
экономист
14 декабря 2010, 14:03

Как делается бизнес по-украински

Где-то за городом…

«И когда же кончится этот забор?», приблизительно так думала Натали, когда вела свою машину по не очень качественной дороге, а вокруг были какие-то бетонные заборы, какие-то ямы и трубы, здания без окон или вообще развалины. Машина Натали ехала по самой, что ни на есть промзоне, создание которой явно датировалось еще временами развитого социализма, но по духу и специфическому запаху, проникающему даже сквозь машинный кондиционер, было понятно, что этот монстр еще жив.

Натали искала проходную завода. Указатель показывал, что искомый завод уже рядом, но понятие «рядом», явно было здесь очень приблизительное. Ей этот завод был нужен не из простого любопытства, Натали ехала туда работать, и не кем-нибудь, а директором. Натали на свои «немного за двадцать» выглядела прекрасно, имела троих детей, хорошо разбиралась в жизненных перипетиях и была женщиной знающей себе цену. Так сложилось, что почти двадцать лет она проработала в банковской и финансовой сфере, занимала очень солидные руководящие должности, и по марке автомобиля на котором она ехала, было понятно, что это человек, который времени даром не теряет. И вот теперь она решила попробовать себя в новой роли. До этого о заводах она имела очень приблизительное представление. Ее пытались уговаривать: «Куда ты лезешь? Ты хоть знаешь что такое завод? Это тебе не банк с мальчиками в галстуках. Это пролетариат». Но не даром некоторые люди поговаривали, что в ее личном деле было записано «Характер нордический. Беспощадная к …». Так что ее этим заводом было явно не испугать.

А вот и проходная. Рядом заводоуправление и шедевр советской архитектуры — бетонная доска почета, где еще сохранились буквы «социалистического… уда». Само здание заводоуправления сохраняло еще в себе следы былых изысков советских времен. Чего только стоит чеканка «Работник и труженица» возле входа. А вот и владелец завода. Человек, который вовремя принял участие в приватизации, и теперь является собственником этого осколка советской эпохи. Представление нового директора руководящему составу завода прошло быстро. Как любой собственник, он был очень рад, что теперь будет все по новому, и, пожелав производственных и иных успехов, удалился, не забыв при этом дать указания «любить и жаловать новое руководство».

Наш завод, наша гордость

Главный инженер предложил Натали показать завод. Это интересно. Когда они зашли в механический цех, от грохота токарных и фрезерных станков закладывало в ушах. Самое интересное, что рабочие в цеху явно этого не замечали, так как беседовали между собой без особых проблем. Когда Натали присмотрелась к этим станкам, то смогла с трудом прочитать «ордена трудового красного знамени …» «ленинградский завод …» «сделано в СССР». Эти станки были гордостью советского машиностроения, но, как ни странно, они еще работали. Когда Натали шла в цех штамповочных изделий, она поняла, что в механическом цехе было еще тихо. Тут был не просто грохот, а вакханалия грохота. Старые прессы с каждый своим движением создавали невероятный грохот, и казалось, что при каждом падении, они были готовы развалиться. Много прессов было без кожухов, а их части были скручены добротной проволокой. Но больше всего впечатлила Натали вагранка. Закопченные стекла уже давно не пропускали дневного света, несколько закопченых ламп плохо освещали цех, зато были видны языки пламени, которые вырывались из вагранки. В самом цеху стоял устойчивый специфический запах, и в воздухе летала явно металлическая пыль. Рабочие ходили по цеху в очень засаленных робах и лица и руки их были в саже. Вид был такой, как любят показывать в фильме ужасов, когда обреченные на вечные муки идут в саму преисподнюю. Но это был завод и на нем работали люди. Причем некоторые работали уже десятилетиями, и явно менять свою сферу деятельности не собирались.

Через два дня Натали получила еще один урок в копилку знаний о том, что такое завод. На заводе двадцатого платили аванс, а десятого заработную плату. Деньги выплачивали через кассу завода. Но процесс замены директора завода повлек за собой переоформление документов в банке, и забрать наличные для выплаты заработной платы вовремя не получилось. Народ возле кассы начал собираться уже после обеда. Когда люди узнали, что сегодня аванса не будет, началась буза. Причем по мере удлинения очереди в кассу, разговоры все более и более принимали неофициальный оборот. Вид рабочих явно показывал, что им сейчас объяснять тонкости оформления документов в банке не стоит. Ситуацию спас главный инженер. Он подошел к трудовому коллективу и, используя народные, сложно переводимые на иностранные языки обороты, очень доходчиво объяснил: «Сказали завтра — значит, аванс будет завтра». Народ повозмущался, но разошелся. На второй день аванс выплатили, а уже через день на работу не вышло процентов тридцать мужского коллектива. А часть мужиков сами начальники цехов отправили домой, чтобы «с пьяных глаз руки себе не поотшибали (вырезано цензурой)».

Очень Натали заинтересовало штанное расписание завода. И очень удивило. На заводе не хватало токарей, фрезеровщиков, шлифовальщиков, в тот же момент был явный переизбыток слесарей, операторов котельной и компрессорной. И это при том, что заработная плата токарей была значительно выше, чем слесарей, если вообще «выше» можно говорить о заработной плате рабочих. Эту тайну Натали объяснил начальник одного из цехов, очень старый дядечка, который на этом заводе трудился почти всю жизнь. Он, как милой девочке пояснил: «Токарь это работа скотская. Целый день на ногах возле станка и в три погибели. Можно металлической стружкой себе руку разорвать или глаз выбыть. А станки наши видели? Тот еще … А слесарь — другое дело. Открутил гайку, снял кожух и пошел гулять, типа искать нужные запчасти. Так день до вечера. А то, что зарплата маленькая, а ему зарплата нафиг. Он или шабашку себе сварганит, пока гулять будет, или стащит чего. А у токаря сдельщина — сколько сделал, столько получил. Поэтому слесарь тебе, ни за какие деньги в токаря не пойдет. Вот поэтому все в слесаря и прутся».

Натали по своей жизни выдела многое, но когда она познакомилась с бухгалтерией завода, она удивилась еще больше. Практически все бухгалтера работали еще со времен создания завода. Главный бухгалтер была женщина, которой уже давно по возрасту полагалось уйти на пенсию, но она еще трудилась. Но, так как она была очень опытный и старый специалист, то она данные на компьютере пересчитывала на калькуляторе. В самой бухгалтерии работало двенадцать человек, они были все завалены бумагами, и все время на калькуляторах пересчитывали все отчеты, так как компьютеру не доверяли. В результате отчеты сдавали с ошибками и с опозданием. Налоговая не могла нарадоваться такой работе бухгалтерии. Им не надо было даже, что-либо изобретать, можно было штрафовать и выписывать пеню регулярно. Самых элементарных нарушений было море.

Завод продукцию на экспорт не поставлял, но и на внутреннем рынке хватало покупателей. Часть продукции активно раскупали строители и украинские машиностроители, а часть хорошо шла в розницу. Никогда не задумывались, сколько народ покупает разным там болтиков, шайб, винтиков и разных переходников и стяжек? Проблема была в другом — продукцию завода раскупали, а вот платили с неохотой. Продажей продукции завода занимался отдел сбыта, который еще со старых времен запомнил, главное чтобы взяли, а когда заплатят это уже дело бухгалтерии. Не удивительно, что дебиторская задолженность уже измерялась миллионами. Еще прикольнее работал отдел снабжения. Было несколько десятков актов инвентаризации и сверок, еще больше разных учетных таблиц и книг, но никто не мог внятно сказать, что есть на складах, а чего нет, и почему простаивает второй цех без меди, когда по данным склада, ее хоть отбавляй.

Я думаю, теперь понятно, почему собственник так охотно принял Натали на столь высокую должность? Потому что до этого уже сменилось несколько директоров. Причем это были и старые спецы, которые на таких заводах работали веками, и молодые юнцы, которые пытались все решить с пылу, слету. Но, ни спецы, ни юнцы, так ничего и не решили.

Натали месяц внимательно слушала и смотрела, сама спрашивали, и даже самостоятельно начала изучать технологию производства. Но, самое главное, присматривалась к народу, который работает на заводе. Надо отдать должное, люди у нас хорошие и очень любят поговорить и рассказать много интересного, надо только уметь слушать.

И настал понедельник

Натали человек не суеверный, поэтому свои реформы начала с понедельника. Резко сократила штат рабочих, уволила почти третью часть. На заводе начали вестись разговоры и бузотерство. Она выждала, когда эти все бузотеры наговорятся и насплетничаются всласть, и уволила всех этих бузотеров, а заодно и их товарищей по бригадам. Параллельно шел прием рабочих на вакантные места. Частично начали принимать на работу, тех, кого уволили в первой партии. Частично взяли людей новых. Токарей и прессовщиц по-прежнему не хватало, но стало значительно меньше слесарей и других бездельников. А потом, уже чтобы закрепить успех, Натали выплатила оставшимся премию, небольшую, но премию. К 23 февраля организовала всем мужчинам праздничные наборы. Соответственно, на 8 марта подарки получили женщины. От завода организовали продуктовые пайки многодетным мамам и пенсионерам, которые работали на заводе. Пайки самые обыкновенные, но людям это явно нравилось. Пообещали, что для детей рабочих теперь будут оплачивать 70% стоимости путевок на летний отдых. Короче. Народ рассказывал разное. Одни говорили, что видели фото их директора в церкви Павла и Фрола в одном селе, недалеко от завода, где это фото было наряду с образами святой Варвары и Анастасии. А другие говорили, что видели фото директора в кабаллической секте, все украшенное пиктограммами и тайными надписями. Медленно, тяжело, но дело с работой наладилось, а на территории завода стало чище и спокойнее, когда меньше бездельников стало гулять.

Натали поменяла бухгалтера. Взяла молодого мужичка, который компьютеров не боялся, а он уже разогнал всех этих бабушек и создал бухгалтерию из четырех человек. Но налоговая стала более обидчивая, и теперь проверки оттуда начали приходить серьезные и солидные.

Со снабжением поступили просто. Создали три автономных склада, автоматизированный учет, провели крутую ревизию, по результатам которой создали новый отдел снабжения, а с предыдущим начальником договорились по мирному, он переписал на завод один из своих домов и ушел без лишних проблем.

Вместо отдела сбыта, сделали отдел продаж. Укомплектовали по-человечески и возложили задачу не только продать, но главное деньги получить. А для того чтобы легче было получить деньги, и заодно разобраться со старыми долгами привлекли к работе Мишаню. Он работник был замечательный. Отдельные лица рассказывали, что однажды после его беседы с заядлым должником, этот должник очень захотел продать свою квартиру, чтоб только с долгами рассчитаться. Так что с мелким должниками дело пошло, а вот с крупными, тут уже сама Натали занялась. Ибо, как говорится: «если сам не сделаешь, никто за тебя не сделает».

В начале Натали через друзей из банков выяснила, кто реально принимает решения на том или ином предприятии, которые задолжали заводу. Заодно нашла знакомых, которые могли правильно представить ее нужным лицам. Процесс пошел. Одним было достаточно сделать нормальную скидку, и обеспечить номенклатуру, других пришлось немного коррумпировать, но без этого процесс явно не прошел бы. А вот третьи оказались крепкими орешками, но в тот же момент и «очень нужными». Они покупали много, клиенты завидные, но о руководителях таких компаний еще русский классик сказал: «Они люди хорошие, хлебосольные, богобоязненные, но право же, я бы сказал с причудами. Ничего им не надо, только подай им, что бы у них непременно был генерал …» Ну как тут к этим подступится? Однако Натали всегда считала, что безвыходных ситуаций не бывает. А помог ей очередной футбольный матч, какого-то там уровня отборочного турнира. Натали знала, что нужный ей человек будет на этом матче и будет сидеть на матче не где попало, а именно на ВИП трибунах. Она тоже организовала себе место на ВИП трибунах. Но, одно дело сидеть в кругу «кращих представників українського народу» и другое дело правильно себя повести в этом кругу. Вот, когда в очередной раз наш футболист промазал по воротам, Натали во весь голос крикнула речевку, рифмуя слова известной речевки о футболе и названия популярного украинского автомобиля. К слову, хозяин завода, где этот автомобиль производили, сидел в этой ложе, и был как раз тем «нужным» Натали директором предприятия, которое так много задолжало. Но, пока он оборачивался и смотрел с явным желанием найти автора речевки, другой скромный владелец металлургического заводика, эту речевку повторил. А дальше пошло-поехало. Натали стала центром внимания публики. Причем речевки начали совершенствовать и вспоминать другие достижения украинской экономики и отдельных лиц, этих достижений добившихся. В перерыве народ с удовольствием общался с Натали и заодно дарил свои визитки. Так что после этого футбольного матча, Натали позвонила этому очень нужному ей человеку, мягко напросилась в гости, поговорила о футболе, и заодно решила все свои дела.

Говорят, что «не Боги горшки обжигают». Это факт - именно такие, как Натали богов в приемной своего кабинета и держат.

А Вы говорите, у нас сложно заниматься бизнесом.

Просмотров: 1704, сегодня — 0
Следить за новыми комментариями

Комментарии (5)

+
+29
drserg
drserg
14 декабря 2010, 14:14
#
Пишите книгу. Разойдется на ура!
+
+8
Lotos
Lotos
14 декабря 2010, 14:19
#
Есть жинки в украинских селах :)
+
+57
Zedd
Zedd
14 декабря 2010, 15:25
#
Люблю жанр… а главное — хэппи энд ;)

Нахлынули воспоминания (извините тоже трошки в Вашем блоге попишу, но в тему)

июнь 2005 год, завод недалече от Киева…

И вот свершилось — наш шеф стал счастливым обладателем контрольного пакета акций ОАО «Киевхреньбуммаш»…
Небольшая свита топов (тогда я был одним из них) во главе с боссом обходила хозяйство… Я тут был уже не в первые, помимо производственного цеха с админзданием, были гаражи-боксы, КНС (со штатом 8 чел. в режиме сутки-трое)… В цеха шло активное производство чего то несомненно важного, станки токарные, прессы, движуха я вам говорю… Четырем топам поставлена задача — каждый в течении двух недель должен дать краткий бизнес-план, что с сиим заводом можно сделать интересного, доступ к информации неограничен, всем заводским старожилам приказано максимум содействовать в её предоставлении…

Ага, смотрим… станки… самый молодой 1982 г.в., самые старые два пресса 1934го (!!!) вывезенные из побежденной Германии, из них работоспособных — 40%, еще 20% возможно восстановить при определенных усилиях-вливаниях…
Я вообще не производственник, и никогда им не был… Но круг знакомых имею широкий… Вон Димон только чего стоит… Вообщем сбросил я ему список станков (почти 200 ед.) с вопросом что он об этом думает, через день получил краткий ответ — все продать по чем возьмут… Почему? Неужто ничего нельзя производить толкового? Ответ — Ты знаешь, есть такая штука ДОПУСКИ, это погрешность станка которую он допускает при изготовлении детали, так вот те допуски которые есть НЕСООТВЕТСТВУЮТ запросам рынка, т.е. ничего интересного ты просто не можешь ими делать, плюс затраты электроэнергии этих чудовищ… Вообщем смотри, делай как знаешь, я тебе как старому друзяке откровенно сказал…

Через две недели каждый выложил бизнес-план, я предложил все развалякать внутри (перегородки их там было не много), продать станки и сдать это помещение в аренду под склад+офис (АБК)…
Победило предложение моего коллеги — производство сертифицированных противопожарных дверей…

В августе выпустили первую пробноэксперементальную партию для сертификации, ладно что они уродские, ладно что свои люди подсобили бы с сертификацией, НО!.. себестоимость в итоге получилась немножко выше чем розничная цена одной китайской двери в строительных гипермаркетах…

Вообщем к Новому Году приличная европейская компания уже отпраздновала новоселье в отремонтированном офисе и первые грузы разместились в складе который донедавна был наполнен шумом и активным производством чего то нужного (себестоимость которого как оказалось тоже была в лучшие месяцы в ноль)…

Увы, но менеджмент всего не решает, нужно нормальное оборудование и соответственно нормальные кадры умеющие с ним обращаться… ну и еще не мало чего…

Таки дела…
+
+1
Toha
Toha
14 декабря 2010, 16:09
toha, Столица!
#
Ага… как у нас стать уважаемым человеком? правильно, сначала погробить(рубить с плеча увольнениями) людей, а потом немножко им сделать типа приятно — и вот ты уже местный Бог… а как там с заменой станков дело обстоит? Или это как у нас водится верхушки не касается? эт я такая сегодня невеселая…
+
+1
timir
timir
14 декабря 2010, 17:33
Александр, Киев
#
Опять в точку Александр! Наша украинская закалка дорогого стоит.Жаль не 200 лет живем, чтобы все эти 200 лет крутиться как белка в колесе.А созидать когда?

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд