ВХОД
Вернуться
Pilkov
Константин Пильков Cai & Lenard
Зарегистрирован:
25 января 2011

Последний раз был на сайте:
30 ноября 2016 в 23:57
партнер ЮФ Cai & Lenard
9 января 2013, 14:38

Участники картеля будут молчать

Статья адресована, прежде всего, представителям крупного бизнеса, которые иногда считают нужным «советоваться» с конкурентами о среднерыночных ценах, делить рынки и договариваться о единых правилах борьбы с другими конкурентами. Именно они могли быть обеспокоены недавними действиями Антимонопольного комитета

 

Теория игр и картельный сговор

 

За всю историю картелей отношение к ним менялось радикально. В годы кризисов и депрессий они спасали целые отрасли, государство опиралось на их организованную мощь. А в обществах равных возможностей защита конкуренции требовала ограничения монополий и запрета сговоров между участниками рынков.

Украина, как оказывается, строит именно общество равных возможностей, а за организованную мощь картеля каждый его участник может получить штраф в размере до 10 % годовой выручки. Хорошо хоть не смертная казнь, как это было согласно Французскому антикартельному закону 1793 года. Это тем более хорошо с учетом того, что для вступления в картель не нужно писать заявление или проходить обряд посвящения. Иногда чтобы очутиться в самом центре сговора, достаточно поучаствовать в заседании ассоциации. Вот, к примеру, пришел представитель компании на заседание отраслевой ассоциации. Сидит, слушает выступающих. Один из них берется защищать отрасль, предлагает осудить практику демпинга и говорит, что обоснованной ценой на продукцию отрасли является столько-то гривен за кубометр. Председательствующий, привыкший все ставить на голосование, возьми да и спроси: «Кто за то, чтобы не снижать цену ниже?». Собрание подняло руки: «Принято!». Картель состоялся. А ведь кто-то пришел сюда просто послушать. Более того, его компания и без этого голосования не собиралась снижать цены.

У законодательства о защите конкуренции для такого случая одна рекомендация – немедленно раскрыть сговор и надеяться на снисхождение. Кстати, в мировой практике защиты экономической конкуренции программа освобождения от ответственности за согласованные действия «раскаявшегося» участника так и называется Leniency Programme (дословно – «Программа снисхождения»). С октября 2012 года такая программа действует и в Украине. Она разработана Антимонопольным комитетом Украины и во многом соответствуют европейской практике. Правда, некоторые нормы сформулированы несколько жестче, что может подорвать жизнеспособность программы, ведь здесь мы имеем дело с классической иллюстрацией для теории игр. Помните «дилемму заключенного»? Есть двое подозреваемых в преступлении по сговору, которых полиция изолировала друг от друга и предлагает каждому сделку: если один свидетельствует против другого, а тот хранит молчание, то первый освобождается, а второй получает максимальный срок лишения свободы (10 лет). Если оба молчат, у полиции есть основания только для их заключения на 6 месяцев. Если оба свидетельствуют против друг друга, то получают минимальный срок (по 2 года). Каждый заключённый выбирает, молчать или свидетельствовать. Однако ни один из них не знает точно, что сделает другой.

Антимонопольный комитет посчитал, что украинская программа Leniency склоняет участника картеля к свидетельствованию против своих соучастников. Будет ли работать программа в Украине, даже если она написана с учетом европейских образцов? Справедливости ради стоит отметить, что из семи дел о крупных картельных сговорах, по которым Генеральный директорат Еврокомиссии по вопросам конкуренции принял в 2010 году решения и оштрафовал 69 предприятий на сумму свыше 3 млрд. евро, шесть дел имели в своей основе заявления по программе Leniency.

Согласно украинским условиям освобождение от ответственности может быть дано только первому заявившему. Для сравнения, немецкая программа предусматривает иммунитет для первого заявившего, а также возможность снижения размера штрафа до 50 % для других участников картеля, которые признали нарушение и помогли в расследовании.

То, что украинская программа не содержит «скидок» для второго и последующих раскаявшихся, еще не делает ее более жесткой на практике. В одном из резонансных картельных дел 2012 года Антимонопольный комитет Украины оштрафовал участников картеля в диапазоне от 1 до 10 % от годового оборота. 1 % получили те, кто принялся сотрудничать в расследовании. Как видим, скидка была в 90 % и безо всякого Leniency (в результате штрафы для одних участников составили несколько тысяч гривен, а для других — порядка 150 миллионов гривен).

В Украине освобождение от ответственности не может быть предоставлено организатору картеля или субъекту, который понуждал других к участию. Не открою тайны, если скажу, что весьма часто картели втягивают своих участников без их на то воли, вынуждая либо играть по общим правилам либо подвергнуться разного рода эмбарго и притеснениям. Именно из среды таких участников мог бы выйти тот, кто первым сообщит антимонопольному ведомству о картельном сговоре. Однако, если условия Leniency применить буквально, то шанс на снисхождение есть только, если участник сговора предоставил информацию, достаточную для доказательства сговора. Очень часто вынужденный участник картеля такой информацией не обладает, она есть только у руководителей картеля.

Еще одно обстоятельство склоняет к тому, чтобы молчать о сговоре, — об освобождении от ответственности участник узнает из решения по итогам всего расследовании в отношении всех участников согласованных действий.

 

Получается, что в украинских условиях «дилемма участника картельного сговора» выглядит так: Если рядовой участник картеля не сообщит о сговоре, а сговор будет раскрыт, он в самом худшем случае получит штраф 10 % от годового оборота. Если сговор будет раскрыт, а в процессе расследования участник будет сотрудничать с антимонопольным ведомством, у него есть хорошие шансы получить штраф в десять раз меньше максимального. Если же рядовой участник сам первый раскроет сговор, то при предоставлении всей необходимой антимонопольному ведомству информации, он может надеяться на освобождение от ответственности. Об освобождении участник узнает в самом конце, то есть на протяжении всего расследования на сердце у участника будет неспокойно. Не думаем, что АМК будет искать поводы для отказа заявившему о сговоре в освобождении от ответственности – информация о такой «нечистой» игре мгновенно разойдется по рынку и в Leniency никто больше играть не будет. И без этого у украинской программы слишком много факторов, подталкивающих участника сговора к тактике «молчать, а если раскроют, сотрудничать и получить минимальный штраф».

Статья впервые опубликована в журнале Комп&ньон, № 48, декабрь 2012

Константин Пильков

Просмотров: 2042, сегодня — 0
Следить за новыми комментариями

Комментарии (8)

+
+11
zorka
zorka
9 января 2013, 14:47
#
Как по заказу! спасибо
+
+24
Константин  Пильков
Константин Пильков
9 января 2013, 15:10
Киев
#
Благодарю :) Вы развеяли мои сомнения. Я думал, на Минфине меня будут слушать, только если я говорю о налогах
+
0
zorka
zorka
9 января 2013, 15:27
#
Зря вы так. я не юрист — апеллировать вам сложновато. а вот почитать неангажированное мнение очень даже!
+
+7
brigadirius
brigadirius
9 января 2013, 16:31
Киев
#
Не верь, не бойся, не проси — это аксиома взаимодействия с властью. Всё остальное, да извинит меня автор блога, болтовня. Сотрудничество со следственными органами в нашей стране никогда подозреваемых не спасали, разве что облегчали груз на совести. Лично я из своей практики не знаю ни одного случая, когда чистосердечное признание не подкреплённое энной суммой денег смягчало бы вину. Хотя допускаю и такую возможность, в виде исключения из правил.
+
+4
Валентина Лаврененко
Валентина Лаврененко
9 января 2013, 19:22
Київ
#
На мой взгляд, Антимонопольный комитет в Украине — это какой-то декоративный орган. Дает согласие всем на приобретение всего...:)
+
+2
Pavlo Shevchuk
Pavlo Shevchuk
10 января 2013, 14:37
Київ
#
Ну, так уж «всем»…
+
+4
Константин  Пильков
Константин Пильков
10 января 2013, 20:26
Киев
#
Антимонопольний комітет — це така ж бюрократична машина, як і будь-який інший владний орган в Україні. Тому можу погодитись з паном Павлом, що всім на все він дозволи не дає. Завжди знайдуться підстави відмовити у наданні, затягнути процес. Водночас з досвіду спілкування з бюрократами можу сказати, що бюрократи в АМК за своєю кваліфікацією та підходами у роботі значно попереду своїх колег в інших відомствах. Це сказано без іронії. Можливо, у тісному зв'язку з цим стоїть злагодженість законодавства про захист конкуренції. Воно писане з урахуванням європейського досвіду. Частина тих, хто його писав, працює в АМК, вони ж їздили цей досвід вивчати. Інші, молодші, не писали, однак самі виховані на цих нормах. Хоч мінімальний вплив, але все ж справляє — мізки трохи «європеїзуються» для розуміння того законодавства.

Пане Павле, Ваш коментар на чотири слова «вивів» мене на Вашу сторінку. Там я прочитав Ваш допис «Чому я не купую українських книжок» minfin.com.ua/blogs/Shevchuk/31976/#comments. Дуже влучно Ви описали ситуацію з українською прозою. Принцип «шокувати як завгодно, аби тільки звернули увагу, обговорювали і купували» — маркетинговий принцип для «розкрутки» скандальних романів, які зрідка доживають до того, щоб стати класикою
+
0
Pavlo Shevchuk
Pavlo Shevchuk
11 января 2013, 09:23
Київ
#
Нещодавно купив ще три. Прочитаю — напишу враження.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд