ВХОД
Вернуться
Рейтинг роста постсоветских экономик по версии Forbes
Фото: shutterstock.com

Рейтинг роста постсоветских экономик по версии Forbes

После 23 лет независимого существования Эстония удерживает лидерство, а Украина теряет позиции.

Представленный рейтинг роста бывших республик Советского Союза призван выделить те из них, которые с момента обретения независимости добились наиболее впечатляющих результатов в экономике. Финальные позиции участников отражают не только текущее экономическое положение, но и качество прохождения кризисных точек в их пока небольшой истории.

Исходя из основных источников доходов и структуры экономики, бывшие республики Советского Союза выбрали очень разные пути развития. К примеру, ряд постсоветских государств сделали четкую ставку на государственный капитализм. Россия, Казахстан, Беларусь, Азербайджан, Узбекистан, Туркменистан – во всех этих странах государственный сектор в экономике доминирует, а на частные компании приходится меньшая доля производства. К госкапитализму склонны также Киргизия с Таджикистаном, однако из-за низкого уровня развития экономик эта система у них выражена значительно слабее.

В большинстве государств этой группы основным источником дохода была и остается природная рента – экспорт энергоресурсов, преимущественно нефти, и металлов. Исключение составляет разве что Беларусь, которой удавалось достаточно длительное время благоденствовать благодаря льготным ценам на энергоносители и другим преференциям со стороны России.

По словам экономиста Бориса Кушнирука, природа капитализма в этих странах все же не позволила им в полной мере реализовать свой потенциал, связанный с природными богатствами.

«По большому счету, и в Казахстане, и в России, и в Азербайджане экономические реформы в значительной степени прошли, но они слишком коррумпированы. Госкапитализм, по большому счету, не может быть другим», – подчеркивает он.

Построить аналогичный экономический порядок в Украине не удалось, так как основная часть нашего национального богатства сконцентрировалась в руках не самого государства, а людей, приближенных к нему – олигархии. Также в Украине нет как таковой природной ренты – добыча металлов и угля не настолько маржинальна либо вообще дотационна.

Кушнирук определяет тип украинской экономики как «классический олигархический капитализм».

Ближе всего к определению развитых стран и рыночных экономик среди постсоветских республик приблизились государства Прибалтики. Природные ресурсы региона априори не могут быть основным источником его дохода, а небольшая территория государств исключает активное развитие олигархического капитала. В таких условиях прибалтийские страны сконцентрировались на построении открытых экономик. Больше всего в проведении либеральных реформ преуспела Эстония, а вот наименее решительной в этом плане оказалась Латвия.

Ни к одному из этих типов Борис Кушнирук не причисляет Армению, Грузию и Молдову. Местные олигархи в этих странах имеют политическое влияние лишь в своих регионах, а их состояния порой формировались не на родине. В случае с Молдовой стоит упомянуть, что ее основная промышленная зона находится в самопровозглашенной республике Приднестровье, поэтому экономика страны базируется на сельском хозяйстве. С середины 2000-х больших успехов в либерализации экономики достигла Грузия, однако в последние годы эти процессы несколько замедлились.

Управляющий партнер инвестиционной компании Capital Times Эрик Найман полагает, что наилучшими экономическими перспективами на ближайшие годы обладает Казахстан.

«У него очень хорошая демографическая ситуация, а рост численности населения – это прямой рост экономики. Плюс Казахстан выигрывает от соседства с двумя крупными рынками – Россией и Китаем», – поясняет эксперт, добавляя, что экономический успех этой страны во многом зависит и от политического аспекта – удастся ли Казахстану безболезненно перейти от президентской республики к парламентской.

Традиционно хорошие перспективы остаются и у стран Прибалтики, выигрывающих от участия в еврозоне, обеспечивающего низкие процентные ставки и стабильность финансовой системы.

Неопределенность ситуации на Донбассе и низкий темп проведения реформ существенно усложняют оценку перспектив Украины в рейтинге на ближайшие годы.

По мнению Наймана, Украине под силу как существенно подняться в рейтинге, так и закрепиться в роли аутсайдера.

Страна

Динамика ВВП по ПКС НДН 1990-2014

Изменение доли в мировом ВВП 1990-2008

Падение ВВП по ПКС с 1990 до минимума 1990-х

Рост реального ВВП от минимума 1990-х до 2014 года

Динамика ВВП после кризиса 2008 года

Интегральный показатель

Взвешенный интегральный показатель

Эстония

4

6

2

10

12

6,8

6,8

Казахстан

5

7

5

6

4

5,4

7,8

Беларусь

3

5

3

8

9

5,6

8,4

Узбекистан

7

3

1

5

2

3,6

9,1

Азербайджан

2

1

11

2

5

4,2

9,8

Туркменистан

9

2

4

1

1

3,4

10,1

Армения

1

4

10

3

11

5,8

10,3

Латвия

6

9

8

12

14

9,8

10,7

Литва

8

8

7

11

13

9,4

11,7

Россия

10

10

6

13

10

9,8

13,6

Грузия

11

13

15

7

6

10,4

14,8

Молдова

15

14

13

14

8

12,8

22,4

Украина

13

15

12

15

15

14

25,1

Киргизстан

12

11

9

9

7

9,6

28,8

Таджикистан

14

12

14

4

3

9,4

33,8

 

Как проводилась оценка

Для того чтобы оценить экономическую успешность любого государства с предельной точностью, необходимо учитывать множество факторов, связанных со стабильностью финансовой системы, торговлей, движением капитала на протяжении всего его развития. К сожалению, большинство из этих показателей, рассчитываемых международными финансовыми организациями, не вычислялись для постсоветских республик в первые годы после распада СССР.

Располагая ограниченным массивом исторических данных о макропоказателях бывших членов Советского Союза, издание попыталось оценить их экономические результаты на основании динамики ВВП и связанных с ним параметров в ключевые периоды развития.

В первое десятилетие существования независимых постсоветских государств главной реперной точкой стало возобновление роста после падения в первой половине 1990-х. Следующей точкой отсчета стал всемирный финансовый кризис, который обнажил ключевые проблемы их экономики и перечеркнул экономические результаты таких стран, как, например, Украина.

Поэтому в оценках успешности экономик экс-членов СССР Forbes опирался на показатели их роста/падения на протяжении трех основных этапов развития.

Также учитывались динамика ВВП по паритету покупательной способности и изменение веса в мировой экономике за весь период существования постсоветских стран.

Для того чтобы двухзначные темпы роста низкоразвитых государств не вводили в заблуждение относительно благополучия местных экономик, полученные результаты корректировались с учетом стартовой базы.

Тройка лидеров

Эстония

ВВП по ППС на душу населения, 2014: 26 555 долларов.

По показателю ВВП на душу населения Эстония лидировала среди членов СССР еще до его распада. Устойчивый рост она возобновила с середины 1990-х благодаря реформам, направленным на поддержку бизнеса. В 2000-2007 годах ВВП Эстонии увеличивался в среднем на 8% ежегодно, что делало ее одной из наиболее быстрорастущих экономик Европы.

Тем не менее, Эстония очень серьезно пострадала от мирового кризиса 2008-2009 годов. Всего за два года – с 2007-го – ее реальный ВВП упал на 19%. Хотя в последние два года темпы восстановления экономики этой страны несколько замедлились, МВФ прогнозирует Эстонии стабильный рост на уровне 3,5% с 2016-го. Этому способствует грамотная бюджетная политика правительства: сейчас совокупный долг Эстонии составляет всего 10% от ВВП, а дефицит госбюджета – менее 0,5% ВВП.

Казахстан

ВВП по ППС на душу населения, 2014: 24 144 долларов.

Основу национального богатства Казахстана составляют внушительные запасы ископаемых энергоресурсов, а также других минералов и металлов – например, урана, меди и цинка. Подорожание в первой половине 2000-х сырьевых товаров, а также соседство с Китаем – основным их потребителем – позволило экономике страны ежегодно расти на 11-16% (по паритету покупательной способности) в этот период.

Всемирный финансовый кризис лишь однажды опустил этот показатель до 2% в год, после чего динамика реального ВВП вернулась к значениям, примерно в два раза меньше докризисных.

Как и многие энергетические экономики, Казахстан страдает от «голландской болезни» – чрезмерного укрепления национальной валюты из-за растущего экспорта нефти и газа. Страна также имеет слаборазвитую инфраструктуру в сфере гражданской авиации и дорожного сообщения.

Беларусь

ВВП по ППС на душу населения, 2014: 18 178 долларов.

С советских времен Беларусь унаследовала относительно развитую индустриальную базу. Однако на сегодня она устарела и стала энергетически неэффективной – рентабельность ее работы напрямую зависит от субсидий на энергоресурсы со стороны России, а также льготных условий доступа на местный рынок.

Двузначные темпы роста Беларуси в предкризисные годы обеспечивались переработкой и экспортом сверхдешевых российских нефтепродуктов. После энергетических конфликтов 2006 и 2010 годов субсидии северо-восточного соседа начали постепенно сокращаться, что вылилось в финансовый кризис 2011 года. Тогда белорусский рубль потерял более 60% стоимости, а Александру Лукашенко пришлось взять международных кредитов на общую сумму свыше $4 млрд и продать «Газпрому» оставшиеся 50% акций «Белтрансгаза».

Дорогое обслуживание международных кредитов, отрицательное сальдо торгового баланса и низкие ЗВР – вот неполный список причин, по которым следует ожидать ухудшения результатов Беларуси в аналогичных рейтингах в будущем. В 2014 году проблемы дополнились рецессией в Украине и России – ее основных контрагентах.

А что же Украина?

ВВП по ППС на душу населения, 2014: 8240 долларов.

Украина была самым важным, после России, компонентом советской экономики. На нее приходилось четверть производства сельхозпродукции СССР, а украинская промышленность обеспечивала другие советские республики сырьем и множеством позиций уникального оборудования.

Однако зависимость была и обратной.

После падения коммунистического режима и потери крупных госзаказов страна потеряла более 60% ВВП, возобновив рост лишь в 2000 году. Однако уровень 1991 года не достигнут до сих пор.

В годы независимости главным сдерживающим фактором экономического развития стало низкое качество и коррумпированность госуправления. Постоянное уклонение властей от структурных реформ и зависимость от российских энергоносителей сделали Украину чрезвычайно чувствительной к внешнеэкономическим шокам.

В 2009-м ее экономика просела на 15%, что во время кризиса стало одним из самых масштабных в мире падений. И без того вялое восстановление от него сменилось рецессией в 2014 году. Военное вторжение России, отложенная девальвация гривны и низкие темпы реформ откатили Украину к уровню середины 2000-х по показателю реального ВВП.

Богдан Хлимоненко

Опубликовано на minfin.com.ua 19 февраля 2015, 14:59 Источник: Forbes-Украина
Следить за новыми комментариями

Комментарии (5)

+
+3
pertiol
pertiol
19 февраля 2015, 16:10
Александр
#
Раньше хоть Молдова беднее в Европе была, а сейчас мы на уровень Средней Азии выходим. За что Украине череда таких правителей? Бацька, хоть и с тоталитарными замашками, а молодец.
+
0
vicmarin37
vicmarin37
2 марта 2015, 15:46
#
Когда Бог хочет наказать, то лишает разума.
Свиноводство и домашнее животноводство вообще —
это очень большой грех.
+
0
Maleficarum
Maleficarum
19 февраля 2015, 16:51
#
Хорошая статья.
+
+18
Andrey M
Andrey M
19 февраля 2015, 17:41
Киев
#
«Военное вторжение России, отложенная девальвация гривны и низкие темпы реформ откатили Украину к уровню середины 2000-х по показателю реального ВВП.» — коротко и ясно, даже добавить нечего.
+
0
pertiol
pertiol
20 февраля 2015, 09:04
Александр
#
Порошенко, Коломойский, Аваков через Гонтареву в оффшоры

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд