ВХОД
Вернуться
23 апреля 2012, 19:18

Часть 3-я: Последний миллиард

Последний миллиард

Осенью 2008 года совладельцы «Металлоинвеста» несколько раз собирались в офисе компании на Лесной улице. Встречи проходили долго и нервно. Основной вопрос: нужно ли инвестировать сотни миллионов в акции западных интернет-компаний во главе с Facebook. Сейчас этот вопрос кажется риторическим, но тогда ситуация была в корне иной.

Осенью 2008 года кризис обрушил цены на сталь и руду вдвое, ГОКи «Металлоинвеста» работали на четверть от докризисных объемов, IPO компании было отложено. Хуже того, банки стали требовать доплаты за заложенные под кредиты акции «Металлоинвеста» и «Норникеля». Чтобы не нарушить ковенанты, нужно было срочно выплатить кредиторам около $2,6 млрд. Владельцы «Металлоинвеста» сумели найти деньги, распродав все что можно, от офисных комплексов до акций «Газпрома» и «Сбербанка» (на пике Усманову принадлежало соответственно 2,6% и 1%). И вот в разгар этих событий Усманов сообщил партнерам, что считает необходимым вложить до $1 млрд в интернет. Как это уже бывало, они сочли его сумасшедшим.

Вновь против был Мошири: «Я просто люблю тяжелые активы, промышленные, а это было что-то непонятное, какие-то ребята из Силиконовой долины со своими идеями», — оправдывается он теперь. Категорически возражал Анисимов, который настаивал, что надо продавать все что можно за любые деньги и беречь каждую копейку. «Он говорил, зачем тратить на это последний миллиард, ухнуть его в эту черную дыру в разгар кризиса», — вспоминает Усманов. Поддержал партнера только Скоч. «Я вспомнил историю с акциями Corus, когда он вопреки мнению всех здравомыслящих и авторитетных на этом поприще людей провел блестящую сделку», — объясняет он. С точки зрения бизнес-логики прав был Анисимов, но доверие друга оказалось вернее. Первый пакет Facebook был куплен Усмановым и его партнерами, исходя из капитализации сети в $6,5 млрд, хотя большинство аналитиков сходились тогда на оценке компании в $2-3 млрд. Но к предстоящему IPO сеть оценивается уже в $75-100 млрд.

Идея покупки акций Facebook принадлежит Мильнеру, но владельцы сети готовы были продать ему не больше 1%, говорит источник, участвовавший в подготовке к сделке. Знакомство с Усмановым в корне изменило ситуацию. Многие «фирменные» ходы, которые после сделки с Facebook стали называть «DST-type deals», были рождены при его непосредственном участии. «Не требовать места в совете директоров, дать [Марку] Цукербергу доверенность на голосование своими акциями — все это придумал как раз Усманов, но правильнее было, чтобы идеи исходили от управляющего, Мильнера», — рассказывает источник Forbes. Выбор в качестве переговорщика Мильнера, который в начале 2009 года полетел в Пало Альто на встречу с Цукербергом, был продуманным ходом. Бывший физик, интернет-инвестор, выпускник американской бизнес-школы с приличным английским против бизнесмена с изобилующей крутыми поворотами судьбой, который в те годы даже не мог получить американскую визу (Госдеп США в ответ на запрос Forbes отказался сообщить причину тогдашних отказов Усманову).

Мильнеру в итоге и достались все лавры творца гениальной сделки по приобретению почти 10% акций Facebook, Усманов остался в тени как «денежный мешок». Мильнер и Усманов предпочитают оставить эти детали за кадром. «Я очень признателен Алишеру Бурхановичу за то, что в сложный, кризисный период для мировой экономики он поверил в те инвестиционные идеи, с которыми я к нему пришел, поверил в интернет, в потенциал роста этого бизнеса» — таким комментарием ограничился Мильнер.

«Я чувствовал, что Facebook не может так просто пропасть, потому что у него уже тогда было 300 млн юзеров», — улыбается Усманов.

Но главным было не «чутье», а точный расчет, уверяет он: «Я не тот человек, который отдает все на доверии или на чувствах, я очень хорошо изучаю все компании».

История с инвестициями в интернет окончательно подорвала отношения между Усмановым и Анисимовым, трения между которыми случались и раньше. «Я сказал ему: теперь ты уже не сможешь остаться, ты ушел», — говорит Усманов. В конце 2011 года Анисимов продал свои 20% «Металлоинвеста» банку ВТБ за $2,5 млрд, $1,9 млрд из которых банк сразу забрал за долги девелоперской компании Анисимова Coalco. Оставшиеся $600 млн сейчас заморожены из-за суда в Лондоне с Борисом Березовским. Он доказывает, что часть денег на покупку Михайловского ГОКа Анисимову одолжил его умерший партнер Бадри Патаркацишвили и Анисимов с ним не до конца рассчитался. Знакомый бизнесмена говорит, что Анисимов сейчас «хочет прекратить все, продать, что можно, и вести тихий спокойный образ жизни». По данным торгового регистра швейцарского кантона Цуг, основанная Анисимовым в 1994 году компания Coalco AG находится в стадии ликвидации.

Холдинг на троих

«Дружба проявляется именно в таких ситуациях: когда вдруг возникает кризис и нужно принять решение, которое может тебя уничтожить, а друг тебе говорит: давай, я в это верю, я прямо чувствую, что так будет, — рассуждает Скоч. — И если здесь препираться, тогда это уже не дружба. Дружба предполагает безграничное доверие, беззащитность друг перед другом».

Усманов говорит, что оставшиеся рядом с ним Мошири и Скоч уже давно не просто партнеры, а близкие друзья. И он готов разделить с ними все свои активы — что и будет сделано в рамках уже созданной компании USM Holding (по первым буквам фамилий совладельцев, а не фамилии Усманова). Распределение долей в нем: 50% — Усманов, 30% — фонд Скоча и 10% — Мошири, еще 10% — резерв для менеджеров. «Мы сейчас находимся в процессе консолидации всех активов под единый холдинг. Как АФК «Система», например. Мои партнеры могут войти во все активы по цене затрат, если захотят», — объясняет Усманов. Пока они совладельцы только в некоторых компаниях: Скоч через свой фонд — в «Металлоинвесте» (30%), Мошири через Gallagher — в «Металлоинвесте» (5%), клубе Arsenal и в ряде небольших портфельных активов лондонской компании.

«Я думаю, Алишер был бы счастлив, если бы мы захотели купить эти акции, но мой приоритет — корпоративная структура, оптимизация, а владение владение в надежных руках сейчас», — говорит Мошири. Скоч, недавно вновь избранный депутатом Госдумы, не уверен, что хочет заниматься бизнесом. «Алишер говорит: вот мне через два года будет 60, может быть, ты подумаешь о том, чтобы руководить компанией, а я на пенсию уйду?» — рассказывает он, добавляя, что такой вариант возможен. А может, компанией будут руководить наемные менеджеры, работающие сейчас с Усмановым: Иван Стрешинский, Иван Таврин, Эдуард Потапов.

Сам Усманов, который два года назад перенес серьезную полостную операцию и борется с отслоением сетчатки глаза, уже решил, что будет делать и как распорядится своим состоянием. «Ничего никому не оставлю. Детей у меня (может быть, пока) нет, а мое состояние — это то, что я успею за свою жизнь потратить на то, что считаю нужным себе и людям. Всем остальным будут управлять мои друзья и распределять, как я сказал», — говорит Усманов. В бизнесе он отводит себе еще пять лет. «До возраста пророка еще надо думать, но вот после уже корыстным делом заниматься не хочется. Поэтому я в 63 закончу свою историю наживы. Точно буду заниматься филантропией. Если доживу, конечно, дай бог».

А может быть, Усманов еще передумает уходить на пенсию? Ведь он продолжает делать исключительно удачные инвестиции. «Он уже нашел еще одну компанию, в которую инвестировал и которая за последние полгода выросла вчетверо. Название я вам пока не скажу», — хитро улыбается Скоч. Все, что удалось выяснить, это технологическая компания из Китая.

В подготовке статьи принимала участие Елена Березанская

Опубликовано на minfin.com.ua 23 апреля 2012, 19:18
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд