ВХОД
Вернуться
14 апреля 2011, 09:19
Зеленой энергии — зеленый свет
Энергетика. фото с сайта i.focus.ua

Зеленой энергии — зеленый свет

Трагические события на японских АЭС заставили человечество в который раз задуматься об отказе от атомной энергетики – уж слишком высокой оказывается цена, и речь не только о деньгах. В то же время понятно, что для Украины полной альтернативы атомным гигантам нет. Но можно ли как-то уменьшить их долю в общем объеме производимой энергии? Еще одно обстоятельство – стойкая тенденция к подорожанию угля, природного газа и нефти.

Если говорить об Украине, то цена электроэнергии у нас также постоянно растет. Не спасает потребителей и экономия. Глава Госагентства по энергоэффективности и энергосбережению Николай Пашкевич, привел такие цифры: в 2005 году промышленность потребила 52 миллиарда кВт-ч, заплатив за них 7 миллиардов гривен; в 2009 году потребленные 38 миллиардов кВт-ч обошлись уже в 17 миллиардов гривен.

Что касается отечественного энергобаланса, то в 2010 году 47,4% всей украинской электроэнергии выработали АЭС, 41,5% – тепловые станции, а доля электроэнергии, произведенной из нетрадиционных источников, так и не превысила 1%. В Европейском Союзе, куда так стремится Украина, совсем другие требования и ориентиры – к 2020 году доля энергии из возобновляемых источников должна быть доведена до 20%.

При этом Украина – энергозависима: от российских нефти, газа и ядерного топлива. А собственный громадный потенциал возобновляемых источников, из которых можно выработать едва ли не половину нужной нам энергии, мы фактически не используем. Речь об энергии ветра, солнца, малых рек, биомассы, биогаза.

Правда, за последние 2 года дело сдвинулось с мертвой точки. Это связано с принятием в апреле 2009 года поправок к закону «Об электроэнергетике», касающихся введения «зеленого» тарифа.

«До введения „зеленых“ тарифов стимулирование альтернативных энерготехнологий осуществлялось таким путем: за счет целевой надбавки к тарифам собирали деньги, а потом из бюджета финансировали производителей комплектующих к ветроагрегатами», – говорит Василий Котко, президент Всеукраинской общественной организации «Энергетическая ассоциация Украины». – Но, во-первых, это была абсолютно непрозрачная схема, а во-вторых, это квазисоветская система распределения денег. И такая система существовала у нас долго, добрых 15 лет, в общей сложности было потрачено около 1 миллиарда гривен, а в результате мы получили аж 80 МВт мощности ветроэлектростанций. Это ничтожно мало, меньше средней мощности одного блока тепловой электростанции. Такая страна, как Германия, столько создавала за месяц".

Прошлым летом первый вице-премьер-министр Украины Андрей Клюев, возглавивший межведомственную комиссию по развитию энергетики жестко раскритиковал итоги реализации Комплексной программы строительства ветровых электростанций. По его словам, за полтора десятилетия выделено 52% запланированных средств, а построено — всего 17% запланированных мощностей. «Результаты выполнения программы четко показывают всю неэффективность механизма, когда проекты реализовывались за государственный счет. Стимулы должны лишь создавать условия для частного капитала. Только когда проекты будут самоокупаемыми, когда инвестор будет рисковать своими деньгами, они будут эффективными», — заявил тогда Андрей Клюев.

По информации Национальной комиссии регулирования электроэнергетики, в настоящее время «зеленый тариф» установлен уже для 43 компаний, которые производят «зеленую» электроэнергию на 75 объектах. Их число постоянно растет. В частности, на открытом заседании НКРЭ 7 апреля были утверждены «зеленые» тарифы для трех новых компаний. По закону, «зеленой» считается электроэнергия малых ГЭС, выработанная из биомассы растительного происхождения, а также из энергии ветра и солнца.

«Более прозрачным, чем сейчас, процесс установления „зеленых“ тарифов быть не может, – уверяет Сергей Дунайло, член НКРЭ. – Все четко регламентировано законом „Об электроэнергетике“ (в нем установлены даже коэффициенты, влияющие на величину тарифа), есть и соответствующий порядок установления, пересмотра и прекращения действия „зеленого“ тарифа, утвержденный НКРЭ. Как и многие другие нормативные документы, он размещен на нашем сайте и доступен всем желающим. Случаев отказа в установлении „зеленого“ тарифа не было».

В данный момент идет работа по распространению механизма «зеленого» тарифа на производство энергии из биогаза – специальная рабочая группа под эгидой профильного комитета Верховной Рады работает над соответствующими законодательными поправками. В нее входят представители Минтопэнерго, НКРЭ, НАЭР, народные депутаты. Перед группой стоит задача определить приемлемый уровень «зеленого» тарифа при сжигании биогаза животного и растительного происхождения, полученного при утилизации мусора в мусорохранилищах. К середине мая, как ожидается, соответствующий законопроект будет подготовлен и отправлен в парламентский комитет, который внесет его на рассмотрение депутатского корпуса.

В целом, большинство опрошенных нами экспертов очень позитивно оценивают механизм «зеленого» тарифа, выписанный в законе. В частности, Евгений Сухин, президент Специального конструкторского бюро Сухина, считает отечественную законодательную базу, предназначенную стимулировать внедрение альтернативных энерготехнологий, одной из лучших в Европе. Это и великолепная цена, и целый ряд других преференций, то есть законодательных стимулов у нас хватает. «Сегодня Украина по примеру Швеции, Финляндии, Дании, Австрии могла бы на 70% заменить устаревшую тепловую энергию альтернативными источниками. Вся законодательная база у нас есть. Нам не нужно ничего выдумывать, а просто исполнять законы», — считает Евгений Сухин.

Кроме того, Украина, как и любая другая страна, заинтересована в создании условий, прежде всего, для украинского производителя. Так, закон «Об электроэнергетике» содержит обязательные требования к украинской доле материалов и оборудования, используемых для производства «зеленой» энергии: с 2012 года доля оборудования отечественного производства должна быть не меньшей 30%, а с 2014го – не менее 50%". Эта норма должна стимулировать крупные иностранные компании не только завозить импортное оборудование, но и создавать новые производства в Украине.

При этом, по словам того же Сергея Дунайло, уровень «зеленых» тарифов в Украине не сильно отличается от европейского. К тому же использован мировой опыт стимулирования скорейшего развития отрасли – размер «зеленого» тарифа для объектов, введенных в эксплуатацию после 2014, 2019 и 2024 годов, уменьшается соответственно на 10%, 20% и 30% от его базовой величины. Такое постепенное уменьшение тарифа также обусловлено необходимостью избежать роста стоимости электроэнергии для потребителей, с существенным ростом доли возобновляемых источников энергии в общем энергобалансе страны.

Именно поэтому в большинстве стран, где активное развитие «зеленой» энергетики началось в среднем на 8-10 лет раньше, и достигнуты значительные результаты, величина тарифа уже снижается.
Опыт лидеров этого рынка показывает, что с развитием отрасли в стране развивается современное машиностроение, производство становится массовым, и себестоимость оборудования для альтернативной энергетики уменьшается.

Василий Котко напоминает, что Германия начала развивать альтернативную энергетику на несколько лет раньше, чем Украина, но сейчас установленная мощность немецких ветроэлектростанций – а ведь там развиваются и другие ее направления – в 1,5 раза превышает мощность украинских АЭС (!). Поэтому он считает нынешний подход к «зеленым» тарифам очень серьезным стимулом — это позволит в ближайшие 5 лет значительно сократить отставание страны.

«Зеленый» тариф – небольшая плата, – считает Николай Пашкевич. – Мы больше платим за традиционную энергию, и чем дольше мы будем платить только за нее, тем дороже она будет нам обходиться. В ней работает катализатор затратного метода ценообразования, если не создать ей никакой конкуренции, в перспективе мы заплатим гораздо больше". По его словам, вводя в эксплуатацию каждый мегаватт альтернативной энергетики, Украина выводит из эксплуатации мегаватт устаревших и поэтому более дорогих и грязных мощностей энергетики тепловой.

Еще один вопрос, стоящий на повестке дня – это создание линий электропередач, по которым «зеленая» электроэнергия потечет в электросеть Украины. Одни считают, что их должен строить инвестор или, по крайней мере, участвовать в финансировании, другие – что это дело государства, отвечающего за надежность энергосистемы. В этом году на развитие электросетей для присоединения объектов, вырабатывающих «зеленую» энергию, в рамках Государственной целевой экономической программы энергоэффективности планируется потратить 307,4 миллиона гривен из государственного и местных бюджетов. По словам Пашкевича, весь смысл состоит в том, чтобы инвестор был уверен, что государство создаст для него благоприятные условия, в том числе и в подключении к сетям. И действительно, такие механизмы действуют во многих других странах. И не только для предприятий, создаваемых в сфере альтернативной энергетики, но и в других отраслях. Например, в Евросоюзе существуют местные и региональные программы, в рамках которых вновь создаваемые предприятия могут рассчитывать на бесплатное подключение к основным коммуникациям.

Что уже удалось сделать в Украине? «Еще совсем недавно у нас не было ни одной солнечной электростанции, а сегодня их уже пять общей мощностью около 8 МВт, – говорит Сергей Дунайло. – Если говорить о малой гидроэнергетике, то в середине 1960-х годов в Украине было около 2 тысяч малых ГЭС общей мощностью около 1000 МВт. Но к началу нынешнего столетия почти все они разрушились, осталось работать около 40. Напомню, „зеленый“ тариф был введен в 2009 году, и за это время общая мощность построенных, модернизированных и реконструированных малых ГЭС достигла более 70 МВт. Что касается ветроэнергетики, то у нас работало 5 ветроэлектростанций мощностью 72 МВт со старым оборудованием, а на сегодняшний день „Укрэнерго“ выдало технические условия для строительства ВЭС общей мощностью 1150 МВт в южных областях Украины. Исследования Института ветроэнергетики показывают, что в перспективе до 2030 года ветровая мощность в Украине может быть развита до 16 тысяч МВт. Уже сегодня проектные институты по заказу инвесторов прорабатывают проекты на строительство ветровых станций общей мощностью до 11 тысяч МВт. То есть „зеленая“ энергетика имеет большие перспективы».

В числе перспективных проектов, которые могут быть реализованы в случае принятия соответствующих поправок к закону, Сергей Дунайло назвал производство биогаза, особенно при утилизации газов мусорных свалок. Серьезные работы ведутся в Полтавской области, где совместно с немецкими фирмами определяются 3-4 мусорохранилища, которые могут быть оборудованы для сжигания мусорного газа. Мощность установок – от 500 кВт до 2-х МВт. По словам члена НКРЭ, немецкие инвесторы исследовали около 10 мусорных свалок в разных регионах Украины, где может производится добыча и утилизация биогаза. Ведь в Европе сжигать мусор запрещено, он утилизируется прямо на полигоне с добычей из него биогаза. Есть в Украине и множество животноводческих ферм, использующих биогаз, получаемый из отходов животноводства. Например, у «Украинской молочной компании» готовы две соответствующие установки.

«Зелёный» тариф стимулирует, и в эту сферу вкладывают серьёзные инвестиции, особенно, в солнечную и ветроэнергетику. Благодаря «зелёному» тарифу за 10 лет можно значительно повысить долю альтернативной энергии в энергобалансе, но этого недостаточно", — считает Владимир Омельченко, ведущий эксперт энергетических программ Украинского центра экономических и политических исследований им. Разумкова. Эксперт считает, что для привлечения серьёзных инвестиций нужно создать прозрачный инвестиционный климат с чёткими правилами игры. А природные и историко-экономические условия Украины послужат дополнительным аргументом для инвесторов. Мир понимает преимущества, которые несет альтернативная энергия, о чем свидетельствует повышенное внимание к отрасли в подавляющем большинстве стран земного шара. Так, уже в 2008 году вложения в энергетику из возобновляемых источников превысили инвестиции в традиционную, в 2009 году количество введенных в действие альтернативных мощностей превысило количество мощностей традиционных. А в 2010 году мощности, например, солнечной энергетики в мире увеличились вдвое. Международное энергетическое агентство (International Energy Agency) прогнозирует, что к 2050 году солнечная энергетика обеспечит 20-25% мирового производства электроэнергии.

До сих пор Украина шла по этому пути с заметным отставанием от развитых стран. Наша страна значительно больше других зависит от цен на газ и нефть, что несет как экономические, так и политические риски. На нынешнем этапе есть надежда, что в случае реализации задуманного, энергетика из возобновляемых источников станет одним из нескольких ключевых составляющих диверсификации энергоснабжения, а значит – и независимости Украины.

Опубликовано на minfin.com.ua 14 апреля 2011, 09:19 Источник: Подробности
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд