Bikeman
Bikeman
Зарегистрирован:
25 сентября 2013

Последний раз был на сайте:
13 декабря 2017 в 12:45
Просмотров профиля:
Сегодня: 0
Всего: 3683
Подписчики (3):
AndreyM
Andrey M
38 лет, Киев
bkris
Кристина Болотова
Madama
Надия Близнюк
Ивано-Франковск

Bikeman - блог

RSS блога
Блог
Комментарии
Валютный форум
Отзывы
Горячая линия

Неприятно, но не смертельно: украинские санкции и российские банки

16 марта 2017, 8:45   + 0 голосов Написать комментарий

Украинские власти разыграли красивую драматургию, которая позволит удовлетворить «зудячку» патриотов, но при этом не навредить банкам российского происхождения и их клиентам.

Эта постановочная драматургия позволила всем выполнить задачу с взаимоисключающими условиями: прокричать «в телевизор» и в новости о санкциях против российских банков, не предпринимая реальных действий для нанесения заметного урона самим «дочкам» российских банков.

Сами по себе требования по ограничению вывода капитала в любом виде выглядит довольно комичным, если учесть, что именно «мамы» российских банков — крупнейший внешний инвестор Украины. Любые операции в связке «дочки-матери» обеспечивают инвестиционное сальдо в пользу Украины.

«За прошлый год в Украину пришло где-то чуть больше двух с половиной миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций, 2,8 млрд, кажется, за 9 месяцев, и из них около двух миллиардов — докапитализация российских банков своих дочерей в Украине. Условно говоря, если бы их не было, то у нас почти не было бы прямых иностранных инвестиций», — пояснял Ярослав Жалило, президент Центра антикризисных исследований в эфире радио Голос Столицы.

Примерно такую же оценку приводит эксперт-политолог Максим Гольдарб, и довольно прозрачно намекает, что попытки украинских властей «спилить сук» российских банков может иметь довольно болезненные последствия как для притока инвестиций в страну, так и для существования банковской системы вообще.

Как бы обидно для патриотов ни звучало, но никакие другие инвесторы кроме российских банков, не толкаются в очереди на границе чтобы вложить деньги в страну, ввергнутую в коррупционно-политический хаос.

Эксперты сходятся на том, что санкционный пакет, примененный Украиной к банкам российского происхождения — «для галочки», ожидать от него видимых последствий не стоит. Поговорят вечер в новостях да фейсбуках и забудут.

Именно здесь мы попытаемся пояснить, в чём именно состоит драматургический замысел украинский властей, который должен удовлетворить патриотическую зудячку без вреда для банковской системы.

Александр Ярецкий, эксперт по вопросам банковского законодательства и бывший чиновник Нацбанка, приводит множество довольно таки действенных законных способов, которыми НБУ при желании мог бы обеспечить принудительный «исход» российских банков с украинского рынка. Ключевые слова здесь — «при желании».

«Драматургическое» поведение украинских властей эксперт прямо называет «двойственным подходом». Ведь банковский регулятор упорно отказывался применять имеющийся в его распоряжении законный инструментарий, которым можно было «закошмарить» российские банки до смерти. Вместо этого Нацбанк на протяжении уже более двух лет кивает на Совет национальной безопасности и обороны Украины, перекладывая на него ответственное, но политически и экономически неудобное решение.

Заседания СНБОУ банкиры ждали с замиранием сердца. А клиенты российских банков забились в панике, вынося средства из финансовых учреждений. Но на выходе получился большой информационный «пшик» со страшным словом «санкции»: российским банкам запретили делать то, чего они и так не делали — выводить капитал. Прибыль распределять они не могут — ее несколько лет уже попросту нет; возвращать «маме» проценты по кредитам тоже нельзя, хотя этот канал вывода капитала — капля в море по сравнению с тем, что «мамы» инвестируют сюда для поддержки дочек на плаву.

Журналист Александр Дубинский, испытывающий стабильную антипатию к российским банкам в силу принадлежности к медийным ресурсам «днепровского патриота» Игоря Коломойского, вообще назвал пакет мер СНБОУ «защитой интересов Кремля на территории Украины».

«Тот перечень мер, который выносится на заседание СНБОУ, с подачи Нацбанка — никакими санкциями не является», — откровенничает со своими читателями Дубинский.

Более сдержанный экономический аналитик Виталий Шапран даже поиронизировал по поводу «кошмарного» санкционного пакета СНБОУ в отношении российских банков: «Санкции имеют немного эгоистичный характер: они могут уменьшить отток капитала в период политических весенних истерик. На клиентов этих банков санкции не повлияют».

После этого Виталий Шапран довольно откровенно вскрывает истинные причины патриотического приступа политиков в отношении российских банков: «Все потому что кто-то из Народного фронта взял кредит там. И теперь не хочет, зараза, отдавать».

Как обычно, вкладчики и клиенты, напуганные «фейковыми санкциями» стали заложниками большой политической игры бенефициаров «революции гидности».

Режиссерам постановки — пять!

 

«Равновесным» может быть курс хоть 150 гривен за доллар

11 ноября 2014, 10:55   + 28 голосов 7 комментариев

В последнее время регулярно приходится слышать от разных чиновников, каким они видят «равновесный» курс доллара.

Для главы НБУ Валерии Гонтаревой значение «равновесного» курса находится в общерыночном повышательном тренде: сначала она говорила 11,7 грн/$, месяцем позже уже о 13 грн/$.

Рынок видит эти параметры по-своему. Обыватели ориентируются на заявления чиновников, но продолжают упорное накопление персональных валютных резервов, скупая всеми правдами и неправдами вожделенные доллары.

Что же такое «равновесный» курс, которым как мантрой заклинают рынок и обывателя?

В значительной степени «равновесный» курс — это баланс ожиданий, который был «сорван» регулятором, который проявлял чрезмерную активность, удерживая «социальный» курс до выборов.

Интересный анализ не только с оценкой, «кто виноват», но и с рецептом «что делать» — сделал финансовый аналитик Александр Мертенс.

Предлагаю его выкладку «без купюр».

«Равновесный» валютный курс (ликбез)
1. Какого-то единственного значения (или даже диапазона) так называемого «равновесного» или «объективного» курса не существует. То, о чем говорят (в том числе и НБУ недавно: о «постепенном поиске равновесного курса»), — это скорее консенсус участников рынка относительно значения курса, на котором этот рынок кое-как «успокоится» (как это было в 1999 и 2009 гг.). Причем сейчас это, в конечном счете, могут быть диапазоны и 11-12, и 14-15, и 15-16, и 18-20, а может быть и (гораздо) больше. Почему?
2. Те, кто ратуют за «рыночный подход», говоря «пусть рынок установит цену валюты», обычно представляют себе валютный рынок как простую статичную модель «спроса-предложения» из вводного курса экономики. Это не страшно, если понимать, что факторы, которые движут спросом и предложением – очень разнообразные и сложные, степень влияния каждого из них мы не всегда достаточно хорошо знаем, а процессы на рынках происходят в динамике — с разнообразными overreactions, overshootings и т.п.
3. Динамика рынка действительно определяется силами спроса и предложения. Все прекрасно знают, что в платежном балансе, отражающем составные части спроса и предложения иностранной валюты, есть два основных раздела – текущий счет (экспорт и импорт товаров и услуг) и счет движения капитала. Значение (уровень) валютного курса влияет только на первый раздел (снижение курса национальной валюты должно стимулировать экспорт и всегда снижает импорт).
Т.е. о «равновесном» курсе по большому счету стоит говорить только в отношении текущего счета – например, называя «равновесием» ситуацию, когда экспорт равен импорту. В этом смысле значение 8 грн. за доллар в 2013 году действительно можно было считать неравновесным, т.к. дефицит текущего счета (по сути, превышение импорта над экспортом) составил 16,5 млрд долларов.
ЗАМЕЧАНИЕ: отражение операций в разделах платежного баланса не обязательно соответствует их реальной природе. Например, если экспортер продал за рубеж товар на сумму 100 дол., но вернул в страну только 50, а остальные 50 оставил в офшоре, то в платежном балансе мы увидим только 50 дол. экспорта, тогда как нужно было бы показать 100 дол. экспорта, и одновременно – отток капитала в сумме 50 дол., который необходимо было бы отразить по счету движения капитала.
4. Дефицит текущего счета может компенсироваться притоком капитала. В идеальной ситуации, когда, к примеру, приток капитала – это прямые инвестиции, в этом ничего страшного нет, и неравновесной ситуацию считать не вполне правильно. Прямые инвестиции приведут к росту производства, которое пойдет на экспорт или на импортозамещение, и дефицит текущего счета будет постепенно выравниваться.
Более проблемной является ситуация когда дефицит текущего счета финансируется внешними займами. В экономике, живущей не по средствам, за счет внешних займов, в конечном счете, может наступить дефолт (см. пример Греции).
Но как бы там ни было, дефицит текущего счета сам по себе не говорит о том, что курс «неравновесный».
5. Абсолютный уровень (значение) валютного курса НЕ ВЛИЯЕТ на операции по счету движения капитала. Влияют ОЖИДАНИЯ участников рынка относительно будущего курса. Эти ожидания, в свою очередь, зависят от множества факторов и прогнозов участников рынка – о продолжении войны, о результатах выборов, о политике руководства центробанка, и т.д. Спекулятивные атаки также построены на ожиданиях: я буду покупать иностранную валюту в спекулятивных целях («сохранение сбережений» — также спекулятивная цель), если я считаю дальнейший рост курса вполне вероятным (безусловно, есть спекулятивные атаки, где сами действия спекулянтов способны повлиять на курс – это возможно на рынке с рыночной властью).
ЗАМЕЧАНИЕ: отток (бегство) капитала может принимать самые разные формы. Это прямой отток (легальный или не вполне легальный вывод денег за рубеж), это простая покупка людьми иностранной валюты и складывание этой валюты в кубышки, это невозврат экспортной выручки и т.д.
6. Тем самым, если у значения курса для «уравновешивания» текущего счета есть какой-то предел (в конце концов, за счет роста курса импорт вообще можно свести к нулю, точнее – исключительно к «критическому» импорту), то НЕ СУЩЕСТВУЕТ ПРЕДЕЛА ЗНАЧЕНИЯ КУРСА, СПОСОБНОГО УРАВНОВЕСИТЬ СЧЕТ ДВИЖЕНИЯ КАПИТАЛА (ИЛИ, ДРУГИМИ СЛОВАМИ, ОСТАНОВИТЬ БЕГСТВО КАПИТАЛА), ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО СОХРАНЯЮТСЯ ПРИЧИНЫ, ПОДДЕРЖИВАЮЩИЕ ДЕВАЛЬВАЦИОННЫЕ ОЖИДАНИЯ.
Говоря простыми словами: даже если курс сегодня станет 20 грн. за доллар, но ожидания девальвации сохранятся, «равновесия» на рынке все равно не будет: экспортеры будут продолжать придерживать выручку, население правдами и неправдами скупать валюту, т.е. бегство капитала продолжится. Аргументы о том, что экспортеры сами по себе как-то «одумаются» и принесут валютную выручку на рынок, т.к. им нужны оборотные средства для поддержания производства – не работают. Зачем мне поддерживать производство, если я зарабатываю 10 и больше процентов в месяц на росте курса? Никакое производство столько не принесет.
7. С этой точки зрения, действия центробанка должны оцениваться только по одному критерию: как они влияют на ожидания участников рынка (и вызывают ли они их ДОВЕРИЕ). Административные меры могут быть оправданы, если они снижают ожидания девальвации, а не наоборот. Административные меры, предпринимаемые НБУ в последние два месяца, по факту только разгоняли ожидания дальнейшей девальвации.
8. Возвращаемся к п.1. Однозначного «равновесного» уровня курса в наших условиях нет. В 2009 г. курс установился на 8 грн. за доллар, но мог быть и 9, и 10 и 11. Было бы 10 – тогда давление на курс, связанное с дефицитом текущего счета, возникло бы, скажем, не в 2011-12, а в 2013-14 гг. Так и сейчас.
Другое дело, что сохранение ожиданий девальвации может привести к курсу и 18, и 20, и выше, а это, в свою очередь, — к коллапсу банковской системы и гиперинфляции. На сегодня этот сценарий не кажется очень вероятным, но он вполне возможен.
9. Позитивный сценарий на сегодня – это если, после сделанных НБУ послаблений на рынке и определенного overshooting до уровня 15-16, курс откатится в диапазон 13-14. Хорошо бы, чтобы это был уровень консенсуса и девальвационные ожидания свелись к минимуму.
Утащено отсюда.