Украинская экономика выходит из рецессии.

Экономике нужно показать свет в конце тоннеля

Украинская экономика выходит из рецессии. По предварительным данным, в 4 квартале прошлого года ВВП вырос на 4,7%. Согласно консенсус-прогнозу, опубликованному МЭРТ, в 2017 году рост составит 2,4%. С такими темпами Украина вернется к докризисным показателям еще очень нескоро. Глава Совета НБУ Богдан Данилишин в своей колонке на НВ рассуждает о том, как оживить экономику Украины. 
Богдан Данилишин
Богдан Данилишин
глава Совета НБУ
Реструктуризация принадлежащих Национальному банку ОВГЗ, которая позволит увеличить в этом году финансирование строительства дорог на 15 млрд грн, вновь повысила интерес к проблеме, активно обсуждаемой в экспертной среде – о целесообразных методах стимулирования экономики Украины. 

Отдельные «горячие головы» поспешили окрестить такой репрофайлинг (реструктуризация с продлением срока обращения) ОВГЗ едва ли не эмиссией денег. Это ошибочное мнение — как технически, так и по своей сути подобная операция не может считаться эмиссией. Добавлю, что механизм использования средств на дорожное строительство, высвобождающихся вследствие данного репрофайлинга ОВГЗ, закреплен в законе о госбюджете на 2017 год.

Представляю, как некоторые читатели скажут: «Опять госбюджет… Разве можно позволить финансировать экономику за бюджетный счет?» Вопрос электорально чувствительный и неоднозначный.

Действительно ли государство не должно влиять на национальную экономику в долгосрочном периоде времени, отдав происходящие в ней процессы на откуп пресловутой «невидимой руке рынка»? Стоит ли столь серьезно принижать роль и возможности державы в экономических процессах? Я бы так не утверждал.  

В условиях экономической рецессии, из которой Украина сейчас пытается выйти, домохозяйства и корпоративный сектор увеличивают свои сбережения. Рост сбережений частного сектора ведет к торможению деловой активности. То есть, осложняет процесс выхода из рецессии. Конечно, было бы чрезмерно смело призывать прямо сейчас к масштабному госбюджетному стимулированию экономики. Да и возможности такой нет. Однако ситуация, когда весьма значительная доля средств госбюджета тратится на цели социальной поддержки, а развитие промышленности обделяется вниманием, не может считаться приемлемой. Она консервирует проблему, а не решает ее. Вопрос ведь не только в дефиците госбюджета, как таковом, но и в эффективности его использования. Мы должны уже сейчас разрабатывать систему селективного точечного привлечения госбюджетных средств (пусть и в реалистично скромных объемах) к процессу обеспечения устойчивого роста экономики и создания в Украине индустриальных предприятий, адекватных современной мировой технологической парадигме. По мере выхода экономики из кризиса средства для этого в госбюджете должны быть запланированы.

В плане участия государства в развитии экономики важен еще и психологический эффект. Особенно сейчас, когда предприниматели сокращают бизнес, банки прекращают кредитование, все, в особенности население, переходят в режим строгой экономии. Эти стандарты вынужденные, но бесперспективные. С ними можно консервировать состояние полужизни — бродить поперек тоннеля, но не идти к свету в его конце. А экономике нужно показать свет. В том числе, и при помощи бюджетных стимулов (хотя бы скромных) для стратегических долгосрочных проектов (с учетом напряженной бюджетной ситуации, пожалуй, пока только для них).

Важная проблема украинской экономики состоит в том, что у большинства предприятий горизонт планирования сжался до единицы зарплатно-налогового цикла — до квартала. Нацеленность лишь на выживание — губительный для экономики фактор. Нужны задачи с циклом реализации, как минимум, в 2-3 года. Думаю, что создание системы государственного участия в долгосрочных проектах стратегической важности, помимо финансовой помощи в их реализации, создаст необходимые предпосылки и для улучшения психологического аспекта настроений и ожиданий бизнеса в нашей стране. В конце концов, когда частный сектор экономики начнет тратить больше, то и дефицит госбюджета за счет автоматических стабилизаторов уменьшится.

В завершение вернусь к проблеме дорог. Один из вариантов финансирования ее решения — государственно-частное партнерство (ГЧП), которое может и должно быть еще одним способом реализации активного участия государства в стимулировании экономики. Механизм ГЧП применяется тогда, когда государство заинтересовано в притоке частных инвестиций, но не намерено утрачивать право собственности на объект, в который необходимо вкладывать средства, а также ограничено в возможностях в плане объемов собственных вложений в его развитие.

В наибольшей степени подобное партнерство подходит для реализации крупных инфраструктурных проектов. Применяя механизм государственно-частного партнерства, Украина имеет возможность использовать финансовый и научно-технический потенциал частного сектора в условиях серьезной ограниченности госбюджетного финансирования и пока что дорогого банковского кредитования. Важной чертой подобного партнерства является синергия финансовых возможностей частных компаний с госгарантиями, которые значительно повышают уровень доверия к реализуемым проектам.

В аспекте ГЧП для Украины едва ли не в первую очередь стоит говорить о сфере инфраструктуры, в том числе, транспортной, и о ЖКХ. Бесспорно, важна прозрачная процедура отбора проектов в рамках ГЧП. А прогнозная окупаемость реализуемых проектов должна оцениваться с применением такого критерия, как будущие налоговые поступления от компаний, которые поведут свою деятельность с использованием результатов реализации таких проектов.

Кстати, во Франции два основных оператора ГЧП обеспечивают 60% переработки отходов, 62% водоснабжения и 75% городского центрального отопления. А в Великобритании проекты государственно-частного партнерства обеспечивали в последние несколько лет 17% экономии госбюджета. Думаю, что активизация применения механизма ГЧП должна позволить сэкономить средства государственного бюджета Украины, которые мы сможем направить не только на поддержку социально незащищенных слоев населения, но и на цели формирования современной индустриальной экономики. А если эти цели будут достигнуты, то создадутся предпосылки для снижения количества остро нуждающихся в государственной поддержке граждан.

Опубликовано на minfin.com.ua 21 февраля 2017, 16:47 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
0
Игорь Коляда
Игорь Коляда
21 февраля 2017, 18:18
херсон
#
В условиях экономической рецессии, из которой Украина сейчас пытается выйти, домохозяйства и корпоративный сектор увеличивают свои сбережения. Рост сбережений частного сектора ведет к торможению деловой активности. То есть, осложняет процесс выхода из рецессии.

А что господин экономист хотел?
Рентабельность производства колеблется в пределах 0 — 30%, а банки по депозитам дают доходность до 20%, причём без всякой «головной боли» — всяких разрешений, налоговых и т.д.
Так зачем вкладываться в бизнес, если можно просто — положить на депозит.

Думаю, что активизация применения механизма ГЧП должна позволить сэкономить средства государственного бюджета Украины

В нашей стране механизм ГЧП вообще можно применять только в форме «купил-продал».
Разве ничему не научила «эпопея» с Укрнафтой?
Или уже стало мало имеющихся схем для растаскивания бюджета по своим карманам и решили ещё добавить?
Это может и «свет в конце тоннеля», но для «избранных», а не для экономики Украины.
+
0
Ukrmercy
Ukrmercy
21 февраля 2017, 22:40
Борис, Киев
#
Это не люди не вкладываются в бизнес, это у людей денег нет. Шоколадная свита могла бы вложиться, но увы их больше интересует забугорье, да и не факт что следующие кто д окорыта дорвется- не отожмет бизнес также как делали все папередники, да и сама шоколадка.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×