10 мая – последний рабочий день Валерии Гонтаревой в качестве главы НБУ.
Фото: flickr НБУ

9 опытов Валерии Гонтаревой

10 мая – последний рабочий день Валерии Гонтаревой в качестве главы НБУ. От окончательной отставки ее отделяют лишь два шага: подпись президента Порошенко на заявлении «по собственному желанию» и голосование в Верховной Раде. Все остальные члены правления Нацбанка – Яков Смолий, Катерина Рожкова, Олег Чурий, Дмитрий Сологуб и Роман Борисенко — останутся работать в НБУ и дальше. Но уже с новым руководителем.

Официальное заявление об отставке Гонтарева сделала ровно через неделю после того, как Украина получила очередной транш кредита МВФ. Хотя на такое развитие событий она прозрачно намекнула еще в начале марта.

Кто теперь возглавит Нацбанк — неизвестно. Сама Гонтарева подала на рассмотрение президента три кандидатуры. А пока возглавлять ведомство будет ее первый заместитель Яков Смолий.

«Я считаю, что моя миссия полностью выполнена. Реформы сделаны» — сказала Гонтарева во время своей последней пресс-конференции.

«Минфин» выбрал 9 главных вещей, которыми запомнилась Валерия Гонтарева за время председательства в НБУ.

Отпускала гривну

Гонтарева возглавила Нацбанк 19 июня 2014 года, сменив Степана Кубива (сейчас – первый вице-премьер). Доллар в этот день на межбанке продавали по 11,9 грн. К концу 2014-го курс вырос до 16,38 грн/$. В начале 2015-го гривна установила пока что абсолютный рекорд падения – 33,5 грн/$. Сейчас доллар торгуется на межбанке вокруг отметки в 27 грн/$. Известия об отставке главы НБУ драматично на курс не повлияли. Даже наоборот – гривна немного укрепилась.

Изначальные причины девальвации, по мнению Гонтаревой, заключались в падении экономики, войне на Донбассе и спекуляциях. Почти легендарной стала ее оптимистичная фраза по поводу покупки доллара «по 13»:

«Хочу предупредить всех, кто прибегает к паническим настроениям и тех, кто скупает валюту по завышенному курсу, они вскоре будут об этом сожалеть, потому что Нацбанк стабилизирует систему в ближайшее время» — говорила она в августе 2014 года, когда курс доллара достиг одного из своих локальных пиков в 14,3 грн/$.

Почти с самого начала своей работы в НБУ Валерия Гонтарева заговорила о решительном переходе к плавающему валютному курсу. В Нацбанке отмечали, что политика фиксированного курса, которой придерживалось прежнее руководство регулятора, привела к серьезным проблемам с платежным балансом (дефицит текущего счета в 2011 – 13 годах был рекордным: $10,245, $14,315 и $16,355 млрд), что сократило ЗВР Украины до критического уровня. В феврале 2015 года (как раз, когда гривна устанавливала курсовые рекорды) резервы снизились до $5,625 млрд.

Политика «плавающего курсообразования», умноженная на слабые резервы и снижение цен на мировых аграрных и матллургических рынках в последние годы, привела к почти трехкратной девальвации гривны. С 11,9 грн/$ в начале работы Гонтаревой в НБУ до 27 грн/$ – сейчас.

«Курс на рынке даже в мирное время никогда не будет фиксированным. И главным в нашей монетарной политике будет использование системы гибкого обменного курса, потому что только плавающий обменный курс является противодействием внешним вызовам и шокам» — говорила Гонтарева во время своего выступления в Верховной Раде в феврале 2015-го.

Подобной логики Нацбанк придерживался в течение всей каденции Гонтаревой. Одной из любимых формулировок НБУ относительно курса было «сглаживание чрезмерных колебаний на рынке». Этим регулятор объяснял и очередные подорожания доллара, когда он выходил на рынок с интервенциями. Особо поддерживать гривну у Нацбанка никогда не получалось. Зато аукционы (осенью 2015 года они заменили прямые интервенции НБУ) регулятора по покупке валюты для пополнения ЗВР, наоборот, не давали укрепляться гривне.

Закрывала банки

Все началось с Финростбанка – это было первое финучреждение, в которое зашла временная администрация при главе НБУ Гонтаревой. С тех пор с рынка ушло почти 90 банков.

«Мы провели большую диагностику и узнали реальное состояние банков. Определили системные риски, свойственные им. Разработали для каждого обязательную программу докапитализации, которые изначально были достаточно компромиссными. У них было 4 года на проведение рекапитализации и 3 – на погашение кредитов связанным лицам. Все, кто не выполнил свою программу, были выведены с рынка» — говорила Гонтатрева на своей последней пресс-конфереции.

По данным НБУ, работающие банки увеличили капитал на 108 млрд гривен. Регулятор уже провел полную диагностику 60 крупнейших финучреждений, которые охватывают 97% активов системы.

Была и еще одна причина вывода банков с рынка – непрозрачность структуры собственников. Первым, у кого из-за этого отозвали лицензию был банк ТК Кредит. Самое известное финучреждение ушедшее по этой причине с рынка – Unison Bank, который связывают с министром налогов и сборов времен Януковича Александром Клименко.

«Банки прозрачные, здоровые и уже готовы к кредитованию. У них есть 100 млрд гривен и 5 млрд долларов свободной ликвидности» — говорит Гонтарева.

Несмотря на то, что основную диагностику НБУ закончил еще в 2016-м, в начале этого года с рынка ушло 5 финучреждений: Платинум Банк, Фортуна Банк (оба входили в число банков с депозитным портфелем свыше 1 млрд грн), НК Банк, Вектор Банк и Финбанк.

При этом до сих пор осталось два банка с непрозрачной структурой – Гефест и Новый. По состоянию на начало февраля 5 банков были проблемными – это значит, что они испытывали финансовые трудности и в них работал куратор НБУ.

«Мы вывели с рынка 20 зомби-банков, банков-моек, которые занимались незаконным выводом денег за пределы Украины. Вся информация о них уже два года находится в правоохранительных органах. Не только информация, а и документы. В 2014 году мы пресекли схему по выводу капитала через корсчета некоторых европейских банков объемом в 2 млрд долларов» — поясняла Гонтарева.

Чтобы собрать всю информацию о банках-банкротах, в НБУ даже создали отдельный сайт.

Боролась с инфляцией

Еще в 2015 году в Нацбанке впервые заговорили о практике инфляционного таргетирования в Украине. Это самый популярный монетарный режим в мире – его практикуют более 30 центробанков. Окончательно команда Гонтаревой решила отказаться от других ориентиров, кроме индекса потребительских цен, в 2016-м – при уровне инфляции в 43,3% (по итогам 15 года) и курсе доллара свыше 20 грн.

«Мы не смогли бы перейти к инфляционному таргетированию, если бы не побороли фискальное доминирование. Нам нужно было сбалансировать бюджет, провести энергетическую реформу, преодолев огромный дефицит в бюджете НАК «Нафтогаз Украины». Поэтому мы перешли к таргетированию только в 2016 году». 

Главный инструмент монетарной политики НБУ – учетная ставка. Уже через два года Нацбанк намеревается достичь среднегодового уровня инфляции в 5%.

«В прошлом году Национальный банк впервые в истории взял на себя обязательство по достижению определенного уровня инфляции. Нашей целью был рост цен не более чем на 12,4%. И мы выполнили эту задачу. В этом году мы планируем достичь однозначного уровня инфляции, а в среднесрочной перспективе – выйти на показатель в 5%. И я считаю, что это вполне реалистичные таргеты» — рассказывает Гонтарева.

Повышала требования

Первым серьезным админужесточением при Гонтаревой было повышение учетной ставки с 9,5 до 12% в июле 2014 года. Дальше Нацбанк ввел правило обязательной продажи валютной выручки экспортеров, ограничил снятие наличных населением 150 тыс. грн в сутки и повысили учетную ставку до 30%.

«Мы должны были остановить панику и ограничить непродуктивный отток капитала через недобросовестные валютные операции» — поясняла ситуацию глава НБУ.

Смягчать понемногу валютные ограничения начали в середине 2015 года. Накануне отставки Гонтаревой регулятор снизил лимит обязательной продажи валюты экспортерами с 65 до 50% и разрешил населению покупать валюту на 150 тыс. гривен в сутки.

Все существующие валютные ограничения НБУ намерен собрать в едином законе, который заменит устаревший Декрет о валютном регулировании и более 120 нормативно-правовых актов.

Повышенные требования касались и банков. До 11 июля этого года они должны увеличить уставный капитал до 200 млн гривен. К 2019 году капитал должен быть не менее 500 млн гривен. Кроме этого, с 2017 года вступило в силу 351 постановление НБУ об оценке кредитных рисков. Теперь банки должны резервировать выданные кредиты наперед – еще до того, как получат подтверждение фактической платежеспособности заемщиков.

«Ужимала» Нацбанк

С приходом Гонтаревой НБУ объявил курс на оптимизацию. Первым делом регулятор избавился от непрофильных активов (например, Институт банковского дела) и за год сократил половину сотрудников (из 11 800 человек к концу 2014 года осталось 5 300). Общий план руководства НБУ подразумевает сокращение штата до 2 000 человек и закрытие всех территориальных подразделений, что позволит экономить около 480 млн гривен в год. Перед отставкой Гонтаревой регулятор упразднил представительства в Житомирской и Тернопольской областях.

«Мы построили современный рискоориентированный надзор за банками. Мы трансформировали весь Национальный банк. Мы сделали невозможным единоличное принятие решений. Централизовали функции и избавились от непрофильных активов. Провели реинжиниринг всех процессов в НБУ. Обновленный закон о Национальном банке, принятый в 2015 году, коренным образом изменил наш Нацбанк».

Выдавала рефинанс

По данным регулятора, текущая задолженность неплатежеспособных банков по рефинансу НБУ сейчас составляет 45,2 млрд гривен. Работающие банки должны гораздо меньше: 15,2 млрд, из которых 14,4 млрд гривен – это долг государственного ПриватБанка. Еще полмиллиарда должен Укргазбанк. Сама Гонтарева отмечает, что в начале ее каденции задолженность работающих банков составляла 111,7 млрд гривен. Сейчас — 15,2.

С июля 2014 года НБУ выдал 54,694 млрд грн рефинанса. Это меньше, чем регулятор выдал при ее предшественнике Степане Кубиве, который дал банкам 63,02 млрд гривен.

Список крупнейших должников-банкротов возглавляют известные украинские бизнесмены и политики. На своей финальной пресс-конференции Валерия Гонтерева перечислила каждого из них:

«Банк Надра – Дмитрий Фирташ –должен Нацбанку 9,8 млрд гривен. Олег Бахматюк по кредитам двух своих банков — VAB и Финансовая инициатива — должен свыше 10 млрд. Николай Лагун по кредитам Дельта Банка – 8 млрд. Константин Жеваго и его банк Финансы и Кредит – 6,3 млрд. Леонид Климов (он, кстати, сейчас является народным депутатом и даже в ходит в парламентский комитет по банкам и банковской деятельности) – 3,4 млрд гривен по кредитам Имэксбанка».

Национализировала ПриватБанк

Решение о национализации Привата было принято 19 декабря прошлого года. По мнению главы НБУ, переход банка в госсобственность был единственным выходом, поскольку недостача в капитале банка составляла 146 млрд гривен или 6 млрд долларов.

«Мы провели постаудит. Выявленные проблемы только подтвердились. Не 97% корпоративного кредитного портфеля были выданы связанным лицам, а все 100%. В последнюю ночь они провели мошеннические операции на сумму 16 млрд гривен» — рассказывает Гонтарева.

Она уверена, что решение проблемы ПриватБанка войдет в учебники, потому что аналогов подобному проекту в мире еще не было. Решение об отставке главы НБУ было во многом привязано к успешному разрешению «дела Привата». По словам Гонтаревой, если бы национализировать банк удалось не в конце, а в начале 2016 года, она бы покинула должность главы НБУ еще тогда.

В конце апреля в открытом доступе должны появиться результаты независимого аудита Привата с деталями по кредитному портфелю, задолженности связанных и лиц и дополнительной потребности в докапитализации.

Брала кредиты МВФ

При Гонтаревой Украина получила $10,09 млрд кредитов Международного валютного фонда. Последний из них — на миллиард долларов — 3 апреля. 

«Мы смогли подписать программу расширенного финансирования МВФ на $17,5 млрд. Именно помощь наших иностранных партнеров помогла поддержать украинскую экономику в катастрофично сложных условиях» — говорит Гонтарева.

По данным НБУ, после апрельского транша ЗВР Украины выросли до $16,7 мрлд, что покрывает 4 месяца импорта. До конца года в Нацбанке надеются получить еще 3 транша МВФ на $4,5 млрд. Это позволит нарастить резервы до $21 млрд».

«В следующие годы Украине придется выплатить в рамках обслуживания госдолга около $12,8 млрд. Сотрудничество с Фондом является залогом того, что мы сможем выплатить эту сумму без лишнего стресса для валютного рынка» — резюмирует глава Нацбанка.

При этом Гонтарева отметила, что на новость о ее отставке в МВФ отреагировали «без особого восторга».

Выдерживала атаки олигархов

«Сейчас мне тяжело даже думать о новой работе. Потому что тот негатив по отношению ко мне за последние три года надо еще как-то пережить» — говорит Гонтарева. 

Она действительно периодически подвергалась серьезным информатакам. Наиболее крупную из них увенчала брошюра бизнесмена и депутата Сергея Таруты, подготовленная в соавторстве с главой Ассоциации украинских банков Александром Сугоняко. Тогда же к делу подключились и депутаты из парламентского комитета по финансам и банковской деятельности во главе с Сергеем Рыбалко. Но ни брошюра, ни обращение нардепов к президенту с просьбой инициировать отставку Гонтаревой, особо на ситуацию не повлияли.

Повлияло кое-что другое. Незадолго до отставки в интервью Financial Times глава НБУ рассказала, как ей угрожал расправой некий известный украинский олигарх. В начале весны активисты, связанные с политическим крылом батальона Азов — партией Национальный корпус — провели под НБУ акцию протеста. Перед самой отставкой Гонтаревой они же пикетировали ее дом.

«Вы видели эти акции возле моего дома. Видели эти гробы с моей головой в национальном банке. Я не полиция, я не могу это остановить» — сказала в конце своей финальной пресс-конференции пока еще действующая глава Нацбанка. 

Мнение украинцев

Как оценить работу Валерии Гонтаревой в НБУ? Действительно ли она самый прогрессивный реформатор в украинской власти или же ее деятельность только навредила Украине?

«Минфин» предлагает читателям самостоятельно ответить на все эти вопросы. Для этого достаточного поучаствовать в нашем опросе

Опубликовано на minfin.com.ua 10 апреля 2017, 16:42 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
0
Петр Сагайдачный
Петр Сагайдачный
11 апреля 2017, 01:35
Киев
#
Я никогда не был сторонником Гонтаревой, но нужно быть либо с компании опоблока, либо с компании Мураева или Юли, чтобы отрицать очевидное — среди проколов есть и явные «плюсы». Она или они (Правление) правильно сделала/ли (и неважно, что по «лекалам» наших западных товарищей): «закрыв» порядка 90 банков, трансформировала НБУ и поменяла основные процессы в его работе, национализация Привата, жесткая монетарная политика в начале и середине каденции, плавающий курс. Правда в последнем пункте — интересный вопрос: какова доля объективных факторов (которые нельзя не видеть) в жесткой «просадке» грн. и, соответственно, доля НБУ в его явном нежелании давать грн. укрепляться?
Вот в чем «перегнула палку» — слишком рано запустили в работу новую методику оценки кредитных рисков по Постанове №435 (если с номером ошибся, надеюсь, поправите),
это та в которой изменена модель учета рисков с фактически понесенных на ожидаемые (ECL). «Минусы» тоже очевидны — в наших «экстремальных» условиях работы экономики это приведет к росту отчислений в резервы и снижению РК (а кредитовать экономику все же надо). Даже Базельский Комитет не решился переходить сразу на эту модель по тем же причинам (резервы и капитал) и, может быть, введут эту модель с начала 18 года.
+
0
Петр Сагайдачный
Петр Сагайдачный
11 апреля 2017, 01:51
Киев
#
Уточняю, Постанова не 435, а 351.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться