ВХОД
Вернуться
Что следует изменить в законе о трансфертном ценообразовании
Фото: shutterstock.com

Что следует изменить в законе о трансфертном ценообразовании

В новых правилах контроля трансфертных цен государство ощутимо ужесточило требования. Чтобы ослабить в некоторых местах слишком сильно «закрученные гайки», не нужно проводить кардинальный пересмотр всего закона – достаточно нескольких точечных правок, для того чтобы выровнять ситуацию и устранить перегибы.

Новый Закон об усовершенствовании трансфертного ценообразования в Украине, принятый в пакете новой налоговой реформы в конце 2014 года, кардинально пересматривает «философию» контроля трансфертных цен – переход от правил расчета цены по старой версии к правилам проверки рыночного характера цены в действующей.

Закон все еще имеет ряд спорных вопросов.

Например, проблемы в отношении биржевых товаров, с точки зрения экономики и правил расчета цены. Но, несмотря на это, он не так уж и плох. Тут присутствует и принцип «вытянутой руки», и рекомендации по приоритетности применения методов, и многие другие правильные вещи. Некоторые проблемные вопросы, к тому же, вполне можно сгладить, внеся небольшие коррективы в законодательство. Куда больше критики вызывают вопросы процедуры и юридических формальностей. Вкратце обозначим основные из них.

Финансовые пороги для контроля

Финансовые пороги для признания операции контролируемой опустили до «неприлично» низкого уровня. Контролировать импортные или экспортные операции для компаний с общим годовым оборотом в 20 млн грн (включая оборот связанных лиц) и оборотом с одним контрагентом в 1 млн грн (что при нынешнем курсе НБУ немногим превышает 60 тыс. долларов) – это не только чрезмерное давление на средний бизнес. Это еще и нерациональное использование государственного ресурса. Даже если предположить, что цена по импортной сделке была завышена в два раза (и таможня успешно взыскала с этого импорта в два раза больше пошлины, если таковая имеется), налоговые потери государства от такого уклониста будут составлять всего 5400 долларов. В то же время ресурс, необходимый для обработки огромного количества отчетов, их мониторинга, а также, возможно, проверки такого налогоплательщика, может оказаться несопоставимым с выгодами от такого контроля.

Вспомним основной тезис, озвученный в рамках данной реформы: «Олигархи должны платить справедливую долю налога». Неужели собственника бизнеса с оборотом (даже не прибылью) в 25 млн грн в год можно считать тем самым олигархом, который должен платить больше?

Увеличение финансового порога сможет существенно уменьшить административную нагрузку на обе стороны процесса – бизнес и налоговую службу.

При этом достаточно поднять порог общего годового дохода группы связанных лиц, чтобы вывести из зоны контроля средний бизнес. Есть ли смысл после этого проверять у крупных компаний сравнительно небольшие операции – это уже вопрос для обсуждения.

Основания для проведения проверки

Закон предполагает, что теперь проверка трансфертных цен может проводиться в случае если:

а) налогоплательщик подал отчет о контролируемых операциях (то есть сам признал, что он совершал контролируемые операции);

б) налогоплательщик не подал отчет о контролируемых операциях или подал его с нарушениями установленного порядка;

в) налогоплательщик не подал документацию о трансфертных ценах или подал ее с нарушениями установленного порядка;

г) налоговый орган в ходе проверки отчета и документации установил наличие нарушений.

Естественно, при таких полномочиях избежать проверки трансфертных цен как безосновательной просто невозможно – подал ты отчет или нет, налоговый орган имеет право провести на основании этого документальную проверку. Очень интересный метод снижения административной нагрузки на бизнес.

Удивление при этом вызывает то, чем не устраивала прошлая формулировка оснований для проверки – проверка проводилась при неподаче отчета и при установлении в рамках мониторинга отклонений от рыночной цены. Ведь если компания подала отчет и документацию, и нет оснований считать, что цена установлена неправильно – зачем тогда проводить проверку? Возврат предыдущих правил будет здесь весьма целесообразным.

Срок проверки

В законе установлены новые сроки проверки – 18 месяцев. Напомним, что при введении контроля трансфертного ценообразования в 2013 году все возмутились сроку в 12 месяцев с правом продления на 6 (итого те же 18 месяцев), после чего удалось уменьшить этот срок до 6 месяцев с продлением еще на 6 (итого 12 месяцев проверки).

Специалисты по трансфертному ценообразованию в один голос подтвердили, что вопросы ценообразования очень сложные, и проверить их быстрее на практике нельзя. В этом действительно есть рациональное зерно. Но ведь никто не заставляет налоговиков считать быстрее, чем это практически возможно.

Суть проблемы в том, что закон не разделяет выездную и невыездную части проверки.

Этого не удалось добиться ни в 2013 году, ни в новом законе.

Радует то, что в нем хотя бы прослеживается сама идея того, что налоговики не должны все время сидеть в офисе у налогоплательщика (предусмотрена процедура запросов копий документов для анализа и прочее). Однако, зная наши реалии, хотелось бы увидеть в законе четкое ограничение срока, в течение которого налоговики могут находиться на выездной стадии проверки. Это дало бы дополнительный комфорт бизнесу, который в сложившихся обстоятельствах ему не помешает.

Опросы сотрудников

Один из цивилизованных методов определения того, какую роль занимает компания в общей структуре бизнеса группы, – опрос ее сотрудников. Узнав у людей на месте, что именно они реально делают в рамках своего рабочего дня, можно понять, какой набор задач выполняла такая компания. И каждая такая задача в рамках общего бизнеса должна быть оплачена по рыночной стоимости. Тем не менее, в законе данный вопрос решается слишком радикально:

а) Опросы сотрудников налоговики могут проводить не в процессе проверки, а в рамках мониторинга. То есть захотелось им пообщаться с генеральным директором – пожалуйста, извольте прийти. И никакой проверки для этого начинать не нужно.

б) В ходе проверки налоговики также могут проводить опрос должностных лиц и сотрудников контрагента. Более того, налогоплательщик обязан обеспечить проверяющих возможностью опроса таких лиц. Генеральный директор иностранного покупателя будет «очень рад» приглашению для опроса в Украину (особенно если этот покупатель был несвязанным швейцарским трейдером, что тоже случается).

Оба этих положения, даже если они и не будут применяться для давления на бизнес, выглядят довольно угрожающе.

Их можно было бы изменить, прописав возможность опросов только в рамках проверки (или в режиме предоставления письменных пояснений при мониторинге). Также желательно несколько смягчить положение об обязанности обеспечить возможность опроса сотрудников контрагента. В частности, необходимо ограничить это только связанными лицами налогоплательщика и установить возможность опроса в режиме видеоконференции.

Ответственность

В довершение всего закон вернул ответственность за нераскрытые в отчете контролируемые операции в размере 5% от их суммы и увеличил штраф за неподачу документации до 3% от суммы операции, по которой не подана документация (но не больше 200 минимальных зарплат за все незадекларированные операции).

Когда аналогичные размеры штрафов, принятые еще в 2013-м, отменялись в мае 2014 года, это было воспринято как значительный шаг навстречу бизнесу.

Ведь, учитывая сложность вопроса определения трансфертных цен, взимать такие штрафы за формальные нарушения было бы чрезмерным давлением на бизнес. Однако не прошло и года, как данные штрафы вернули. При этом в сочетании со снижением порогов для контроля. Будем надеяться, что до момента подачи отчета за 2015 год что-либо из этих критериев пересмотрят в сторону уменьшения.

В итоге можно констатировать, что с точки зрения экономики и установления правил расчетов закон действительно не так уж и плох. Также понятна необходимость дать налоговой службе некоторые дополнительные полномочия для контроля трансфертных цен, чтобы весь механизм не оставался нереализованным положением в Налоговом кодексе. Тем не менее, в некоторых местах требования оказались слишком суровыми – их все-таки необходимо немного ослабить.

Вадим Медведев, юрист, ЮФ Avellum Partners

Опубликовано на minfin.com.ua 23 января 2015, 09:58 Источник: Forbes Украина
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд