ВХОД
Вернуться
14 декабря 2012, 12:37
Победители «валютных» войн будут править миром.
Фото с сайта ubr.ua

Победители «валютных» войн будут править миром

В 2013-м в мире начнутся новые «валютные войны». Крупнейшие мировые экономики будут стремиться к снижению своих валют для поддержания внутреннего роста. Так считает глава Банка Англии Мервин Кинг. По его оценкам, такая политика может вызвать отрицательную реакцию со стороны развивающегося мира. И эта реакция может нарушить планы больших стран. Как отмечают западные СМИ, рынок прислушивается к комментариям главы банка Англии, так как он пользуется неизменным уважением среди представителей других Центробанков. О перспективах развития такого сценария УБР поинтересовался у заместителя председателя правления коммерческого банка Дмитрия Дребота.

О начале «валютных войн», как о свершившемся факте говорят давно. В чем может быть их усиление?

Дребот: Валютные войны это один из последних инструментов или самый последний, оставшийся у ряда крупных стран, основных игроков, включая и Украину, который может позволить удержать экономику в позитивной динамике.

Раз уж Вы сразу вспомнили Украину, каковы ее перспективы в такой войне?

Дребот: Для Украины один из важнейших векторов - стимулирование внутреннего спроса, развитие внутренней экономики. Второго поля для деятельности нет. Если происходит охлаждение на внешних рынках, то Украине надо больше внимания уделять внутреннему рынку, чтобы удержать позитивную динамику. И инструменты «валютных войн» - это один из моментов для создания благоприятной ситуации для развития внутреннего рынка. Мы должны ограничить импорт, стимулировать внутренний рынок, поддержать экспорт. И один из основных путей, которые способствуют этой динамике — ослабление национальной валюты. Разумное ослабление. Это может быть 1-2-3-5%. Речь не в цифрах. Речь в подходах.

Нынешнее ослабление гривны уже можно включить в начало этого подхода?

Дребот: Установление гибкого курса, который даже с небольшой волатильностью изменяется последние месяцы — это уже шаг навстречу нормальному существованию экономики. Этот курс отражает реально ту динамику, которая необходима, и это реально происходит в экономике. Плюс политику, которую ведет НБУ. Это должны быть взаимодополняющие вещи, которые преследуют благую цель — развития экономики с помощью плавного валютного курса в любую из сторон. 

Вы говорите с позиции одного государства. Но если большое количество стран становятся на такую позицию? Отсюда и определение «валютная ВОЙНА»…

Дребот: Как тогда оно должно измениться?? Это борьба разных подходов к регулированию. Если мы возьмем традиции и законы в Китае или Еврозоне по формированию курса — они принципиально разные. Китай удерживает свою валюту. ЕЦБ выходит на рынок с интервенциями, когда видит исключительную ситуацию. За последние годы таких ситуаций почти не было. Курс снижался к доллару, рос к доллару и ЕЦБ спокойно на все это смотрел. 2-5-10% колебания евро-доллара в одну или другую сторону не приводит к тому, что Центробанк Европы или ФРС вмешивается в курсообразование или проводит какие-то интервенции.

Но тогда это можно назвать пассивной позицией. Разве это «война» в том понимании, которое вкладывается в это слово?

Дребот: В том то и дело, что сейчас этого нет. Но есть страны, которые к этому могут прибегнуть. Например, страны Азии могут прибегнуть к стимулированию. Они могут опустить свою валюту или сделать что-то такое, что будет способствовать их внутреннему спросу. Они видят такую же общую динамику на внешнем рынке, где все охлаждается. И у них, как и у нас, есть потенциал внутренний. Мы начинаем загружать внутреннюю экономику, используя свои механизмы генерирования ВВП, механизмы для создания внутреннего потребления. На внешние уже рассчитывать нельзя.

Для этого нужны финансовые вливания…

Дребот: На микроуровне это будет. Это будут программы поддержки отдельно взятых отраслей, к примеру, строительства или сельского хозяйства. Нет другого пути, чтобы толкнуть экономику, только надо влить деньги. Коммерческие банки этого делать не будут.

Назовите страны, которые активнее всего могут участвовать в валютных войнах?

Дребот: Сейчас все больше лозунгов основных экономистов, стратегов и политиков о том, что позиции глобальных экономик могут измениться. И начнется с изменения позиций Центробанков. Как, например, Центробанка Европы, когда ЕЦБ или любой другой банк, пусть Англии, захочет девальвировать свою национальную валюту и всеми способами будет этому способствовать. То есть, чаще выходить на рынок и участвовать в торгах. Это и будет изменением устоявшихся особенностей их политик за последние годы. И это будет рычагом эффективного влияния на развитие экономики данной страны. Прибегнут ли они к этому? Это то, что рынки ждут.

Какие основные инструменты валютной войны?

Дребот: Продажи золота из резервов, эмиссионный центр, то есть, запуск печатного станка, выкуп других валют за счет собственной, выход на реальные живые торги, и, соответственно, ослабление национальной валюты — это из того выбора, что есть на данный момент. Но это уже детали: как это будет происходить. Важно - какую цель ставят. Раньше такого не было.

Возможно применение сговора нескольких стран с целью обвались определенную валюту?

Дребот: Раньше, когда происходили резкие колебания еще на паре марка-доллар или евро-доллар — были ситуации такого «сговора». Но назвать это сговором трудно. Это концептуальная открытая позиция Центробанков. Они заявляют, что их не устраивает какая-то ситуация. Они озвучивают свою позицию, что уже есть основанием для принятия решения игроков в ту или иную сторону. И только если реакция на их заявления отсутствует, они будут выходить и реально проводить нужные им движения на рынке.

Яркие примеры таких реакций?

Дребот: Это было давно, начало 2000-ых — конец 90-ых. Были колебания по дойче-марке, когда Бундесбанк активно выходил. Очень яркий — ослабление евро, когда он начал сильно дешеветь против доллара. И с точки 1.2 курс ушел ниже паритета. Евро был ниже доллара — в районе 0.8. Вот с тех уровней ЕЦБ и ФРС выкупали евро. То есть, создавали спрос на рынке. И от этих уровней цена отскочила вверх.

С кем в паре играть Украине и против кого?

Дребот: Главное, чтобы Украина себя не переиграла. Украина — слабая держава в данном вопросе. У нас нет развитого финансового рынка. Не думаю, что кто-то из наших соседей, которые имеют равные проблемы с нами и такие же недоразвитые финансовые рынки, поверят в идею какого-то общего сговора или консенсуса по выходу на рынок с одной стороны, с целью ослабление валют стран, входящих в группу.

Насколько увеличивается диапазон колебаний валют в момент активизации «валютных войн»?

Дребот: Это очень условно. Главная задача при ослаблении валюты — выход на рынок ЦБ с целью поддержания национального курса, как делает наш НБУ. Первая задача — стабилизировать ситуацию, когда идут резкие изменения на валютном рынке, не отражающие реальную экономическую ситуацию. Первая задача - это остановить эту динамику. Вторая - вернуть какие-то условно оговоренные курсовые ориентиры.

Есть два глобальных игрока - Европа и США. Насколько усилия других стран способны изменить их глобальную игру и планы этих стран?

Дребот: Чтобы вмешаться в их игру, страны должны быть по уровню своей экономики выше Америки и Европы. По ряду показателей - численность населения, территория, запасы… Азиатские страны во главе с Китаем и Индией, частично Япония являются этими локомотивами, способными создать такую группу. Если их экономика достигнет размера, сопоставимого с экономикой Европы и Америки, они будут играть на валютном рынке свою политику. 

Какова временная перспектива этого?

Дребот: Если позитивная динамика отразится, то, по прогнозам аналитиков, это 2025 год. Это если будет экономическая динамика позитивная несколько лет подряд. Вот тогда Китай точно будет на достойном уровне.

Опубликовано на minfin.com.ua 14 декабря 2012, 12:37
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд