ВХОД
Вернуться
17 октября 2012, 09:50
Очередная налоговая революция.
Фото с сайта zn.ua

Очередная налоговая революция

Перед нашим взором проходит череда событий, каждое из которых нам предлагают считать налоговой революцией. Сначала подобным свершением предлагалось считать принятие Налогового кодекса (НК). Теперь при обсуждении новых налоговых ставок выяснилось, что НК не был реформаторским. Он преследовал лишь цель наведения порядка. А вот теперь мы, наконец, займемся восстановлением налоговой справедливости. Будем искать компромисс между коллективной сознательностью и личной ответственностью в соответствующих налоговых ставках НДС и налога с оборота, пишет Зеркало недели.

Доля рационального смысла в этом есть. Даже более того: власть имеет право на подобный эксперимент, если проводить его честно и не привязывать к предвыборной кампании. Уж хуже, чем есть, не будет. Но то ли на самом деле нам подсовывают как революционные изменения?

Революция давно свершилась…

На самом деле революция в налогообложении произошла тихо и незаметно, когда мы перешли от многолетней практики бюрократической проверки первичных документов к оценке хозяйственных операций согласно «доктрине деловой цели». Переход состоялся в предшествующие несколько лет при полном молчаливом согласии сторон. Результаты такой налоговой революции закреплены в информационных письмах Высшего административного суда Украины N742/11/13-11 от 02.06.2011 г. и N1936/11/13-11 от 01.11.2011 г.: «Затраты и налоговый кредит считаются сформированными налогоплательщиком правомерно, однако контролирующий орган не лишен возможности доказать в установленном порядке факт несоответствия задекларированных последствий хозяйственной операции налогоплательщика в налоговом учете фактическим обстоятельствам. Потому что статьями 61 и 44 Налогового кодекса именно на эти контролирующие органы возлагается обязанность контролировать правильность формирования данных налогового учета налогоплательщиков, в том числе относительно правильности составления и достоверности первичных документов. Указанная норма распространяется также и на квалификацию хозяйственных операций».

Сегодня налоговая служба выигрывает 85% судебных дел против налогоплательщиков благодаря как раз этой «доктринальной» революции. Потому что дознание теперь не ограничивается фиктивными подписями и печатями, которые мы научились делать превосходно, а рассматривает сопутствующие доказательства реальной хозяйственной деятельности.

Сожаление вызывает лишь то, что эта «доктринальная» революция, как и все остальное в украинском исполнении, остановилась на полдороги. То есть мы успешно и быстро прошли часть пути, выгодную власти для наведения порядка, так и не приступив к реализации выгод для налогоплательщиков. А именно: перешли к фактической оценке хозяйственных операций, но так и не отказались от формальных претензий в оформлении первичных документов.

Доктрина деловой цели против бюрократии первичных документов

Итак, если уж мы пришли к соглашению трактовать операции по их хозяйственной сущности, то возникает вопрос: существуют ли основания признавать первичные документы недействительными в общем и целом на основании незаполнения (или неверного заполнения) одного из второстепенных реквизитов? Судебная практика в большинстве случаев считает, что «нет», ибо изначально ориентируется на разбирательство в сути происходящего. Налоговая служба продолжает утверждать: «да», потому что мундир обязывает видеть очередного налогового негодяя во всех и каждом.

Во имя всеобщего согласия с «новым порядком» пришло время заключить «пакт о ненападении» касательно содержательной части первичных документов. Оценивать их действительно по существу, а не по формальным признакам. Проблема видится только в том, что сама реализация подобного подхода может стать препятствием для множества очередных руководящих «хотелок».

Случилось так, что на сегодня налоговая служба не слишком существенные для себя документы великодушно относит к разряду «бухгалтерских». Порядок их заполнения регулируется нормативами бухгалтерского учета, а формы вообще доверяется разрабатывать Министерству статистики. Зато один уникальный документ отечественного изобретения налоговая служба всегда сберегает за собой. Как вы догадались — это налоговая накладная. Правила оперирования этим документом налоговая служба всегда разрабатывает самостоятельно. Поэтому и статус у этого документа какой-то промежуточный. Вроде бы «первичный», но не «хозяйственный», а «налогово-расчетный». Что позволяет при необходимости карать как за «первичный», но требования к нему устанавливать индивидуально — как к своему «финансово-отчетному».

Вот таможенная служба выходит с пожеланием указывать в налоговой накладной номер и дату таможенной декларации, по которым осуществлялся выпуск товаров в свободное обращение. Благо со своими «очень дополнительными сведениями» она уже давно перебралась на обратную сторону таможенной декларации. Но там несколько другая проблема — таможенная декларация имеет международно-согласованную форму, а потому не позволяет немедленно отражать руководящую линию каждого очередного начальника. А вот налоговая служба заполучила в свое распоряжение «в доску» свой документ — налоговую накладную, совершенствовать которую можно без всякого предела. И по причине непомерного роста числа обязательных реквизитов превращается этот документ в самую настоящую исповедь двух контрагентов об истории своего сотрудничества. С номерами договоров и счетов-фактур, с указанием условий отгрузки и оплаты и т.д. и т.п. С последующей регистрацией в общеукраинской информационной базе. А потом «карать, карать и карать» за несовпадение реквизитов.

Ходят слухи, что в процессе очередной налоговой псевдореволюции налоговая накладная исчезнет, а точнее — сольется с обычными первичными документами. Остается вопрос: мы обычные документы по уровню интеллектуальной сложности будем дотягивать до налоговой накладной или каким-то чудным образом вернемся к реальным бухгалтерским возможностям?

Предлагаем заключить пакт о допустимой сложности первичных документов и их последующей обработки. Содержание пакта видится примерно следующим. Каждый документ включает ограниченное и строго оговоренное количество реквизитов, которые определяют его действительность-недействительность. Содержание всех прочих дополнительных реквизитов может рассматриваться на предмет достоверности, однако непреднамеренные ошибки при их заполнении не могут ставить под сомнение хозяйственную операцию в целом. То есть это — информация «к сведению». Далее. Каждый документ, предлагаемый к использованию, предварительно проверяется на соответствие критерию «разумной сложности». Или проще: вероятность допустить непреднамеренную ошибку при его заполнении должна быть на несколько порядков ниже количества возможных случаев его преднамеренного искажения.

Объявляем сбор мнений среди реально работающих бухгалтеров: какие еще разумные ограничения следует включить в этот перечень, чтобы первичные документы выполняли свою основную функцию, а не становились бесконечными «отчетами» перед кем-то. Если уж «доктрина деловой цели», то не мешайте работать!

И это еще не все эмоции по поводу налоговой реформы…

P.S. Комитет ВРУ по вопросам экономической политики рекомендовал парламенту принять во втором чтении и в целом законопроект о внесении изменений в Закон «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине» относительно первичных документов. Проектом предлагается закрепить и НБУ за Министерством финансов регулирование вопросов методологии бухгалтерского учета и финансовой отчетности, а также наделить Минфинполномочиями по установлению требований к первичным документам и регистрам бухгалтерского учета и по определению порядка документального обеспечения записей в бухучете.

Опубликовано на minfin.com.ua 17 октября 2012, 09:50
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд