ВХОД
Вернуться
31 июля 2012, 16:19

Банки увлеклись инсайдерами

За последние два года объем инсайдерских кредитов в банковской системе активно рос. Сейчас они могут составлять 40% от общего объема кредитов. Не все уверены, что с этим явлением нужно бороться, пишет ЛигаБизнесИнформ.

Ключевая предпосылка для динамичного кредитования инсайдеров — катастрофическое падение доверия к «сторонним» заемщикам из-за невыполнения ими кредитных обязательств, а также невозможность для кредитора в рамках правовой системы должным образом защитить свои права. Кроме того, собственники банков не всегда имеют достаточно средств для пополнения капитала финучреждений, поэтому могут создавать капитал за счет кредитования связанных компаний.

По оценкам старшего аналитика ИГ «Тройка Диалог Украина» Евгения Гребенюка, доля займов, выданных банками связанным структурам, может достигать 40% портфеля.

«До кризиса небольшим бизнес-группам было удобнее и дешевле пользоваться услугами крупных универсальных банков, чем содержать внутригрупповой кэптивный банк. В последние же два года все развивается в противоположном направлении — усиление административного давления на бизнес и сворачивание активности, прежде всего, западных банков приводят к возрождению роли кэптивных банков», — уточняет эксперт.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко констатирует, что в отдельных банках инсайдерские кредиты составляют и вовсе 90%. «Это относится и к крупным, и мелким банкам. Есть один довольно большой банк, который активно привлекает депозиты у населения, а кредиты — на 100% инсайд», — уверяет финансист. По словам господина Охрименко, в последнее время распространенной стала выдача кредитов под ответственность одного из руководителей банка. В таких случаях заем выступает как инвестиция «топа» в совместный с кем-то бизнес.

Формально банки в целом не нарушает норматив максимального совокупного размера кредитов, предоставленных инсайдерам (Н10). При допустимом показателе 30% от капитала, данный показатель на 1 июля по системе составил 2,99% (в начале 2008 г. — около 7%; в начале 2010 г. — 3,3%).

Однако обойти формальные требования регулятора участникам рынка не так сложно. Для этого обычно используют фирмы, связь которых с банком через многоуровневую систему собственности сложно отследить.

«Есть целый рынок услуг, который позволяет выдавать кредиты на »прокладки«. Есть спрос — есть предложение», — отмечает Александр Охрименко.

Директор же департамента организации и стратегии «Кредобанка» Роман Лепак добавляет, что у Национального банка недостаточно инструментов для того, чтобы выявлять инсайдерские манипуляции банков.

А вот старший партнер адвокатской компании «Кравец, Новак и партнеры» Ростислав Кравец убежден, что регулятору не так сложно находить злоупотребления — было бы желание. Индикатором же, что его нет, служит фактическое согласие на нераскрытие информации (в т.ч. публичное) о владельцах банков. «На мой взгляд, объяснить такие пробелы в информации (о собственниках банков — Авт.), а также нежелание чиновников НБУ видеть данную проблему можно только одним — заинтересованностью в том, чтобы информация оставалась закрытой», — считает адвокат.

В основном инсайдерские кредиты выдаются банками с отечественным частным капиталом, входящими в состав ФПГ. Вторая крупнейшая группа кредиторов-инсайдеров — госбанки, которые активно финансируют госпредприятия. Именно из-за гиперинтенсивного кредитования «Нафтогаза» со стороны, прежде всего, «Ощадбанка», НБУ принял постановление, в котором выписаны льготные регламенты формирования резервов под кредиты НАКа. По данным самого «Ощадбанка», на конец 2011 г. объем кредитов, выданных НАКу, составлял 20,3 млрд. грн., или свыше 40% кредитного портфеля.

Нерезиденты, понятное дело, в таком не участвуют. «У »дочек« иностранных банков в абсолютном большинстве случаев отсутствует любой другой связанный бизнес в Украине. Иногда при таких банках могут существовать лизинговые компании или кредитные посредники, но взаимосвязь с ними никак не скрывается, и они однозначно идентифицируются как связанная сторона в отчетности таких банков», — говорит господин Лепак.

Отношение к инсайдерским кредитам двоякое. Представитель банка из группы крупнейших, которому приписывается достаточно активное финансирование родственных владельцам структур, анонимно отмечает, что «нужно различать инсайдерские сделки, граничащие с криминалом, и кредитование структур, близких к акционерам банка, на общих условиях».

«Любой нормальный банк сегодня ведет жесткую политику управления рисками и кредитует компании, о которых должен знать достаточно, чтобы прогнозировать риски. Инсайдерские компании в таком случае — идеальный заемщик. Банк владеет всей информацией, и в случае необходимости может подкорректировать стратегию заемщика. Риски по таким кредитам минимальны, — убеждает собеседник. — Если банк кредитует с соблюдением всех нормативов и резервированием, не так уж и важно, кому принадлежит компания, которая берет кредит, если она гарантированно может рассчитаться по своим обязательствам».

Роман Лепак же утверждает, что обычно родственные банкам компании получают кредиты по упрощенной процедуре и на лояльных условиях возврата. В других участников банковского рынка такие компании не получили бы аналогичные кредиты или из-за недостаточного обеспечения, или рискованности бизнес-проекта.

Именно злоупотребление кредитованием бизнеса собственников во время кризиса привело ряд банков к проблемам, а затем банкротства, напоминает господин Лепак. «Среди них были и крупные банки (»Укрпромбанк«), и малые (»Столица«, »Владимирский«, »Днестр« и др.). Опыт этих финучреждений свидетельствует, что операции со связанными лицами часто используются также для быстрого вывода активов из проблемного банка в случае финансовых затруднений или нежелание владельцев спасать банк», — отмечает эксперт.

К подобной позиции склоняется и Евгений Гребенюк. Хотя косвенным позитивом он называет тот факт, что кэптивные банки фактически консервирует в себе кредитные риски одной бизнес-группы. «То есть, банкротство такого банка не должно нести системной угрозы, хотя и является нагрузкой для Фонда гарантирования вкладов», — дополняет представитель «Тройка Диалог Украина».

Как НБУ следовало бы реагировать на расцвет инсайдерского кредитования? Мнения специалистов расходятся. Господин Гребенюк считает, что целесообразно ввести четкие критерии кэптивных банков и ограничивать их в праве привлекать розничные депозиты и пользоваться межбанковским рынком. Ростислав Кравец наиболее эффективным инструментом борьбы считает публичное раскрытие информации о собственниках банков. «Тогда чиновникам будет довольно тяжело закрыть глаза на существующие инсайдерские сделки», — убежден юрист.

А вот Александр Охрименко считает, что нужно поощрять выдачу инсайдерских кредитов. «Это единственный способ уменьшить долю проблемных кредитов. К сожалению, украинская банковская сфера еще далека от европейских стандартов ответственности заемщика. Очень сложно решать вопросы с проблемными кредитами в судах и без судов. Вот когда это изменится, тогда можно будет и уменьшать долю инсайдерских кредитов», — резюмирует финансист.

Опубликовано на minfin.com.ua 31 июля 2012, 16:19
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
0
yarg
yarg
31 июля 2012, 16:51
Кара-Луганск
#
«Ростислав Кравец наиболее эффективным инструментом борьбы считает публичное раскрытие информации о собственниках банков. „Тогда чиновникам будет довольно тяжело закрыть глаза на существующие инсайдерские сделки“, — убежден юрист.»

Этот юрист слышал о существовании фиктивных (подставных ) учредителей? Нет? жаль…
ну узнают все, что владельцами банка… являются Иван Иванов и Егор Егоров. И что?
+
0
vuvu
vuvu
31 июля 2012, 16:52
#
Ну надо как-то выживать, только не злоупотреблять
«Есть один довольно большой банк, который активно привлекает депозиты у населения, а кредиты — на 100% инсайд», — уверяет финансист" — Финансовая инициатива

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд