ВХОД
Вернуться
15 мая 2012, 13:41
«Люди после кризиса сильно изголодались по потреблению», — Дурицкий
Фото с сайта segodnya.ua

«Люди после кризиса сильно изголодались по потреблению», — Дурицкий

В интервью генеральный директор «КредитМаркет» Игорь Дурицкий рассказал о текущей ситуации с кредитованием в Украине, о том, почему в ближайшем будущем не стоит ожидать удешевления кредитов, реальна ли ипотека под 2—3%, что такое эффективная ставка по кредитам, и о многом другом.

— Как по состоянию на сегодня обстоят дела с кредитованием в Украине? В декларациях и пресс-релизах банки наперебой заявляют о своем желании и готовности кредитовать, а как на самом деле?

— Банки реально кредитуют, но на сегодняшний день мы имеем совершенно четкую тенденцию к укорачиванию кредитного портфеля, а именно к переходу от долгосрочных и среднесрочных кредитных продуктов к краткосрочным. Наиболее востребованы на сегодня автокредиты. Номер два по популярности — потребительские кредиты на покупку различных товаров и услуг, в первую очередь бытовой электроники, стройматериалов и тому подобное. И номер три — это наличные кредиты на любые цели.

Что вынуждает банки двигаться в таком направлении? С одной стороны, это структура фондирования, имеющиеся в их распоряжении источники денежных ресурсов. Ни для кого не секрет, что сегодня внешние рынки капитала для украинских банков закрыты. Внутренний рынок существует, но банки четко разделились на определенные сегменты и классы. Есть банки, у которых ликвидности хватает, и даже наблюдается ее избыток, таких в Украине несколько десятков, остальные вынуждены бороться за внутренний ресурс. В эту же борьбу уже включились дочерние структуры западных банков. Ставки по внутреннему ресурсу на сегодня — 16% и выше.

С таким ресурсом, который, с одной стороны, как правило, довольно короткий, а с другой — достаточно недешевый, длинные кредиты, например ту же ипотеку, выдавать затруднительно. Остается потребительское и автокредитование. Причем автокредиты в последнее время превратились для банков в игру с нулевым выигрышем, потому что, если взять реальную стоимость фондирования и реальную стоимость автокредитов, то там с учетом рисков маржа близка к нулю. Единственная возможность для заработка — это высокомаржинальные короткие продукты, связанные с бытовыми покупками.

— Почему кэш-кредиты и потребительские кредиты, эффективные ставки по которым, очень высоки, пользуются такой популярностью у населения?

— Эффективная ставка характеризует скорость обращения денег для финансового учреждения. Здесь надо быть очень осторожным, потому что реальная переплата для конечного покупателя кредитной услуги гораздо меньше. Если эффективная ставка может быть 100% и выше, то реальная переплата будет, например, не более 50%. А для конечного потребителя важно прежде всего то, сколько денег он взял и сколько, например, через год он должен вернуть. Для банка эффективная ставка может быть совершенно другая, потому что эти деньги погашались, выдавались заново в качестве новых кредитов, то есть обращались несколько раз. Поэтому «Индекс КредитМаркет» направлен все-таки на профессионалов и дает почву для размышлений и принятия решений профессионалам, а не конечным потребителям.

Теперь о том, что касается популярности коротких кредитов. Люди после кризиса довольно сильно изголодались по потреблению. Реальные доходы растут очень медленно, а зачастую даже снижаются, а потребности человека в новых приобретениях никуда не деваются. Со своей стороны, торговые сети стимулируют эти потребности, проводят различные акции совместно с финансовыми учреждениями, делясь с ними частью своей прибыли. Людям нужно покупать, нужно жить. А выбор небольшой. Автокредит не каждый может себе позволить, не говоря уже об ипотеке. И при таком небогатом выборе люди идут к тому, что доступно. А доступны сегодня потребительские и кэш-кредиты. И очень часто, даже несмотря на высокие ставки, эти решения оправданы. А высокие ставки объясняются еще и тем, что в них, к сожалению, «зашиты» риски неплатежей, формирование резервов под эти риски ну и высокая стоимость фондирования — вы прекрасно видите, что даже многие банки с иностранным капиталом сейчас принимают годовые депозиты под 20%. Вот и считаем: на входе — уже 20%, дальше на резервы нужно деньги отложить, на накладные расходы отложить — так и получается переплата 40—50%. От этого никуда не деться, и каких-то сверхприбылей здесь нет. Конечно, позитивная маржа, в отличие от той же ипотеки и от автокредитов, здесь есть, но говорить о том, что там какие-то супер-заработки, это тоже было бы опрометчиво, потому что уровень сгорания по таким портфелям тоже достаточно высок.

— Смягчили ли банки требования к заемщикам по сравнению с осенью прошлого года, когда кредиты фактически не выдавались?

— Прежде всего хочу сказать, что осенью прошлого года кредиты все-таки выдавались. Да, с конца августа было определенное снижение выдач кредитов в целом по рынку (мы говорим о потребительских кредитах, кроме ипотеки), достаточно сильное снижение до конца ноября, ну и в декабре был рывок в сторону увеличения кредитования в связи с повышенным предновогодним спросом на товары. Потом были январь — март 2012 года, когда в январе — феврале постепенно стабилизировалась ситуация с ликвидностью на финансовом рынке, и только с марта пошло определенное облегчение — немножко, очень плавно подсели депозитные ставки. Но того, что все ожидали в конце марта — начале апреля (резкого удешевления финансовых ресурсов), к сожалению, не произошло.

Для среднего украинского банка ресурсы все еще в дефиците, за них идет борьба. Это средства физических лиц, и они не могут быть дешевыми, потому что в Украине больше 170 банков, большая часть из которых воюют за одни и те же ресурсы. Всегда найдется какой-то банк, для которого ликвидность — это вопрос жизни и смерти, и он поставит такую ставку, что вкладчик пойдет к нему. Следом начинают подтягиваться остальные банки и так далее. Поэтому, к сожалению, почвы для существенного удешевления кредитных услуг мы пока не видим, кредиты будут оставаться относительно дорогими и относительно краткосрочными и среднесрочными.

Но уже сейчас просматривается тенденция к наращиванию банками кредитных портфелей. К сожалению, пока не растет ипотека — она по сравнению с первым кварталом прошлого года даже немного снизилась.

— Что вы можете сказать о президентской инициативе ипотеки под 2—3% годовых? Это вообще реально?

— Ситуация, которая на сегодня сложилась в стране с ипотекой, — это производная от ситуации с ипотекой во всем мире. Именно из-за этого продукта события осени 2008 года приобрели такой глобальный характер. Весь мир сильно обжегся на ипотеке и стоимости недвижимости, хотя очень часто непрофессиональные обвинения звучали и в сторону всего потребительского кредитования. Но, как видим, во всех остальных сегментах таких проблем, как с ипотекой, не было ни в одной стране.

В Украине рынок недвижимости, строительство первичного рынка, ввод в эксплуатацию и финансирование этих операций банками упали до такого уровня, что без активного вмешательства государства эту ситуацию уже не переломить. Ее надо кардинально менять по всей цепочке — начиная от оформления земли в собственность и заканчивая процедурами ввода жилья в эксплуатацию.

Что касается заявлений государства о стимулировании относительно дешевой ипотеки, то направление выбрано верное. Однако надо понимать, что эта ипотека будет доступна совершенно определенному сегменту клиентов, это должны быть социальные программы, спонсируемые государством, поскольку их стоимость ляжет на госбюджет. Ведь сегодня даже далеко не все западные банки имеют деньги в своей валюте под 2—3%. Фактически речь идет о дотировании бюджетом определенных программ, поэтому должна быть определена категория населения, которая сможет на это претендовать, и категория недвижимости, которая будет возводиться. Ясно, что это будет жилье экономкласса. Также ясно, что объем этого фондирования будет строго ограничен, как и возможность участия в этих программах, и требования к тому, кто эти кредиты сможет получить.

Тем не менее усилия в данном направлении предпринимать необходимо, потому что во всем мире ипотека — это драйвер, который тянет за собой всю экономику. Но надо понимать, что реальные цифры будут достаточно скромны, потому что это существенные расходы, которые лягут на бюджет.

— В одном вашем недавнем исследовании вы проанализировали «портрет типичного киевского ипотечного заемщика». И пришли к выводу, что он берет «примерно 200—250 тыс. гривен на 3—5 лет под 22—24% годовых, отдавая банку при этом около 12—15 тыс. гривен в месяц из своих 25—35 тыс. гривен реального ежемесячного дохода». Вопрос такой: сколько в Киеве вообще таких заемщиков, и зачем им связываться с ипотекой, если у них такие доходы?

— Здесь сразу нужно разделить понятия Киев и не Киев. Киев — это, по сути, страна в стране, этот рынок сам по себе уникальный. Как в России: есть Москва, а есть остальная часть Российской Федерации. В Киеве таких заемщиков десятки и сотни тысяч. Это необязательно киевляне, это, в том числе, и бывшие жители регионов, которые подтягиваются в столицу и любым способом находят возможность обзавестись здесь недвижимостью. Конечно, в регионах эти цифры совершенно другие, намного скромнее.

Сегодня на киевском рынке наблюдается четкая тенденция, связанная с докредитовкой. Скорее всего, это клиенты, которые берут деньги на относительно короткий как для ипотеки период — 3—5 лет — для того, чтобы доплатить сумму, которой не хватает. Это не классическая ипотека, когда есть первый взнос 20—30% и берется кредит на 10, 20, 30 лет, а как раз наоборот: есть 70%, а нужно докредитоваться на остальные 30 и в течение 3—5 лет погасить этот кредит, переплатив при этом всего 7—10%.

— А для банков такая докредитовка выгодна? Ведь вы говорили, что даже в случае классической ипотеки заработок банков близится к нулю.

— Если посмотреть «Индекс КредитМаркет ипотечный», который характеризует стоимость ипотеки с учетом страховки и так далее (а мы понимаем, что банк зарабатывает не только на процентах, но и на комиссиях от страховых компаний), то он составляет сейчас порядка 24%. То есть заработок все-таки есть, просто он относительно небольшой. И учитывая короткую продолжительность такого кредита, банку это выгодно, потому что ресурс короткий и нет больших разрывов ликвидности, связанных с тем, что в активах — кредит на 10 лет, а в пассивах — депозит на 3—6 месяцев.

Другое дело — наличие таких клиентов, готовых докредитовываться. В столице они еще есть, в регионах их практически нет. Поэтому рынка нет, кредитовать, по сути, некого. Общаясь с крупнейшими банками, вы можете спросить их, сколько ипотечных кредитов они выдают в месяц, и вы увидите разочарование в их глазах: редко какой банк может похвастаться сотней в месяц, и это при условии развитой филиальной и региональной сети. Как правило, выдают 30—40 кредитов в месяц, и это реалии сегодняшнего дня.

— Почему эффективные ставки по всем видам кредитов, которые рассчитываются «КредитМаркетом», настолько превышают ставки, декларируемые банками?

— Важно понимать разницу между номинальной ставкой, которую декларируют банки, и эффективной, которую рассчитываем мы. Эффективная ставка учитывает номинальную ставку по кредиту, которую вы видите на сайте банка, плюс все сопутствующие услуги, которые продаются вместе с кредитом. Мы ввели индексы для всех видов розничных кредитов, и везде есть своя гипотеза — какое тело кредита, на какую сумму кредитуем и какие сопутствующие услуги считаем. Как правило, те, от которых нельзя отказаться: если автокредит, то страховка КАСКО и ОСАГО, если квартира, то страхование жизни и квартиры.

Для каждой группы кредитов есть определенная корзина банков, чьи условия рассматриваются, и есть совершенно четкие требования, почему те или другие банки находятся в каждой корзине. Главное условие — банки должны реально, а не декларативно кредитовать, поэтому для расчета индексов мы выбираем наиболее активных игроков на рынке. Также эти корзины могут меняться. Как только мы замечаем банк, который начинает активно выходить на этот рынок, мы включаем его в корзину, а тех, кто перестал кредитовать, исключаем. Например, многие банки сейчас уходят из потребительского кредитования или кэш-кредитования, обжегшись на этом деле. Таким образом, имея портфель активных банков, номинальную ставку и все сопутствующие расходы, связанные с получением кредита, имея совершенно четкую методику расчета эффективных ставок, мы раз в две недели публикуем по каждому виду кредита эффективную ставку.

Конечно, эта информация значительно интереснее профессионалам-финансистам, чем конечному потребителю. Собственно, проект «Индекс КредитМаркет» и направлен на профессионалов финансового рынка. Мы по медиане показываем среднюю ставку по рынку в каждом виде кредитов, и участники рынка всегда могут ориентироваться, где их условия находятся в данный момент — выше или ниже рынка, — и следить, чтобы у них не было серьезных перегибов как вверх, так и вниз.

— Давайте поговорим о таком сравнительно новом для Украины продукте, как кредитные карты. Каковы их перспективы, учитывая не очень высокую карточную культуру населения Украины?

— Здесь надо сразу определиться с терминологией. Кредитная карта — это карта, с которой ее владелец пользуется кредитным лимитом, имеет определенный льготный период погашения, в течение которого не начисляются проценты, имеет возможность уходить в минус и так далее. Не надо путать их с дебитными зарплатными картами с овердрафтом, классическими дебитными картами с овердрафтом, а также с картами, на которые выдаются кэш-кредиты, когда карта — это всего лишь инструмент доступа к деньгам.

Кредитная карта — это пик кредитной эволюции. Это сложная комплексная услуга, которая предусматривает грейс-период (период льготного пользования кредитом — Прим. ред.), кредитный лимит, правила игры, которые устанавливают, сколько от тела кредита надо погашать в месяц, как им можно пользоваться и в какой лимит заходить.

И основное отличие в том, что она действует определенный период времени: у тебя есть лимит, и ты этот лимит можешь задействовать, активировав его тогда, когда тебе нужно. Именно поэтому в кризисное время банки не очень хотят работать с кредитными картами. Ведь никогда не знаешь, когда у заемщика начнутся финансовые проблемы, и он, будучи уже не в состоянии погасить задолженность, начнет активно пользоваться своим кредитным лимитом.

В Украине ситуация с платежеспособностью населения с конца 2008 года и по сей день остается достаточно напряженной, поэтому большого распространения классические кредитные карты у нас пока не получили. Для банков это очень высокорисково. Если смотреть на динамику «Индекса КредитМаркет», то можно увидеть, что это самый нестабильный кредитный продукт — ставки прыгают то вверх, то вниз, банки то заходят на рынок, то выходят из него, и так далее.

Это очень сложный продукт с точки зрения рисков, особенно в нестабильной среде. Это высший пилотаж, чтобы такой кредит массово продавать. Более того, кредитная карта — это продукт для сегмента «средний плюс», в то время как потребкредит или кэш-кредит — для сегмента «средний минус», то есть для 80% населения Украины.

Простой пример — оценка заемщика при потребительском кредите, как правило, происходит несколько часов, кредит наличными выдается, условно говоря, за день, а для получения кредитной карты реально понадобится две недели. В этом случае происходит полноценная оценка заемщика, его кредитной истории, доходов и тому подобное, потому что, несмотря на всю высокотехнологичность кредитной карты, ее более низкую стоимость по сравнению с потребкредитами и кредитами наличными, при неправильном подходе она несет в себе гораздо более высокие риски. Ведь лимиты могут выставляться весьма неплохие, а риск дефолта заемщика присутствует в любой период времени.

Поэтому украинскому рынку предстоит пройти еще довольно долгий путь, на котором нужно будет научиться работать, понимать поведение заемщика, прогнозировать движение его финансовых потоков, прежде чем переходить к таким наиболее цивилизованным формам кредитования. Наши банки пока делают только первые попытки.

— Можете спрогнозировать изменения ставок по всем видам розничных кредитов до конца года?

— Как минимум до осени мы не видим каких-то существенных факторов, которые сильно бы повлияли на динамику ставок как в одну, так и в другую сторону. Рынок находится в состоянии сжатой поставки ресурсов, основной источник которых — депозиты физлиц, за которые идет постоянная борьба. Кроме того, политика банков, которые уже обожглись в кризис, предусматривает достаточно жесткий отбор заемщиков — как физических, так и юридических лиц. Все это не позволяет нам делать прогнозы на существенное изменение цен.

— А что по объемам?

— В этом году мы ожидаем, что объем выдачи кредитов без ипотеки вырастет до 98 миллиардов гривен. Учитывая, что в прошлом году было 83,6 миллиарда гривен, можно говорить о росте до 20%. По ипотеке все гораздо скромнее: там наш прогноз — чуть-чуть выше уровня прошлого года. Если в прошлом году было 4,150 миллиарда гривен, то в этом мы ожидаем 4,3 миллиарда гривен. Все-таки государство делает какие-то шаги, следовательно, должна быть какая-то позитивная динамика, но она будет минимальной.

Что касается популярности продуктов, то на первом месте были и остаются автокредиты: их доля составляет половину, а то и больше от всех выданных кредитов, кроме ипотеки, в месяц. Мы ожидаем роста доли продаж автомобилей за счет кредитных средств с 15% прошлогодних до 20%. На втором месте — потребительские кредиты: мы ожидаем, что доля товаров, продаваемых в кредит, будет подтягиваться до 50%. Для сравнения: до кризиса она была 60%, в кризис падала до 20—30%. Рост этого рынка мы также прогнозируем не менее чем на 20%. И третьи по популярности — кредиты наличными: мы ожидаем, что они также вырастут процентов на 20.

— Влияет ли на желание банков активно кредитовать ожидание девальвации гривны после парламентских выборов?

— Валютное кредитование физических лиц у нас уже давно остановлено законодательно, и даже существующих валютных заемщиков очень часто стимулируют «переворачиваться» в гривну, предлагают различные реструктуризационные программы, потому что валютный риск никуда не девается. С другой стороны, кредитный портфель банков потому и укорачивается, что все основные продукты-бестселлеры предлагаются в гривне. Кредитовать в гривне ипотеку в условиях постоянных валютных рисков — это очень больной вопрос для банков. Особенно для дочерних структур западных банков, которые получают фондирование в валюте и активно пользуются этим относительно дешевым ресурсом до того момента, когда валютный риск случается и убытки списываются за счет капитала материнской структуры. Конечно, это все влияет и на длину кредитов, и на спрос, и на укорачивание портфелей.

— Многие банкиры говорят, что сейчас очень сложно найти хорошего заемщика, потому что они все уже закредитованы. Действительно ли их так мало?

— Относительно недавно USAID и IFC проводили опрос среди населения Украины на тему, кто какими банковскими услугами пользуется. И результаты показали, что из потенциального объема платежеспособных граждан, которые могли бы обслуживать те или иные банковские продукты, в банки за кредитами обращаются гораздо меньше половины. Остальные принципиально не пользуются кредитными продуктами, а в банк ходят, чтобы совершить коммунальные платежи, иногда — обмен валют, иногда — открыть депозит. В последнее время, в связи с ростом объема зарплатных проектов, многие стали пользоваться еще и зарплатной дебитной карточкой. Если же говорить о кредитах, то для них это просто табу.

А среди тех, кто решили пользоваться кредитными продуктами и уже активно ими пользовались, немало таких, которые, как через мясорубку, прошли через многие банки. Некоторые из них сохранили позитивную историю, некоторые обожглись, но факт в том, что сегмент активных пользователей кредитных продуктов действительно сужается.

— Насколько сейчас велик объем проблемных кредитов в Украине?

— Оценки разные, и разбег между ними достаточно большой. По официальным данным, публикуемым Нацбанком — порядка 10—13%, по оценкам международных финансовых организаций — до 30—40%. Скорее всего, истина где-то посередине, но это еще очень сильно зависит от банка к банку — кто как обжегся в кризис. Кто активно работал с валютной ипотекой, а кто не успел; кто активно работал с малым и средним бизнесом в валюте, а кто не успел; у кого политика риск-менеджмента была более консервативна, и направлена на меньший объем, но большее качество, а кто просто завоевывал долю рынка, чтобы потом выгодно продаться.

— Много ли проблемных кредитов передано коллекторам?

— На сегодня коллекторы эффективнее всего научились работать с потребительским кредитованием — там маленькие займы, клиента проще всего стимулировать к возвращению, и, самое главное, у него есть возможность это вернуть. Понятно, что вернуть несколько тысяч гривен, чтобы не иметь в дальнейшем проблем на работе, нежелательных звонков и так далее, проще, чем вернуть тот же автокредит или ипотеку. По ипотеке усилия коллекторов часто тщетны — клиент все равно не возвращает, потому что оценочная стоимость залога может оказаться в разы ниже, чем сумма кредита. Кроме того, возможность взыскания залога обременена различными социальными законодательными ограничениями.

Дмитрий Шпакович

Банки.ua

Опубликовано на minfin.com.ua 15 мая 2012, 13:41
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд