ВХОД
Вернуться
26 марта 2012, 10:00

Урок химии. К чему ведет реформа Нафтогаза

Реорганизация НАК может обернуться тем, что финансово-промышленные группы заполучат контроль над прибылями госкомпаний, оставив государству их убытки, пишет ЛигаБизнесИнформ.

Несколько дней назад Верховная Рада в первом чтении приняла законопроект нунсовца Юрия Кармазина о реорганизации НАК Нафтогаз Украины. Принятие проекта было прокомментировано частью оппозиции как большая победа над властью. Поскольку в законе запрещается приватизация трубопроводов, самого Нафтогаза и компаний, которые должны отпочковаться от госкомпании в процессе реструктуризации. Особо акцентировали внимание на том, что Кабмин предварительно отозвал свой законопроект, в котором не был прописан запрет на приватизацию. Некоторые заголовки звучали в стиле «оппозиция победила Кабмин». Однако праздновать победу слишком рано. При помощи закона Кармазина, скорее всего, попытаются реализовать схему, которая предполагает получение полного контроля над финансовыми потоками в нефтегазовом секторе заинтересованными финансово-промышленными группами и навешивание издержек и убытков созданных в процессе реорганизации компаний на государство.

Все лучшее — дочкам

Нынешняя система функционирования нефтегазового сектора далека от идеала. Разные его ветви разделены между дочерними компаниями Нафтогаза. Формально каждая из этих компаний подчинена руководству НАК и пребывает под кураторством одного из заместителей его главы. Однако де-факто менеджмент этих компаний формируется разными ФПГ. Используя политическую протекцию, менеджмент этот редко бывает подчинен своим непосредственным руководителям, активно выводя прибыли дочек налево посредством госзакупок и фиктивных накладных затрат.

Финансовая очистка госкомпаний — только одна сторона медали. Вторая — передел нефтегазового рынка, который можно затеять под видом его реформирования.

Однако, несмотря на подобную бесконтрольность, над всеми дочками НАК довлеет финансовый призрак материнской компании. Общие долги негативно влияют на вопросы развития перспективных направлений. И с этой точки зрения идея выведения дочек из состава НАК с целью их финансового оздоровления выглядит, может быть, спорно, но здраво. Однако такая финансовая очистка — только одна сторона медали. Вторая сторона — передел нефтегазового рынка, который можно затеять под видом его реформирования.

Сферы влияния

Три основных составляющих сектора — добыча, транспортировка и продажа газа на внутреннем рынке на — данный момент разделены между несколькими игроками. По данным ЛІГАБізнесІнформ, полученным из бесед с участниками рынка, нынешнее распределение ролей выглядит следующим образом: отвечающий за транспортировку Укртрансгаз курируется бизнесменом Дмитрием Фирташем, добыча газа и нефти поделена между несколькими игроками.

Укргаздобычу, отвечающую за разработку газовых месторождений на континентальной части страны, по данным участников рынка, полностью контролирует приближенная к президенту группа в составе старшего сына Александра Януковича и депутатов от Партии регионов Артема Пшонки и Юрия Иванющенко. Помимо этого, Иванющенко через близкий к нему менеджмент якобы контролирует не входящую в структуру Нафтогаза госкомпанию Надра Украины, распределяющую лицензии на добычу полезных ископаемых.

Ведущий разведку и разработку углеводородов на шельфе Черного моря Черноморнефтегаз до сих пор курирует народный депутат Николай Мартыненко через лояльного к нему руководителя предприятия Валерия Ясюка. В политической среде отмечают, что такое дивное кадровое постоянство (Ясюк занимает свою должность с 2009 года) вызвано политическим сотрудничеством Мартыненко и возглавляемой им парламентской фракции НУНС с властью. По словам участников рынка, занимающаяся добычей украинской нефти Укрнафта пребывает под совместным контролем Игоря Коломойского и Семьи, чьи интересы в компании представляет депутат от ПР Артем Щербань — друг старшего сына президента.

Внутренний рынок пока что находится в частичном ведении Фирташа (через сеть блгазов) и самого Нафтогаза, распределяющего квоты, то есть фактически под контролем министра энергетики Юрия Бойко (по данным СМИ — давнего приятеля Фирташа).

Многих существующая расстановка сил на рынке не устраивает. И уже сейчас можно предположить, что реформирование нефтегазового сектора может обернуться жестким переделом влияния.

Тенденция усиления Семьи во всех сферах экономики страны говорит о том, что перераспределение сектора будет проводиться в интересах этой доминирующей группы.

Перспективы передела

Пока что участники рынка могут только строить догадки о том, какая из групп влияния сумеет заполучить под полный контроль тот или иной кусок нефтегазового пирога. С одной стороны, как утверждают собеседники корреспондента ЛІГАБізнесІнформ, тенденция усиления Семьи во всех сферах экономической жизни страны говорит о том, что перераспределение сектора будет проводиться именно в интересах этой доминирующей группы. По крайней мере, Семья планирует сосредоточить в своих руках добычу, утверждают участники рынка.

«Мне кажется, что Семья возьмет под контроль Черноморнефтегаз. Уникальность ситуации заключается в том, что на Черноморке есть разведанные месторождения. Разведка на шельфе — самая дорогостоящая часть добычи. Не зря же втридорога государство буровую вышку покупало. За госсчет у нас так пировать имеет право только один человек», — поделился соображениями один из собеседников.

Помимо этого, над Укрнафтой частичный контроль, скорее всего, сохранит Коломойский, владеющий пакетом акций госкомпании. По другим секторам отрасли ситуация не столь однозначна. В основном — из-за внешнего фактора.

Закон о запрете приватизации нефтегазового сектора может быть своеобразным сигналом Киева Кремлю.

Интерес Кремля

Интересная особенность ситуации с принятием закона Кармазина в том, что для реформирования сектора острой необходимости в отдельном законе не было.

«Статус ГТС как актива, запрещенного к продаже, с принятием этого закона не поменялся. Кабмин имел полномочия по реформированию НАК и без закона. Сейчас полномочия правительства, несомненно, расширились. Но это не принципиально. Тут есть элемент и внешней игры», — отмечает эксперт Центра Разумкова Сергей Дяченко.

Под внешней игрой эксперт имеет в виду окопную газовую войну с Россией, длящуюся уже год. Закон о запрете приватизации нефтегазового сектора может быть своеобразным сигналом Киева Кремлю, который должен подстегнуть его к заключению договоренности, частично удовлетворяющей амбиции российских властей. Кроме того, это может быть и подготовкой общества к подписанию договора о создании консорциума по управлению ГТС. Но учитывая данные о том, что Владимир Путин решил окончательно дожать Виктора Януковича, тактику следует признать сомнительной.

Впрочем, по словам источников, пока что интерес Кремля или Газпрома продолжает вращаться вокруг подземных хранилищ газа. Предложения украинской стороны остаются неизменными: украинские переговорщики стараются убедить команду Путина к возвращению к схеме Росукрэнерго, но уже на внутреннем рынке. Предлагается создать некое частное СП по продаже газа на внутреннем рынке между россиянами и структурами Фирташа.

Газпромовцы в свою очередь напирают на то, что под их контроль должна попасть транспортировка вместе с ПХГ. И для украинской стороны возможность вывести ПХГ в отдельную структуру, что следует из принятого в первом чтении законопроекта, может быть одним из аргументов на переговорах.

В целом, можно сказать, что закон Кармазина принимался для нескольких целей: внешней и внутренней. При этом говорить, что с разделением Нафтогаза дела в отрасли существенно улучшатся, не приходится. Скорее, после перераспределения рынок станет более зафиксированным и структурированным, чем сейчас. Что касается издержек компаний, то, как и раньше, они будут ложиться на государство. Ведь неприватизированные компании будут находиться в формальном подчинении Кабмину.

Вполне возможно, что после реорганизации и очистки финансового состояния эти компании смогут начать деятельность с чистого листа, привлечь кредиты. Однако, как и раньше, высок шанс того, что все убытки этих субъектов будут перекладываться на государство. Тогда как прибыли будут выведены за рамки движущегося к банкротству Нафтогаза, в составе которого компании, хочешь — не хочешь, но вынуждены брать на себя часть солидарной ответственности за пополнение общей казны материнской компании.

Сергей Высоцкий

 
Опубликовано на minfin.com.ua 26 марта 2012, 10:00
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд