ВХОД
Вернуться
12 января 2012, 10:20
Глава Нацкомиссии регулирования рынка коммунальных услуг Валерий Саратов
Глава Нацкомиссии регулирования рынка коммунальных услуг Валерий Саратов. Фото с сайта ark.gov.ua

В 2012 году ожидается рост тарифов на коммунальные услуги, — мнение

В 2012 году ожидается рост тарифов на услуги тепло- и водоснабжения, а также очередная волна укрупнения предприятий отрасли. Это должно позволить профинансировать модернизацию небольших компаний, а также унифицировать тарифы для населения. Об этих планах, а также о перспективах субсидирования государством тарифов на воду, глава Нацкомиссии регулирования рынка коммунальных услуг Валерий Саратов рассказал изданию Коммерсант-Украина в статье «Валерий Саратов: рост тарифов не стоит воспринимать как зло».

— Комиссия повысила тарифы на услуги ЖКХ для небытовых потребителей. Почему это было необходимо? 

— Дело в том, что в течение года тарифы на тепло, водообеспечение и водоотвод не пересматривались, а газ и электроэнергия подорожали. Например, в структуре тарифа на тепло до 70% стоимости составляет природный газ. В структуре тарифа на воду стоимость электроэнергии достигает 30%, а в маловодных регионах — 60%. Чтобы компенсировать лицензиатам возросшие затраты на энергоносители, комиссия провела корректировку тарифов на тепло в среднем на 46%, на воду — на 8%. Подчеркну, что увеличение тарифов произошло только для бюджетных и промышленных потребителей, а населения не коснулось. 

— Когда будут повышены тарифы для населения? 

— Говорить о повышении тарифов для населения рано. Дело в том, что их размер напрямую зависит от того, какой будет цена газа в Украине в 2012 году. Сейчас комиссия проводит большую работу по анализу составляющих тарифа по всем лицензиатам. Мы проверяем соответствуют ли те затраты на производство, которые они заявили, реальному положению вещей. Как только мы закончим эту работу и получим цену газа — будем рассматривать вопрос по тарифам для населения. 

— Какие именно предприятия вы регулируете? 

— Нацкомуслуг осуществляет лицензирование всех теплоснабжающих предприятий, установленная мощность которых превышает 20 гигакалорий в год. На сегодняшний день под наш контроль подпадают 296 предприятий теплоснабжения, что составляет приблизительно 96% рынка тепла. Что касается водоснабжения, мы регулируем наиболее крупные предприятия, обеспечивающие водой населенные пункты с количеством жителей не менее 100 тыс. человек. Это 68 организаций, охватывающих около 70% рынка воды. Оставшиеся 30% — мелкие предприятия, количество которых по нашим подсчетам составляет 2 800. И они действуют на основании лицензий, выданных местными органами власти. Но наша позиция — рынок услуг водоснабжения нужно укрупнять. 

— Почему в этом возникла необходимость? 

— В сельской местности раньше существовали колхозы, которые отвечали за услуги водоснабжения. С началом 90-х годов жители сами начали принимать решения о поставке воды и ее стоимости. Сейчас этим занимаются небольшие предприятия, деятельность которых регулятору сложно проверить. Кроме того, в такие водоканалы сложно привлечь инвестиции для развития. Поэтому целесообразно объединять мелкие предприятия, интегрировать их в областные структуры. Но это дело очень тонкое, ведь нельзя приказать крупным водоснабжающим компаниям объединяться с небольшими водоканалами, а значит — проблематично заставить лицензиатов финансировать их модернизацию. 

— Регулятор начал проводить концентрацию отрасли? 

— Да, есть ряд регионов, где областные водоканалы уже проводят такую работу. Например, это делает КП «Вода Донбасса» — предприятие, являющееся главным поставщиком воды в регионе. Аналогичная работа по созданию крупной областной компании проводится в Кировоградской области, этим же путем идут предприятия Крыма. 

— В чем экономический смысл такой концентрации? 

— Смысл очень простой. Когда на рынке появляется мощная компания, занимающаяся водой, она может реализовывать серьезные инвестиционные программы, проводить техническое перевооружение, внедрять энергосберегающие технологии и обеспечивать определенное качество услуг. 

— Почему? 

— Рассмотрим компанию, осуществляющую поставку воды в село, где проживает 500 человек. Для обеспечения их водой, предприятию нужно закупать реагенты, следить за состоянием сети, платить работникам зарплату, оплачивать энергоресурсы. Вы представляете, какой это уровень затрат? И он вряд ли окупится при предоставлении услуг небольшому количеству потребителей. Зачастую, средств, заложенных в бюджетах на покрытие затрат коммунальных предприятий, либо не хватает, либо их просто нет. Я с этим столкнулся, когда возглавлял Севастопольскую городскую госадминистрацию. Севастополь это, скажем так, мини-область. И я проводил политику по концентрации всех мелких компаний, обслуживающих прилегающие к городу районы, в предприятие «Севгорводоканал». Ведь крупному водоканалу несложно поменять сломавшийся насос стоимостью 1700 грн, а для небольшой компании это серьезные расходы. Поэтому укрупнение водоснабжающих компаний — естественный процесс. Например, в Великобритании лицензии на водоснабжение и отвод воды имеют только 28 предприятий. 

— Будут ли единые тарифы на услуги водоснабжения? 

— Ввести полностью идентичные тарифы во всех регионах Украины, конечно, не получится. На первом этапе будет задан ценовой коридор, в котором они должны находиться. Дело в том, что в структуру тарифов на воду входят одни и те же составляющие: электроэнергия, заработная плата, затраты на подачу воды потребителям, амортизация, горюче-смазочные материалы. Цены на электроэнергию и бензин по всей Украине одинаковые, уровень зарплаты тоже не сильно отличается. Естественно, в зависимости от условий хозяйственной деятельности, удельный вес этих составляющих в регионах разный, но по большинству лицензиатов они колеблются незначительно. Поэтому абсолютное большинство предприятий впишутся в определенный ценовой коридор. Впоследствии за счет включения в тариф инвестиционной составляющей будет сокращаться себестоимость услуг, и этот ценовой коридор будет сужаться. Именно так мы видим выполнение задачи по выравниванию тарифов, которую ставит перед нами президент. Другое дело маловодные регионы. В Украине есть семь регионов, где либо нет воды и ее перекачивают на большие расстояния, либо из-за рельефа местности ее приходится поднимать на значительную высоту. Там электроэнергия в структуре себестоимости достигает 60%. Соответственно, было бы справедливо предусмотреть режим компенсации. Сейчас в Кабмине обсуждается вопрос о механизмах выравнивания этой ситуации. 

— Какие варианты решений рассматриваются? 

— Самые различные. Например, устанавливать для предприятий в маловодных регионах специальную стоимость электроэнергии, также рассматривается вариант выплаты предприятиям компенсации из госбюджета. Но в эту работу должны включиться регионы, и сначала за свой счет убрать тарифные разрывы и пики в самих регионах. И если в области, где электроэнергия не превышает 30% в структуре тарифа, потребители начнут платить за услугу на копейку больше, образуется сумма, которую можно направить на выравнивание ситуации. Если мы этого не сделаем, проблема не будет решена. 

— Значит ли это, что украинцам практически во всех регионах стоит готовиться к повышению тарифов? 

— Рост тарифов не стоит воспринимать как зло. Наша задача определить набор минимальных услуг, необходимых для комфортной жизни украинца. Каждый человек сам для себя решит, стоит ли ему включать стиральную машину чаще, чем заложено в эту «потребительскую корзину» коммунальных услуг. И он должен понимать, что за это придется платить больше. Так живет Европа. Хотя, конечно, стоит учитывать уровень жизни в Украине и установить порог стоимости услуги, за пределы которого государство в социальных целях выходить не может. 

— Какова сейчас обоснованная стоимость тепла и воды? 

— Стоимость гигакалории тепла для населения в действующих тарифах сегодня составляет 227 грн без НДС. Средневзвешенная цена одного кубометра воды для населения сейчас — 2,18 грн без НДС. 

— Есть ли такие предприятия, которые регулятор обяжет снизить стоимость услуг? 

— Я смогу конкретно говорить по каждому лицензиату через три месяца, когда мы проанализируем данные всех предприятий и установим для них тарифы. Сейчас скажу, что есть регионы, где превышение обоснованного тарифа составляет 1,46%, есть, где 5,68%, а есть регион, где этот показатель составил 45%. В случае завышения себестоимости предприятием, мы стараемся им объяснить, какой тариф будет действительно обоснованным. В одном из регионов тариф на воду был 5,7 грн за кубометр, а по нашим расчетам — 3,6 грн. 

— Какой должна быть структура экономически обоснованного тарифа на водоснабжение при условии сокращения разницы в тарифах между регионами? 

— Она должна быть такой: 30% — затраты на электроэнергию, 30% — фонд заработной платы и социальные отчисления, а 40% — амортизационные и прочие затраты. Последние не будут существенно разниться по областям, поскольку состояние сетей, стоимость топлива и техники примерно одинаковые. Коридор разницы в тарифах между регионами составит в диапазоне плюс-минус 10%. Но треть предприятий страны в этот диапазон не попадет. Например, один водоканал обеспечивает водой множество сел, у него больше накладные расходы, другой — перекачивает воду, третий — тратит больше реагентов. Задача регулятора как раз и состоит в том, чтобы уменьшить затратную часть тарифа и увеличить инвестиционную. 

— А если лицензиат не впишется в этот коридор? 

— Им нужно разрешить включать в тариф инвестиционную составляющую, что в дальнейшем позволит сдержать рост тарифа за счет сокращения затрат. Мы участвовали в подготовке изменений в закон Украины «О естественных монополиях», которые позволят предприятиям устанавливать стимулирующие тарифы. Они будут приниматься на пять лет и, с учетом макроэкономических показателей, позволят предприятиям самостоятельно проводить работу по сокращению затрат и увеличению прибыльности. Если затраты предприятия, например, составляют 5 грн, то, снизив их до 4 грн, лицензиат получит 1 грн, которую можно вложить в развитие. Ведь для повышения качества услуг нужны средства, а повышать затраты на производство для увеличения доходности — тупиковый путь. 

Интервью взяла Мария Цатурян

Опубликовано на minfin.com.ua 12 января 2012, 10:20
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
0
RaSvet
RaSvet
12 января 2012, 11:41
#
Конечно. Каждое повышение тарифов нужно воспринимать как добро и великое благо. А то что обещаной модернизации, которой каждый раз прикрываются для повышения тарифов, так и не будет, так это потому что нужно устанавливать «справедливые», «экономически обоснованные» тарифы. Т.е. опять повышать. Так этож благо. Чего переживать?
+
+6
Dobrofey
Dobrofey
12 января 2012, 12:40
Dobrofey, Сумы
#
Правильно говорит товарищ Саратов, рост тарифов стоит воспринимать не как зло, а как элемент «пакращэння жыття вжэ сьогодни». Следующим этапом «пакращення» будет рост цен на продукты и бензин, а то граждане зажрались и мало ходят пешком.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд