ВХОД
Вернуться
26 ноября 2010, 23:27

Аналитика: пятьдесят лет манипуляций ценами на серебро

Бывалые инвесторы в драгметаллы прекрасно осведомлены о разгуле махинаций на рынках золота и серебра. Они, по большей части, также знают и о причинах подобных махинаций. Быстрый рост цены золота и серебра является своего рода экономическим «сигналом тревоги», предупреждающим вкладчиков о том, что их капитал (то есть покупательная способность их валюты) быстро разрушается из-за денежной испорченности банкиров.

В мире «золотого стандарта» это не является проблемой. Если валюта подлежит обмену на золото (или серебро), ее стоимость (то есть покупательная способность) фиксируется обеспечением золотом и серебром. Однако в мире, где нет ничего, кроме «необеспеченных золотом валют» (то есть денег, не обеспеченных ничем), потеря общественного доверия к бумажным «деньгам» - худший кошмар банкиров.

Проще всего можно проиллюстрировать этот страх, лишь обратив внимание на пример Алана Гринспена (Alan Greenspan). В 1966 году Гринспен был авторитетным ученым, написавшим знаменитое эссе о преимуществах золотого стандарта, где он попросту доказал пороки «необеспеченных денег»:

«При отсутствии золотого стандарта невозможно защитить сбережения от конфискации посредством инфляции».

В недавнем своем комментарии я объяснял концепцию банкирского воровства, так что любой читатель, которому интересна подробное обсуждение этого вопроса, может обратиться к нему. Четверть века спустя после того, как «Легкий Эл» продал душу банкирам и стал председателем Федеральной резервной системы, его прямо спросили, что он будет делать, если/когда люди перестанут доверять своим «необеспеченным золотом» американским долларам. Его ответ на этот вопрос получил еще большую известность:

«Мы готовы одалживать золото в любых количествах».

Отсюда проистекают несколько очевидных выводов. Необеспеченные валюты не только являются инструментом банкиров, с помощью которого они воруют наше богатство, но этот «инструмент», по сути, - ничто иное как афера, придуманная горсткой мошенников – и (как и все аферы) она рухнет, как только ее жертвы «потеряют доверие» (то есть поймут, что их «обманывали»).

На нелегитимную и (совершенно незаконную) природу этой аферы в особенности указывает то, что первичный механизм, с помощью которого председатель Федерального резерва «восстанавливает доверие» к мировой «резервной валюте», состоит в (незаконном) манипулировании рынком золота. Иными словами, эта афера не позволяет напрямую «восстановить доверие» к бумажным валютам. Вместо этого все, что банкиры могут предпринять, это попытаться (временно) подорвать доверие к золоту – внезапно выбрасывая на рынок огромные объемы, чтобы вызвать падение цены.

Манипулирование рынком золота, по сути, началось (в небольшом масштабе) еще в 1960-е годы, когда США (и весь мир) частично работали по золотому стандарту. Правительство США вовсю придумывало бухгалтерские уловки, чтобы скрыть громадные размеры своих займов (и растрат) во время войны во Вьетнаме. Таким образом, план этих махинаций был разработан западными банкирами почти 50 лет назад.

Рынок серебра, как и рынок золота, также является объектом манипулирования в течение практически такого же периода времени. Однако в связи с нынешней «ролью» серебра как «промышленного металла» эволюция манипуляций с этим металлом и механизмы махинаций на рынке серебра совершенно отличны от рынка золота. Во-первых, еще в 1960-е годы, когда нам официально заявили о «золотом стандарте», в наших экономиках, по сути, в широком обращении были только серебряные деньги в форме мелких монет. Другими словами, в то время как наши кредитно-денежные системы обеспечивались золотом, именно серебро использовалось в качестве денег в «промышленном» смысле – как незаменимый инструмент базовой торговли.

На самом деле, в то же самое время, когда банкиры пытались укрепить доллар США при золотом стандарте (с помощью бесконечных запусков печатного станка и заимствований), те же самые банкиры (и все их союзники в правительстве) прикладывали все усилия, чтобы ослабить «кризис предложения серебра», вызванный недостаточно высокими ценами на металл.

В 1960-е годы правительство США держало цену серебра на уровне $1,29 за унцию. Однако, когда любой актив недооценен, всегда появится группа инвесторов, способных распознать такой недооцененный актив и запасать его. Таким образом, США (и другие правительства) быстро «разбазарили» целые горы серебра, так как им пришлось выбрасывать все большие объемы на рынок, чтобы поддерживать искусственно заниженный уровень цены.

Наконец, банкиры сдались, и правительство США прекратило попытки сохранить цену на уровне $1,29. Однако, как это обычно происходит с любым мошенничеством, каждый раз, когда аферисты пытаются залатать одну брешь в своем плане, это приводит к неожиданным (и нежеланным) последствиям, которые затем требуют последующих махинаций.

Когда цены на серебро отпустили, очень быстро реальная стоимость серебра, содержащегося в наших мелких монетах (главным образом, достоинством в 10 и 25 центов), намного превысила их номинальную стоимость как законного средства платежа. Это стало причиной массовой переплавки монет и очень прибыльных арбитражных сделок на базе «покупки» этих монет по номиналу и перепродажи их металлического содержимого.

Правительство США применило два ответных удара (которые быстро повторило канадское правительство). Во-первых, оно изменило состав всех заново выпущенных монет, изъяв из них все серебро. До 1964 года десять американских центов на 90% состояли из серебра, в то время как в канадских десяти центах содержалось всего чуть более 80% этого металла. 

Тем временем, Закон о чеканке монет в США 1965 года запретил переплавку любых монет (с целью получения прибыли от его металлического содержимого), и Канада также приняла подобную меру. А теперь посмотрим, как это выглядело на самом деле.

Сначала банкиры отказываются от золотого стандарта, что позволяет воровать покупательную способность сбережений ускоренными темпами путем порчи валюты. Это, в свою очередь, приводит к необходимости (незаконных) манипуляций на рынке золота и серебра, чтобы реальная стоимость этих металлов не выражалась в испорченной бумажной валюте банкиров. Затем правительство называет «преступлением» попытку его собственных граждан заработать на их собственных деньгах. Когда речь идет о банковской афере размывания денег, только банкирам разрешено наживаться с помощью преступлений.

Именно в этот исторический момент банкиры смогли, по большей части, отвлечься от махинаций на рынке серебра (на многие годы) и сконцентрировать свою энергию на манипулировании золотом, так как базовые реалии рынка создали такие условия, при которых цена серебра держалась на низком уровне при минимальном «вмешательстве» банкиров (и их слуг в правительстве).

В этом отношении я должник Адриана Дагласа (Adrian Douglas) из GATA, который обратил мое внимание на истинную значимость серебра в первую очередь как современного «промышленного» металла, а, во-вторых, как денежного металла. В то время как многие говорящие телевизионные головы ошибочно утверждают, что «серебро – это промышленный металл, а не денежный», на самом деле, серебро, в сущности, сочетает в себе оба эти качества, в то время как золото – это исключительно денежный металл. Так как лишь немногие эксперты мейнстрима понимают, что такого «ценного» в драгоценных металлах, (например, это лучшие деньги, когда-либо придуманные людьми), они не понимают простой логики, что громадная промышленная функциональность и важность не могут сделать его менее «драгоценным», а только более. На самом деле, именно г-н Дуглас убежден, что серебро стало слишком важным для промышленности (то есть, слишком «ценным»), чтобы его снова повсюду использовали как деньги.

Если отойти от этой конкретной проблемы, то в последние десятилетия цена серебра росла, по большей части, благодаря промышленному спросу. И именно этот промышленный спрос (при небольшом участии банкиров) сохранял цену серебра на гораздо более низком уровне от его реальной стоимости более тридцати лет (до начала этого десятилетия).

Как промышленный спрос подавляет цену серебра? Забавно, но происходит из-за того, как работают мозги банкиров. Если бы руководители добывающей компании обратились к банку за ссудой на постройку нового серебряного рудника с коммерческой целью, так как серебро чудовищно недооценено, и они хотели бы добывать этот ценный товар, чтобы использовать эту инвестиционную возможность, реакция банкира была бы совершенно предсказуемой.

Банкир рассмеялся бы, а затем (если бы он был вежливым) посоветовал бы им быть осторожнее на выходе. В то время как банкиры не видят ничего предосудительного в том, чтобы брать наши деньги в виде вкладов и играть ими как им заблагорассудится, «инвестируя» их во что угодно; эти лицемеры никогда бы не допустили, чтобы обычные люди (в смысле, не банкиры) поступали так же с их деньгами.

С другой стороны, если эта же добывающая компания попросила в банке ссуду и предоставила статистические данные об объемах серебра, потребляемых различными сферами промышленности (старые и новые), банкиры вели бы себя совершенно иначе. Если бы добывающая компания продемонстрировала, что способна добыть серебро по цене ниже текущей, банкир с удовольствием полез бы за чековой книжкой.

Таким образом, нам становится очевидна фундаментальная «истина» сектора ценных металлов: инвестиционный спрос (то есть «спекулятивный») не стимулирует добычу (кроме одного случая: когда все запасы истощены), в то время как промышленный спрос стимулирует увеличение добычи, потому что банкиры готовы финансировать новые рудники на основании промышленного потребления. Кстати говоря, именно по той причине, что золото не имеет широкого промышленного «применения», банкирам приходится «уговаривать» крупнейшие мировые золотодобывающие компании заключать масштабные соглашения о гарантиях, что стимулировало создание таких же рыночных условий для золота: максимизация добычи при максимально низкой цене.

При настоящем «равновесии» такой уровень промышленной добычи и спроса не опустил бы цену на серебро до уровня ниже справедливой рыночной (равновесной) стоимости. Однако банкиры прикладывают все усилия, чтобы рынок серебра никогда не пришел к этому равновесию, продолжая выбрасывать туда убывающие запасы металла.

Уверен, некоторые проницательные читатели оспорят мою характеристику «модели формирования спроса» на серебро. Они укажут, что большая часть мирового серебра по-прежнему добывается в качестве «сопутствующего продукта» при добыче других ресурсов. Другими словами, это вторичный продукт при добыче золота, меди или свинца /цинка. Таким образом, кто-то будет доказывать, что промышленный спрос не может напрямую стимулировать добычу серебра.

На самом деле, в то время как этот аргумент не лишен теоретических оснований, в практическом смысле он неверен. Для начала, если бы цена серебра была справедливой, многие рудники, где в настоящее время серебро добывается в качестве «побочного продукта» других металлов, мгновенно стали бы «серебряными рудниками», а другие металлы превратились бы в «побочные продукты».

Обычные трейдеры знают, что долгосрочное соотношение золота к серебру в среднем составляет 15:1 (уже почти 5000 лет). Учитывая, что содержание серебра в земной коре составляет примерно 17:1 к золоту, то это соотношение является совершенно объективным и очевидным. Кроме того учитывая, что большая часть запасов серебра (буквально) исчерпана, любое рациональное соотношение стоимость серебра должно быть на уровне 15:1 или менее.

При нынешней цене золота в 1200$ за унцию (которая является результатом рыночных махинаций) очевидно, что рыночная цена серебра сегодня должна составлять как минимум 80$ за унцию. Кроме того, на тех рудниках, где серебро в настоящее время добывается как «побочный продукт», промышленный спрос на серебро (то есть «кредиты» на серебро) по-прежнему считается основным фактором при финансировании разработки на каждом конкретном руднике – причем решение о самой разработке также принимается на основании спроса на другие металлы.

Учитывая, что цена серебра тесно связана с ценами на большинство других металлов, мой анализ по-прежнему работает. Однако даже в мире, где ужасающая недооценка серебра означает, что существует лишь несколько (официальных) серебряных рудников, все еще существуют добывающие компании, способные получить финансирование на разработку только серебра, но только на базе полиметаллических рудников, где серебро официально считается побочным продуктом.

Компания Silver Wheaton (SLW) официально считается «компанией, ведущей добычу серебра», однако в действительности это «компания, продающая серебро». Silver Wheaton занимается тем, что скупает будущий объем добычи серебра у других добывающих компаний (для которых серебро является побочным продуктом), а затем, когда это серебро добывается, продает его на рынок по преобладающей «спотовой» цене. Помимо хитрости этой бизнес-модели, также важно, что Silver Wheaton обращается за финансированием в банк, чтобы скупить объем добычи определенного рудника, и Silver Wheaton получает это финансирование на основании базовых показателей промышленного спроса только на серебро.

Таким образом, даже на рынке, где ситуация ужасным образом искажается из-за махинаций, все еще применяется озвученный выше принцип: промышленный спрос на серебро является важным фактором, который помогает банкирам подавлять рост цены на металл. Очевидно, ограничивающим фактором в рыночных махинациях банкиров является тот объем металла, который им приходится выбрасывать на рынок.

Как я уже рассказывал множество раз, в период между 1900 и 2005 годами официальные запасы серебра упали почти на 90%. Это из области обычной экономики: любой чрезмерно недооцененный товар будет чрезмерно потребляемым. После внезапного окончания своих махинаций с серебром (что значительно затруднит манипулирование рынком золота), банкиры прибегли к своей старинной излюбленной афере: они продали людям бумагу и сделали вид, что эта бумага представляет собой реальное серебро – так и появился фонд «SLV».

Это настолько очевидный трюк, что у меня не хватит места описывать всю очевидную мошенническую суть этого фонда, так что я ограничусь всего парой аспектов. С 2005 года по конец 2008 года, после того, как всего за 15 лет запасы серебра исчерпались на 90% (будучи сильно недооцененными), мы должны поверить в то, что эти запасы вдруг «резко изменились» и утроились всего за три года.

Таким образом, в конце 2008 года две трети официальных мировых запасов серебра были ничем иным, как очевидным бумажным надувательством. Что еще более интересно, я не смог найти никаких последних отчетов о состоянии официальных запасов. Очевидно, полуофициальный «консультант» (не кто иной, как печально известный Джеффри Кристиан (Jeffrey Christian) и The CPM Group), который занимается этой статистикой, решил, что лучше просто сокрыть всю информацию о запасах, нежели пытаться создавать новые подобные топорные аферы.

Еще более вопиющей эту глобальную аферу делает то, что предполагаемым «ответственным хранителем» большей части этого серебра является JPMorgan, который занимает крупнейшую «короткую» позицию по серебру, наиболее мощную позицию в истории товарных рынков. И это, очевидно, никакое не совпадение, что общий объем глобальной короткой позиции приблизительно соответствует (предполагаемому) общему объему активов серебряных ETF. Однако эти огромные короткие позиции никогда не подвергались проверкам, и это означает, что JPMorgan (и остальные банки-дилеры) никогда не демонстрировали, что у них есть более половины серебра, необходимого как для покрытия этих коротких позиций, так и для выполнения условий «договора о доверительном хранении» с фондами ETF.

Из этого становится ясно, что в 2009 году 2/3 мировых запасов серебра были в буквальном смысле ничем иным, как банкирскими бумажками, и мы можем только представлять себе, насколько эта афера разрослась со временем. В то время как промышленный спрос на серебро помог банкирам-мошенникам совершать бесчестные (и незаконные) махинации в течение многих лет, именно промышленный спрос определенно разрушит банки-дилеры.

В то время как инвестора в золото можно обманным путем заставить купить банкирскую бумагу и поверить, что эта бумага «то же самое, что и золото», невозможно воспользоваться такими бумажками для производства серебряных подшипников, или серебряных зеркал, или серебряных батареек, или серебряных солнечных батарей, или серебряных антибактериальных продуктов. Рыночные манипуляции банкиров превратились из простого выброса серебра из своих запасов в гораздо более мощную мошенническую практику выдачи своих ничего не стоящих бумажек за «физический металл».

Сделав это, они уничтожили возможность простой «коррекции» цены серебра. После 50 лет постоянным манипулированием рынком серебра совершенно неизбежным стал самый зрелищный дефолт в истории сырьевых рынков – даже еще более массовый, чем на рынке золота. Компании, которым для существования бизнеса необходимо серебро, будут готовы покупать металл по более высокой цене, чем инвесторы, просто скупающие его в немассовом порядке.

Мы только можем сделать вывод, что когда произойдет серебряный дефолт, JPMorgan обанкротится. Помните, что в то время как номинальная стоимость серебряных коротких позиций JPMorgan составляет миллиарды долларов, из свидетельства Джеффри Кристиана на слушаниях CFTC мы знаем, что эта короткая позиция осуществляется за счет заемных средств в соотношении примерно 100:1. Более того, возможный убыток по любой короткой позиции бесконечен – так как нет «максимальной цены», которой серебро могло бы (теоретически) достичь.

Как гласит старая поговорка: «На каждого победителя торгов найдется проигравший». Есть ли где-то пара инвесторов, которые хотели бы оказаться «выигравшими» в сделке с JPMorgan?

Опубликовано на minfin.com.ua 26 ноября 2010, 23:27 Источник: Goldenfront.ru
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
0
dikkens
dikkens
27 ноября 2010, 10:39
Одесса
#
Рынок серебра, как и рынок золота является площадкой для многолетних грандиозных афер по манипулированию его ценой с целью ее искусственного занижения.
+
0
PowerB
PowerB
27 ноября 2010, 11:35
Elias Khamaz, Kyiv
#
Много текста…

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд