ВХОД
Вернуться
30 сентября 2010, 08:40

Кто и за сколько купит национализированные банки

Фонд госимущества собирается продать 25%-ные пакеты национализированных банков Родовид, «Киев» и Укргазбанка на фондовой бирже. Каждый из этих пакетов планируется разбить на лоты до 1% и продавать по отдельности. Это означает, что Кабмин начинает подготовку к приватизации трех проблемных финучреждений.

Каждому по пакетику

В прошлом году на спасение этих трех финучреждений Кабмин потратил почти 17 млрд грн. На рекапитализацию банка «Киев» было направлено 3,56 млрд грн, Укргазбанка — 5 млрд грн, Родовид Банка — 8,4 млрд грн. Из-за дефицита бюджета правительство уже задумывается о возврате этих денег за счет продажи финструктур.

Теоретически замысел ФГИ неплох: продать банки лотами по 1% гораздо выгоднее, чем сразу по 25%. За каждый лот будет идти торг между потенциальными покупателями, а значит, суммарная цена будет гораздо выше. Если государство решит продать контрольные пакеты банков, то это позволит более-менее справедливо оценить их рыночную стоимость. Кроме того, казалось бы, такие продажи должны будут способствовать развитию фондового рынка. Сейчас на рынке котируются лишь три банка – «голубые фишки»: Форум, Райффайзен Банк Аваль и Укрсоцбанк. Это, безусловно, мало, по­этому пакеты по 25% трех крупных финструктур могли бы существенно дополнить список ликвидных бумаг на рынке.

Однако это только в теории, на практике может оказаться все не так радужно. Проблема в том, что продать даже 1% акций банков будет очень сложно, а то и невозможно. Сейчас торговля акциями этих финучреждений практически не ведется. За весь август на Украинской бирже прошла только одна сделка по ценным бумагам Укргазбанка, да и то с падением котировок на 24%, по Родовид Банку в августе вообще не было сделок. Банк «Киев» не котируется на фондовых площадках. Поэтому если будут выставлены на продажу крупные пакеты этих госбанков, скорее всего, они опять же не заинтересуют инвесторов.

Потенциальными инвесторами в первую очередь являются украинские и зарубежные инвестиционные фонды и инвестбанки, покупающие акции в надежде на рост. Тем не менее перспектив роста инвестбанкиры пока не видят: по словам аналитика ИК Phoenix Capital Дмитрия Бородая, у этих финорганизаций очень высокий уровень проблемных активов, а их деятельность убыточна (подробнее см. «Чистая убыль»). «Инвесторы не верят в то, что эти банки в ближайшее время будут успешно работать. Сейчас на рынке уже есть финучреждения, показывающие прибыль, — они гораздо более привлекательны для покупок», — констатирует аналитик. Кроме того, для успешной продажи необходима удачная конъюнктура рынка. «Дороже всего можно было бы продать миноритарные пакеты акций банков на быстрорастущем рынке, например, как это было в начале 2010 года», — продолжает Дмитрий Бородай. По его словам, такое же оживление рынка ожидается только в 2011 году. Поэтому потенциальных покупателей акции трех госбанков интересовать не будут как минимум полгода, а то и год. Собственно, вероятнее всего, правительство это прекрасно понимает: «Несмотря на все декларации, любая приватизация банков Родовид, «Киев» и Укр­газбанка пока серьезно не рассматривается», — сообщил Конт­рактам информированный источник в Кабмине. «Скорее всего, ФГИ подготовил документ о приватизации 25% национализированных банков для того, чтобы просто отчитаться о выполненной работе. Было задание из Кабмина подготовить документ — они подготовили», — считает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Купите проблемы

Еще сложнее будет продать контрольные пакеты трех банков. Заинтересовать покупателей можно только одним способом: предложить им бросовую цену за актив. По мнению Александра Охрименко, это может быть всего-навсего 0,3–0,5 капитала банка. Для сравнения: перед началом финансового кризиса крупные украинские банки продавались по цене 3–5 капиталов. По оценкам Дмитрия Бородая, сейчас успешные финструктуры можно оценить в 1,5 капитала. Таким образом, правительство вряд ли сможет вернуть даже половину потраченных на рекапитализацию средств, даже если продаст все принадлежащие ему акции трех банков.

Впрочем, и по бросовой цене продать финорганизации будет сложно. Для начала необходимо вывести их на прибыльную работу, а для этого радикально снизить процент проблемных кредитов в активах. Необходимо фактически списать старую проблемную задолженность и выдать новые кредиты надежным заемщикам. Из-за имиджа «проблемных» национализированные банки могут рассчитывать в основном на кредиты государственным структурам, многие частные клиенты (как юридические, так и физические лица) по-прежнему боятся связываться с ними. Кроме того, перед продажей необходимо будет провести due diligence банков, а это тоже долгосрочный процесс.

Сложно будет найти и покупателя. Сейчас внимание инвесторов во всем мире сосредоточено на недооцененных, но наиболее успешных компаниях. Поэтому проблемные украинские национализированные банки будут рассматриваться в последнюю очередь. Ведь даже купив такую финструктуру очень дешево, инвестору придется дополнительно вложить несколько миллиардов гривен в ее развитие.

Эксперты сходятся во мнении, что наиболее вероятный покупатель — крупные российские банки (как государственные, так и частные). У них есть свободные деньги на покупку активов в Украине. При этом наши власти дали понять российскому бизнесу, что не будут препятствовать свободному вхождению в Украину. «Однако даже российские инвесторы могут заинтересоваться нашими проблемными банками как минимум лет через пять», — уверен Александр Охрименко.

Чемодан без ручки

Еще один вариант развития событий — не продавать банки, а оставить их в государственной собственности. Если сложить активы банков Родовид, «Киев» и Укргазбанк, то можно было бы создать фин­учреждение, которое вошло бы в десятку крупнейших системообразующих банков, с суммарными активами более 27,9 млрд грн. Сейчас же крупнейший из них — Родовид Банк — на 19-м месте, с активами 11 млрд грн. Соответственно, после выхода из кризисного состояния такой госбанк мог бы приносить ежегодно стране немалую прибыль. Продав миноритарный пакет этого объединенного банка на западных биржах, можно было бы также привлечь средства в госказну.

Впрочем, по словам Дмитрия Бородая, это также из области фантастики: ведь объединить сразу три банка — трудоемкий и дорогостоящий процесс, который не под силу ни государственным акционерам, ни государственным управленцам хотя бы потому, что такого опыта на украинском рынке практически ни у кого нет. В последнее время сливались разве что ТАС-Комерц­банк и ТАС-Инвест­банк, которые в 2007 году были объединены в Сведбанк. «Лучше не объединять, а сразу закрыть. В условиях украинского рынка объединить или ликвидировать — это фактически одно и то же», — иронизирует Александр Охрименко. Кроме того, по его словам, для объединения необходимо усовершенствовать законодательную базу, а это долгий и сложный процесс. Если же эти фин­учреждения не объединять, а оставить в госсобственности по отдельности, то это чревато тем, что они будут конкурировать между собой за государственные вливания. В итоге эффективно управлять сразу пятью конкурирующими между собой госбанками правительство вряд ли сможет.

Опубликовано на minfin.com.ua 30 сентября 2010, 08:40 Источник: Контракты
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
0
AndreySh
AndreySh
30 сентября 2010, 08:58
Андрей, Днепропетровск
#
Закрывать их нужно.
Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд