ВХОД
Вернуться
15 сентября 2010, 11:58
Почему Ринат Ахметов объединяет свои банки

Почему Ринат Ахметов объединяет свои банки

Офис Донгорбанка в самом сердце столицы неподалеку от Золотых ворот сегодня производит весьма странное впечатление. Снаружи — сама солидность: тяжелые деревянные двери, мрамор, вывеска в золоте, корпоративный банкомат у входа. А внутри — форменный бардак: дорогой шлюз-пропуск на входе отключен, в одном углу спорят о Жмеринке — там касса железнодорожных билетов, в другом — о горячем сезоне в Египте, его оккупировало турагентство. О том, что это банк, напоминают лишь изредка встречающаяся реклама финансовых продуктов и надписи «Касса»...

Все бы ничего, если бы речь шла не о Донгорбанке, ведь именно с него более десяти лет назад началась легализация тогда еще малоизвестного бизнесмена, которого сегодня называют одним из крупнейших финансово-промышленных магнатов в Европе. Весть о том, что уже в скором времени состоится слияние финансовых активов Рината Ахметова — Первого украинского международного банка и Донгорбанка, в буквальном смысле разбудила финансовый рынок. Последние два года фактически вычеркнули из отечественной банковской истории малейшие намеки на процессы слияния и поглощения. Однако нет дыма без огня, и вполне возможно, что давно ожидаемой лакмусовой сделкой банковского рынка станет крупнейшее слияние двух отечественных финучреждений за всю историю независимой Украины.

Почему именно сейчас акционер СКМ решил структурировать свой финансовый бизнес? «Одним из возможных сценариев дальнейшего развития банковского бизнеса СКМ является объединение банков Группы. На данный момент окончательное решение по этому вопросу не принято, при этом ожидается, что такое решение будет принято в течение ближайших недель», — сообщила пресс-служба СКМ, тем самым косвенно подтвердив небеспочвенность слухов. Мало кто сомневается в том, что банки таки будут объединены. Вопрос слияния финансовых активов перманентно возникал на протяжении последних пяти лет, после того как СКМ сконцентрировала 99% акций ПУМБа, выкупив доли прежних иностранных акционеров банка (Fortis Bank, IFC, ЕБРР). Уже тогда возникла дилемма: что делать с двумя банками, бизнесы которых на тот момент были направлены на корпоративный сегмент?

Экс-председатели правления ПУМБа — Александр Довгополюк и Рафал Ющак — в своих интервью неоднократно подтверждали информацию о возможном слиянии двух активов. Традиция «объединения» продолжилась и с назначением в начале года на должность главы правления ПУМБа Константина Вайсмана. «Одной из основных задач, которая была поставлена перед ним акционерами, было слияние двух банков», — подтвердил источник в банке. Точно известно, что такое же задание ставилось и его предшественнику — поляку Рафалу Ющаку, имеющему опыт двух банковских слияний на родине, однако кризис помешал реализовать эту задачу, и операция M&A была отложена до времен стабилизации макроэкономической ситуации в стране. Судя по рыночному оживлению, время «Ч» наступило этой осенью, и, по мнению аналитиков Phoenix Capital, следующий год станет подходящим временем для завершения сделки. Однако, учитывая юридическую подоплеку процесса объединения банков, реальное завершение слияния может растянуться на несколько лет.

Между тем эксперты полагают, что окончательное решение о слиянии давалось главному акционеру непросто. Это говорит о том, что он точно определился, чего хочет, отмечает один из экс-топ-менеджеров ПУМБа. Вариантов развития было всего два — объединение ПУМБа и Донгорбанка либо продажа ПУМБа (ставшего за последние годы универсальным банком), но решение длительное время не принималось. Одной из причин «эмоциональной связи» с Донгорбанком и нежеланием длительное время объединять или продавать это финучреждение мог быть и тот факт, что именно с него начинала выстраиваться нынешняя империя СКМ. ПУМБ появился на орбите СКМ несколько позже и около десяти лет ввиду присутствия иностранных акционеров был менее зависимым от решения акционера. Когда в 2005 году контроль полностью перешел к СКМ, а банковский рынок стал одним из самых привлекательных для продажи иностранцам, не было сомнения, что взятый курс на универсальность носил характер предпродажной подготовки. Главными претендентами на покупку считались российские группы, и, в частности, крупнейший в регионе Центральной и Восточной Европы Сбербанк России. Но сделка так и не состоялась.

С наступлением кризиса из прибыльных бизнесов в империи Рината Ахметова банковские учреждения стали больше походить на нуждающиеся в постоянных дотациях госкомпании. Но подобные чувства испытали большинство собственников банков, не исключением стали и финучреждения, входящие в состав финансово-промышленных групп страны.

Судя по всему, объявленная стратегия СКМ по объединению двух банков предполагает увеличение диверсификации бизнеса корпорации и удельного веса активов, в том числе и финансовых учреждений. Логично, что финансовой группой будет осуществлена очередная попытка сформировать банк, который будет входить в топ-10, однако при нынешнем уровне активов двух банковских учреждений место объединенному «ПУМБ-Донгорбанк» достанется лишь одиннадцатое. Вопрос и в источниках синергии объединения. Здесь речь будет идти скорее не о росте доходов, а об экономии существующих издержек, ведь банки могут иметь много общих платформ. Кроме того, рост капитала позволит увеличить объемы кредитования, снизить затраты на привлечение ресурсов и сэкономить на управлении единым банком. Не вызывает сомнений и тот факт, что новый банк будет работать под брендом ПУМБа, однако Донгорбанк также имеет достаточно сильные позиции в восточной Украине, и лицензия могла бы быть продана сильным локальным игрокам. С другой стороны, под брендом «Донгорбанк» можно было бы развивать инвестиционное направление или private banking. Правда, не исключены и проблемы предполагаемого слияния — корпоративный кредитный портфель Донгорбанка имеет высокую концентрацию, в то время как ПУМБ ориентирован на розницу.

Интересно, что в группе компаний СКМ финансовое направление является одним из самых слабых. Близкие к менеджменту люди неоднократно поднимали вопрос о том, что бизнесы СКМ должны генерировать определенный уровень дохода. К примеру, если чистая прибыль «Метинвеста» в прошлом году составила 2,6 млрд грн, а ДТЭКа — 175 млн грн, то ПУМБ завершил 2009 год с убытками размером 800 млн грн, а Донгорбанк ушел в минус на 445 млн грн. «Для компаний группы СКМ результаты банков являются неприемлемыми и не оправдывают рентабельность инвестиций», — считают на рынке. Между тем, по разным данным, за последние годы инвестиции в ПУМБ составили более 700 млн долларов. Когда-то Рафал Ющак обещал увеличить ROE (показатель доходности инвестиций) ПУМБа с 7 до 20%, а, по словам Александра Довгополюка, ПУМБ как бизнес должен был стоить в 2010 году не менее 1,5 млрд долларов. Учитывая же нынешние мультипликаторы продаж банков (0,5-1), сегодня стоимость банка не превышает 400-450 млн долларов. А значит, нужно искать новые возможности увеличения доходности инвестиций.

Опубликовано на minfin.com.ua 15 сентября 2010, 11:58 Источник: «Инвестгазета»
Следить за новыми комментариями

Комментарии (1)

+
+4
Toha
Toha
15 сентября 2010, 12:13
toha, Столица!
#
или задуматься об эффективности топ-менеджмента банков, что ли…

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд