ВХОД
Вернуться
24 сентября 2009, 09:30

Пышный: К сожалению, страна уже стоит на грани дефолта

Слушая выступления премьера, складывается впечатление, что мы не только прошли дно экономического кризиса, но уже приближаемся к началу интенсивного восстановления. Как обстоят дела в экономике на самом деле?

Проблемы накапливались в течение нескольких лет, и сейчас, если называть вещи своими именами, речь идет уже о сохранении государственного экономического суверенитета.

Реальная картина рисков позволяет говорить с определенной уверенностью о том, что дефолта в Украине не будет лишь до завершения избирательной кампании; в более отдаленной перспективе риск такой катастрофы возрастает на фоне накопления государственного долга, безответственной бюджетной политики и опасного газового контракта, подписанного Юлией Тимошенко в начале года.

Это соглашение заложило мину замедленного действия не только под НАК «Нафтогаз Украины», но и под все государство: дефолт компании автоматически трансформируется в государственный, поскольку она на 100% принадлежит правительству. Риск же для «Нафтогаза» заключается в том, что по заключенному контракту недобор газа у России дает ей право применять к Украине штрафные санкции. Их размер по итогам первого полугодия оценивается в $5,25 млрд. и, вполне вероятно, продолжит расти.

Фактически это привело страну к критической зависимости от северного соседа. Российские власти устно заявляют об отказе от предъявления штрафных санкций, но не спешат подписывать соответствующие письменные обязательства, сохраняя за собой возможность использования этого рычага воздействия.

Проблема в деньгах — точнее, в их отсутствии в казне?

Дело в том, что Украина все больше и больше финансирует государственные расходы за счет займов, но не делает ничего для наращивания собственных доходов. В результате в бюджетной сфере накапливаются проблемы, которые могут вылиться в срыв выплат или сокращение зарплат и пенсий уже в 2010 году. При этом общий государственный долг страны может возрасти в два раза еще в текущем году.

Не лучше обстоят дела и с валютными резервами НБУ. Формально за последние 12 месяцев они сократились на 24%, или $9,2 млрд. Несмотря на масштабность этого показателя, реальный объем потерь еще больше: к нему необходимо добавить поступившие от МВФ $12,2 млрд. Кроме того, пострадала структура резервов: если в 2005 году в их составе на заемные средства приходилось лишь около 10%, то на сегодняшний день — уже 40%.

В условиях, когда даже ценой существенной девальвации гривни не удалось выровнять платежный баланс страны, особенно цинично прозвучал публичный отказ Кабмина от повышения цен на газ для населения, которое было оговорено с МВФ. Это ставит под угрозу получение очередных кредитов от МВФ, которые пока что и отделяют страну от дефолта.

Но МВФ может как-то влиять на правительство, которое связано определенными обязательствами в рамках сотрудничества с Фондом?

Украинское правительство меняет правила взаимоотношений с МВФ «по ходу игры», ожидая, что гибкость политики Фонда по отношению к Украине выдержит даже грубые нарушения достигнутых договоренностей. Легкость, с которой Кабмин отказывается от принятых на себя обязательств, стала причиной получения прямого предупреждения со стороны МВФ о возможности прекращения сотрудничества с Украиной.

Но правительству ведь необходимо финансировать пенсии и другие соцвыплаты…

Проблема состоит уже не в том, что де-факто у нас нет уже Пенсионного фонда. Ведь его поступления вдвое ниже выплат. И кроме госбюджета, у нас, по сути, нет других гарантий выплат пенсий. Текущую финансовую политику я могу охарактеризовать так: правительство хочет раздавать гражданам рыбу (вместо того, чтобы дать им возможность ловить ее самостоятельно), проблема в том, что рыба куплена в долг. Судите сами: за январь-июль текущего года расходы государственного бюджета на социальные нужды составили 54,6 млрд. грн., или 42% от общей суммы расходов. При этом заимствования за данный период составили 58,3 млрд. грн., что эквивалентно 45% от всех расходов госбюджета.

Такой подход ведет к возникновению огромного давления на бюджет уже в 2010 году. В последние месяцы рост общего государственного долга ускорился — в мае он увеличился на $1,9 млрд., в июне — на $2,2 млрд., в июле — на $4,6 млрд. Но денег все равно не хватает: правительство возвращает в экономику вексельные схемы расчетов государственных предприятий с подрядчиками.

Вы считаете, что размер государственного долга достиг критического уровня?

Я считаю крайне опасной ситуацию, когда обязательства государства растут вдвое быстрее, чем падает его ВВП. Долговые проблемы могут мощно «торпедировать» государственный бюджет в 2011-2013 годах, поскольку привлечение средств пока лишь несколько смягчает девальвацию, но не формирует условий для расширения налоговых поступлений в перспективе.

Совокупный государственный долг в валютном выражении увеличился за семь месяцев на 35,2%, или на $8,6 млрд., но в экономике так и не сформирован какой-либо плацдарм для роста. При этом в вопросе займов страна уже вышла на последнюю «линию обороны» и привлекает средства международных финансовых организаций.

Критический перекос в государственных финансах возникает, когда за счет заемных средств начинают финансироваться постоянные расходы, — в данном случае наступление дефолта определяется фактором времени. К сожалению, пока страна движется именно по такому пути.

Но ведь Украина провела в конце прошлого года девальвацию на 83%. Это было болезненно для населения, но, согласно теории, от этого наш платежный баланс должен был улучшиться.

Данные Национального банка указывают на то, что в июле прирост импорта товаров по абсолютному показателю оказался в 3,6 раза больше, чем экспорт: нагнетаемое в денежной сфере давление уже проламывает преграды для импорта со стороны состоявшейся девальвации гривни.

Степень пессимистичности оценок перспектив осени 2009 года зависит от степени сохранения правительством Украины существующих подходов к реализации экономической политики. Основной ошибкой является эмиссия денег в размере, не адекватном товарному предложению.

А самое опасное в этой политике то, что этот поток может нарастать. Один лишь закон по Евро-2012 едва не добавил нам в обращение 9,8 млрд. свеженапечатанных гривен. Именно в результате подобных действий гривня слабеет, а цены продолжают расти. В таких условиях даже масштабные интервенции Национального банка будут иметь лишь краткосрочный эффект.

На что же тогда можно надеяться в подобных обстоятельствах?

В такой ситуации необходимо обеспечить поддержку внутреннему производству. Легкая промышленность, аграрный комплекс, пищевая промышленность — вот те отрасли, эффективная кредитная поддержка которых может в короткие сроки расширить товарное предложение и повысить занятость населения. В этом вопросе также нужно понимать важность значения малого и среднего бизнеса.

Кроме того, необходима целенаправленная поддержка экспорта. В условиях, когда внешние рынки займов фактически закрыты для украинских предприятий, каждый миллион долларов валютной выручки крайне важен для курса гривни.

Какой, по вашему мнению, курс гривни возможен в ближайшей перспективе?

Нужно четко понимать, что главной проблемой для курса является бюджетный авантюризм. Жизненно необходимо продолжение кредитного сотрудничества с МВФ. Без поступления очередной порции средств от Фонда единственным источником финансирования бюджета, очевидно, станет эмиссия Нацбанка, что перенесет курс 10 грн. за 1 доллар США из пессимистического в оптимистический сценарий развития событий. Чтобы избежать полного краха, правительство может броситься в объятия суверенных кредиторов, но в текущих условиях такой шаг однозначно ведет к потерям национальных интересов Украины.

Опубликовано на minfin.com.ua 24 сентября 2009, 09:30 Источник: Дело
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд