ВХОД
Вернуться
4 августа 2009, 15:39
Падение гривни – это естественный итог

Падение гривни – это естественный итог

Вся страна спасает 50-60 банкиров. Даже если вы патриот Украины, не храните сбережения в гривне. Доверие к гривне можно вернуть только принудительно.

После длительного периода относительной стабильности курса валют что-то случилось. Цифры на табло обменных пунктов поползли вверх, люди стали волноваться за судьбу своих гривневых сбережений.

Прокомментировать происходящее с национальной валютой попросили ведущего эксперта Института экономических исследований и политических консультаций Виталия Кравчука и кандидата экономических наук Андрея Новака.

Андрей Новак: То, что мы наблюдаем сейчас на валютном рынке, это естественной результат той «антикризисной» политики, которую проводит Национальный банк Украины и украинское правительство.

Сегодня мы имеем 10,9 миллиарда долларов, «привлеченных» путем кредитов МВФ. Кроме того, государственным бюджетом на 2009 год предусмотрены 44 миллиарда гривен на так называемую рекапитализацию банков. Плюс правительство привлекает дополнительные средства Мирового банка и будет, очевидно, привлекать от ЕБРР, от Еврокомиссии.

За последних полгода в украинскую экономику в той или иной форме влито на сегодняшний день уже не менее чем 125 миллиардов гривен. В то же время, мы знаем, что по результатам первого квартала реальный сектор экономики упал фактически на четверть.

Что может происходить, когда появляется такая огромная новая денежная масса при падении производства товарной массы? Безусловно, результат может быть один: это инфляция и девальвация национальной валюты, что мы и наблюдаем.

Происходящее сейчас с курсом гривни — это естественной следствие того, что банки получили дополнительные гривни посредством рекапитализации, а население всеми правдами и неправдами добивается возврата депозитов.

Давайте посмотрим, как финансовые учреждения и население поступают, когда получают гривню. Первая реакция – защитить свои деньги. Какая форма защиты может быть? Поскольку фондового рынка в Украине как такового почти нет, единственная форма защиты – обменять гривню на твердую валюту. У нас это, прежде всего, доллары. Что и происходит – и банки, и население сразу бегут на валютный рынок, дабы защитить полученные ими гривневые средства.

Потому падение гривни – это естественный итог этого бесконтрольного процесса и печатания денег, а также привлечения кредитов, которые не идут в реальный сектор экономики.

Виталий Кравчук: Падение курса гривни – это, скорее, проявление психологических явлений. У нас уже 2-3 месяца ведутся разговоры о том, что осенью будет падение гривни. Поэтому то, что мы увидели, — падение гривни не осенью, а теперь, — это естественная реакция как со стороны населения, так и со стороны хозяйствующих субъектов.

Если говорить о фундаментальных факторах, то экономика заваливается достаточно сильно, экспорт, импорт падают тоже достаточно сильно, потому баланс между притоком и оттоком валюты на самом деле не такой плохой, каким он, скажем, был в конце 2008 года – в начале 2009 года.

На финансовом фронте ситуация сложная, но тоже относительно управляемая в том смысле, что отдельные банки и предприятия имеют средства для расчетов по своим долгам, другие банки и корпорации договариваются о реструктуризации своих долгов, и за счет этого у нас дисбаланс между потоками капитала достаточно умеренный. Эта разница закрывалась у нас за счет кредитов МВФ, Мирового банка и других зарубежных институтов.

Что касается вброшенной в нашу экономику гривни, то она, прежде всего, вбрасывалась взамен гривни, которая выходила из экономики, скажем, за счет обменянных на доллары гривен, за счет того, что по кредитам не проводилась оплата. По крайней мере, по состоянию на конец первого полугодия у нас наличной гривни в обращении было меньше, чем в начале года.

Фундаментальная ситуация более-менее приемлема, но, конечно, если мы говорим о курсе гривни, то ожидания очень мощный фактор, и они должны были привести к тому, что мы увидели. С начала июля постепенно стала ослабевать гривня, потом, когда это стало более ярко выражено, процесс стал сам себя разогревать. И это привело к тому, что мы видим теперь, – курс гривни превысил показатель 8 гривен за доллар.

Но я бы не спешил с прогнозом, что у нас через 2-3 недели или месяц доллар будет стоить 10 гривен и больше. Это, скорее, может случиться, если на рынке возникнет паника, а со стороны Национального банка — полная бездеятельность.

«Главред»: Господин Новак, а ваши прогнозы?

Андрей Новак: Немногие эксперты сейчас решатся делать прогнозы. Действительно, очень многое зависит от поведения на рынке и от реакции Национального банка. Следует отметить, что такую девальвацию гривни мы наблюдаем в летний период, который считается «мертвым» финансовым сезоном. Можно себе представить, что будет, когда граждане вернутся из отпусков и что начнется осенью.

Если у Национального банка скорость реакции будет, как сейчас, на третий день, то я боюсь, что контролировать рынок будет очень сложно. Национальный банк связывает эту ситуацию с тем, что несколько коммерческих банков спекулируют на валютном рынке.

Честно говоря, мне позиция НБУ, играющего роль комментатора финансовых событий, уже надоела. Потому что на самом деле институционно, законодательно Национальный банк отвечает за проведение денежной и кредитной политики в стране, то есть он прямо отвечает за стабильность национальной валюты и прямо отвечает за уровень кредитных ставок, имея для этого все необходимые инструменты.

Почему он выступает в роли комментатора событий на финансовом рынке Украины? Чтобы найти ответ, достаточно посмотреть на состав руководства Национального банка, на состав Наблюдательного совета НБУ, где вы увидите – что ни имя, то человек, лично владеющий огромными капиталами. Понятно, что люди, лично владеющие огромными капиталами и имеющие доступ к информации на валютном рынке из первоисточника, безусловно, играют на этом рынке и зарабатывают.

Хотим мы того или нет, но если мы говорим об экономических аспектах, мы все ровно выйдем на политические. Точнее, даже на коррупционно-политические аспекты.

Я, конечно, буду стараться не выходить за рамки экономики и финансов, но далеко не все можно объяснить с точки зрения экономики и финансов. Логика поведения что украинского правительства, что украинского Национального банка в нашей экономической ситуации совершенно непредсказуема.

Мне намного проще спрогнозировать, как будет вести себя немецкий Центробанк или американская резервная система, чем спрогнозировать, как поведет себя Национальный банк.

Даже если взять последний процесс рекапитализации банков – она в Украине проходит приблизительно так, как в Украине проходила ваучеризация и приватизация: абсолютно закрытые процессы, никому не известно, по каким критериям выбираются банки, по каким критериям выбираются выделяемые им суммы.

Есть ситуации, когда небольшой банк получает несколько миллиардов гривен, а крупный банк получает несколько сотен миллионов.

Через несколько дней тот банк, который получил несколько миллиардов, исчезает или превращается в другую структуру. То есть абсолютно закрытый процесс. Речь идет об оперировании государственными средствами, средствами налогоплательщиков, нашими с вами деньгами.

Эта закрытость, не публичность приводит в том числе и к происходящему сейчас процессу. Проводя рекапитализацию закрыто, Национальный банк обвиняет коммерческие банки в том, что они что-то «крутят» и влияют на весь валютный рынок Украины. Логики в этих объяснениях тоже нет.

Виталий Кравчук: Что касается политических связей нашего Национального банка. Совет НБУ назначается Верховной Радой, Президентом. Большая часть промышленников, которые были назначены в Совет НБУ, назначались параллельно Верховной Радой, принявшей изменения к Закону «О Нацбанке», которые упростили принятие участия в Совете НБУ промышленников.

Что касается того, насколько сложно манипулировать валютным рынком, – в принципе, достаточно просто, потому что объемы довольно умеренные. Достаточно выбросить на рынок несколько сотен миллионов гривен, чтобы сильно сдвинуть рынок в одну или в другую сторону.

Есть ли смысл в обвинениях коммерческих банков? Вероятность их вины есть, но вопрос заключается в том, манипулируют ли коммерческие банки рынком, или поступают рационально, зарабатывая деньги для своих владельцев. Это вопросы, которые пока не решены. Понятно, что процессы у нас происходят в достаточно закрытом режиме, но часть этого закрытого режима обоснована.

«Главред»: Назовите, пожалуйста, срочные меры, которые, по вашему мнению, следует принять ради укрепления национальной денежной единицы.

Андрей Новак: То, что я скажу, может восприниматься как радикализм, но на сегодняшний день другого пути нет. Вернуть доверие к гривне после того, что с ней происходило последние 9-10 месяцев, рыночными методами невозможно. Никто из украинцев добровольно уже не будет хранить свои сбережения в национальной валюте.

Как можно вернуть доверие? Только принудительно. Национальная валюта должна иметь те же права в обращении на своей территории, которые имеет любая национальная валюта любой страны, имеющей национальную валюту. То есть на территории Украины не могут производиться никакие операции в другой валюте, кроме национальной. Пока в Украине все без исключения операции не будут исключительно в гривне, кроме внешнеэкономических, возврата к гривне не будет.

Если существует национальная валюта, почему депозиты, кредиты, страховые операции происходят еще и параллельно с другими валютами на нашей территории? Зачем тогда существует национальная валюта? Тогда в ней нет смысла. Сегодня гривня фактически только в наличном обращении. Во всех остальных операциях она ходит параллельно с другими иностранными валютами.

Тогда нужно отказываться от своей валюты, входить в зону евро, в зону рубля или в зону доллара.

Второй шаг – в Украине нельзя ни одной гривни выделять на рекапитализацию банков, потому что у нас ситуация совсем не та, что в любой европейской стране.

Практически никакие деньги, выделенные на рекапитализацию в банковский сектор, не пойдут в реальный сектор экономики. Все деньги, идущие на рекапитализацию банковской системы, сейчас крутятся на спекулятивных финансовых операциях. Это в итоге дает девальвацию национальной валюты.

Банк – это обычная коммерческая структура, ее задача – прибыль. Когда банк получает средства, он хочет как можно скорее получить прибыль. Будет он давать деньги в реальный сектор? Конечно, не будет. Ему намного проще и быстрее пойти на финансовый рынок и прокрутить эти деньги. Ему все равно, что будет с национальной валютой. Для него главное – прибыль.

Государство из средств налогоплательщиков выделяет деньги избранным банкам, чтобы их спасти. То есть вся страна спасает 50-60 банкиров. Они в свое время работали слишком рискованно, сформировали слишком рискованные кредитные портфели, а теперь мы все должны их спасать. А почему мы не спасаем какие-то другие коммерческие структуры, предприятия? Где логика?

Приняли решение о рекапитализации. Что можно уже сейчас сделать? Разве что постфактум обязать банки выделяемые на рекапитализацию средства направлять по расписанию. Иначе эти средства все время будут гулять на финансовом рынке и творить там то, что они творят с национальной валютой.

Виталий Кравчук: Небольшая ремарка. Рекапитализированные банки по сути являются национализированными. Ими руководят назначенные Министерством финансов руководители, и, насколько я понимаю, одной из директив правительства и Минфина предусматривалось направление полученных средств, в первую очередь, на возврат вкладов граждан. С другой стороны, эти средства не обязательно не будут использованы для финансирования реального сектора. Все же часть их дойдет и до рядового украинца.

Что касается срочных мер – все просто. У нас есть Национальный банк, периодически проводящий интервенции, благодаря которым можно на определенное время стабилизировать курс гривни. Других краткосрочных мер нет, кроме административных ограничений.

«Главред»: Господа эксперты, дайте совет рядовым украинским гражданам: в какой валюте сегодня лучше хранить свои сбережения?

Виталий Кравчук: Я предложил бы, во-первых, сбалансировать свои доходы и расходы. Если вы получаете зарплату в конвертах в долларах и тратите преимущественно на импортные товары, есть смысл хранить в долларах. Если зарплата преимущественно в гривне и тратится преимущественно на еду, то есть смысл после того, как ситуация немного стабилизируется, хранить сбережения в гривне.

Я бы предложил подождать с месяц, пока ситуация немного прояснится.

Андрей Новак: Я вообще патриот, и хотел бы сказать: «Несмотря на все, храните в гривне», но я, к сожалению, не могу этого сказать. Я могу из патриотических побуждений сказать только одно: постарайтесь не скупать доллары. Скупайте уж лучше евро, потому что у нас слишком чувствительный рынок именно к соотношению гривня/доллар.

Вообще, самая надежная форма хранения, если вас беспокоит не прибыльность, а стабильность, — это, безусловно, золото. Но мы должны понимать, какие средства может иметь простой украинец. Пенсионерам едва хватает на прямые расходы. О каких-то сбережениях там речь не идет.

Очень трудно советовать. Хотелось бы помочь гривне, но, ввиду того, как ведет себя правительство и Национальный банк, это значит советовать что-то очень нехорошее. К сожалению.

Опубликовано на minfin.com.ua 4 августа 2009, 15:39 Источник: SV-Development
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд