ВХОД
Вернуться
21 апреля 2009, 16:25
Неожиданные деньги
Фото с Gettyimages.

Неожиданные деньги

Богатые государства решили заняться спасением мирового рынка внешней торговли объемом $14 трлн. Даже пообещали выделить для этого $250 млрд. Судьбоносным это решение не назовешь, однако Украина получит возможность поправить ситуацию с экспортом промышленной продукции.

Продавать часть активов? Сокращать штат? Попрощаться с непрофильными бизнесами? Или вспомнить о крайней мере и начать процедуру банкротства? Шекспировский вопрос «Быть или не быть» сегодня явно приобретает горьковатый финансово-экономический привкус. Когда финансирование недоступно, а спрос на рынках только что пережил головокружительное падение, одни компании еще пытаются найти способ удержаться на плаву, а другие уже начали содрогаться в конвульсиях. Объемы экспорта в некоторых странах стали снижаться с удвоенной скоростью, грозя значительным снижением рынку международной торговли, объем которого в прошлом году составил $13-14 трлн.

Впрочем, «антибиотики» уже на подходе. В поле зрения мировых политиков наконец попали проблемы не только финансовых компаний, но и экспортеров. А потому в качестве одной из мер для решения проблемы падения объемов международной торговли «Большая двадцатка» пообещала в следующие два года выделить на их нужды $250 млрд. Латать дыры в финансировании международной торговли взялся и Всемирный банк, заправлять процессом «на местах» будут региональные банки развития.

Поучаствовать в разделе «общего пирога» сможет и Украина. Были бы желающие.

«Спасите Вилли»

Последний отчет Всемирной торговой организации полон драмы и переживаний о будущем. Мировая торговля переживает самый резкий спад с 1945 года, впервые за последние 27 лет в нынешнем году ей грозит рецессия. Еще в начале года Паскаль Лами, директор ВТО, говорил о 2%-ном падении по результатам 2009 года, но последние прогнозы шокируют - уменьшение объемов международной торговли в нынешнем году составит по меньшей мере 9%. Еще красочнее о состоянии дел могли бы рассказать косвенные данные. Так, индекс стоимости фрахта судов Baltic Dry Index, к примеру, со своего пика в мае 2008 года сократился уже на 90% (!). Перевозить на судах стало практически нечего.

А между тем именно торговля между странами была одним из главных факторов экономического роста, особенно - если говорить о развивающихся странах. В свою очередь, сокращение объемов международной торговли в 1930-х годах стало причиной второй волны Великой депрессии.

Для такого падения (9%) есть по крайней мере три причины. Прежде всего - это падение спроса на мировых рынках и протекционизм, бурным цветом расцветший в большинстве государств. Однако, по мнению главного экономиста Института Всемирного банка Жана-Кристофа Мора, на 10-15% это падение было вызвано третьим фактором - ухудшением условий финансирования торговли.

Дело в том, что обычно, когда компания поставляет какую-то продукцию, деньги за свой товар она получает с задержкой (чтобы заплатить поставщику, торговец должен сначала продать товар конечному потребителю). Эти разрывы, как правило, покрывались за счет банковских кредитов, а залогом такого торгового финансирования выступали или сам товар, или счета должника. Но с развитием кризиса, когда в портах и на складах скопилось огромное количество непроданных товаров, предоставлять займы под торговлю банки стали все неохотнее. Кроме того, все из-за того же кризиса финучреждения увеличили суммы залогов за кредитование и повысили процентные ставки.

Результат налицо. Уже к середине марта дефицит финансирования мировой торговли, по словам представителя Всемирного банка при ООН и ВТО Ричарда Ньюфармера, достиг по меньшей мере $100 млрд., вчетверо увеличившись по сравнению с уровнем ноября 2008 года. А между тем это финансирование обеспечивает возможность для гораздо большей доли внешнеторговых операций.

При этом больше всего пострадали развивающиеся страны. У развитых государств пока хватает собственных сил для того, чтобы поддержать финансирование внешней торговли. Япония в лице Банка международного сотрудничества (Bank for International Cooperation) выделит кредит для работы на внешних рынках своему автогиганту Toyota. Дополнительные гарантии для своих экспортеров смогла предоставить и Великобритания. Лондон пообещал создать дополнительный механизм финансирования в размере 1 млрд. фунтов ($1,49 млрд.), чтобы обеспечить возможность доступа к краткосрочным займам своим малым и средним экспортерам. Но для таких стран, как Украина, вопрос предэкспортного финансирования или страхования торговых сделок встал очень остро. Привлекать кредиты от коммерческих банков с приходом кризиса отечественным компаниям стало не по карману (особенно в свете стоимости кредитно-дефолтных свопов Украины). Но и «свободных» международных резервов, которые можно направить на нужды экспортно-импортного финансирования, у Киева нет. Между тем доля экспорта в ВВП нашей страны составила в прошлом году 36,7%, поэтому вопрос внешнего спроса является для Украины критическим. Снижение экспорта вызывает ухудшение экономического состояния страны и, в свою очередь, - падение спроса на зарубежные товары, отдаваясь эхом на состоянии экономик государств, в которых эти товары производятся.

Другими словами, состояние больной международной торговли стало резко ухудшаться, и на горизонте замаячила перспектива комы. Чтобы не допустить этого, лидеры G20 решили прописать ей капельницу в объеме $250 млрд., которую ей должны будут прокапать в течение последующих двух лет.

Иллюзия или реальность?

Изначально фразы о $250 млрд. вызывали лишь скептические улыбки. G20 уже выдавала на-гора громкие цифры, такие как $5 трлн., обещанные для вливания в мировую экономику до конца 2010 года. Правда, как оказалось, в этом случае речь шла лишь о простой сумме национальных антикризисных программ, принимаемых - или уже принятых - в различных государствах. А потому нельзя было полностью исключить и того, что и $250 млрд., обещанных для финансирования международной торговли, не являются еще одной «суммой слагаемых».

Впрочем, страны «Большой двадцатки» не замедлили доказать, что в данном случае их намерения серьезны. И касаются они создания общего «пула», на получение средств из которого смогут рассчитывать все нуждающиеся.

Часть этих денег предоставят международные финансовые организации и региональные банки развития, они же будут заниматься и их распределением. Не откладывая в долгий ящик реализацию решений саммита G20 в Лондоне, Группа Всемирного банка, к примеру, в тот же день, 2 апреля, объявила о своей новой инициативе поддержки торговли в развивающихся странах. Одна из «правых рук» Группы - Международная финансовая корпорация (IFC) - создала новую программу - по поддержанию ликвидности в международной торговле (The Global Trade Liquidity Program - GTLP). Стартуя уже в нынешнем мае, эта программа должна будет обеспечить финансовую поддержку международной торговли в объеме $50 млрд. (на данный момент IFC уже выделила в рамках этой программы $1 млрд.).

Еще часть средств предоставят сами государства - как развитые, так и развивающиеся, но не сильно пострадавшие от кризиса. Китай, к примеру, «вдогонку» к обещаниям, данным еще на ноябрьском саммите G20 в Вашингтоне, в начале апреля выделил IFC $1,5 млрд. на нужды финансирования международной торговли. Кроме того, последовать примеру Поднебесной уже пообещали Канада, Великобритания, Нидерланды, к которым IFC надеется приплюсовать имена и других «жертвователей». «В ближайшие несколько недель мы ожидаем дополнительных заявлений о выделении средств на нужды GTLP со стороны правительств и институтов финансового развития», - рассказал «Инвестгазете» Герман Вегарра, главный менеджер по финансовым рынкам IFC.

При этом основной формой помощи мировой торговле будет либо предоставление прямых кредитов, либо страхование тех рисков, которые несут при кредитовании внешнеторговых операций коммерческие банки. В том числе, считает директор департамента суверенных рисков IHS Global Insight Ян Рэндольф, торговым банкам под их заимствования будут предоставлены гарантии правительств «Большой семерки» с долговыми рейтингами ААА. В случае с IFC в рамках программы GTLP корпорация будет брать на себя часть тех рисков, которые несут банки, обеспечивая экспортерам внешнеторговое финансирование (в соотношении 40 к 60 риска для IFC и банка-партнера соответственно). Кроме того, эта организация будет предоставлять прямое финансирование крупным региональным банкам развития (как ожидается, таковых будет 12), а также краткосрочное кредитование небольшим коммерческим банкам с тем, чтобы они расширили свои программы по финансированию торговли.

Остальные из обещанных $250 млрд. предположительно будут выделены национальными экспортно-кредитными агентствами (ЭКА). Исторически именно эти агентства брали на себя страхование тех рисков при финансировании внешнеторговых сделок, страховать которые коммерческие страховые компании просто не берутся (скажем, политические риски). Они же могли предоставлять национальным экспортерам более выгодное, чем в целом на рынке, финансирование. Согласно новой схеме, эти агентства должны будут обеспечивать прямое финансирование коммерческих банков, чтобы те занялись более активным финансированием торговых операций. Правда, в то время как для некоторых ЭКА (канадского EDC или японского JBIC) такая практика была привычна и до начала кризиса, для многих других агентств это станет новаторским шагом.

На поддержку штанов

Пусть размытая, не до конца озвученная и проработанная, но схема финансирования международной торговли все же стала победой. А премьер-министр Великобритании и один из главных лоббистов внедрения этой схемы Гордон Браун и вовсе обещает, что она позволит уже в течение следующих нескольких месяцев «резко завести» мировую торговлю.

Правда, в возможности чудес некоторые аналитики все же сомневаются. «На фоне мирового объема внешней торговли ($14 трлн.) обещанные объемы финансирования в размере $250 млрд. выглядят не особо вдохновляюще», - не скрывает скептицизма Ян Рэндольф. Но при этом признает, что таким странам, как Украина, эта схема все же позволит неплохо подправить ситуацию с финансированием экспортно-импортных операций. «У Украины есть неплохие шансы получить доступ к торговому финансированию, обещанному G20, чтобы хотя бы частично компенсировать прекращение или ограничение в доступе к нему со стороны коммерческих банков. В том числе на помощь могут надеяться украинские экспортеры промышленной продукции, в частности стали», - считает Рэндольф. А значит, рождающиеся сегодня программы по финансированию торговли станут для Киева возможностью восстановить рост экспорта и, соответственно, экономики.

При этом, по мнению Рэндольфа, искать «руку помощи» Киеву следует у Европейского банка реконструкции и развития и Всемирного банка. Правда, в случае с помощью со стороны Международной финансовой корпорации все будет зависеть от того, отмечает Герман Вегарра, присутствуют ли в Украине банки, которые примут участие в GTLP. А также от того, получат ли они заявки на помощь со стороны украинских компаний. К тому же Ян Рэндольф спешит оговориться: помощь в вопросах торгового финансирования не сможет заменить Украине кредит МВФ. С ним все равно придется договариваться. Тем более что Киеву вряд ли имеет смысл рассчитывать на сумму, хотя бы приближенную по масштабам к помощи Фонда.

Опубликовано на minfin.com.ua 21 апреля 2009, 16:25 Источник: ИнвестГазета
Следить за новыми комментариями

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
окно закроется через 20 секунд