VictorS
Зарегистрирован:
14 ноября 2012

Последний раз был на сайте:
19 января 2020 в 17:37
Подписчики (484):
Hottabich
Hottabich
COM1
COM1
belokyra
A ZART
40 лет
vint0221
vint0221
Dafxf4300
Dafxf4300
NSV83
NSV83
LETOS85
LETOS85
34 года
meag
Андрій Мельник
46 лет, Вараш
90097689
90097689
cda84
cda84
24993147
S Pe
харьков
rzesenko
rzesenko
все подписчики
VictorS — Я вернусь
30 января 2016, 12:28

5. Некоторые теоретические и практические выводы

К теоретическим выводам, по всей видимости, следует отнести то, что «валютные управления» — появившиеся как чисто прикладной инструмент преодоления гиперинфляции — неожиданным образом доказали справедливость австрийской теории чистого золотого стандарта.

Как известно, чистый золотой стандарт в истории современного капитализма практически никогда не был по-настоящему осуществлен. Когда рассуждают об «отказе от золотого стандарта» в 30-х годах, то забывают о том, что речь шла об отказе от частичного, — искусственного, — золотого стандарта, аналогией которого является нынешний общепринятый режим фиксированного валютного курса. В обоих случаях центральный банк поддерживает частичные резервы (золота или долларов, марок и т.д.). Гарантия обмена опирается не на полное соответствие резервов обязательствам, а на расчет, что одновременно к обмену будет предъявлена только незначительная часть выпущенных обязательств. После второй мировой войны стало принято отзываться о золотом стандарте как о чем-то безнадежно устаревшем и примитивном — как о явлении эпохи конных экипажей, керосиновых ламп и парусных судов. На этом фоне до сих пор остается практически незамеченным и неосознанным, что правила работы «валютного управления» гораздо больше соответствуют самым жестким принципам «чистого золотого стандарта», чем даже денежные системы времен реального частичного золотого стандарта. Тем самым повседневная практика — во многом незаметно для себя — воплотила в жизнь то, что еще недавно считалось нереалистичной утопией. Чистый золотой стандарт возможен практически; по своим результатам он очевидно превосходит традиционный режим центрального банка — сегодня это не только доказано теорией, но и подтверждено практикой.

Отсюда следует очередной теоретический вывод. Позиция ряда западных экономистов, активно рекомендующих введение «валютных управлений» в развивающихся и постсоциалистических странах (С. Ханке, К. Шулер и др.) ослаблена в одном важном пункте. Они везде говорят о введении «валютных управлений», опирающихся на какую-то другую валюту (доллар, марка, иена). Вопрос о том, кто и как выпускает эту валюту-якорь, остается за рамками обсуждения. Но без решения этого вопроса глобальное преодоление инфляции и экономического цикла с характерными для него периодическими спадами деловой активности невозможно. Последовательный сторонник принципа «валютного управления» не может не быть сторонником реорганизации центральных банков ведущих стран на аналогичных принципах. Практически это означает только одно — введение чистого золотого стандарта в этих странах, а вслед за ними и везде. Подчеркнем — именно введение, а не восстановление. Чистый золотой стандарт в современной капиталистической экономике практически не существовал. Более того, колониальные «валютные управления» также не соответствовали принципам чистого золотого стандарта — они поддерживали резервами только прирост денежной базы сверх определенного минимума. Резервирование всего объема денежной базы впервые осуществлено только в современных «валютных управлениях».

Наконец, последний теоретический вывод касается реорганизации банковской системы. По мнению Л. фон Мизеса, установление чистого золотого стандарта неизбежно и спонтанно заставит банки резко повысить норму резервирования своих текущих депозитов практически до уровня 100 процентов. В отличие от предложений ряда крупнейших американских экономистов 30-х годов (Ирвинга Фишера, Г. Саймонса), резервирование должно осуществляться в форме золотых запасов в кладовых банка или на счетах в клиринговой платежной системе, а не в форме покупки государственных обязательств. Думается, что Мизес был прав, однако вполне возможно провести реорганизацию банковского дела и законодательным путем, во время или даже до установления чистого золотого стандарта.

Здесь мы переходим к практическим выводам, имеющим первостепенное значение для сегодняшней России.

То, что единственной альтернативой введению «валютного управления» в России сегодня может быть разве что продолжение и углубление экономического хаоса и распада, похоже, даже не подвергается сомнению. Репутация Центрального банка России как института, способного вести осмысленную политику (пусть даже и основанную на ложных теоретических предпосылках, как это имеет место в большинстве ведущих центральных банков), разрушена до основания. Реальной валютой учета, расчета, сбережения, а часто и платежа в России давно уже стал доллар. Широкомасштабная долларизация экономики делает совершенно невозможным сколько-нибудь правдоподобное использование традиционных макроэкономических моделей количественной теории денег (оставляя в стороне принципиальный вопрос об ошибочности самой концепции макроэкономического моделирования).

Критический вопрос — что делать с банковской системой. Нам фактически предлагаются два варианта. Первый («спасать банки») — предполагает массированную накачку государственных средств в обанкротившиеся банки, чтобы они могли возобновить свою практику инфляционного кредита. Второй («банкротить банки») — предполагает безжалостное закрытие и ликвидацию неплатежеспособных банков с одновременным списанием вкладов населения и предприятий, а также с коллапсом платежной системы. Очевидно, что в таком раскладе первый вариант имеет гораздо больше шансов быть воплощенным.

Как представляется, однако, есть еще один вариант. Можно (и нужно) перейти к модели коммерческих банков с полным резервированием. Текущие вклады в банках (или хотя бы вклады населения) должны быть признаны обязательством центрального банка. Роль коммерческих банков в отношении этих вкладов будет ограничена осуществлением платежных операций с применением разнообразных технических средств, за использование которых они будут взимать соответствующую плату. Соответственно, объем этих вкладов должен быть добавлен к традиционному агрегату денежной базы при расчете обменного курса и величины резервов «валютного управления». Имеющиеся в распоряжении коммерческих банков остатки обязательных резервов в центральном банке могут быть переданы в распоряжение этих банков как частичное обеспечение их прочих обязательств (за исключением текущих и квази-текущих счетов) либо зачтены как компонент обеспечения депозитов.

Такое решение будет означать, что все вклады оказываются фактически перенесенными на счета центрального банка и полностью гарантированными им. Возможен вариант, при котором используются понижающие коэффициенты для счетов и вкладов юридических лиц, а также для срочных вкладов. В этом случае предприятия сохранят какой-то минимум ликвидности для осуществления первоначальных платежей, но приоритетными будут интересы частных лиц будет (это в определенной мере будет напоминать валютную реформу Эрхарда). Платежная система потеряет элемент риска и заработает в полную силу.

Конечно, при этом «валютное управление» будет вынужденым принять изначальный курс, исчисленный как частное от деления предлагаемого расширенного денежного агрегата (то есть с учетом вкладов и счетов в банках) на величину имеющихся валютных резервов. Этот курс, понятное дело, будет ниже, чем если бы «валютное управление» поддерживало резервами одну только традиционную денежную базу. Иначе говоря, масштабы первоначальной девальвации будут больше. Зато все вклады публики будут полностью гарантированы, хотя и по пониженному курсу.

Технические аспекты подобного решения можно и нужно обсуждать. Очевидно, воплощение предложенного плана невозможно без радикального пересмотра бюджетной сферы, без какого-то решения вопроса о чудовищном накопленном государственном долге, без реформы пенсионной системы. Здесь речь идет о принципиальном вопросе.

Если Эстония смогла ввести денежную систему с полным резервированием и в результате этого смелого рывка стать бесспорным и абсолютным лидером по темпам и масштабам постсоциалистической трансформации, то и Россия может ввести банковскую систему с полным резервированием и, соответственно, совершить прорыв в экономической практике уходящего столетия.

Тому, что макроэкономисты красиво называли «тонкой настройкой экономики с помощью инструментов фискальной и денежной политики», — то есть скрытому и насильственному перераспределению средств в пользу политически влиятельных кругов (иначе говоря, широкомасштабному и легализованному государственному подкупу), — в XXI веке места быть не должно.

Комментарий автора блога. Справедливости ради нужно отметить, что РФ последнее время, по сути, следовала выводам Б. Львина и наращивала свои резервы в золоте. Но, к сожалению, только единственному выводу. Примеру Эстонии РФ не последовала.
Просмотров: 899, сегодня — 0
Следить за новыми комментариями

Комментарии

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
Реклама