ВХОД
Вернуться
okhrimenko
Александр Охрименко Александр Охрименко
Зарегистрирован:
16 февраля 2010

Последний раз был на сайте:
4 декабря 2016 в 22:35
Подписчики (1435):
01206263
Vladimir Vakaruk
37 лет, Україна, Солотвино
Polly77
Polly77
Berx
Дмитрий Печеник
20 лет, Запорожье
IronVovik
IronVovik
91427929
Viktor Rosokha
48 лет, Хуст
70059242
Дмитрий Кожух
lyubyts
lyubyts
ggeenn1313
ggeenn1313
Balamut999
Balamut999
Nataliukraina
Наталия Оверко
Киев
YaroslavFortuna
Ярослав Фортуна
32 года, Киев
yermak
yermak
все подписчики
Александр Охрименко — Александр Охрименко  RSS блога
экономист
7 мая 2013, 08:17

Маленький рассказик «Как один инженер решил стать…»

Сергей Петрович по жизни был инженером. Аккурат в год смерти Сталина он поступил в один из московских вузов и уже при Никите Сергеевиче, как молодой инженер, он был направлен в один из закрытых советских городов, работать в «почтовом ящике». В СССР это было круто и материально выгодно, так как все то, что было для войны, КПСС любила и лелеяла, а то, что для мирной жизни – ненавидела. Поэтому поработать в закрытом городе, на закрытом предприятии было на порядок выгоднее, чем в открытом всем ветрам советском колхозе. К пятидесяти годам, он успел поработать в нескольких «почтовых ящиках», а дальше судьба (или точнее его желание) закинула его в Украину, в один из областных центров, где он тоже стал работать на машиностроительном заводе. Это был не самый большой завод в городе, но считался солидным и крупным предприятием, поэтому должность главного инженера для Сергея Петровича была в самый раз. Для инженера должность такого уровня, это венец карьеры, и мысленно он уже собирался на этой должности досидеть до пенсии, а там уже сидеть в соломенной брыле с удочкой на берегу реки и удить карасей. Но, судьба ему преподнесла неожиданный сюрприз, и вначале было сложно понять, хороший или плохой сюрприз. Директора его завода, где он работал, перевели в обком КПУ на должность секретаря. Как говорится, заслужил своей преданностью партии. А Сергей Петровича сделали и.о. директора, как наиболее толкового и умного человеку, который мог в этом всем разобраться, что они там делали. (Право, не знаю, сколько раз ни спрашивал Сергея Петровича, что на том заводе производили, он в лучших традициях разведчика молчал). И пошла у Сергея Петровича другая жизнь. Это только так кажется со стороны, что небольшая разница в должности главного инженера и директора, в действительности между этим должностями громадная пропасть. На предприятии этих самых главных сколько угодно и главный экономист, и главный технолог, и даже главный электрик, а вот директор – один. Поэтому он стал самый-самый главный. И надо сказать у Сергея Петровича это самое директорство хорошо получалось, возможно потому, что в технологии он шикарно разбирался, и даже, если и возникали какие-то технологические проблемы, он их быстро решал, ибо знал «куда нужно кувалдой ударить, что бы эта (вырезано цензурой) заработала».

И все было бы хорошо, и мог бы и дальше работать и.о. директора Сергей Петрович, если бы не жена. Сам статус «и.о.», это статус временного состояния. И если на заводе Сергей Петровича воспринимали, как настоящего директора, то в кругу директоров заводов в этом городе (а точнее в кругу жен и родственников этих директоров), такая должность считалась временным явлением, и отношение к нему, и еще больше к его жене, было временное, несерьезное. Какая женщина это несерьезное состояние будет терпеть. И она начала медленно, но регулярно его доставать, чтобы он добивался постоянной должности директора.

Это только так кажется, что избавиться от приставки «и.о.» легко, в действительности это было очень тяжело и довольно сложно. Директор в СССР это, прежде всего, «наш человек», поэтому тут началось: проверки КГБ, согласование в обкоме КПУ, благо бывший директора завода ему помог, а дальше согласование в ЦК КПУ в Киеве, в министерстве в Киеве и Москве. Короче, на разные хождения, бумажки и поездки ушло полгода, но таки сделали Сергея Петровича директором, и жена его просто расцвела. Для того чтобы такое событие отметить, даже под видом именин жены сделали банкет в самом крутом ресторане города и пригласили весь руководящий бомонд города. Вот где жена могла блеснуть своими новыми нарядами.

И все было хорошо, и уже Сергей Петрович царственно разъезжал на своей черной служебной Волге, как тут случилось несчастье, о котором его предупреждал предыдущий директор завода, когда отговаривал не избавляться от «и.о.». На должность Сергея Петровича прислали «парашютиста».

В рядах КПСС была жесткая традиция «своих людей не забывать». Если, например, какой-то секретарь райкома или обкома совершал супер глупость, и уже нельзя было это скрыть от общественности, то такого руководителя снимали с должности. Даже в отдельных случаях делали это на партийном собрании, чтобы показать, что КПСС в лице КПК своевременно и правильно реагирует на критику и замечания рядовых членов партии. Что-что, а «играть в добрых дядь» они умели. Но сняв такого работника с должности, его не забывали, и подыскивали должность ниже рангом и желательно в другом городе, но достойную его статуса проверенного члена КПСС. Это называлось «спустить на места». Вот такой разжалованный бывший секретарь одного из райкомов КПСС и был прислан на должность Сергея Петровича.

Вы только не подумайте, что в работе Сергей Петровича были проблемы. Завод работал, как любой советский завод – делал вид, что работает, но зато план выполнял, и все было замечательно. Но была у Сергея Петровича одна проблема, он из-за своих чертежей и схем совершенно пассивно участвовал в жизни родной партии. Если его однокурсники по институту вместо того чтобы учить сопромат выступали на комсомольских собраниях и клеймили позором стиляг и разных отщепенцев, то Сергей Петрович, хоть и присутствовал на этих собраниях, но сидел тихо, и больше думал о том, что его в общаге ждет недорисованный чертеж, а он сам тут попусту теряет время. И потом став членом КПСС, он всегда исправно вносил членские взносы и на этом его участие в жизни любимой партии оканчивалось. Поэтому его папочка в общем отделе обкома КПУ было довольно таки худенькой. А когда прислали этого «парашютиста» в общем отделе быстро поняли, что ему нужна должность, не меньше директора завода, а так как папочка у этого «парашютиста» была гораздо толще папки Сергея Петровича, то все решилось очень быстро.

Сделали все по-честному. Пригласили Сергея Петровича в гости в обком КПУ, и объяснили политику партии. Сергей Петрович был человеком умным, поэтому сам написал заявление об уходе. И вот тут он понял умные слова своего предшественника, почему для него «и.о.» лучше. Если бы он это «и.о.» не потерял, то сейчас бы вернулся на должность главного инженера и ждал бы пенсии, а теперь уже поздно, так как другой человек на его старой должности, и его подвинуть, не будучи директором завода, невозможно.

Это когда простой инженер увольняется с завода, то ему найти работу нет проблем. Заводов хватает, где постоянно нужны инженеры. А вот для бывшего директора завода найти работу другого директора завода – проблема. Сложно найти на доске объявление «требуется директор». Что и как выговорил Сергей Петрович жене за это самое «и.о.», никто не знает, но судьба жестоко поступила с ним. Он, было, попытался даже поработать начальником конструкторского отдела на одном из заводов, но понял, что дела не будет, ибо устал слушать за спиной шушуканье и сплетни, что он на предыдущей работе наворовал миллионы и его за это турнули, а теперь он вообще никто. Пошел он в НИИ поработать инженером-исследователем – там еще хуже, начали за глаза все говорить, что он вообще неуч и бездарь, который завалил всю работу на заводе, вот его и турнули с работы. И как тут народу расскажешь о «парашютисте», а если и расскажешь, то что это изменит. Тут одно может спасти, нужна должность под стать предыдущей должности, тогда можно будет и рассуждать и оправдаться, что просто перешел на другую работу, типа нашел лучшее место.

Неизвестно чем бы закончились все эти мытарства Сергея Петровича, мог бы и запить. А что, в таких случаях наши люди очень быстро спиваются. Но тут в очередной раз руку помощи протянул ему бывший директора завода, который тогда заседал в обкоме КПУ. Вызвал он его как-то в гости, и говорит, что есть должность директора, и если хочешь… Что значит «хочешь»? Конечно, Сергей Петрович хотел! И согласился, не раздумывая, даже особенно не вдаваясь в подробности, что это за предприятие, главное, что директор, главное, что теперь можно будет уже нормально работать и заниматься любимым делом.

Тут стоило бы пояснить, что в СССР была типа негосударственная структура и называлась она потребительской кооперацией. Считалось что это самостоятельная хозяйственная организации, которая живет за счет денег пайщиков и у государства деньги не берет. Но в действительности все это был только антураж. Все руководящие органы этой самой потребительской кооперации были членами КПСС, а значит, назначение их и снятие с должности происходило через общий отдел КПСС. И государство не на прямую, но финансировало эту структуру. Поэтому она только на бумаге была негосударственной, а в действительности самой что ни на есть государственной. В этой области была облкооперация и там как раз была вакансия директора заготконторы. А так как облкооперация подчинялась обкому КПУ, то решить вопрос назначения директором заготконторы оказалось пару дней, тут не нужно было длинных и сложных согласований. Хватило одного раза Сергею Петровичу прийти на бюро обкома, где его кандидатуру утвердили, и стал Сергей Петрович директором, к своей радости, и радости жены, которая теперь опять могла себя называть женой директора.

Это предприятие стояло за городом. Когда первый раз Сергей Петрович попал на это предприятие, уже в ранге директора, он был почти шокирован. Он привык к большим заводам, где громадные цеха, много техники, очень большое заводоуправление, где работают тысячи людей. А тут было несколько небольших строений (бойня, холодильник, склады и небольшой колбасный цех) довольно таки в запущенном состоянии, фактически повалившийся забор, грязный и не заасфальтированный двор, и небольшое здание, которое и было типа заводоуправление. Когда Сергей Петрович занял свой кабинет директора, то он еще больше был расстроен, так как мебель была старая и обшарпанная. По сравнению с его предыдущим кабинетом директора, это был даже не кабинет, а что-то сродни комнаты завхоза на его предыдущей работе. Но самое большое разочарование постигло Сергея Петровича, когда он ознакомился со штатным расписанием предприятия. Он из этических соображений не задавал вопрос, какая будет у него зарплата, когда его назначали директором. Теперь же, посмотрев на свой должностной оклад, он просто потерял дар речи – оклад был почти в два раза меньше, чем оклад начальника конструкторского бюро на его предыдущем заводе, а с директорским окладом даже нельзя было сравнивать. Из разговора с главным бухгалтером, он понял, что тут премию не платили со времен основания этой заготконторы, и по результатам работы за предыдущие периоды, он понял, что о премии можно забыть раз и навсегда.

Сергей Петрович сидел в своем кабинете и в душе плакал. Ибо он не знал, что делать. Он, человек, который мог в уме решать сложные математические уравнения, был в сплошном ступоре и терялся в мыслях. Отказаться от этой работы нельзя, так как его покровитель из обкома может обидеться, так как он его рекомендовал товарищам и сейчас уход с этой должности, означал бы, что он подвел их. Это было просто невозможно, ибо тогда уже пришлось бы вообще покинуть этот город, так как работу невозможно было бы найти и простым инженером. Но больше пугало Сергея Петровича, что скажет жена, когда узнает, какая у него заработная плата. Она была уверена, что эта должность вернет не только статус жены директора, но и достаток жены директора. На эту заработную плату можно было жить только очень скромно и не стоило и думать о дорогих покупках, и вообще о покупках.

Неизвестно, сколько бы еще продолжались тяжкие мысли Сергея Петровича, если бы его раздумья не прервала секретарша, которая вбежала в его кабинет, и выпалила: «Вас тут из прокуратуры ищут». Сложно сказать, как изменилось лицо Сергея Петровича от этой новости, но явно изменилось сильно, потому что секретарша сказала успокаивающим тоном: «Это они на дегустацию приехали». Сергей Петрович, хотя и не был большим специалистом в вопросах заготовки скота и изготовления колбасных изделий, но его подсознание подсказывало, что дегустацией и проверкой качества пищевой продукции занимается санэпидемстанция, а то, что оказывается и прокуратура проверят качество выпускаемой продукции, он слышал впервые. Поэтому эта новость явно не помогла Сергею Петровичу понять, что тут происходит, и что он вообще делает в этом кабинете директора. Но, вот что значит умная секретарша, она быстро сообразила, что происходит в уме Сергея Петровича и сказала ключевую фразу: «Я сейчас позову Петровича. Он все организует».

В данной ситуации отчества действительно совпадали, но этот второй Петрович был крупный детина, который заведовал бойней в заготконторе. Когда он вальяжной походкой зашел в кабинет Сергея Петровича, было видно, что он тут свой, и кабинет директора не взывает у него никаких трепетных чувств, и тех чувств, которые обычно вызывает начальник у подчиненного тоже. Человек из прокуратуры, оказался молодым следователем, который был очень рад познакомиться с Сергеем Петровичем и передавал привет от «самого». При этом он очень извинялся за беспокойство, но просил войти в положение, так как в выходные к «самому» приезжают люди из Киева, и он хочет сделать небольшой пикничок, и нельзя ли для дегустации взять мяса на шашлычок. Тот, который Петрович с бойни быстро понял всю сложность вопроса, и только спросив «можно?», быстро пошел организовывать пакетик для дегустации. В этот день еще к Сергею Петровичу приезжали несколько людей из… на дегустацию, которые тоже были не случайными людьми в городе.

Сергей Петрович, был не глупым человеком, поэтому сразу понял, что такое его заготконтора, а еще быстрее понял, почему его предыдущего директора выперли с этой должности. Оно конечно все хорошо, когда все дегустаторы довольны, но есть и план, и есть и какой-то объем продукции заготконторы, который должен хотя бы с перебоями, но доходить до советских покупателей. Но предыдущий руководитель заготконторы явно не учел этого обстоятельства и его долго ругали и терпели, но терпение у «самых-самых» закончилось. Поэтому и получилась вакансия. Поэтому Сергей Петрович не хотел допускать таких ошибок и первоначально, со всем талантом инженера, решил разобраться в хитросплетении приходно-расходных документов. Но его старания оказались напрасными, несмотря на весь свой богатый математический ум, он запутался в этих цифра и столбиках и уже был готов сдаться, но тут счастливый случай его спас. Облкооперация проводила совещание среди директоров заготконтор, и там Сергей Петрович познакомился со старым и опытным директором другой заготконторы и за рюмкой чая они поговорили по душам. Разговор получился очень удачный. Сергей Петрович теперь понял, куда нужно смотреть, а что вообще не нужно считать и расстраиваться.

Окрыленный новыми знаниями, он первым делом уволил главного бухгалтера и взял девушку, которая была опытным бухгалтером, но никогда не работала в потребкооперации и вообще ничего не смыслила в учете на пищевом предприятии. В порядке шефской помощи, ему ДСК построил новый забор и проходную, а заодно отремонтировал цеха и построил столовую для работников, а для Сергея Петровича комнату отдыха, в которую было удобно заходить со двора, и еще там был удобный проход к колбасному цеху и холодильнику. Заасфальтировали ему территорию заготконторы очень благодарные ему из Облремавтодора. Дальше – больше. Он поменял охрану и взял главным по охране отставного прапорщика, который тоже подтянул таких же бывших вояк. Когда меньше всего от него ожидали, он провел ревизию и инвентаризацию бойни, холодильников и колбасного цеха. По результатам этой ревизии, он провел совещание со своими руководящими сотрудниками, но не вместе, а поодиночке. Самый несговорчивый оказался его теска по отчеству. Но, Сергей Петрович оказался не только хорошим инженером, но и хорошим психологом, так как очень интересно рассказал Петровичу с бойни, что такое «хорошо» и что такое «плохо», и как ему будет плохо, если он не поумнеет. И Петрович поумнел просто на глазах, так что теперь он уже в кабинет Сергей Петровича заходил с надлежащим чувством ответственности и понимания, кто он, а кто Сергей Петрович, хотя и отчества у них одинаковые.

Самое сложное было с заготовителями. Они получали на законных основаниях наличные рубли, ездили по селам области и скупали у населения скот, птицу, ягоды, орехи, лекарственные растения и разные другие вещи, которые эта контора заготовляла. Вследствие специфики работы, эти заготовители были, что называется «и царь, и бог» в одном лице. Каждый заготовитель знал тысячу и один способ, чтобы обвесить, обсчитать или вообще надурить сдатчиков продукции. Поэтому, если за круг у заготовителя не оставалось тысячи советских рублей, которые он мог честно положить себе в карман, то этот человек не мог считаться заготовителем. А таких кругов хороший заготовитель за месяц мог сделать и пять и шесть. Не удивительно, что они не очень полюбили новые методы работы Сергея Петровича, особенно новую бухгалтерию и новые методы работы начальников цехов. Сергей Петрович вначале пытался им понятно объяснить «политику партии и правительства». Но им медленно доходило, тогда он попросил, того «самого» из прокуратуры, и одного из заготовителей посадили, взявши с поличным и понятыми. После этого заготовители стали «как шёлковые». Нет, методы их работы остались те же, но рентабельность бизнеса заготконторы резко выросла, так как резко увеличилось количество сдаваемой продукции за те же деньги.

Сергей Петрович хорошо понимал, что он нужен, и нужен, прежде всего «им», и они на все его методы работы будут закрывать глаза, и потому ему не стоит бояться мальчиков из прокуратуры, и милиции, и даже КГБ. Все хотят кушать, а в условиях тотального товарного голода от таких как Сергей Петрович зависит, будет ли мясо на шашлычок, или нет. Но, Сергей Петрович умел правильно вести себя с рабочим классом. Он действительно все эти «перебросим через забор» пресек и даже несколько человек выгнал со скандалом за килограмм мяса с костями. Но зато, сделал обед в рабочей столовке почти даром, за десять копеек. Так же организовал и стол заказов, где можно было купить продукцию заготконторы по ценам без наценки, но самое главное, он через этот стол заказов начал торговать импортной одеждой, обувью, даже телевизорами и мебелью. Все же хотели хорошего мяса на шашлычок и балычка под коньячок, поэтому в качестве шефской помощи, он просто делал подарочные наборы за деньги для универмага, а ему за деньги делали гешефт.

Были у Сергея Петровича и любимцы, которые по хорошей партийной привычке, ежемесячно получали премию в конверте. Сами понимаете, оклады у людей маленькие. Некоторые специалисты очень нужные. На всех денег не хватит, но вот отдельным лицам, нужно помочь. Без этого бизнес, или если хотите, советское производство, не работает.

Со временем уже Сергей Петрович и не вспоминал ни прежнюю свою должность главного инженера, ни «парашютиста», да и чертежи и схемы он начал уже забывать. Теперь в его голове крутились другие слова и цифры «усушка, утруска, списание на утилизацию…» В жизни могут быть разные метаморфозы, нужно только уметь ими воспользоваться и не забывать, что жизнь всегда полна сюрпризов и не только приятных, но и очень приятных.

Просмотров: 1871, сегодня — 0
Следить за новыми комментариями

Комментарии (18)

+
+8
tyutyun
tyutyun
7 мая 2013, 08:35
#
Откуда копипаст?
+
0
Prostak
Prostak
7 мая 2013, 09:13
#
Белетристика.
+
0
timir
timir
7 мая 2013, 09:15
Александр, Киев
#
Поучительно! Интересно, как Петрович прожил 90-е? Наверняка быстро понял, что к чему и вовремя перестроился.
+
+40
chepurnaya66
chepurnaya66
7 мая 2013, 10:23
Фотинья, Запорожье
#
Из разряда тех же приятных метаморфоз — Жена ворчит на мужа:«Посмотри на себя, Вася! Ты настоящий неудачник! Сколько лет ты живёшь за мой счёт, в моей квартире; я, не получила от тебя ни копейки, тебя кормлю, одеваю, обстирываю, не говоря уж о том, что сплю с тобой!»
-Маша, и ты ещё называешь меня неудачником?
+
+10
Алексей Бордзиловский
Алексей Бордзиловский
7 мая 2013, 10:32
Харьков
#
Лишний раз подтверждается тезис: Экономика-это строгий учёт и контроль. (Касается заготконторы), ну а что касается «парашютистов», так таких деятелей немерено и сейчас практически в любой отрасли, и вот для таких «парашютистов» нужны в меру умные подчинённые которые бы и решали производственные процессы: Дирехтору медаль, подчинённому благодарность (устная, либо грамота), дирехтору- нагоняй, подчинённому-торба. Кстати, чуть не забыл: О карьерном росте-можно забыть. Как говаривал товарищ Р.Я.Плятт: «Не слишком ли много пляттства на телевидении?» В нашем случае ставим производство, одним словом, пока система не будет сломана о резком экономическом росте можно забыть.
+
+18
Gonza
Gonza
7 мая 2013, 10:33
Сергей
#
Сдается мне, что это был не Сергей Петрович, а исаак моисеевич!
+
+33
Владимир Снисарь
Владимир Снисарь
7 мая 2013, 10:50
Киев
#
Советский Петрович делал и людям и ПОСЛЕ себе, а нынешние Петровичи только себе, причем после них даже забора поваленного не останется.
В этом основное отличие между «плохим» прошлым и «рыночно-демократическим» настоящим.
+
0
otakoi
otakoi
7 мая 2013, 15:12
otakoi
#
Жаль только, что жизнь коротка, и можно не дождаться этих сюрпризов «приятных или очень приятных»…
+
0
Александр  Охрименко
Александр Охрименко
7 мая 2013, 15:15
Киев
#
Очень умно сказано
+
+7
Tellurium
Tellurium
7 мая 2013, 21:18
Tellurium, Киев
#
Это лишнее доказательство тому, что инженер, если надо, может быть, кем угодно, а вот экономист или там историк-нет.Я, кстати, сам не раз видел бизнесменов и руководителей с базовым техническим(КПИ, КИИГА, КИСИ, МХТИ, МВТУ), которые для пользы дела, мимоходом, впоследствии закончили заочно ещё и нархозы или европейские универы с маупами(после базовых технических ВУЗов общее впечатление этих ребят об учёбе в экономических ВУЗах: Да ты чё! Шара такая! . Так вот- получаются всесокрушающие монстры, секущие в проблемах производства, сбыта и организации продаж гораздо шире, чем «чистые» одномерные экономисты) И тут Саша не удержался и, по привычке, храбро пнул ногой мёртвого льва): В СССР это было круто и материально выгодно, так как все то, что было для войны, КПСС любила и лелеяла, а то, что для мирной жизни – ненавидела.
+
0
Алексей Бордзиловский
Алексей Бордзиловский
7 мая 2013, 21:42
Харьков
#
Первая половина жесть и суровая правда жизни, что касается союза-эмоции. Хотя моё мнение может кардинально отличаться от других.;)
+
0
vitpobeda
vitpobeda
7 мая 2013, 22:11
Виталий, Киев
#
А почему кардинально? Разве Вы кардинал?
+
+4
Алексей Бордзиловский
Алексей Бордзиловский
7 мая 2013, 23:14
Харьков
#
Увы недостоин (тем более в православии нету сана кардинал), а в данном контексте означает: «коренным образом». Хотя дякую за питання, посмеялся на ночь глядя.;)
+
+5
vitpobeda
vitpobeda
8 мая 2013, 20:04
Виталий, Киев
#
А я оптимист и поэтому мыслю оптимально!!!
+
0
Алексей Бордзиловский
Алексей Бордзиловский
8 мая 2013, 21:46
Харьков
#
Браво! Плюсую, зачёт и с Днём Победы!;)
+
0
vitpobeda
vitpobeda
8 мая 2013, 22:17
Виталий, Киев
#
Спасибо! И Вас с Днем Победы!
+
0
290765
290765
8 мая 2013, 15:48
#
Спасибо за рассказик мне очень понравилось и так было действительно, не везде, но эпизодически кому-то везло, кто попадал на такое «жирное» место. Но хочу отметить, место было у него и опасное тоже, если кому не угодил, могли и «скушать» свои же, как напр.директора ЦУМа в Москве (но там полет другой был, покруче).
+
0
Александр  Охрименко
Александр Охрименко
8 мая 2013, 17:25
Киев
#
В Киеве был случай. Директору Универмага Украины прислали посылку с бомбой. Но погибла теща, Она просто ее открыла

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд