Какие услуги должны перейти в электронный вид?

Александр Рыженко об электронных услугах, Mobile ID и переводе реестров на блокчейн

Повседневная жизнь все больше перетекает в Интернет. С помощью всемирной «паутины» люди покупают товары, открывают и закрывают бизнес, а в некоторых странах, как, например, в Эстонии, получают гражданство.

Украина пытается не отставать от мировых тенденций и перевести как можно больше сервисов в онлайн. Результаты пока довольно скромные: из 15000 услуг, которые сегодня предоставляют госорганы в Украине, власти обещают перевести в электронное пространство для начала лишь 100. Да и то только к концу 2018 года.

Глава госагенства по вопросам электронного правительства Александр Рыженко в интервью «Минфину» рассказал, какими административными услугами можно уже воспользоваться онлайн, с какими трудностями сталкиваются власти при их внедрении, а также чего ожидать в будущем.

Какие услуги должны предоставляться в электронном виде? Почему именно они?

Мы определили приоритетные сферы для внедрения электронных услуг: земельная, экологическая, строительная, социальная, транспортная и вопросы государственной регистрации. В прошлом году, после долгой подготовки, мы утвердили Концепцию развития электронных услуг. По этой концепции к концу 2018 года мы должны перевести около 100 услуг в электронный вид.

Сейчас в Украине предоставляется более 1500 административных услуг. Из них – 100, которые мы выбрали – самые социально значимые и массовые. Они закрывают более 80% потребностей граждан. Например, в социальной сфере, более 400 000 семей оформляет ежегодно помощь при рождении ребенка. Что касается бизнеса, то около 1 млн. услуг в год осуществляется по регистрации, изменению и закрытию бизнеса.

Какие уже переведены?

В сфере строительства мы перевели в электронный вид 4 услуги, в том числе -  декларацию о готовности объекта к эксплуатации. В земельной сфере – 6 услуг. Среди них — доступ к земельному кадастру и выписка из него. Регистрация и закрытие бизнеса теперь также доступно онлайн. В экологической сфере в электронный вид была переведена декларация об отходах, в социальной – оформление субсидий и помощи при рождении ребенка.

Оформление субсидий запускалось в два этапа: в начале прошлого года гражданин мог получить ответ, доступна ли ему субсидия, после этого ему необходимо было распечатать документы и подать их в госорганы. Но уже к середине прошлого года мы сделали доступным онлайн полный цикл: можно полностью дистанционно подать заявление, подтвержденное Bank ID или электронной подписью.

Насколько сложно было вводить эти сервисы?

Запуск любой из электронных услуг проводится в несколько этапов. Для начала необходимо проанализировать нормативную базу. Ведь каждая услуга определяется законом, а порядок ее предоставления – другим нормативным документом.

Чтобы предоставить услугу в электронном виде необходимо поменять эти нормативные документы и реализовать услугу технически. Как показывает практика, последнее можно сделать за 1-3 месяца. А нормативные изменения могут занять и полтора года. То есть основная проблема – утвердить нормативную базу.

Услуги, которые мы запустили вначале, были одноступенчатыми: подача заявок, деклараций и другие. Последующие услуги, реализованные нами, а также те, которые мы собираемся внедрить – значительно сложнее. Они требуют взаимодействия различных реестров и ведомств.

Но если раньше мы стартовали на «чистом поле», то за последний год много работ уже выполнено: концепция ввода электронных услуг, их список и план внедрения. Уже есть постановление Кабмина, определяющее взаимодействие приоритетных реестров. Всего в Украине действует больше 100 реестров. Из них мы выбрали 18 критично важных, которые содержат основную информацию.

Именно это законодательное основание значительно ускоряет весь процесс. Мы должны успеть.

Какие услуги мы сможем увидеть в электронном виде в ближайшее время?

С МВД мы разрабатываем выдачу справки о несудимости. По сути, эту справку требуют в очень многих местах. Еще один проект с МВД: справка о первой регистрации транспортного средства. Совместно с МЧС разрабатываем перевод в онлайн декларации о пожарной безопасности. Из социальных услуг – регистрация ребенка при рождении в электронном виде.

Есть ли в разработке электронные услуги, направленные на борьбу с коррупцией?

Да. Например, выдача разрешения и лицензии на перевозки. Эта услуга имеет очень широкую аудиторию, около 600 000 запросов в год. По отзывам граждан, мы понимаем, что в нынешнем виде она несет много коррупционных рисков.

С какими проблемами вы сталкиваетесь при переводе услуг в электронный вид?

Пользователей нужно обучать, объяснять необходимость получения электронной цифровой подписи, тонкостям ее использования. Еще одна важная задача – обучить граждан использовать Bank ID.

Иногда мы меняем подход к услуге. Так было с электронным свидетельством права собственности. Пришлось параллельно оставить возможность получения его и в бумажном виде. Потому что люди хотят что-то «держать» в руках.

Также важен вопрос обучения специалистов, ведь необходимо эффективное взаимодейтсвие информационных систем. Иногда мы сталкиваемся с проблемой двойной подведомственности госорганов. Львиная доля работы – адаптация нормативов к новым технологиям. Это важный момент, ведь нарушение нормативов приводит к нарушению закона.

Недавно вирус Petya.A навел ужас на полстраны. Насколько электронные реестры защищены от атак хакеров?

Я не могу назвать ни одного реестра, который бы серьезно пострадал от этого вируса. В основном все жизненно важные реестры, наподобие Демографического реестра, Земельного кадастра, надежно защищены. Как правило, они закрыты от внешнего воздействия. Те же, что присутствуют в онлайне, предварительно проходят определенные технические синхронизации, что минимизирует риск заражения вирусом.

Совсем недавно Украина присоединилась к Глобальному реестру конечных бенефициаров компаний. Насколько успешен этот проект? Какие результаты уже есть?

Это очень важный проект. В 2015 году был принят закон, обязывающий госорганы публиковать информацию в форме открытых данных, после чего началась техническая работа над его реализацией. Несколько недель назад мы наконец-то смогли предоставить общественности доступ к этой информации. Мы надеемся, что общественные организации, бизнес, работающий с данными, и журналисты будут активно использовать этот реестр в своей работе.

Обнародование бенефициаров – важный элемент открытости. Сейчас в реестре опубликовано более 2,5 млн бенефициаров. Например, завтра кто-то из украинских компаний будет выходить на европейский рынок. И наличие данных о компании в реестре существенно облегчит ей эту задачу. Компании больше не будут выходить «черной коробкой». Европейские партнеры, с которыми наши предприятия захотят сотрудничать, смогут отследить собственника по официальным источникам.

Насколько достоверна информация, опубликованная там? СМИ уже нашли некоторые «пробелы» в реестре…

Информация в Глобальный реестр добавлялась из реестра юридических и физических лиц. В свою очередь, в реестр физлиц когда-то было не обязательно подавать информацию о бенефициарах. Тогда эта информация добавлялась, как справочная. Поэтому, конечно, могут быть ошибки и неточности. Но Минюст постоянно работает над исправлением подобных несостыковок.

У всех на слуху Mobile ID. Некоторые считают, что его уже давно нужно было вводить, другие – видят нарушение права на анонимность. Как вы думаете, нужна в Украине подобная услуга?

Государственное агентство электронного управления – одно из самых ярых сторонников ввода Mobile ID. Нужно разделять идентификацию мобильных абонентов и Mobile ID. Mobile ID, в первую очередь, обеспечивает удобство и безопасность использования цифровой подписи. И это не означает, что оператор должен вас привязать к своей базе данных.

Чтобы цифровая подпись стала популярным и надежным инструментом идентификации, она должна быть на надежном носителе. Например, на токене или ID-карте. Это дорого, потому очень часто у нас цифровые подписи выдаются на дисках или флешках. Но смысл Mobile ID как раз в том, что обращаясь к оператору, вы получаете карту – защищенный носитель цифровой подписи и вам даже не нужно устройство для ее считывания. Это удобно и дешево.

Бизнес сможет предоставлять определенные услуги гражданам в электронном виде. Это касается и государства. Более того, государство сможет повысить уровень безопасности. Ситуация такая: чем больше насчитывается клиентов с электронной подписью, тем больше бизнеса, желающего на этом заработать. .

Почему так долго внедряют эту услугу?

Желания одного государства мало, нужна еще заинтересованность бизнеса. Mobile ID – на 90% бизнес-проект, а государство – помогает только нормативно. Поэтому именно бизнес должен инвестировать в эту технологию. Технология сертификации ключей есть, но обеспечить у себя систему передачи уведомлений, выдачу специальных сим-карт – задача операторов. Сейчас настал момент, когда операторы и государство максимально к этому готовы.

Каковы Ваши прогнозы?

Большая вероятность, что к концу года один или два оператора запустит Mobile ID. В этом вопросе, большая часть зависит от оператора. Ведь технологий внедрения Mobile ID очень много, и каждый из операторов сам выбирает, какая из них ему подходит.

Чтобы операторам было легче, мы вместе с Министерством юстиции хотим разрешить в Украине использовать не только госстандарт, но и европейский стандарт.

Весь мир сходит с ума по криптотехнологиям. Несколько украинских реестров собираются перейти на технологию блокчейн. Как вы считаете, это правильное направление? Стоит ли вообще реестрам переходить на блокчейн?

Сегодня, блокчейн – вершина технологий. Ей доверяют по умолчанию. Она еще ни разу не была взломана и при этом открыта. Эта технология способна показать прозрачность. Более того, ее использование позволяет изменить некоторые бизнес-процессы. Сейчас у нас пилотный проект использования этой технологии в аукционе СЕТАМ, Реестре имущественных прав и Земельном кадастре.

В рамках изменения бизнес-процессов, блокчейн также позволит привлечь третью сторону, например – Transparency International и Фонд Восточная Европа. Сейчас нельзя дать доступ третьей стороне, чтобы она могла контролировать процессы, ведь есть определенные вопросы, связанные с защитой персональных данных. Блокчейн нивелирует это. Блокчейн – это цепочка хешей. Мы можем дать доступ третьей стороне, которая подтвердит, что цепочка не нарушалась. Это своего рода аудиторы, которыми станут Transparency International и Фонд Восточная Европа.

Также у нас есть планы по популяризации смарт-контрактов, но пока внимание сконцентрировано на этих 3-х пилотах.

Беседовал Алексей Рябуха

Опубликовано на minfin.com.ua 5 сентября 2017, 15:23 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (3)

+
0
Hagen
Hagen
5 сентября 2017, 20:31
Киев
#
Оформление субсидий запускалось в два этапа: в начале прошлого года гражданин мог получить ответ, доступна ли ему субсидия, после этого ему необходимо было распечатать документы и подать их в госорганы. Но уже к середине прошлого года мы сделали доступным онлайн полный цикл: можно полностью дистанционно подать заявление, подтвержденное Bank ID или электронной подписью.

Только в донецкой и волынской областях (но это не точно).
Какое агентство — такие и услуги (их нет).
+
0
AnastasiiaR
AnastasiiaR
7 сентября 2017, 11:19
#
Не могу с вами согласится не по одному пункту. И как минимум 6 тыс. человек, которые уже воспользовались этой услугой — думаю, тоже.

Если у вас есть конкретный свой личный пример — поделитесь. Если нет, не бросайтесь пустыми словами
+
0
Hagen
Hagen
9 сентября 2017, 21:30
Киев
#
Конкретный пример — субсидии. Это 6 тысяч человек из волынской и донецкой областей?
Вау, великолепный результат. Сейчас перепроверил — потрясающе, за год добавлена одна область.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться