Почему национализировали Приват?

Кто довел ПриватБанк до национализации

Почему национализировали Приват? В чем ценность самого технологичного банка страны и какие судебные разбирательства ожидаются вокруг него? Ответ на эти вопросы – в статье VoxUkraine. «Минфин» сократил.

О чем молчал Приват

ПриватБанк – один из четырех банков, судьбу которого решили стресс-тесты НБУ. По официальным данным регулятора, после их проведения с рынка ушли Хрещатик, Фидобанк и Платинум. ПриватБанку повезло больше: он стал государственным.

Результаты стресс-теста утвердили к началу 2016-го. На тот момент требовалось увеличение капитала на 113 млрд грн. К концу 2016 года цифра выросла до 148 млрд грн. По данным НБУ, Более 97% корпоративного кредитного портфеля приходилось на кредиты связанным с акционерами ПриватБанка компаниям.

Займы на сумму 155 млрд грн получили либо фирмы группы Приват, либо мелкие компании, которые не вели никакой деятельности. По информации BNE IntelliNews, займы на сотни миллионов гривен отправились в Укрнафту, Днеправиа, Студию «1+1» плюс множество мелких компаний с ничего не говорящими названиями.

Залоговое обеспечение по многим корпоративным кредитам Нацбанк посчитал недостаточным.

Представители ПриватБанка вместе с Коломойским категорически не согласны, что 97% кредитного портфеля юрлиц было выдано партнерам Коломойского и что залоги по таким кредитам были пустячные.

Забавно, что в качестве примера несвязанных лиц, активно кредитовавшихся в ПриватБанке, один из бывших топ-менеджеров Привата называет братьев Суркисов и Анатолия Мартынова, владельца предприятия по производству ПЭТ-преформ «Ретал Украина».

Юрист и член редколлегии VoxUkraine Зоя Милованова считает, что НБУ действительно мог быть субъективен в своих оценках связанных лиц. «315-е постановление дает Нацбанку очень широкие полномочия. Это создает возможности для избирательного применения норм, в том числе по отношению к ПриватБанку», — пишет она.

Проблемы быстрого роста

Если Нацбанк придрался к ПриватБанку, и кредитование связанных лиц было значительно меньших масштабов, зачем государству национализировать колоссальных размеров банк?

В Привате главной проблемой считают быстрый рост. Банк стремительно превращался в монополиста. С начала 2010 по осень 2016 года депозиты физлиц выросли в 4,5 раза, кредиты компаниям – почти в три раза. Доля рынка по депозитам физлиц увеличилась с 16 до 36%, по корпоративным кредитам — с 11 до 25%. НБУ даже поставил ограничения по привлечению банком депозитов в 2016 году.

Экс-зампред Привата говорит, что акционеры были готовы разделить банк и отделить розницу от корпоративного бизнеса. Только Нацбанк почему-то не захотел.

НБУ объясняет ограничения на приток депозитов совсем иначе: банк не выполнил один из этапов докапитализации, о которой договорились в начале 2016-го. О разделении банка и вовсе речи не шло: глядя на огромный портфель кредитов, выданных бизнесам акционеров, Нацбанк видел только одно решение – реструктурировать займы.

Дальше требовалось внести материальные залоги по кредитам: объекты недвижимости, оборудование, машины. Ну а остаток покрыть капиталом.

По версии НБУ, переговоры длились много месяцев, но, в конце концов, сорвав все оговоренные ранее сроки, осенью 2016-го Приват выполнил только второе условие: внес залоги стоимостью 31 млрд грн.

Версия Коломойского кардинально отличается. По его словам, на момент национализации весь корпоративный портфель был реструктурирован по требованию Нацбанка. 31 млрд грн залогов записали на баланс, а на сумму 124 млрд грн реструктурировали портфель.

Большой суд

Правда ли, что акционеры и менеджеры ПриватБанка довели его до банкротства, станет известно через полгода. До 1 июля 2017-го бывшие акционеры должны реструктурировать портфель кредитов. То есть сделать то, что от них ранее требовал Нацбанк: перевести кредиты на платежеспособных заемщиков и предоставить залоги. При выполнении этих условий погашать кредиты одномоментно не нужно: выплаты растянутся на несколько лет. А если заемщики будут исправно погашать кредиты, то банк продолжит с ними сотрудничать.

Вносить деньги в капитал бывшим акционерам уже тоже не понадобится: за них это сделали Нацбанк и Минфин. Впрочем, если исходить из версии Коломойского о том, что все кредиты были реструктурированы заранее, он ничего не должен ПриватБанку. «И они еще говорят, что я должен за что-то отвечать. С какой стати?» — спрашивает он. И тут же объясняет: больше всего его с Боголюбовым задело то, как провели национализацию: мол, из акционеров ПриватБанка сделали преступников.

Боголюбов предполагает, что с Нацбанком начнут судиться те, кого регулятор посчитал связанными лицами, и чьи деньги автоматически списал в капитал ПриватБанка. Сумма, по словам Боголюбова, космическая: 32 млрд грн. По данным НБУ — 29,4 млрд грн.

В Нацбанке в своих решениях уверены, тем более что с регулятором уже судятся десятки бывших владельцев банков, выведенных им с рынка за последние два года. И в отношении ПриватБанка глава НБУ Валерия Гонтарева настроена решительно: отказ реструктурировать кредиты, по соответствующему закону, может привести бывших акционеров ПриватБанка на скамью подсудимых. Впрочем, самый непредсказуемый олигарх Украины Игорь Коломойский уверяет, что у него претензий к государству нет. По крайней мере, пока.

Опубликовано на minfin.com.ua 20 января 2017, 13:08 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (4)

+
+35
VictorS
VictorS
21 января 2017, 9:12
#
До 1 июля 2017-го бывшие акционеры должны перевести кредиты на платежеспособных заемщиков и предоставить залоги, но не сделают этого. Да и вся эта говорильня предпринята лишь с одной целью — мутить воду вокруг истинной проблемы, которую замалчивают. Это проблема рентабельности бизнеса, которая, по свидетельствам инсайдеров, много меньше депозитных ставок Привата. Из чего следует вывод: Приват — пирамида и владельцы пирамиды изначально не предполагали ничего возвращать. Они бы наращивали пирамиду и далее, а потом, обанкротившись, сбросили бы эту проблему на государство. А поскольку МВФ, в очереди к дойной корове под названием Украина, стоит первым, то, почуяв угрозу, он потребовал от власти немедленно завалить эту химеру, чему мы и стали свидетелями. Ну а поскольку платить за все в конечном итоге придется народу, то идет противостояние между народом и злобным ростовщиком под названием МВФ. Самое смешное, что платить уже нечем и МВФ осознал, что с банкрота взятки гладки. Хоть МВФ и первым в очереди стоял, но едят во всю глотку ненасытные ***, которые рулят деньгами. Идет пир во время чумы — вот истинная картина этой трагедии.
+
+12
448780030215133
448780030215133
21 января 2017, 14:14
#
Я хочу дополнить. Вначале кратко с чем согласен. Заемщики Приватбанка получали кредит зная заранее что не будут его погашать, только обслуживать. Теперь с чем не согласен. Рентабельность это показатель политический, не экономический. Особенно если речь идет о капиталоемких отраслях. Кстати американские дочки в Украине отправляя внутренние отчеты мамам, амортизацию в принципе не учитывают. Кроме того трансфертные цены между мамой и дочкой в принципе убивают понятие рентабельности, делая его не поддающимся анализу. И самое главное. МВФ не нужны деньги, его интересуют другие вопросы.
+
0
Qwerty1999
Qwerty1999
22 января 2017, 22:11
Qwerty, Ольгино
#
«ПриватБанк – один из четырех банков, судьбу которого решили стресс-тесты НБУ. По официальным данным регулятора, после их проведения с рынка ушли Хрещатик, Фидобанк и Платинум. ПриватБанку повезло больше: он стал государственным.»

Смешно читать такие откровения от источника Минфина, особенно о Хрещатике и Платинумбанке, да и Фидобанк «вылетел» не из-за стресс-тестов.
+
0
DAU Analytics
DAU Analytics
24 января 2017, 7:05
Украина, Киев
#
Це «джерело» — чоколядний «вакс» милованова, який зараз жере з корита НБУ.

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться