Что происходит с банковским сектором?

Банк, который выжил

Что происходит с банковским сектором? Во что превращается этот гигантский рынок, наводненный неповоротливыми финансовыми монстрами, консервативными и недоверчивыми, уверенными в своей непотопляемости и агрессивными?

Ответ не самый очевидный. С одной стороны представить, что кто-то способен нарушить главенство банков в мировых финансах сейчас просто невозможно. Эта система действительно too big to fail – не зря эту фразу обычно говорят как раз о банках. «Слишком большой чтобы упасть» — символизирует не столько нереальность банкротства глобального банковского сектора (в данном случае речь идет скорее о моральном устаревании этой системы, как таковой), сколько о катастрофических последствиях такого события. Lehman Brothers и Fannie Mae, по сути, вдвоем нажали на спусковой крючок мирового кризиса 2008 года – все началось тогда именно с них. Что уж говорить о ситуации, когда банки просто исчезнут. Мир просто полетит в бездну.

Эволюция зла

Поэтому речь об отказе от банковских услуг, как некоего общепризнанного концентрата зла пока не идет. Но это не означает, что сегодня нет объективной необходимости в переменах. Этого требует экономика, этого требуют потребители, в этом нуждаются сами банки.

«И в прошлом году, и сейчас доходность банков на капитал остается нулевой. Это мировая тенденция. И она вполне логична. Потому что банковский бизнес немасштабируем, он очень локален. Не говоря уже об огромной зарегулированности, когда регуляторы в разных странах видят некую общность, понимают, что ее нужно как-то регулировать, но толком не знают как. Поэтому последнее, что может прийти в голову современному капиталисту – это открыть новый банк. Это невыгодно и сложно».

Это фраза реального банкира – зампредправления УкрСиббанка Константина Лежнина. Прозвучала она во время панельной дискуссии на конференции FinRetail-2016 (не ней присутствовал и «Минфин»). Название ивента для собраний банкиров такого рода не совсем характерное – «Карточный бизнес, платежи и технологии в цифровую эпоху». То что эпоха, с которой мы имеем дело, действительно цифровая и с этим не поспоришь, доказывает единственный аргумент: и платежи и карточный бизнес – это уже не прерогатива одних только банков. Их постепенно вытесняют из их же владений. И не «кто», а «что» – технологии.

«Банки теряют свой традиционный бизнес, новые компании постепенно откусывают целые его куски. Основные функции финучреждений трансформируются» — говорит один из участников этой панельной дискуссии Сергей Федотов.

Он – один из первых в Украине, кто стал серьезно заниматься разработкой технологического решения для банков на основе технологии blockchain. Федотов в открытую призывает банки объединяться вокруг «распределенных реестров». Потому что можно сколько угодно пытаться построить цифровой банк, инвестировать в интернет-банкинг и платежные гаджеты. Но строить все это на традиционных АБС (автоматизированная банковская система или в Core Banking System, CBS в английском варианте) нет смысла. Блокчейн-консорциум HyperLedger, в котором участвуют крупнейшие банки мира, биржи и IT-компании – тому доказательство.

Ведь что такое CBS? Это фундаментальная система, в рамках которой банки проводят все свои операции от бухучета до обслуживания конечного потребителя. Тот же Федотов предлагает украинскому рынку отказаться от этого принципа и заменить его на распределенные реестры или же блокчейн. Понятно, что речь идет не о глобальной и сиюминутной замене CBS на блокчейн. Это вряд ли возможно. Но речь идет о главном – эволюции двойного учета (придуманного еще пять столетий назад), когда в отчетности отображаются два направления – активы и пассивы к тройному, когда к этому добавится еще один элемент – запись о происхождении этих пассивов и активов.

Но в краткосрочной перспективе не только украинским, но и большинству мировых банков это, скорее всего, не светит. Просто так банки меняться не будут. Как говорит управляющий партнер компании UAPAY (предоставляет услуги по мгновенному переводу денег) Дмитрий Зарахович, им нужна критическая масса конкурентных раздражителей, которые будут с каждым годом все больше вмешиваться в традиционный бизнес банков.

Новые финтех-компании постепенно откусывают целые пласты клиентов, которые раньше, как правило, не имели другой альтернативы, кроме как обратиться в банк. Это тот же краудлендинг, когда компании могут взять кредит не у банка, а у пула физлиц. С развитием интернета банк потерял монополию в плане посредничества между покупателем и продавцом. И первым и вторым нужен не банк с его комиссиями и риск-менеджментом, а площадка, на которой они находят друг друга самостоятельно. Поэтому с каждым годом популярность площадок «альтернативного финансирования» вроде Zopa (Великобритания) или Kickstarter (США) только увеличивается. Это все ресурс, который теоретически мог бы прийти в банки. Но почему-то не пришел.

Вопрос времени

Проблема в том, что современный человек (особенно тот, у которого есть деньги) слишком ценит свое время. В отличие от банка, который это самое время обычно отбирает. Это касается и даже такой фундаментальной вещи, как платеж. Большинство банков (во всяком случае украинских) осознают, что нужно вкладывать деньги в онлайн-направление, интернет-банкинг и контактлесс-платежи. Но вопрос в том, что продукты, которые у них получаются, не всегда впечатляют своей скоростью и удобством для пользователя. Поэтому, клиент предпочитает работать с небанковским платежным сервисом. А это опять же разговор о ресурсе, который пошел немного не туда.

«Диджитал – это не аппарат в одном отделении и даже не повальный переход в онлайн. Это изменения на всех уровнях работы банка, что подразумевает в том числе и переосмысление его функций» — отмечает Валерий Сероштан из компании-производителя аппаратных решений для банков Реноме-Смарт.

В этих словах сокрыт главный тезис – банкам стоит сконцентрироваться на том, что у них получается лучше всего, а все остальное оптимальнее предоставить более гибким компаниям. Что входит в сферу незыблемой компетенции банков? В первую очередь — экспертиза. Именно банки являются носителем наиболее глубоких финансовых знаний. У них есть опыт, есть клиентские базы, есть разработанные инструменты, в том числе в смысле безопасности и противодействия мошенникам. Но нет нужной легкости движений. Совместно с финтех-компаниями банки могли бы серьезно увеличить безопасность и прозрачность финансовых операций без известного ущерба в комфорте для пользователя. За сервис отвечает финтех, а за сам процессинг, его непрерывность и надежность – банк.

Ведь действительно, потребителя не особо интересует физика процесса. Ему нужна быстрота, удобство и интуитивное понимание того, как все происходит. Почему бы банку не стать основой этой системы, не уйти на второй план. Но не в плане системной важности, а всего лишь в вопросе узнаваемости бренда.

«Для того, чтобы трансформироваться в диджитал-банк для начала нужно отсечь все ненужное. Понять не то кто же твой клиент, а то, кто не является твоим потенциальным клиентом – в этом суть перемен на рынке» — говорит Федотов.

Участники дискуссии на FinRetail-2016

Но вряд ли банки сейчас готовы отказаться от своей привычной роли. Как рассказывает глава украинского офиса компании NCR (американский производитель банкоматов), в середине нулевых в США среди банков тоже было очень модно щеголять своими цифровыми трансформациями. Многие полностью отказывались от классических отделений и уходили в онлайн. Но уже через несколько лет такие банки увидели, что они просто теряют клиентов. И хоть и не полностью, но все же стали возобновлять свои офлайновые сети.

Сейчас в Украине, как и 10 лет назад в Америке, тоже намечается тенденция на сокращение количества отделений. У нас это вопрос не столько диджитализации, сколько сокращения операционных затрат. Тем более, что при появлении качественного интернет-банкинга внутри самого финучреждения рождается логичное противоречие – онлайн-бизнес отбирает клиентов и инвестиции у традиционной розницы.

«3 года назад в Украине работало 21 тыс. банковских отделений. Одно отделение на 2 тыс. человек населения. Сейчас у нас 11 тыс. отделений, но все равно это неоправданно много. В течение ближайших нескольких лет их количество нужно сократить до 5-6 тысяч» — говорит Константин Лежнин из УкрСиббанка.

По его словам, современное отделение банка оправдывает свое существование при одном условии: оно достаточно масштабно для того, чтобы обслуживать разные сегменты клиентов. Потому что для банка отделение – это единственная возможность произвести на клиента эмоциональное впечатление. В этом его ключевое преимущество над полностью цифровыми компаниями. И банк в современном его виде будет существовать ровно столько, сколько потребители для того, чтобы отдать куда-то отдать свои деньги, будут нуждаться в участии «живого» человека. А не только кнопки «подтвердить платеж».

Опубликовано на minfin.com.ua 18 ноября 2016, 20:17 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (6)

+
+25
Игорь Коляда
Игорь Коляда
19 ноября 2016, 10:07
херсон
#
На мой взгляд, ни один из участников этой конференции не понял главное — функция банковского сектора есть ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ.
Денежное обращение имеет два «контура» — НАЛИЧНЫЕ и БЕЗналичные рассчёты.
А проблема состоит в том, что взаимодействие этих «контуров» — ЗАрегулировано или НЕдорегулировано, как раз в силу НЕпонимания  этой функции исполнителями.
Их рассуждения об отделениях банков, которые по их словам занимаются «традиционной розницей» как раз об этом свидетельствуют.
Отделения банков на местах как раз и есть одни из множества  мест, где эти два «контура» — НАЛИЧНЫХ и БЕЗналичных рассчётов пересекаются, и таким образом ОБЕСПЕЧИВАЮТ ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ.
Что же касается «блокчейна» — то эта технология совершенствует УЧЁТ рассчётных операций, но проблемы ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ  она решить — не сможет.
+
+21
Qwerty1999
Qwerty1999
19 ноября 2016, 19:51
Qwerty, Ольгино
#
В вашем сообщении только первое предложение близко к реальности.

Разделение денежного обращения на наличные и безналичные — искусственно и нецелесообразно.
+
0
Игорь Коляда
Игорь Коляда
19 ноября 2016, 20:15
херсон
#
Хотите сказать что такое разделение — НЕ реально?
Ваше право, но я живу в мире, где такое разделение реально и очевидно.
А что оно «искусственно и нецелесообразно» — так это нужно аргументировать.
+
0
Qwerty1999
Qwerty1999
19 ноября 2016, 20:55
Qwerty, Ольгино
#
Такое разделение не существенно.
а то, что вы искусственно делите только на нал и безнал, забыаая что есть и векмельное обращенин и ценнве бумаги и акции и даже электронные деньги и криптовалюта.
+
+25
Игорь Коляда
Игорь Коляда
19 ноября 2016, 21:23
херсон
#
Это не я забываю, а вы — не помните, что это уже поделено, к тому же до меня, на собственно «деньги» и «финансовые инструменты», которые являются производными денег.
К тому же, речь идёт о «банках», а не об инвестиционных фондах и прочих финансовых организациях.
+
0
Pens
Pens
21 ноября 2016, 0:40
Pens, Киев
#
«Банк, который выжил», «Эволюция зла», «Вопрос времени» и фото кредитки Приватбанка — аплодирую стоя. Красавцы!

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться