ВХОД
Вернуться
Фонд гарантирования Министерство экономики и Transparency International запустили электронную площадку для продажи имущества неплатежеспособных банков.

В поисках покупателя

Фонд гарантирования, Министерство экономики и Transparency International запустили электронную площадку для продажи имущества неплатежеспособных банков. Абсолютный аналог системы госзакупок Prozorro так и называется – «ProZorro. Продажі». Основные затраты на ее разработку взял на себя фонд Western NIS Enterprise Fund.

Это не торговая площадка в классическом понимании, вроде государственной СЕТАМ, а агрегатор сертифицированных бирж, которые по поручению (и за комиссионные) Фонда продают активы банков. Первый тестовый аукцион в рамках прошел 4 октября. Через два дня руководство Фонда гарантирования вместе с представителями проекта «ProZorro. Продажі» и Transparency International детально рассказало об активах, которыми располагает Фонд и новой политике их продаж, которая должна помочь справиться с главной проблемой — как найти покупателя на активы банков-банкротов.

«Минфин» выбрал главные тезисы руководителей департамента продаж и управления активами Фонда об одном из ключевых изменений в работе Фонда гарантирования.

Некачественные активы

(глава департамента Юлия Берещенко)

Наша главная проблема – это качество активов, с которыми приходится работать. Если у живых банков меньше половины кредитного портфеля – это, по сути, неработающий актив, то у банков, которые находятся у нас эта цифра доходит до 89%. Только 11% из имеющихся активов банков представляют собой привлекательные для покупателя объекты. Отсюда и огромный разрыв денежных потоков, которые заходят и выходят из Фонда. Деньги от должников банка мы получаем намного позже, чем рассчитываемся по их обязательствам перед вкладчиками. В 2014 – 2016 годах мы выплатили 78 млрд гривен компенсаций. От продаж активов в 2016 году мы ожидали получить только 8 млрд гривен. По факту по итогам сентября получили чуть больше 2 млрд.

Плохие заемщики

Вопрос заключается и в защите прав кредиторов. Многие заемщики банков с первого же дня после введения временной администрации принимают решения свои кредиты не обслуживать. Компании объявляют банкротами, и мы понимаем, что ничего уже по такому кредиту сделать не сможем.

Раздутые балансы

Балансовая стоимость активов в управлении Фонда – 448 млрд гривен. Это 18 млрд долларов или 1/5 ВВП Украины. Но их оценочная стоимость в 4 раза меньше – 99 млрд. Так получается из-за ряда причин. Первое – это курсовая разница, когда из-за трехкратной девальвации гривны мы потеряли 40 млрд грн стоимости активов. Это валютные кредиты (занимают 46% портфеля), которые в пересчете на гривну подорожали в три раза, но залоги по ним не изменились и даже обесценились.

Второе – банкротство должников. Третье – объекты из зоны АТО и Крыма, стоимость которых трудновозместима. Отдельная тема – инсайдерские кредиты, когда банк выдавал займы компаниям своего же собственника. Отдавать их изначально никто не собирался. Так мы потеряли по балансу 90 млрд. Еще один фактор – мусорные ценные бумаги, которые принимались как обеспечение по кредитам.

Нулевое правосудие

Мы подали больше 3 тысяч заявлений в правоохранительные органы по делам о банкротствах банков. 376 из них касаются их собственников и топ-менеджеров. Общая сумма наших претензий – 256 млрд гривен, конкретно к топам и владельцам банков — поданы заявления на 187 млрд грн.

Еще 93 тысячи исков мы подали в суды для взыскания имущества должников — всего на 190 млрд гривен. Государственная исполнительная служба уже должна взыскать в нашу пользу 150 млрд грн. Но все это только цифры. На деле расследования идут крайне медленно, мы проигрываем суды топ-менеджерам и собственникам банков. До недавнего времени суды вынесли только 2 обвинительных приговора по таким делам. Фигуранта одного из них в итоге оправдали. По второму тоже ничего пока до конца не известно. То есть по факту мы должны говорить о нулевом результате.

Корпоративные неплательщики

(Тарас Елейко, начальник отдела работы со специальными кредитными активами)

Больше половины – 51% нашего кредитного портфеля – это займы крупных должников. Средний размер такого кредита – 300 млн гривен. Всего у нас 600 крупных заемщиков, общая сумма их обязательств (по балансу) – 180 млрд гривен. Только небольшая часть из них – это реальные привлекательные активы, которые можно продавать. Остальное – или мошеннические схемы по выводу денег или инсайдерские кредиты с дутыми залогами. Один из ярчайших примеров – это 41 кредитный договор, в каждом из которых числился один и тот же залог – стадион. В таких случаях хорошо, если залог покрывает 2-3% от задолженности.

С крупными корпоративными заемщиками работать очень трудно. Они оказывают серьезное сопротивление в судах, всячески затягивают время из-за чего показатели взыскания просроченной задолженности по этой группе наиболее низкие. Здесь мы теряем еще и в том, что со временем стоимость активов падает (пока идут суды залоговый завод успевают порезать на металлолом). Поэтому для нас выгоднее продавать не само имущество (если мы даже получим его от заемщика через суд), а права требования по кредиту. В нашем портфеле они занимают 79%, остальное – имущество. Фонду, как государственному агентству очень сложно противостоять в суде крупному бизнесу. В этом смысле наш ресурс очень ограничен.

Проблемные продажи

(Юлия Берещенко)

Нам физически тяжело выставлять на торги все активы, которые у нас есть. 79% активов ни разу не торговались. Фонд проводит около 300-500 аукционов в месяц, но этого недостаточно. В сентябре мы выставили на торги активов на 12 млрд гривен, продали только на 469 млн. И это самый удачный месяц для нас за 2 последних года. В прошлом году больше всего активов продали в октябре – на 255 млн грн.

Минимальный спрос

Проблема и в том, что фактического спроса на активы банков нет. Поэтому нам важно объяснить общественности, почему мы продаем актив (те же права требования по кредиту) дешевле, чем его заявленная стоимость. Покупателю нужно приложить немало времени и усилий, чтобы как-то этот актив реализовать. Большая часть спроса – это связанные с должниками лица. В целом основной наш покупатель – это финансовые компании. Треть проблемных активов купили физлица. Платежеспособные банки в наших аукционах не заинтересованы вообще. Ни одного объекта никто из них пока не купил.

С другой стороны на нас давят вкладчики банков (тот же Форум-SOS), которые нередко останавливают торги, когда считают стоимость конкретных активов заниженной. Поэтому нам приходится работать с учетом некой самоцензуры в плане ценообразования, чтобы нас никто ни в чем не мог обвинить.

Новая платформа

Мы запустили пилотный проект «Prozorro. Продажі» – для его полноценного тестирования у нас есть год. Пока торги будут проходить параллельно и в системе ProZorro, и отдельно на сертифицированных площадках. Но те организаторы торгов, которые уже подключились к системе, должны будут продавать наши активы исключительно через платформу ProZorro.

Система интегрирована, все площадки подключены к центральной базе данных. Это значит, что актив можно купить через каждую из них. Через три месяца мы покажем первые результаты «Prozorro. Продажі». Что конкретно продано, на какой площадке, по какой цене и при какой балансовой и оценочной стоимости. Прозрачность и эффективность торгов поможет нам проконтролировать Transparency International.

Опубликовано на minfin.com.ua 6 октября 2016, 18:11 Источник: Минфин
Следить за новыми комментариями

Комментарии (2)

+
+23
Apollo17
Apollo17
6 октября 2016, 22:36
#
Удачи
+
0
victorvip
victorvip
9 октября 2016, 14:19
#
Работа кипит, учитывая весь корупционный беспредел, который творится в ФГВФЛ это капля в море…

Написать комментарий

Чтобы оставить комментарий, нужно войти или зарегистрироваться
 
×
окно закроется через 20 секунд