ВХОД
Вернуться
Первый зампред ВТБ Банка: В ближайшие три-пять лет Украину ждет активизация M&A
Артур Илияв Фото: shamin.photoshelter.com

Первый зампред ВТБ Банка: В ближайшие три-пять лет Украину ждет активизация M&A

Когда банки будут готовы возобновить кредитование и какие финансовые продукты интересуют клиентов, рассказал «ТОП-100 крупнейших» Артур Илияв, первый заместитель председателя правления украинского VTB Bank.

Возможна ли стабилизация ситуации в банковском секторе на сегодняшний день?

Курс стабилизируется, и у бизнеса формируется понимание, куда двигаться дальше, куда сегодня можно инвестировать. В то же время не все последствия кризиса материализовались. Мы, к примеру, ждем результатов работы агробизнеса, ведь в нынешних условиях эта отрасль стала двигателем доходности значительной части экономики Украины. Важно и достижение договоренности с кредиторами относительно реструктуризации долга государства плюс выполнение плана реформ, согласованного с МВФ. Политический вопрос — местные выборы, которые определят вектор движения местных властей, — также окажет влияние на инвестиционный климат.

Как VTB пережил 2014 год?

Как и в целом в банковской отрасли Украины у нас был отток депозитов, однако, благодаря тому что мы не задерживали ни на один день платежи, возвращали депозиты по первому требованию и сохранили ядро нашей лояльной клиентской базы, уже осенью 2014 года мы переломили негативный тренд, добились стабилизации работы и наблюдаем постепенный возврат средств в банк. Об укреплении доверия корпоративных клиентов говорит хотя бы тот факт, что объем пассивов юридических лиц увеличился на 100% по сравнению с августом прошлого года, или более чем на 20% по сравнению с началом 2015-го. Важным фактором, который поддержал стабильность банка, стала поддержка ликвидностью со стороны материнской компании.

Существенно повысился профессиональный уровень специалистов банка — произошла смена не только топ-менеджмента, но и большинства менеджеров среднего звена. К нам пришли люди с хорошим опытом работы в западных и ведущих украинских финучреждениях. Это был сигнал рынку и нашим клиентам о том, что банк продолжает развиваться.

А с чем связано решение поменять управление?

Смена стратегии банка. Мы уходим от формата «банк в банке», традиционного для крупных финансовых учреждений в Украине, когда каждая региональная дирекция является де-факто мини-банком. Надо идти к большей централизации бизнеса и отказываться от услуг, которые не являются банковской деятельностью. Например, в большинстве стран Европы и Америки инкассация — это не банковская деятельность, а услуги. Кроме того, во всем мире обслуживание филиальной сети — это дорогое удовольствие. Банку, который делает упор на филиалы, все труднее конкурировать с интернет-компаниями, предлагающими финансовые услуги — те же Google, Amazon, Apple и т.д., и интернет-банками. В течение года мы провели глубокую оптимизацию филиальной сети, оставив 55-56 отделений. При этом мы остаемся универсальным банком, поддерживая все основные бизнес-сегменты и наращивая пассивную базу — и розницу, и МСБ, и крупный бизнес, и активно развиваем альтернативные каналы взаимодействия с клиентами, развивая интернет-банкинг, удаленные консультации по скайпу или видеоконференции, внедряя современную CRM-систему для улучшения качества обслуживания клиентов. 

В банк делалось много вливаний капитала и в 2014 году, и в 2015-м. Докапитализация уже завершена или будет продолжаться? 

27 августа у нас было собрание акционеров. Мы озвучили конкретные цифры необходимой банку докапитализации, запрашивать тот объем, который даст возможность работать, иметь достаточную «подушку» для развития на следующий год. Акционеры согласовали докапитализацию на 14,5 млрд грн. Этого должно быть достаточно.

Что происходит с портфелем проблемных кредитов?

Сейчас ситуация улучшается. Мы предлагаем клиентам с проблемными активами взаимовыгодные решения. Например, если у клиента недвижимость в залоге, мы предлагаем передать ее нам на баланс. При этом управление объектом остается за клиентом, и он получает право выкупить его спустя какое-то время. Многие клиенты уже воспользовались такой возможностью. Кроме того, мы стали активнее заниматься проблемными кредитами. Есть, как всегда, категория клиентов, которые не могут, но хотят решить проблему.

Какая доля заемщиков готова к диалогу, а какая может погасить, но не хочет?

К сожалению, случаи недобросовестного выполнения обязательств клиентами не единичны, но есть несколько моментов, которые упрощают работу с проблемными клиентами. Во-первых, мы видим позитивные сдвиги в том, как принимаются решения в судах, и отмечаем уменьшение системной коррупции. Кроме того, стремительно сократилось количество альтернативных источников для привлечения финансирования на рынке, поэтому бизнес предпочитает сохранить хорошие отношения с банком и быстрее идет на диалог. 
Мы решили занять более активную позицию и подключаемся к решению возникающих у клиента проблем на ранних этапах. Как только у клиента появляются первые признаки ухудшения платежеспособности, мы включаем дополнительный мониторинг, устанавливаем контроль, приглашаем отраслевых специалистов. Выезжаем на предприятие, смотрим, как оно работает. Зачастую клиент оказывается хорошим промышленником, производственником, но хуже подготовлен с точки зрения финансового менеджмента.

Что вы советуете таким клиентам?

Обычно мы советуем обновить менеджмент или нанять хороших консультантов. Важно вести активный диалог с банками, особенно в тех случаях, когда клиент имеет кредиты в нескольких финансовых учреждениях. При этом необходимо договориться со всеми кредиторами, чтобы никто из них не пошел в банкротство, так как другие банки будут вынуждены пойти вслед за ним. 
Очень часто клиенты затягивают сокращение расходов. Я понимаю, в каком состоянии сейчас находятся предприятия — у них проблемы с НДС, агрессивные действия со стороны конкурентов и т. д. Это довольно сложная ситуация, но они должны менять свои подходы к ведению бизнеса и принимать непростые решения.

Еще один совет, который мы нередко даем наши партнерам — украинским предпринимателям — это необходимость четкого разделения функций собственности и управления бизнесом для того, чтобы обеспечить привлечение инвестиций, а также стабильность и непрерывность бизнеса при переходе от одного собственника к другому (например, при наследовании). Я убежден, что в ближайшие три-пять лет в Украине будут активнее происходить M&A сделки, в результате которых неизбежно появится новое поколение бизнесменов-инвесторов, которые будут брать уже готовый бизнес и развивать его дальше.

Какие продукты пользовались наибольшей популярностью в прошлом году?

Форекс, расчетно-кассовое обслуживание, овердрафты, зарплатные проекты. У нас и форварды есть, которые не все банки предлагают. Это достаточно сложный продукт. Готовы выйти и на рынок деривативов, когда регулятор смягчит валютное регулирование.

Каких инструментов не хватает?

Не хватает так называемого деривативного бизнеса, включая возможности хеджирования валютных рисков — это первое. Второй момент — не хватает развитого фондового рынка, который позволил бы предприятиям получать в рефинансирование гривну на долгий срок. Если банки меньше кредитуют, предприятие должно иметь возможность использовать микс альтернативных финансовых инструментов. Это может быть капитал, гибридный капитал, облигации, евробонды или местные облигации. Также практически отсутствует важный рынок факторинга.

Какие у вас планы до конца этого года?

В ближайшие шесть-девять месяцев мы вместе с нашими клиентами продолжим активно заниматься вопросами проблемной задолженности. При этом наращиваем базу пассивов, создаем некую «подушку», чтобы быть уверенными, что при первых признаках стабилизации экономической ситуации сможем более активно стартовать с кредитованием.

Опубликовано на minfin.com.ua 16 сентября 2015, 15:48 Источник: Дело
окно закроется через 20 секунд